Через какое время суд обязан арестовать осужденного?

Особенности трудовых отношений с осужденными

Через какое время суд обязан арестовать осужденного?

Основание прекращения трудового договора (контракта) по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, указано в п. 5 ст. 44 Трудового кодекса РБ (далее – ТК). Трудовой договор подлежит прекращению в связи со вступлением в законную силу приговора суда, которым работник осужден к наказанию, исключающему продолжение работы.

Что такое судимость?

По общему правилу, изложенному в Уголовном кодексе РБ (далее – УК), под судимостью понимают предусмотренные правовые последствия осуждения, продолжающиеся какое-то время и определяющие особый правовой статус лица.

Признаки судимости

Основные признаки судимости заключаются в том, что она:

– является последствием осуждения за совершение преступления, которое продолжается и после отбытия наказания; – представляет собой особый правовой статус осужденного (имеет персональный характер и связана только с данным лицом); – имеет четко очерченные временные рамки, установленные УК; – предполагает ограничения, применяемые к лицу, имеющему судимость, и другие неблагоприятные для него правовые последствия (отказ в приеме на работу для выполнения определенной работы, запрет на занятие определенных должностей или запрет на занятие определенной деятельностью);

– условия истечения сроков судимости и ее уголовно-правовые последствия предусмотрены УК.

Регулирование труда осужденных

Труд лиц, осужденных к исправительным работам, лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исполнению наказания в виде ограничения свободы, кроме норм трудового законодательства регулируется нормами специального законодательства, касающимися исполнения данных уголовных наказаний, в частности Уголовно-исполнительным кодексом РБ (далее – УИК).

Меры наказания, служащие причиной увольнения работника по п. 5 ст. 44 ТК

К наказаниям, препятствующим продолжению работы у нанимателя, относят:

1) арест (ст. 54 УК); 3) лишение свободы (ст. 57 ТК); 4) пожизненное заключение (ст. 58 ТК);

5) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 51 УК).

Увольнение таких лиц производите по п. 5 ст. 44 ТК, но только после вступления в законную силу приговора суда.

Лишение права занимать определенные должности

Лишение права занимать определенные должности заключается в освобождении осужденного от должности, которую он занимал во время совершения преступления. Срок, в течение которого лицо не может занимать определенные должности, указывается в приговоре суда. При этом не имеет значения характер работы, т.е. является она постоянной либо временной.

Данный вид наказания суд назначает в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления на срок от 1 года до 5 лет (ст. 51 УК).

Такое наказание не запрещает осужденному работать в той или иной отрасли хозяйства, учреждении, предприятии. В приговоре суда должно быть указано, какие конкретно должности и на какой срок нельзя занимать осужденному (например, должности, связанные с учетом, распоряжением, хранением или отпуском материальных ценностей).

Уклонение осужденного от исполнения приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью влечет уголовную ответственность по ст. 417 УК (за неисполнение должностным лицом приговора суда о лишении права занимать определенную должность либо заниматься определенной деятельностью – по ст. 423 УК).

ЭТО ВАЖНО! Предписания приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью обязательны для нанимателя по месту работы или службы осужденного.

Обязанности организации, в которой трудится осужденный

На организацию, в которой работает осужденный, УИК возлагаются дополнительные обязанности, не предусмотренные ТК.

Так, если в вашей организации трудится осужденный, который по приговору суда лишен права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, вы обязаны:

– не позднее 3 дней после получения копии приговора суда и извещения уголовно-исполнительной инспекции освободить осужденного от должности или вида трудовой деятельности; – внести в трудовую книжку осужденного запись о том, на каком основании, на какой срок и какие должности он лишен права занимать или какого рода трудовой деятельностью лишен права заниматься (п. 23 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек работников, утвержденной постановлением Минтруда РБ от 09.03.1998 № 30); – направить в уголовно-исполнительную инспекцию сообщение о выполнении предписаний приговора; – представить по требованию уголовно-исполнительной инспекции документы, связанные с исполнением наказания; – в случаях изменения или прекращения трудового договора с осужденным в 3-дневный срок сообщить об этом в уголовно-исполнительную инспекцию;

– выдать лицу, отбывшему наказание либо освобожденному от него, по его просьбе взамен трудовой книжки дубликат без внесения в него записи о наказании.

Издаем приказ об увольнении

Приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора в соответствии с п. 5 ст. 44 ТК издаете только после вступления приговора суда в законную силу, поскольку до этого приговор может быть отменен в кассационном порядке.

Если работник до вступления приговора суда в законную силу был заключен под стражу, днем увольнения будет рабочий день, предшествующий дню заключения под стражу.

Пример

К работнику, совершившему уголовно наказуемое деяние, была применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Мера приведена в исполнение 15 марта 2010 г. Впоследствии работник был осужден по приговору суда от 10.06.2010. Дата увольнения  – последний день работы (14 марта 2010 г.).

Исправительные работы

Исправительные работы устанавливаются на срок от 6 месяцев до 2 лет и отбываются на основании приговора суда.

Данный вид наказания налагает на осужденного работника определенные ограничения и обязанности (обращаем ваше внимание, что запись в трудовую книжку работника, привлеченного к исправительным работам, не вносится). Рассмотрим их подробнее.

Место исполнения наказания

Наказание в виде исправительных работ работник отбывает по месту работы (ст. 37 УИК). Исполнение исправительных работ возлагается на уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осужденного, а в отношении несовершеннолетних – на инспекцию по делам несовершеннолетних.

Осужденные к исправительным работам привлекаются к отбыванию наказания не позднее 15-дневного срока со дня поступления в уголовно-исполнительную инспекцию соответствующего распоряжения суда с копией приговора.

Удержания из заработной платы

Из заработной платы осужденного к исправительным работам вы обязаны производить ежемесячные удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, независимо от наличия к нему претензий по исполнительным документам. С работающих по совместительству удержания производятся из заработка по каждому месту работы. Удержания производите со всей суммы заработка без исключения из этой суммы налогов и других платежей.

В случае отмены приговора суда с прекращением дела осужденному возвращаются суммы, удержанные из его заработной платы.

Порядок увольнения осужденного к исправительным работам

Увольнение осужденного в период отбывания наказания запрещено. Расторжение трудового договора с осужденным невозможно по соглашению сторон или по собственному желанию работника без письменного разрешения уголовно-исполнительной инспекции.

Такое разрешение может быть выдано после проверки оснований прекращения трудового договора. Отказ в выдаче разрешения должен быть мотивирован.

Решение об отказе может быть обжаловано осужденным в суд или вышестоящий орган уголовно-исполнительной системы.

Осужденный обязан в течение 5 дней сообщить в уголовно-исполнительную инспекцию об изменении места работы или места жительства.

Судимость – основание для отказа в приеме на работу

Наличие у лица неснятой или непогашенной судимости может служить запретом приема его на работу либо на занятие им определенных должностей.

Трудовое законодательство прямо предусматривает запрет приема на работу лиц, которые были осуждены за совершение некоторых видов преступления.

Так, не допускается прием по совместительству на материально ответственные должности лиц, осужденных за корыстные преступления, если судимость не снята или не погашена в установленном порядке, а также на те должности или виды деятельности, которые запрещены приговором суда для отдельных категорий граждан (ст. 348 ТК).

ЭТО ВАЖНО! Запрет перестает действовать, если судимость за корыстные преступления погашена давностью или снята в установленном законом порядке.

Данный запрет является общим правилом, которое распространяется при приеме как на основную работу, так и на работу по совместительству.

В заключение отметим, что для большинства лиц, выполняющих производственно-технические функции, наличие судимости не является основанием для отказа в принятии их на работу.

Источник: https://www.spok.by/izdaniya/ya-spok/osobennosti-trudovykh-otnoshenii-s-osuzh_0000000

Пресечение без меры

Через какое время суд обязан арестовать осужденного?

Как стало известно “Ъ”, в Конституционный суд РФ (КС) и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подано несколько жалоб осужденных в РФ на арест в зале суда до вступления в силу обвинительного приговора. Брать под стражу находившихся на свободе лиц в момент назначения им реальных сроков позволяет Уголовно-процессуальный кодекс (УПК).

Суды ежегодно избирают эту меру пресечения в 90 тыс. приговоров, и оспорить ее практически невозможно: выйти из СИЗО до апелляции удалось лишь фигурантам громких дел Алексею Навальному и гематологу Елене Мисюриной.

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) и Институт государства и права РАН призывают запретить эту практику, но КС пресечь ее до сих пор отказывался.

Порядок избрания меры пресечения одновременно с приговором обжаловал в КС и ЕСПЧ осужденный в 2018 году за взятку чиновник ГБУ «Тюменская база авиационной и наземной охраны лесов» Василий Нешатаев.

Похожая жалоба поступила в КС от осужденного в 2017 году за мошенничество экс-следователя Следственного комитета России из Калининграда Евгения Синюшкина.

Согласно жалобам (есть у “Ъ”), решение об их аресте было принято судом в совещательной комнате при вынесении приговора по собственной инициативе, возможности представить возражения и доказательства надлежащего поведения подсудимых у стороны защиты не было. Решение о замене подсудимым подписки о невыезде на арест суд в приговоре не мотивировал.

«Отсутствие в тексте приговора каких-либо оснований для избрания заключения под стражу свидетельствует о нарушении принципа презумпции невиновности, поскольку мера пресечения изменена подсудимым в целях исполнения наказания по не вступившему в силу приговору»,— считает представитель заявителей адвокат Владислав Филатьев.

Избрание меры пресечения на досудебной стадии можно оспорить в апелляции безотлагательно — УПК требует рассматривать такие жалобы в трехдневный срок. Однако, как ранее признал КС, жалоба на незаконное избрание меры пресечения осужденному может быть рассмотрена в апелляции вместе с самим приговором.

В итоге такие лица месяцами ожидают в СИЗО решения апелляционной инстанции. Исключением из этого правила было освобождение в 2013 году Алексея Навального и Петра Офицерова на следующий день после их ареста в зале суда в момент приговора по делу «Кировлеса».

Причем тогда апелляционное представление подала прокуратура, указав помимо отсутствия оснований для заключения обвиняемых под стражу, что это помешает господину Навальному баллотироваться на выборах мэра Москвы.

КС отмечал, что отправленные в СИЗО по приговору могут, кроме апелляции, подать ходатайство об отмене или изменении им меры пресечения.

Но эта процедура не предполагает проверки вышестоящим судом законности и обоснованности решения об избрании меры пресечения, и суды удовлетворяют такие ходатайства редко — в связи с общественным резонансом или состоянием здоровья осужденного.

В начале этого года Мосгорсуд освободил из-под стражи гематолога Елену Мисюрину, которой тот же суд впоследствии отменил приговор, вернув дело на доследование. Летом этого года Мосгорсуд отменил заключение под стражу парализованного Антона Мамаева, который затем был освобожден апелляционной инстанцией от отбывания наказания.

Владислав Филатьев больше года добивается в КС отмены практики необоснованного взятия под стражу по не вступившему в силу приговору.

Предыдущие жалобы на невозможность безотлагательного обжалования лишения свободы КС отклонил, при этом ни в одном из отказных определений не разъяснил, подлежат ли пересмотру в сокращенные сроки приговоры, при вынесении которых избиралась мера пресечения в виде ареста.

В жалобах, которые сейчас изучает КС, приводятся новые доводы — о неконституционности порядка избрания меры пресечения вместе с приговором. «Суд выносит приговор без учета мнения защиты о мере пресечения — в нарушение принципов состязательности и равноправия сторон.

Действующие нормы УПК вынуждают сторону защиты не высказываться по этому вопросу в прениях и последнем слове, если они настаивают на оправдании или наказании без лишения свободы. Любые возражения против взятия подсудимого под стражу на случай назначения ему реального срока лишали бы убедительности позицию защиты по существу обвинения»,— убеждает КС адвокат Филатьев.

Согласно ст. 108 УПК, заключать под стражу следует при невозможности применения более мягкой меры пресечения, а избирать более строгую — в случае, если обвиняемый может скрыться от суда, заниматься преступной деятельностью, угрожать участникам процесса, воспрепятствовать рассмотрению дела или уклониться от исполнения приговора.

В жалобах говорится, что этот вопрос должен обсуждаться после вынесения приговора в отдельном заседании с обеспечением состязательности сторон, а арест может применяться в исключительных случаях (при наличии данных, свидетельствующих о намерении подсудимого скрыться), с мотивировкой и возможностью его безотлагательного обжалования.

УПК разрешает ужесточать меру пресечения, если изменились основания, по которым была избрана более мягкая мера, отмечается в обращениях. При этом УПК и Международный пакт о гражданских и политических правах признают в качестве гарантии явки в суд апелляционной инстанции или для исполнения приговора применение «любой меры пресечения».

«Арестовывать сразу после вынесения приговора — постыдная традиция, от которой необходимо избавляться»,— считает господин Филатьев.

По данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС), суды РФ за первое полугодие вынесли обвинительные приговоры в отношении 341 тыс.

лиц (половина касается дел небольшой тяжести, по которым мера пресечения в виде взятия под стражу возможна лишь в исключительных случаях) и оправдали 1044 подсудимых. По приговору было взято под стражу 42,5 тыс.

человек, отправлено под домашний арест 3,27 тыс., под залог — 135 человек. При этом 2049 обвинительных приговоров были в апелляции отменены.

Адвокат Ольга Михайлова, защищавшая Алексея Навального и Петра Офицерова, считает, что «порочную практику породил пробел в законодательстве относительно процедуры обжалования взятия под стражу в зале суда».

«Теоретическая возможность изменить меру пресечения до вступления приговора есть, хотя это юридическая фикция: по сути подается жалоба, по форме — ходатайство»,— говорит руководитель практики уголовного права и процесса юрфирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян.

Член СПЧ адвокат Юрий Костанов согласен, что обвиняемый фактически лишается возможности обжаловать меру пресечения: «Если она избирается вместе с приговором, суд берет под стражу автоматически, не мотивируя замену более слабой меры пресечения на более тяжелую.

Процедуру принятия приговора и избрания меры пресечения можно разделить». «У суда нет обязанности менять меру пресечения при вынесении приговора. Это ошибочная практика»,— считает адвокат, член СПЧ Генри Резник.

Пересмотреть судебную практику и запретить взятие под стражу находившихся на свободе осужденных, «если ранее избранная мера пресечения не нарушалась и не возникли какие-либо новые обстоятельств к моменту вынесения приговора», предложил весной этого года СПЧ.

В СПЧ подчеркивают, что с этим согласно «профессиональное сообщество» — адвокаты, преподаватели юридических вузов и сотрудники правоохранительных органов. Генпрокуратура и СКР предложение СПЧ не поддержали.

Институт государства и права РАН считает, что изменение меры пресечения на более строгую «нарушает принципы уголовно-процессуального законодательства и положения Конституции», предлагая законодательно закрепить «процедуру обжалования решения суда об избрании меры пресечения после вынесения обвинительного приговора». Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ отмечает «широкое применение залога в качестве меры пресечения для обеспечения исполнения обвинительного приговора» на Западе. В РФ «избрание меры пресечения в виде заключения под стражу распространено широко», а «принцип презумпции невиновности не нашел достаточно глубокого воплощения» в законодательстве РФ, констатируют эксперты.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3842235

Арест за протест. Почему вновь применяют

Через какое время суд обязан арестовать осужденного?

Пресненский суд Москвы на два месяца арестовал гражданского активиста Константина Котова. Его обвиняют в неоднократном нарушении закона о митингах. Это так называемая “дадинская” статья – по фамилии первого осуждённого: в 2015 году к реальному лишению свободы приговорили активиста Ильдара Дадина. Приговор ему позже был отменён.

Плакаты с требованием освободить Олега Сенцова, Анастасию Шевченко, фигурантов дела “Сети”, “Нового величия” и других политзаключённых следователи изъяли в качестве вещественных доказательств. Обыск дома у Константина Котова начался в три часа утра 13 августа без судебного постановления.

– Мне было сказано: “Постановления суда нет, но это же случай, не терпящий отлагательств”, – рассказала Радио Свобода адвокат Котова Мария Эйсмонт. – То есть следователь решил сам вынести постановление, чтобы потом его суд признал законным, уже постфактум.

Что, действительно, предполагается в реальных случаях, не терпящих отлагательств, когда в квартире предположительно заложники, труп или ещё что-то. А тут для того, чтобы изъять 20 плакатов “Свободу Олегу Сенцову”, “Свободу Пономарёву”, “Свободу украинским морякам” и прочих, необходимо было ехать в три часа ночи в Новокосино (район на востоке Москвы. – РС).

При этом Константина везли в наручниках, он был прикован к одному из оперативников, в четыре часа ночи будили соседей, когда искали понятых.

– Помимо плакатов что интересовало следователей? Что они искали?

– Я не знаю, что они искали. Они прекрасно понимали, что там ничего не может быть. Один из следователей даже сказал: “Мы же понимаем, что это будет пустой обыск”.

На что я ответила: “Как это? Это же случай, не терпящий отлагательств! Что мы тогда здесь делаем в ночное время?” Ни юридического, ни доказательного смысла в том, чтобы немедленного туда ехать и что-то искать, не было, – говорит адвокат.

Двумя днями ранее Константина Котова задержали в сквере у памятника героям Плевны рядом с администрацией президента – после многотысячного митинга в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму на проспекте Сахарова.

Двое суток он провёл в отделе полиции, затем его отпустили под обязательство о явке в Следственный комитет на следующий день.

Следственные действия начались раньше: уже спустя пару часов после освобождения активиста задержали повторно, увезли на допрос, затем на обыск.

Его очень грубо задержали, заломали руку, поставили в неудобную позу, били по ногам

– Когда я приехала, – вспоминает Мария Эйсмонт, – он рассказал, что его очень грубо задержали, заломали руку, поставили в ужасно неудобную позу, били по ногам и говорили: “Ну что, Константин, какие ваши политические взгляды?”

В постановлении о возбуждении уголовного дела три эпизода: задержания на сходе “В защиту нового поколения” у здания ФСБ 13 мая 2019 года, на марше в поддержку Ивана Голунова и против фальсификации уголовных дел 12 июня, а также опубликованный 15 июля на личной странице в Фейсбуке призыв выйти на акцию в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму 19 июля.

“Преступление, которого нет”

Константину Котову 34 года, он работает программистом. Постоянный участник протестных акций, активно помогал политзаключённым, рассказывают его соратники. Накануне, 13 августа, в Москве прошла серия одиночных пикетов в его поддержку.

Константин Котов – один из инициаторов бессрочной акции у здания администрации президента в Москве с требованием освободить украинского режиссёра Олега Сенцова. Акция началась 18 сентября 2018 года.

Позже появился лозунг “всех на всех” с требованием обмена военнопленными с Украиной.

https://www.youtube.com/watch?v=G-phQHt0nHM

Константин Котов на одиночном пикете

Кинокритик и организатор кинофестивалей Алексей Медведев вышел с плакатом в защиту Константина Котова.

Он рассказал, что познакомился с Котовым, когда стал выходить на акции в поддержку своего товарища Олега Сенцова, обвинения в адрес которого считает несправедливыми.

Как и в случае с украинским коллегой по цеху, Медведев посчитал своим долгом вступиться за близкого человека:

– Не мог не присоединиться к пикетам, когда узнал, что Константин сам находится под следствием. Это один из самых, с одной стороны, решительных и смелых людей, с другой стороны – добрых, безобидных и неагрессивных. Его задержание – ещё один сигнал о том, что всё становится хуже и хуже, и если мы не будем протестовать, неизвестно, что нас ждёт.

Его задержание – ещё один сигнал о том, что всё становится хуже и хуже

Поддержать Константина Котова и оставить за него письменные поручительства в суде пришли его друзья – гражданские активисты, правозащитники, публицисты, родственники фигурантов дела “Нового величия”, политики. В их числе – Григорий Явлинский:

– Константина Котова судят за преступление, которого нет. Взгляды его, о которых он говорил в ходе судебного заседания, например, полностью совпадают с моими взглядами и со взглядами миллионов людей в России.

Это преследование абсолютно политическое. Эта полицейская машина, защищая сегодняшнюю власть, защищает лично Путина, уничтожает людей, у которых просто другая точка зрения, – считает основатель партии “Яблоко”.

Сторона обвинения ходатайствовала об аресте Котова. Представитель следствия приложил к материалам дела три административных протокола.

10 августа, по данным следствия, Котов, “действуя умышленно и осознанно пренебрегая нормами общественного порядка”, принял участие в несанкционированном митинге, скандировал лозунги, мешал проходу граждан.

Арест необходим, потому что Котов может уничтожить некие вещественные доказательства или вовсе скрыться, считает обвинение.

Суд и конституционность

Константин Котов стал третьим за год обвиняемым по статье 212.1.

В январе 2019 года по ней возбудили дело в отношении Вячеслава Егорова, одного из лидеров протеста в Коломне против ввоза мусора из Москвы. Спустя 5 месяцев домашнего ареста меру пресечения изменили на запрет определённых действий: не общаться с участниками дела, не распространять о нём информацию, не участвовать в митингах, не пользоваться интернетом.

Такая же мера пресечения у активиста, выступающего против мусорного полигона в Шиесе Архангельской области, Андрея Боровикова. О его уголовном деле по статье 212.1 стало известно 30 апреля 2019 года.

В 2015 году за “неоднократное нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования” Басманный суд Москвы приговорил Ильдара Дадина к трем годам колонии общего режима. Московский городской суд позже снизил срок заключения на полгода. В 2017 году Конституционный суд потребовал пересмотра приговора Дадину, но отказался признать статью 212.

1 Уголовного кодекса противоречащей Конституции, как того требовал сам Дадин и поддерживавшее его правозащитное сообщество. Позже президиум Верховного суда отменил приговор за отсутствием состава преступления, признав право активиста на реабилитацию.

Константин Котов в марте этого года на пикете в Москве с плакатом “Крым – это Украина”

При этом, рассматривая дело Дадина, Конституционный суд постановил, что лишать свободы по этой статье можно только в случаях, если мирные акции протеста перерастут в беспорядки, напоминает руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан:

– Конституционный суд в постановлении по делу Ильдара Дадина сузил применение этой нормы и указал: во-первых, нельзя привлекать к уголовной ответственности только за саму неоднократность. То есть трёх постановлений по административным статьям КоАП, статье 20.2, недостаточно для того, чтобы человека привлечь к уголовной ответственности.

Должен быть реальный вред здоровью или имуществу. Во-вторых, наказание в виде лишения свободы по этой статье не может назначаться опять же в отсутствие какого-то реального вреда. С того момента до 2019 года статья 212.1 не применялась в России, уголовные дела не возбуждались. Но в этом году уже сейчас мы имеем дело с третьим случаем возбужденного уголовного дела.

До приговора суда пока эти дела не дошли.

– Получается, что статья дублирует наказания, которые человек уже отбыл. Поэтому правозащитники считают ее антиконституционной?

В принципе не должно быть уголовной ответственности за мирный протест

– Это так называемая проблема административной преюдиции. У нас есть и другие составы в законодательстве, когда повторное совершение административных правонарушений потом превращается в преступление. Например, пьяное вождение: первый раз человек управляет пьяным за рулем – это административное правонарушение, второй раз это становится уже преступлением.

Проблема в том, что в принципе не должно быть уголовной ответственности за мирный протест. Статья 212.1 криминализирует мирный протест, то есть допускает уголовную ответственность, лишение свободы за действия, которые не повлекли за собой вреда здоровью и имуществу других людей. В этом проблема.

И дело Ильдара Дадина, которое мы выиграли в Конституционном суде, это подтверждает, – считает Григорий Вайпан.

На постановление Конституционного суда ссылалась и адвокат Котова Мария Эйсмонт. Она заявила о готовности журналистки и общественного деятеля Виктории Ивлевой внести залог за Котова. Ивлева назвала Котова близким другом, считает, что он “лёгкий, исключительной надёжности, доброты и благородства человек”.

Несколько десятков человек готовы лично поручиться в том, что Котов не станет препятствовать следствию. В ходе заседания Эйсмонт упомянула поручительства семи муниципальных московских депутатов, в том числе глав районов, политика Григория Явлинского, писателей Людмилу Улицкую и Виктора Шендеровича, режиссёра Олега Дормана.

Защита напомнила, что Котов был готов самостоятельно явиться на допрос в СК, настаивала на том, что вменяемая Котову статья – средней тяжести, судебная практика в этом году не предусматривала нахождения под стражей, требование которого она считает немотивированным, безосновательным, противоречащим постановлениям вышестоящих судов и “логике здравого смысла”.

Сам Константин Котов назвал дело нонсенсом:

– Совершенно смехотворно, когда меня преследуют за реализацию конституционного права, – заявил он в ходе судебного заседания. – Я считаю дело политически мотивированным. Оно нужно, чтобы запугать других людей, которые так же, как и я, мирно и без оружия выходят на улицы, чтобы отстоять свою позицию.

Обвинение продолжало настаивать на аресте, отказавшись это мотивировать. Суд поддержал: два месяца ареста.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30109779.html

Конституционный Суд Республики Беларусь

Через какое время суд обязан арестовать осужденного?

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
27 мая 2010 г. № Р-450/2010

О порядке реализации права на обжалование в суд осужденными к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению, лицами, содержащимися под стражей, и административно арестованными примененных к ним мер взыскания

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Марыскина А.В., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Изотко В.П., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

на основании части восьмой статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей

в порядке реализации права на внесение Президенту Республики Беларусь, в палаты Национального собрания Республики Беларусь, Совет Министров Республики Беларусь, другие государственные органы в соответствии с их компетенцией предложений о необходимости внесения в акты законодательства изменений и (или) дополнений

с участием представителей:

Верховного Суда Республики Беларусь – Федорцова А.А., первого заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь;

Генеральной прокуратуры Республики Беларусь – Горошко Ю.И., начальника отдела по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний Генеральной прокуратуры Республики Беларусь;

Министерства внутренних дел Республики Беларусь – Никеля С.Ю., начальника управления надзорно-исполнительной деятельности Министерства внутренних дел Республики Беларусь, Красикова В.С., начальника штаба Департамента исполнения наказаний Министерства внутренних дел Республики Беларусь,

рассмотрел в судебном заседании вопрос о порядке реализации права на обжалование в суд осужденными к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению, лицами, содержащимися под стражей, мер взыскания, наложенных должностными лицами администрации исправительных учреждений и мест содержания под стражей, правомочными применять взыскания, за нарушение установленного порядка отбывания наказания и невыполнение установленных обязанностей, а административно арестованными – дисциплинарных взысканий, наложенных должностными лицами специальных учреждений, исполняющих административное взыскание в виде административного ареста, за невыполнение установленных обязанностей.

Проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК), Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – ПИКоАП), Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК), Закона Республики Беларусь от 16 июня 2003 года «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» и иных нормативных правовых актов Республики Беларусь, Конституционный Суд установил следующее.

1.

 В соответствии с Конституцией человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2); обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства (часть первая статьи 21); права и свободы личности могут быть ограничены только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23).

Ограничения прав и свобод граждан могут быть связаны, в частности, с применением по приговору суда установленных законом наказаний, содержанием лиц под стражей, применением административного взыскания в виде административного ареста.

2.

 Особенность наказания как принудительной меры уголовно-правового воздействия, применяемой по приговору суда к лицу, осужденному за преступление, заключается в предусмотренных законом лишении или ограничении прав и свобод осужденного. Права и обязанности осужденных, а также их ограничение определяются исходя из порядка и условий исполнения и отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности.

Основные обязанности осужденных к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению определены в статье 9 УИК, Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 20 октября 2000 г. № 174. За нарушение установленного порядка отбывания наказания к осужденным могут применяться меры взыскания, предусмотренные частью 2 статьи 61, статьями 112, 173 УИК, в том числе выговор, водворение в штрафной изолятор и другие.

Обязанности лиц, содержащихся под стражей, и меры взыскания за их невыполнение (предупреждение, выговор, водворение в карцер или одиночную камеру на гауптвахте) установлены Законом «О порядке и условиях содержания лиц под стражей».

Административное взыскание в виде административного ареста состоит в содержании физического лица в условиях изоляции в местах, определяемых органом, ведающим исполнением административных взысканий, и устанавливается на срок до 15 суток (часть 1 статьи 6.7 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях).

Согласно статье 18.

4 ПИКоАП административно арестованные должны выполнять обязанности, установленные законодательством Республики Беларусь об исполнении административных взысканий в отношении порядка и условий отбывания наказания, а также законные требования администрации специального учреждения, исполняющего административное взыскание в виде административного ареста.

Помимо этого обязанности административно арестованных определяются Правилами внутреннего распорядка специальных учреждений органов внутренних дел, исполняющих административное взыскание в виде административного ареста, утвержденными постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 8 августа 2007 г. № 194.

За невыполнение установленных обязанностей к административно арестованным могут применяться дисциплинарные взыскания, предусмотренные в статье 18.10 ПИКоАП: выговор, внеочередное дежурство по уборке помещений и территории учреждения, водворение в карцер или одиночную камеру на гауптвахте.

Применение мер взыскания, в частности к лицам, отбывающим наказание, может повлечь существенные правовые последствия при решении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденных от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким наказанием, применении амнистии или помилования и др., в связи с чем возрастает значение строжайшего соблюдения законности при применении к указанным лицам мер взыскания.

3. В соответствии с Конституцией государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (часть третья статьи 21).

Статьей 60 Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.

Согласно статье 8 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах  компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года закреплена обязанность каждого участвующего в данном Пакте государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве (подпункт «а» пункта 3 статьи 2), а также развивать возможности судебной защиты (подпункт «b» пункта 3 статьи 2).

Исходя из данных положений Конституции и международно-правовых актов, участницей которых является Республика Беларусь, в специальных законах закреплено право осужденных к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению (часть 3 статьи 61, часть 11 статьи 113, часть 7 статьи 173 УИК), лиц, содержащихся под стражей (часть пятая статьи 34 Закона «О порядке и условиях содержания лиц под стражей»), и административно арестованных (часть 6 статьи 18.11 ПИКоАП) на обжалование в суд примененных к ним мер взыскания, что является важной гарантией защиты нарушенных прав данной категории лиц, обеспечения законности при исполнении уголовного наказания, административного ареста и содержании лиц под стражей.

4. На основании решений Конституционного Суда от 2 апреля 2001 г. «О праве осужденных к лишению свободы на судебное обжалование примененных к ним мер взыскания», от 15 июля 2002 г.

«Об обеспечении конституционного права осужденных к лишению свободы на судебное обжалование примененных к ним мер взыскания», от 24 декабря 2002 г.

«О конституционных гарантиях права лиц, осужденных к лишению свободы, на судебное обжалование примененных к ним мер взыскания» Законом Республики Беларусь от 4 января 2003 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь» было предусмотрено право осужденных к лишению свободы на обжалование в суд наложенных взысканий (часть 11 статьи 113 УИК). Вместе с тем законодателем до настоящего времени не определен порядок рассмотрения в суде таких жалоб.

В Послании «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2009 году» Конституционный Суд указал, что соблюдение принципа правовой определенности, вытекающего из конституционного принципа верховенства права (статья 7 Конституции), особенно важно при установлении юридической ответственности, регулировании правоотношений, касающихся прав и свобод граждан, гарантий их реализации, а наличие пробелов и коллизий вследствие несоблюдения принципа правовой определенности влечет не только неоднозначное понимание законов (их отдельных норм), но и их неправомерное применение, что не способствует обеспечению должного уровня конституционной законности.

В связи с этим Конституционный Суд обращает внимание на наличие пробела в правовом регулировании порядка рассмотрения в судах жалоб  не только осужденных к лишению свободы, но и осужденных к аресту, пожизненному заключению, лиц, содержащихся под стражей, и административно арестованных на применение к ним мер взыскания, что не в полной мере обеспечивает реализацию конституционного права граждан на доступ к правосудию.

5. В условиях фактического лишения свободы осужденных, лиц, содержащихся под стражей, и административно арестованных между ними и представителями администрации учреждений, исполняющих наказание или административное взыскание в виде ареста, а также мест содержания под стражей существуют отношения подчиненности, установленные УИК, ПИКоАП и иными актами законодательства Республики Беларусь.

Так, должностные лица исправительных учреждений и мест содержания под стражей, указанные в статье 115 УИК и статье 34 Закона «О порядке и условиях содержания лиц под стражей», наделены правом применения к осужденным мер поощрения и взыскания.

Аналогичные полномочия по наложению дисциплинарных взысканий в отношении административно арестованных имеют представители администрации специального учреждения, исполняющего административное взыскание в виде административного ареста (статья 18.11 ПИКоАП).

В свою очередь, осужденные, лица, содержащиеся под стражей, и административно арестованные в числе основных обязанностей должны выполнять законные требования администрации учреждения (часть 1 статьи 9 УИК, статья 18.

4 ПИКоАП), вежливо относиться к работникам органов и учреждений, исполняющих  наказание (часть 2 статьи 9 УИК).

Таким образом, по мнению Конституционного Суда, меры взыскания, применяемые к осужденным к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению, лицам, содержащимся под стражей, и административно арестованным за нарушение установленного режима, следует рассматривать в качестве мер дисциплинарной ответственности, особенность которой в данном случае заключается в том, что она вытекает из административно-правовых отношений, возникающих между лицами, фактически лишенными свободы, и уполномоченными должностными лицами, обеспечивающими режим отбывания наказания, административного ареста либо пребывания под стражей.

6. Порядок производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений, определен в главе 29 ГПК. Законодатель предусматривает возможность рассмотрения в этом порядке помимо категорий дел, указанных в статье 335 ГПК, также иных дел, возникающих из административно-правовых отношений, в случаях, предусмотренных законом.

В связи с изложенным Конституционный Суд считает, что, исходя из статьи 60 Конституции во взаимосвязи с положениями части 3 статьи 61, части 11 статьи 113, части 7 статьи 173 УИК, части пятой статьи 34 Закона «О порядке и условиях содержания лиц под стражей», части 6 статьи 18.

11 ПИКоАП, предусматривающими право осужденных к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению, лиц, содержащихся под стражей, и административно арестованных на судебное обжалование наложенных взысканий, главу 29 ГПК необходимо дополнить нормами, определяющими порядок и особенности рассмотрения в судах жалоб данной категории лиц с учетом их правового положения.

На основании изложенного, руководствуясь частью первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, статьями 22 и 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, Конституционный Суд Республики Беларусь

РЕШИЛ:

1.

 В целях реализации конституционного права каждого на судебную защиту признать необходимым законодательно определить порядок и особенности рассмотрения в судах жалоб осужденных к аресту, лишению свободы, пожизненному заключению, лиц, содержащихся под стражей, и административно арестованных на применение к ним мер дисциплинарного взыскания.

2.

 Предложить Совету Министров Республики Беларусь подготовить проект закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь и внести его в установленном порядке в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь.

3. Настоящее решение вступает в силу со дня принятия.

4. Опубликовать настоящее решение в соответствии с законодательством.

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                     П.П.Миклашевич

Источник: http://www.kc.gov.by/document-20173

Порядок приема осужденных к лишению свободы в исправительные учреждения

Через какое время суд обязан арестовать осужденного?
/ Прокуратура разъясняет / Правовое просвещение

Согласно ст. 79 УИК РФ, прием осужденных к лишению свободы в исправительные учреждения осуществляется администрацией указанных учреждений в порядке, установленном Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Во время приема осужденных работники учреждения проверяют наличие личных дел и устанавливают их принадлежность прибывшим осужденным. Медицинский работник проводит наружный осмотр осужденных, результаты, а также особые приметы записываются в медицинскую амбулаторную карту осматриваемого.

Прибывшие в исправительное учреждение осужденные подвергаются полному обыску, а принадлежащие им вещи – досмотру.

Вещи и предметы, продукты питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, изымаются в установленном порядке, передаются на хранение либо уничтожаются по решению начальника исправительного учреждения, о чем составляется соответствующий акт.

После полного обыска осужденные проходят комплексную санитарную обработку в соответствии с требованиями Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и размещаются в карантинном отделении, где в суточный срок проходят медицинский осмотр, и за ними устанавливается медицинское наблюдение продолжительностью до 15 суток. При выявлении в этот период инфекционных больных они немедленно изолируются в медицинской части, больнице, и в учреждении проводится комплекс противоэпидемических мероприятий.

Во время нахождения в карантинном отделении осужденные знакомятся с порядком и условиями отбывания наказания, со своими правами и обязанностями, установленными законодательством Российской Федерации и настоящими Правилами, проходят вводный инструктаж о мерах пожарной безопасности, предупреждаются об ответственности за нарушения установленного порядка отбывания наказания в ИУ. Они информируются о предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях применения физической силы, специальных средств и оружия, а также под расписку уведомляются о применении в ИУ аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля.

Решение о распределении осужденных по отрядам (камерам) с учетом их личностных особенностей, привлечении их к труду, обучению в системе общего и профессионального образования принимается комиссией ИУ, возглавляемой начальником учреждения.

В состав комиссии включаются представители служб – оперативной, безопасности (в тюрьме – режима и охраны), воспитательной, психологической, социальной, медицинской, производственной и других.

Состав комиссии и ее решение объявляются приказом за подписью начальника учреждения.

Не позднее 10 дней со дня прибытия осужденного в ИУ по его письменному заявлению одному из родственников осужденного по его выбору направляется уведомление с указанием почтового адреса учреждения, перечня вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, основных требований порядка переписки, получения и отправления денежных переводов, предоставления осужденным выездов за пределы ИУ, свиданий, телефонных разговоров.

О прибытии осужденных иностранных граждан и лиц без гражданства, постоянно проживавших до ареста за границей, уведомления, кроме того, направляются в посольства или консульства, представляющие интересы этих лиц в Российской Федерации.

В соответствии со ст. 7 УИК РФ основанием для приема осужденных в исправительные учреждения являются приговор либо изменяющие его определение или постановление суда, вступившие в законную силу, а также акт помилования или акт об амнистии.

https://www.youtube.com/watch?v=3DFqyRl0Kzo

Основанием для приема осужденных являются также указания (наряды) соответствующих подразделений ФСИН России, приказы или указания последней.

Отсутствие в приговоре суда указания на вид исправительного учреждения, где осужденный должен отбывать наказание, является основанием для отказа в приеме осужденного. О наличии подобного факта немедленно ставится в известность прокурор, осуществляющий надзор за законностью исполнения уголовных наказаний.

Одновременно с приговором суда и другими документами, являющимися основанием приема осужденного в исправительное учреждение, туда должно поступить и личное дело осужденного. Оно заводится в следственном изоляторе на каждого подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также и на осужденного. Личное дело подлежит изучению.

В случае отсутствия в личном деле необходимых документов, неправильного их оформления, отсутствия в документах необходимых сведений администрация исправительного учреждения принимает меры к устранению выявленных недостатков.

Для этого она может запросить документы или их копии из суда, вынесшего приговор.

Если в деле осужденного имеется несколько приговоров, которые не приведены в исполнение, и отсутствует определение окончательного наказания, дело осужденного должно быть направлено в суд для устранения данного пробела.

Источник: http://proc-nn.ru/ru/10/46/562/

Всё о кредитах
Добавить комментарий