Чем можно воспользоваться при апелляции, если обвиняют по статье 159,4 УК РФ?

Прокуратура района разъясняет статью 159 УК РФ – «Мошенничество»

Чем можно воспользоваться при апелляции, если обвиняют по статье 159,4 УК РФ?

В связи с поступающими в территориальные органы полиции УМВД района многочисленными заявлениями граждан о совершении в отношении них мошенничества, прокуратура района разъясняет статью 159 УК РФ – «Мошенничество».

К уголовной ответственности по статье 159 УК РФ привлекают лиц, совершивших хищение имущества или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотреблением доверием, достигших к моменту совершения преступления возраста четырнадцати лет.

Под хищением в статье 159 понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества, путем обмана собственника или иного владельца этого имущества. Виновный умышленно вводит потерпевшего в заблуждение, в результате чего он сам передает имущество виновному.

По части 2 статьи 159 УК РФ к уголовной ответственности привлекаются лица, совершившие мошенничество группой лиц (два и более человека) по предварительному сговору, с причинением значительного, свыше 2 500 рублей, ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Ответственность по части 3 статьи 159 УК РФ предусмотрена для граждан, совершивших мошенничество с использованием своего служебного положения, а также для лиц, причинивших своими действиями потерпевшему ущерб в крупном размере, свыше 250 000 но менее 1 000 000 рублей.

Часть 4 статьи 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество совершенное в составе организованной преступной группы, а также с причинением потерпевшему ущерба в особо крупном размере, превышающем сумму 1 000 000 рублей.

Дела о мошенничестве, возбужденные по статье 159 УК РФ, относятся к так называемым делам альтернативной подследственности. Производство предварительного расследования по делам данной категории относится к компетенции сотрудников разных правоохранительных органов.

По уголовным делам, возбуждаемым по части 1 статьи 159 УК РФ, предварительное расследование производится в форме дознания и относится к компетенции дознавателей территориальных органов внутренних дел Российской Федерации по месту совершения преступления.

Дела о мошенничестве, предусмотренном частями 2 и 4 статьи 159 УК РФ, расследуются следователями следственных управлений органов внутренних дел РФ, либо в случаях, предусмотренных п. 5 статьи 151 УПК РФ следователями правоохранительных органов, выявивших мошенничество.

В ходе предварительного расследования дознаватели и следователи обычно должны доказать, что обвиняемый в мошенничестве обманом или злоупотребляя доверием потерпевшего, ввел его в заблуждение, получив при этом денежные средства, имущество или имущественные права, то есть совершил преступление, предусмотренное статьей 159 УК РФ.

В качестве доказательств вины обвиняемого в совершении мошенничества, лица производящие предварительное расследование, используют такие доказательства как показания потерпевших и свидетелей, документы, подтверждающие факт передачи имущества или прав, либо свидетельствующие о введении потерпевшего в заблуждение, иные материалы и документы, подтверждающие факт совершения обвиняемым преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ.

По более сложным делам о мошенничестве, следователи кладут в основу обвинения заключения различных экспертов. Как правило, это заключения судебной бухгалтерской, финансово-хозяйственной, технической, почерковедческой и иных видов экспертиз, которые призваны доказать наличие в деянии обвиняемого состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Уголовные дела, направляемые в суд с обвинительным актом по части 1 статьи 159 УК РФ подсудны по первой инстанции мировому суду. Дела о преступлениях, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159 УК РФ подсудны районным судам городов и областей Российской Федерации.

Преступления, предусмотренные частями 1 и 2 статьи 159 УК РФ отнесены УК РФ к преступлениям небольшой и средней тяжести соответственно.

Это означает, что подсудимый, впервые совершивший преступление, примирившийся с потерпевшим и загладивший вред, причиненный преступлением, может быть освобожден судом от уголовной ответственности, с прекращением дела по основаниям, предусмотренным статей 25 УПК РФ.

Вынося приговор по статье 159 УК РФ суд первой инстанции должен установить необходимые факты и обстоятельства. Имела ли место безвозмездная передача денег, имущества или прав на него.

Обладает ли факт передачи имущества признаками хищения, совершенного под воздействием обмана или злоупотребления доверием.

Какова стоимость переданного имущества или прав на него или каков размер полученных денежных средств.

Представители прокуратуры в судебном заседании по статье 159 УК РФ поддерживают государственное обвинение и основывают его на доказательствах, собранных в ходе предварительного расследования и положенных в основу обвинительного заключения или акта.

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_viborg/news/69517/

Серый журнал

Чем можно воспользоваться при апелляции, если обвиняют по статье 159,4 УК РФ?
Руководитель регионального учреждения медико-социальной экспертизы Магомед Махачев, подозреваемый в создании преступного сообщества и участи…

Источник, близкий к следствию, считает, что из «Объединенной зерновой компании» (ОЗК), которая напополам принадлежит государству и Зиявудину Магомедову, с 2011 по 2013 годы выводились средства путем заключения заведомо невыгодных сделок с иностранными компаниями.

Так, выяснилось, что бывшее руководство ОЗК при гендиректоре Сергее Полякове заключило шесть сделок с четырьмя компаниями из Швейцарии и Великобритании на покупку зерна, выращенного на Украине, по 100% предоплате на общую сумму свыше 18,3 млн долларов (более 1 млрд рублей).

В результате ОЗК зерно ни по одному из договоров не получила, а все судебные процессы по взысканию средств с иностранных компаний носили формальный характер. Как рассказал Znak.com источник, близкий к следствию, бывшее руководство ОЗК своевременно не приняло достаточных мер для того, чтобы акционерное общество взыскало задолженность. Подробности в материале Znak.com.

Вывод средств из активов ОЗК — один из ключевых эпизодов уголовного дела в отношении председателя совета директоров «Группы Сумма» Зиявудина Магомедова.

Акционерное общество ОЗК, по данным СПАРКа, принадлежит Росимуществу на 50% плюс одна акция и Зиявудину Магомедову — на 50% минус одна акция (через ООО «Инвестор»).

По версии следствия, в феврале 2013 года ОЗК в лице бывшего врио гендиректора Сергея Полякова заключила контракт, согласно которому компания Newbay Investments L.P. должна была поставить зерна на сумму 14,25 млн долларов по 100% предоплате.

Со стороны ОЗК все условия договора были выполнены (то есть оплата прошла), а компания Newbay Investments L.P. свои обязательства не исполнила (не поставила зерно). Пока в уголовном деле в отношении Магомедова-младшего есть только этот эпизод вывода средств из подконтрольной государству ОЗК. Однако Znak.com стало известно, что следствие будет давать оценку и другим сделкам.

В группу компаний Newbay Investments L.P., которая зарегистрирована в Великобритании, входят компании Baltron AG (Базель, Швейцария), Tauris SA (Женева, Швейцария), Conres Shipping AG (Женева, Швейцария). Также, по данным нашего источника, в эту же ГК входят ООО «Адмата» и ООО «Судоремонтный завод «Южный Севастополь»», зарегистрированные в Крыму.

С компанией Baltron AG в июне 2011 года ОЗК заключила два договора на покупку зерна на общую сумму 322,5 тыс. долларов, с компанией Tauris SA также в июне 2011 года были заключены две аналогичные сделки, но на сумму 659,5 тыс. долларов. В мае 2011 года ОЗК заключила контракт с фирмой Conres Shipping AG на сумму свыше 3 млн долларов.

Ни одна из компаний свои обязательства перед ОЗК также не выполнила.

«Спустя несколько лет после заключения сделок, когда ни товар не был поставлен, ни деньги не были возвращены, нужно было как-то обеспечить образовавшуюся задолженность перед ОЗК, поэтому ее руководство в лице экс-гендиректора Сергея Полякова в апреле 2014 года заключило два договора поручительства: один с ООО «Адмата», второй с ООО «СРЗ ‚Южный Севастополь‘», — считает источник, близкий к следствию. — Эти договоры были нужны, чтобы обеспечить исполнение обязательств Newbay Investments L.P., Baltron AG, Tauris SA и Conres Shipping AG перед ОЗК, которой они вместе были должны порядка 18,3 млн долларов». По словам источника, ни ООО «Адмата», ни ООО «СРЗ «Южный Севастополь» не обладали достаточными активами, чтобы в случае чего погасить долг перед ОЗК. Так, балансовая стоимость активов ООО «СРЗ ‚Южный Севастополь‘» по состоянию на 2015 год не превышала 376 млн рублей, а все имущество было взято в аренду у Фонда госимущества Севастополя. Что же касается ООО «Адмата», то балансовая стоимость его активов в 2015 году была на уровне 80,4 млн рублей.

Источник, близкий к следствию, считает, что ООО «СРЗ ‚Южный Севастополь‘» и ООО «Адмата» имели косвенные и прямые связи с ОЗК и братьями Магомедовыми. В частности, по данным СПАРКа, бенефициаром завода «Южный Севастополь» выступает уроженец Дагестана Рахмутдин Дадаев. А вот «Адмата» на 90% через ООО «Август Групп» принадлежит Роману Грибанову.

Он, в свою очередь, если верить базе данных СПАРК, ранее был членом совета директором АО «Элеватор», ОАО «Орский элеватор», ОАО «БМК», АО «Ейский портовый элеватор» и АО «Портовый элеватор», входящими в структуру «ОЗК».

Кроме того, Грибанов до 2017 года работал начальником департамента экономической безопасности и контрольно-ревизионной работы АО ОЗК, то есть фактически отвечал за урегулирование задолженности перед ОЗК.

После того, как ОЗК заключила два договора поручительства с крымскими компаниями, то в 2015 году Newbay Investments L.P., Baltron AG, Tauris SA и Conres Shipping AG друг за другом прошли процедуру ликвидации (документы, подтверждающие это, есть в распоряжении Znak).

В результате ОЗК обратилась в суд с требованием взыскать с «Южного Севастополя» и «Адматы» задолженность, по которой они выступили поручителями.

Но в апреле 2017 года суд этот иск отклонил, установив, что ОЗК «не проявила должной осмотрительности и осторожности», сама пошла на «коммерческий риск», а потому «неблагоприятные последствия ложатся» на ОЗК, ведь она сама «не убедилась в добросовестности» «Адматы» и «Южного Севастополя».

Кроме того, суд удовлетворил встречный иск «Адматы» и «Южного Сиферополя» к ОЗК с требованием признать недействительным договоры поручительства. Все вынесенные судом решения устояли в апелляционной инстанции.

В апреле 2017 года по инициативе Министерства сельского хозяйства РФ, входящего в совет директоров зерновой компании, сменилось руководство ОЗК. Генеральным директором стал Михаил Кийко, который ранее являлся заместителем руководителя Росрезерва и замдиректора ФСКН, курировал финансово-экономические вопросы ведомств.

«С приходом нового гендиректора в лице Кийко в АО ОЗК полностью сменился руководство компании. Когда новая команда изучила все проблемные дела, имеющиеся у зерновой компании, было понятно, что вернуть выведенные средства из ОЗК практически невозможно.

Единственное, что можно было сделать, это попытаться добиться отмены вынесенного судебного решения в кассации, тем более, что крымские компании-поручители вошли в российскую юрисдикцию», — пояснил источник.

По его словам, если бы Крым не вошел в состав России в 2014 году, то предъявить претензии к иностранным, тогда еще украинским, компаниям «Адмата» и «СРЗ «Южный Севастополь»» было бы невозможно, поэтому история с выводом денег вообще бы не всплыла.

В результате дело о взыскании задолженности с «Адматы» и «Южного Севастополя» по иску «ОЗК» будет рассмотрено вновь в августе 2018 года.

По данным источника, руководство ООО «Адмата» и «СРЗ «Южный Севастополь»» предпринимают попытки по ликвидации своих компаний и выводу всех активов на сторонние фирмы.

Несмотря на эти обстоятельства, суд отказывает «ОЗК» в наложении ареста на имущество крымских компаний-поручителей.

По данным другого источника Znak.com, знакомого с ходом расследования уголовного дела, действующее руководство ОЗК обратилось в следственный департамент МВД России с просьбой возбудить уголовное дело по всем выявленным фактам заключения невыгодных сделок и взять его на особый контроль.

Напомним, братьям Магомедовым предъявлено обвинение в совершении шести преступлений по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество», части 4 статьи 160 УК РФ «Растрата», статьи 210 УК РФ «Создание и участие в ОПГ». Сотрудники ФСБ и МВД задержали фигурантов дела в конце марта.

Силовые ведомства сообщили, что Магомедовы похитили из бюджета 2,5 млрд рублей, а их партнер Артур Максидов более 668 млн рублей.

По данным следствия, некоторые эпизоды связаны с хищениями при строительстве стадионов к чемпионату мира по футболу 2018 года на острове Октябрьский в Калининграде и Крестовском острове в Санкт-Петербурге. Сами задержанные своей вины не признают.

В защиту Магомедовых выступали многие известные люди — например, в суде за них поручились первый президент Ингушетии Руслан Аушев, музыканты Николай Расторгуев и Игорь Бутман, режиссер Игорь Угольников, известные спортсмены и т. п.

Глава РСПП Александр Шохин обратился к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой смягчить меру содержания Магомедовых. В своем письме он указывал, что обвинения братьев в создании ОПГ являются сомнительными (под определение ОПГ таким образом может попасть любое юрлицо), а само дело несет угрозу для бизнес-климата.

Тем не менее, 28 мая Тверской суд Москвы продлил срок содержания бизнесменов под стражей до 5 августа.

Znak.com попытался связаться с адвокатами Магомедовых, чтобы уточнить их позицию по поводу эпизода с выводом денег из ОЗК, однако те воздержались от комментариев.

Источник

“,”author”:null,”date_published”:null,”lead_image_url”:null,”dek”:null,”next_page_url”:”https://sjurnal.blogspot.com/2018/05/18_31.html”,”url”:”http://sjurnal.blogspot.com/2018/05/”,”domain”:”sjurnal.blogspot.com”,”excerpt”:”Неофициальный блог Республики Дагестан”,”word_count”:1217,”direction”:”ltr”,”total_pages”:2,”pages_rendered”:2}

Источник: https://sjurnal.blogspot.com/2018/05/

Чистосердечное возмещение освободит от ответственности

Чем можно воспользоваться при апелляции, если обвиняют по статье 159,4 УК РФ?

Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок к Уголовному кодексу (УК), призванных смягчить преследование бизнеса силовиками по так называемым предпринимательским статьям. Изменения позволят прекращать уголовные дела, в первую очередь, по нескольким составам мошенничества, в случае возмещения обвиняемым ущерба от его действий.

Поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК) потребуют от оперативников искать серьезные основания для того, чтобы изымать электронные носители информации.

Но в Госдуме сетуют, что в проекте нет значимых послаблений по «самой одиозной» в бизнес-среде формулировке обвинения — «мошенничество в особо крупном размере», а силовики уже видят пути обхода вводимых в УПК ограничений.

Проект поправок был внесен в Госдуму Владимиром Путиным 24 ноября. Первое важное изменение, которое предлагается депутатам,— изменение статьи 76.1 УК РФ. Поправка должна будет регламентировать прекращение уголовных дел за полным возмещением вреда обвиняемыми.

К уже значащимся в этой статье налоговым преступлениям глава государства предлагает добавить значительную часть «мошеннических» составов, появившихся в УК РФ в 2012 году. Речь идет о самых мягких составах статей 159.1–159.

6, устанавливающих ответственность за кредитное и страховое мошенничество, а также махинации с использованием электронных платежных систем и компьютерной информации. Изменения коснутся и ответственности за мошенничество в сфере предпринимательства, сейчас описанной в ч. 5–7 ст. 159 УК РФ.

Кроме того, под смягчение попадают самые мягкие случаи растраты (ч. 1 ст. 160 УК) и причинения имущественного ущерба путем обмана (ч. 1 ст. 165 УК). После вступления поправок в силу можно будет избежать преследования, возместив ущерб от нарушения авторских и патентных прав (ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ).

Также поправки предполагают освобождение от уголовного преследования руководителей, которые впервые допустили невыплату зарплат, но погасили все долги в течение двух месяцев с момента возбуждения уголовного дела (ст. 145 УК).

В пояснительной записке указано, что проект направлен на «формирование благоприятного делового климата в стране», «создание гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования» и «сокращение рисков» для бизнеса.

О необходимости смягчения «мошеннических» статей УК РФ неоднократно заявляло бизнес-сообщество.

К примеру, в феврале 2018 года участники «Уголовного форума», который проводил в Ростове-на-Дону бизнес-омбудсмен Борис Титов, жестко критиковали «возбуждение тысяч уголовных дел» по фактам мошенничества и связанных с ними доследственных проверок.

В принятой по итогам форума хартии авторы требовали «полной переработки» мошеннических статей УК РФ и введения принципа «за экономические преступления — экономическая ответственность».

Эти просьбы нашли далеко не полную реализацию, констатируют в Госдуме. «Во втором чтении мы обязательно попробуем внести в смягчаемый перечень самую одиозную формулировку обвинения — мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ.— “Ъ”).

По ней сейчас в тюрьмах тысячи невиновных людей, и амнистия для них уже давно назрела»,— сказал “Ъ” член комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. «За те преступления, о которых идет речь в поправках, и так мало кого сажают»,— сказал “Ъ” собеседник в правоохранительных органах.

В громких «экономических» делах чаще всего фигурируют не смягчаемые поправками статьи, а остающаяся почти без изменений ч. 4 ст. 159 УК.

Второе серьезное изменение вносится в ст. 164.1 УПК — ужесточение требований к изъятию силовиками во время оперативных мероприятий электронных носителей информации.

Изменения предполагают запрет на такие действия, если у пришедших в фирму правоохранителей отсутствует решение суда об изъятии этих материалов или постановление о назначении судебной экспертизы по ним.

Еще одно основание забрать технику — риск ее использования для продолжения криминальной деятельности, наличие информации, которую владелец не имеет права хранить, или «заявление эксперта», что носители необходимо изъять. В последнем пункте опрошенные “Ъ” представители правоохранительных органов видят «дыру, которая компенсирует все остальные сложности».

«В России нет четкого законодательства об экспертной деятельности, поэтому заявить о том, что серверы или ноутбуки надо забрать, может простой сотрудник из полицейского центра спецмероприятий. Это просто на пару строчек расширит протокол об изъятии»,— объяснил один из них.

В нижней палате готовятся оперативно одобрить президентские поправки. Зампред профильного комитета по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков заявил ТАСС, что «все инициативы главы государства носят приоритетный характер»: «Мы рассмотрим проект в максимально быстрые сроки, которые возможны по регламенту».

Всеволод Инютин

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3811625

Всё о кредитах
Добавить комментарий