Что делать в нашей россии?

Ещё один год: чем запомнился 2019 сотрудникам Greenpeace в России?

Что делать в нашей россии?

Это был насыщенный и тяжёлый, но очень интересный год. Мы сняли прекрасный видеоролик на нерестоохранную тему, который посмотрели около миллиона человек. Ролик понятно объяснил проблему, и многие после этого подписали нашу петицию.

Были классные экспедиции: мы ездили в Иркутск на Байкал и на Куршскую косу, анализировали уровень загрязнения побережий пластиком. Удивительным для меня было то, что даже там (особенно там!), где не ступала нога человека, всё равно есть мусор, пластиковые бутылки и пакеты. Там, где есть люди, даже немного чище, потому что они за собой убирают.

А если у людей нет доступа к месту, мусор скапливается на побережье, когда его выносит на берег. 

Анализ пластикового загрязнения. Фото © Глеб Кузнецов / Greenpeace

Ещё более интересным получился эксперимент, в котором мы хотели посмотреть, сколько людей у нас получится собрать на улице в минус девять. Мы пригласили всех на наше мероприятие, чтобы поднять «тост за многораз». Люди приходили со своими кружками, мы наливали им напитки, и вместе мы пили за торжество многоразовых вещей. Было здорово!

Оганес Таргулянруководитель отдела исследований

Я очень рад, что удалось освободить косаток и белух из китовой тюрьмы. Здорово, что удалось самому присутствовать при двух выпусках — косаток в августе и белух в ноябре. Когда прошлой осенью мы начали заниматься этой темой, никто не надеялся, что удастся выпустить на свободу абсолютно всех.

Надеялись, что хотя бы часть, хотя бы половину косаток. И тут — всех! Правда, из тех, кто дожил. Удивительно, что в этой борьбе участвовали буквально миллионы людей по всему миру. Все сплотились вокруг одной цели: и мы, и коалиция «Свободу косаткам и белухам», и честные сотрудники госорганов.

Да просто огромное количество людей!

Виолетта Рябко
руководительница медиаотдела

Прошлый год запомнился мне несколькими вещами. Первое — это лесные пожары в Сибири. Впервые я видела своими глазами такой огромный пожар.

 Мы летели над тем самым морем тайги, о котором поют в песнях, и я увидела, как всё это горит, и это было ужасное зрелище. Я рада, что на эту проблему обратили внимание огромное количество людей: 400 тысяч подписей под петицией Greenpeace.

 Ещё не все результаты достигнуты, но надежда на лучшее есть. Люди всё чаще задумываются о том, что нельзя жечь траву и выбрасывать окурки.

Я заметила тренд на образ жизни в стиле zero waste. Вокруг всё больше людей, которым интересна эта тема и которые понимают, зачем это нужно.

Ещё шесть лет назад, когда я только пришла в Greenpeace, с людьми разговаривать на эту тему было сложно.

Сегодня они осознают, что проблема в том, что мы покупаем упаковку: мы платим за неё, дизайн, а потом приносим весь этот мусор домой. Необходимо уменьшать количество отходов, а как — я рассказываю об этом в своём блоге.

Ещё в этом году было больше двух с половиной миллионов просмотров наших статей на сайте. Самая популярная статья про треугольники на пластике. Мы обновили её для всех людей, которые начинают разделять мусор. 

Лена Макурина
руководитель отдела визуальных решений

Мы вовремя подхватили тему климатических забастовок и достойно представили эту историю коллегам. Сделали видео, которое рассказывает о причинах и последствиях климатических изменений. В этом году было очень много инфографики для проекта ГринписВоздух, и ею пользуются коллеги из других стран. То, что мы делаем в России, становится международным продуктом. 

Климатический марш в Мадриде во время COP25

Ещё я горжусь нашим каналом, который вырос за год почти в два раза. Люди пишут комментарии, сами отвечают на вопросы друг друга, и канал уже живёт своей жизнью. Инфлюэнсеры идут нам навстречу: в нашем ролике снялся Дима Билан, который вместе с нами тушил пожары. Получилось очень здорово. 

Мы рады, что с нами хотят сотрудничать всё больше фрилансеров. Например, Сергей Орехов, который дважды для нас сделал очень крутые продукты. Мы сами внутри офиса видим, как здорово мы можем и умеем выглядеть во внешней коммуникации. Наши победы действительно крутые: с нами pro bono работают лучшие иллюстраторы России. Мы будем расти, в том числе через такие спецпроекты и коллаборации.

Катя Геренко
специалист службы информационной поддержки сторонников

Мне запомнилось то, что я пришла в Гринпис и хожу на работу с удовольствием. У меня появилась возможность общаться с кучей людей, в том числе со сторонниками.

И даже если они не знают, как повлиять на ситуацию, они считают нас авторитетным источником. Грустное событие — сибирские пожары, но на него был нереальный отклик.

Люди рвались помогать, хотели тушить пожары, и их даже приходилось отговаривать. 

Запомнилось неравнодушие. Были очень интересные проекты, которые поддержали сторонники. Например, пластиквотчинг. Коммуникация со сторонниками доставляла мне большое удовольствие. У нас 30 000 сторонников, которые поддерживают нас регулярно.

Марина Дроздовская
эксперт лесного отдела

Самое для меня важное — это то, что случилось в Амурской области в этом году.

Мы долго добивались того, чтобы там не проводили профилактические выжигания и…от них в итоге отказались полностью! И если в прошлом году сгорело около 4 млн гектаров, то в этом — 500 тысяч гектаров.

Результат налицо! Это можно считать нашим успехом и доказательством того, что крутых штук можно добиться, принимая правильные решения. 

Из плохого — катастрофические пожары по всему миру. На них наконец-то обратили внимание: об этом говорили люди и писали самые серьёзные международные медиа. Наконец-то начали связывать пожары с изменением климата.

Прямо сейчас в Австралии бушуют пожары, и это будет продолжаться. В каждой статье о пожарах пишут, сколько это в эквиваленте выбросов СО2.

Есть надежда, что если об этом говорят, то постепенно будут приниматься необходимые решения. 

Люда Крючковская
руководитель противопожарного проекта

Самое яркое впечатление года — это потрясающая энергия сотен тысяч неравнодушных людей, которые переживали за леса Сибири, в связке с экспертной ролью Greenpeace. Благодаря этому энергия сработала, и системное решение проблемы лесных пожаров было принято. Это невероятно круто!

Я надеюсь, что в следующем году ещё больше людей поймут, что каждый пожар — это климатическая беда для всего мира, а не просто проблема одной конкретной страны.

Что горит не только наша Сибирь, но и наши леса Амазонии, и наши торфяники в Индонезии.

Потому что в новой климатической реальности нет своих и чужих, а есть хор , который привлекает внимание к глобальной проблеме, и каждый из нас может его усилить.

Алексей Ярошенко
руководитель лесного отдела

Мне прошедший год больше всего запомнился созданием заказника в Двинско-Пинежском междуречье в Архангельской области. Мы впервые обнаружили эту очень ценную территорию в 1998 году, и с тех пор потратили много сил и времени на то, чтобы она была официально взята под охрану.

К сожалению, сохранить получилось далеко не всё, но, тем не менее, заказник получился крупным даже по северным меркам (300 тысяч гектаров — это втрое больше площади Москвы в пределах МКАД), и в него вошли очень ценные дикие леса.

Когда-нибудь он станет «визитной карточкой« не только Архангельской области, но и всего европейского Севера — чем сильнее человек меняет природу Земли в целом, тем более ценными оказываются те природные территории, которые всё-таки удаётся сберечь.

Елена Сакирко
руководитель проектов энергетического отдела

В этом году получилось наконец начать говорить, что «нефть убивает климат» (о негативном влиянии добычи нефти на нашу планету в целом. Удалось показать связь увеличения добычи нефти с проблемой изменения климата.

Летом мы запустили новую петицию не против продления срока службы нефтепроводов, а против открытия новых месторождений, и в особенности против расширения добычи нефти на землях коренных народов и за счёт сокращения территории ООПТ.

В ноябре мы передали 25 тысяч подписей против разработки новых месторождений в России в Роснедра и Правительство РФ. 

В конце 2019 года мы совместно с канадским отделением Гринпис выпустили фильм «Наше сердце — эта земля», сделанный в партнёрстве с коренными народами России и Канады.

В августе 2019 года прошло выездное заседание совета по Правам человека в ХМАО.

Были выработаны рекомендации для решения проблемы разливов нефти, а также нарушения прав коренных народов при взаимодействии с нефтяными компаниями.

Полина Каркинакоординатор проектов по климату и энергетике

Прошедший год запомнится как подаривший мне климатическую надежду. И прежде всего это связано с тем, что в России наконец начали выходить на улицы с требованием климатических действий от государства.

Всего год назад представить, что у нас появятся активисты Fridays for Future или Extinction Rebellion, было почти немыслимо.

В свою очередь, мы в Гринпис впервые объединили силы экспертов различных направлений и сформулировали общее видение того, что может сделать Россия для сохранения климата, решая при этом комплекс экологических проблем.

В 2019 году мы также рассказывали о климатическом кризисе в креативных форматах, и аудитория отзывалась живым интересом. Наша страна приняла Парижское соглашение, и всё это только начало большого пути к климатически-осознанному обществу в России. Под Новый год хочется верить в чудо – но это чудо, мир в гармонии с планетой, мы можем совершить только все вместе, своими активными действиями. И в такое чудо я верю!

акция климат лес пластиквотчинг

Источник: https://greenpeace.ru/blogs/2019/12/28/2019-itogi-goda/

Платить и терпеть? Что делать России после скандала с ООН

Что делать в нашей россии?

Российской делегации, которая должна была принимать участие в заседании генеральной ассамблее Организации объединенных наций (ООН), отказали в визе США. Десяти дипломатам не дали разрешения на въезд в Штаты. Об этом, как передает РИА «Новости», заявил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков, который уже прибыл в российский МИД для решения вопроса.

Ранее глава комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев заявил, что ему не выдали визу для участия в Генассамблее ООН в Нью-Йорке, хотя запрос на ее поучение он подал в указанные сроки. В российском МИДе в свою очередь опровергли заявления американских дипломатов, которые утверждали, что российские посланники не подали вовремя документы.

Фактически, власти США своим волевым решением просто перекрыли доступ членам российской делегации к работе. Или, выражаясь общедоступным языком, заставили российскую делегацию очень дорого заплатить за товар, который в итоге покупателям все равно не отдали. Ведь за право быть членом ООН все страны, входящие в организацию, платят. И Россия платит за членство в ООН довольно много.

Согласно уставу ООН, главный критерий, который используется государствами-членами в Генеральной Ассамблее при расчете членских взносов, — это платежеспособность страны. Этот показатель определяется на основании величины валового национального продукта (ВНП) и ряда корректировок, среди которых значится внешняя задолженность и уровень дохода на душу населения.

По последним доступным данным,

в 2013 году Россия заплатила в бюджет ООН $68,5 млн, или 2,4% от бюджета.

Учитывая, что ВВП России пока еще растет, а не сокращается, можно предполагать, что и в 2019 году Россия заплатит в ООН примерно такую же сумму – или больше. При нехитрых расчетах выходит что порядка $70 млн стоит «визовый сбор» для членов российской делегации при оформлении виз в США.

Между тем Россия платит не только в ОНН. Так, российская делегация три года не выплачивала взносы в бюджет Совета Европы — с 2016 года, когда нашу делегацию отстранили от работы в ПАСЕ из-за вхождения Крыма в состав России, и внесла деньги спустя три года, в 2019 году. Взнос России в ПАСЕ за 2019 год составил €33 млн.

Россия входит в десятки международных организаций. Некоторые из партнерств созданы, чтобы не потерять связи со странами, которые входили в состав Советского Союза и в социалистический блок.

Тогда и логично, что России приходится за работу этих объединений и платить. К таким союзам можно отнести, например, Содружество независимых государств, Организацию черноморского экономического сотрудничества или Астанинскую тройку.

В эти организации Москва платит исправно.

Но вот участвовать в работе таких организаций, как Международный валютный фонд (МВФ), Россию не всегда слышат, хотя и отчисляются туда деньги вовремя. При этом не стоит забывать о том, что, например, финансовая помощь Украине идет, главным образом, по линии МВФ, взносы в который платит в том числе и Россия. И взносы эти нельзя назвать маленькими.

Кроме того, квота России в МВФ составляет 2,7% , что равно 12,9 млрд специальных прав требования – SDR. При пересчете на долларовый эквивалент сумма оставляет $17,68 млрд (или почти триллион рублей).

Любопытно, что текущая программа сотрудничества между Украиной и МВФ в рамках механизма stand-by, утвержденная 19 декабря 2018 года, составляет порядка $3,9 млрд.

Может возникнуть вопрос, ставший для России уже стандартный за годы, прошедшие после распада СССР, – до каких пор мы будем за свои деньги кормить Украину, которая нам постоянно пытается вставить палки в колеса? Может быть, надо уже прекратить платить членские взносы в организации, которые явно попирают права России?

Честно говоря, очень хочется поступить так, как говорила героиня Нонны Мордюковой в культовом фильме «Брильянтовая рука», когда она требует у своего помощника распространить лотерейные билеты «среди жильцов нашего ЖЭКа»: «А если, то мы перекроем вам газ». И пусть США реконструируют газовый хаб в польском Свиноустье, если успеет до наступления холодов в Европе.

Но опускаться до уровня мелких подколок нельзя.

«Все решения, которые касаются призыва отказа от уплаты взносов, или задержки их перечисления со стороны России в международные организации, являются поспешными и импульсивными, поэтому — неверными.

Более того, такими поступками, как отказ в визах для членов российской делегации для участия в заседании ООН, Россию и вынуждают поступить сгоряча. Нас провоцируют, и попадаться на провокации наших «коллег» — это не самое правильное поведение.

Хотя стоит отметить, без наших денег в виде взносов они могут и не выжить», — заявил в беседе «Газета.Ru» политолог Александр Асафов.

Он считает, что «необходимо выразить озабоченность» происходящим на государственном уровне и заниматься этим должны представители МИДа.

Видимо, России и дальше придется терпеть от Запада пощечины, поскольку наша страна сейчас находится не в самой выигрышной позиции. И, конечно же, продолжать платить.

Согласно официальному документу Минфина «Исполнение федерального бюджета и бюджетов бюджетной системы Российской Федерации за 2018 год (предварительные итоги)», ведомство на статью расходов «Международные отношения и международное сотрудничество в бюджете 2018-20020 годов должно был направить 256,4 млрд руб., или более $4 млрд. Но согласно уточненной росписи, эта сумма была повышена до 319,5 млрд рублей, или почти $5 млрд.

Видимо, Россия может позволить себе такой барский жест, как содержать международные организации, где принимающая сторона может загнать нас в угол. На запрос «Газеты.Ru» о том, сколько точно Россия тратит на членство в ООН, Минфин не ответил.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/09/24/12683947.shtml

Почему русские не хотят жить в России и что с этим делать

Что делать в нашей россии?

Молодёжь глядит за рубеж

Управление по Восточной Европе и экс-СССР американской исследовательской компании Gallup опубликовало результаты опроса, согласно которому 20% жителей России хотели бы уехать жить за границу, «если будет такая возможность».

Что подразумевается под возможностью, не поясняется, но, по идее, это должна быть возможность купить жильё или оплачивать аренду, а также наличие работы. Заголовок исследования громкий – Record 20% of Russians Say They Would to Leave Russia, то есть «Рекордные 20% россиян говорят, что хотели бы покинуть Россию».

Добавим, что среди опрошенных от 15 до 29 лет таковых уже 44%. Стремятся наши соотечественники в Германию (15%), США (12%), Японию, Канаду, Испанию и Францию (по 4-5%).

При этом основная причина желания уехать совершенно понятна авторам исследования – в весьма лапидарном отчёте слово Putin повторяется 17 раз.

К сожалению, респондентов не спрашивали, бывали ли они хоть раз за границей и представляют ли себе особенности жизни там. А ведь только в этом случае стало бы ясно, стремятся люди откуда-то или куда-то. А это, согласитесь, существенная разница.

Ведь, уехав от «страшного полицейского террора», можно попасть в совсем уж альтернативную реальность.

Кстати, не врут ли нам американцы? Видимо, нет. Десяток процентов туда-сюда – это, конечно, святое, но проблема действительно существует. Почти столь же шокирующими цифрами недавно огорошил нас ВЦИОМ – вполне себе государственный проект, работники которого хорошо знают, что нужно патрону.

Но пресс-релиз от 2 июля 2018 года – один из немногих случаев, когда они вынесли на свет Божий совершенно удивительные результаты, прямо противоречащие государственной информационной политике: «Каждый третий опрошенный в возрасте от 18 до 24 лет хотел бы уехать из России на постоянное место жительства за рубеж».

Gallup и ВЦИОМ одновременно ошибаться не могут.

stockphoto mania / Shutterstock.com

Обратный билет

Одной из главных стратегических ошибок Советского Союза был фактический запрет на эмиграцию с условным исключением для Израиля.

Не надо удерживать человека, который тебя больше не любит, – ничего хорошего из этого не выходит ни в браке, ни в государственном строительстве.

Во многом именно «отказники» и люди, заведомо не имевшие шансов уехать, сформировали ту диссидентскую колонну, которая исподволь подточила постаревшее советское древо.

А на официальном уровне старательно формировали однозначно отрицательное отношение к эмиграции, которого не было в царской России. «Вижу лица, изобличающие / то, что совесть у них нечиста. / Жалкий вид у вас, получающие / заграничные паспорта», – писал свободно разъезжавший по миру, разумеется с загранпаспортом, «опальный поэт» Евгений Евтушенко о Кубе, но имел в виду, безусловно, и Советский Союз.

Вот и сейчас слово «эмигрант» имеет отрицательную коннотацию в глазах большинства наших соотечественников. В том числе, кстати, и желающих уехать – причудливы изгибы человеческой психики! А вот в руководстве России сформировалось куда более правильное отношение к эмиграции: главное – не мешать.

Важно и то, что наша страна стала намного добрее. Из СССР уезжали навсегда, безвозвратно – «прощайте, друзья», а из России – «как получится», «если что, вернёмся», «до встречи».

То есть страшный Putin, от которого необходимо бежать, почему-то не закрывает проход ни в ту, ни в другую сторону. Легко думать об эмиграции, когда знаешь, что можешь вернуться.

«Билеты в один конец» пользуются куда меньшим спросом.

Утечка мозгов и остального

Не будем отрицать очевидное – профессиональная эмиграция является серьёзнейшей проблемой России, и утечка мозгов действительно имеет место.

Государство выделяет значительные средства на поддержку науки, но до рядовых исполнителей, так сказать, солдат этой армии, деньги не доходят совсем: всё оседает в карманах администраций вузов, НИИ, инноцентров.

Мы хорошо знаем, как рисуются средние зарплаты по школам и больницам, но точно такая же ситуация сложилась и в науке. И в этой ситуации эмиссары американских и китайских организаций умело вычисляют полезных людей, которые смогут заработать существенные деньги для их хозяев.

Но мнение о том, что «из России бегут профессионалы», не выдерживает критики. Верная формулировка: уезжают и профессионалы тоже. Ценные специалисты – не более чем одна десятая потока мигрантов, то есть до 20-30 тысяч человек в год. Во-первых, потому что по-прежнему существенен отток по национальному признаку (евреи, немцы). Во-вторых, специалисты чаще всего уезжают с членами семьи.

В-третьих, велико число рантье – людей, скопивших определённый капитал или имеющих достаточно существенный пассивный доход для того, чтобы променять сырое московское небо на ласковые адриатические волны.

В-четвёртых, многие, особенно слабый пол, выбирают такой способ отъезда, как брак с иностранцем, где если и нужен профессионализм, то весьма специфический.

Ну и наконец, на низкоквалифицированных работах от Европы до Австралии наряду с укрепившимися в этой нише украинцами несложно встретить русских мигрантов.

С эмиграцией надо работать

Вот только получать от этого какую-то выгоду мы не умеем. А ведь правильное использование диаспоры – важнейший элемент современной политической стратегии.

Экономика Армении и Таджикистана практически целиком держится на деньгах, которые вкладывают, а проще говоря, присылают соотечественники из-за рубежа. Заметную роль такие средства играют в экономике Украины, Израиля, Индии, ряда других стран.

Есть аналогичные процессы и внутри нашей страны: так, северокавказские республики во многом держатся на деньгах диаспоры, находящейся в Москве и других крупных городах России.

Кроме того, эмигрант, хочет он того или нет, – всегда агент влияния. Другой вопрос, чьим будет это влияние.

«Мы пошлём в Америку ещё двадцать миллионов русских и изберём там своего президента!» – обещал Владимир Жириновский в своей исторической багдадской речи.

К сожалению, двадцати миллионов мало: на данный момент даже все вместе русские не смогли бы избрать президента США. Но логика в подобном предложении есть – собственно, Китай примерно так себя и ведёт.

Хуацяо, то есть эмигранты, согласно закону Китая, должны «сохранять родственную связь с китайским народом» даже в случае смены гражданства. Такая связь подтверждается символической суммой, которую хуацяо ежемесячно вносят в бюджет родины.

Эти люди однажды уже проявили свою сплочённость, когда все вместе пришли и проали за баскетболиста Яо Мина на выборах в команду Матча звёзд НБА 2005 года, с лёгкостью установив рекорд по числу за одного игрока. Хотя в целом китайцам баскетбол неинтересен.

Точно так же весьма пассивная в политике китайская диаспора однажды придёт на выборы президента. Страну подставьте сами.

testing / Shutterstock.com

Есть и обратный процесс, который тоже нельзя не учитывать: уехавшие формируют у иностранцев мнение о своей родине.

Тургенев и Достоевский, Шагал и Стравинский, Шарапова и Новосёлов – все они в известной мере посланцы нашей страны, добровольные или вынужденные; по ним судят о России.

А ведь заметная часть эмигрантов не только внимательно следит за происходящими в России процессами, но и сочувствует им – это отмечала, например, даже далёкая от симпатий к Кремлю журналистка Жанна Немцова.

Многие эмигранты вносят существенный вклад в нашу экономику – просто потому, что, добившись успеха, начинают торговать с Россией, размещать здесь заказы и так далее. Они работают советниками мировых гигантов, работающих на нашей территории. К сожалению, эти же люди лучше всех знают, как обманывать своих бывших соотечественников, но это уже обратная сторона медали.

Об иммигрантах

Людей в нашей стране не хватает, но миграционный баланс у России положительный – уехавших заменяют приезжие, главным образом среднеазиаты. Они представляют собой, с одной стороны, отличный демографический ресурс, с другой – культурную угрозу.

И здесь очень важна работа по ассимиляции приезжих – работа, которую должно вести не МВД, а всё наше общество, в особенности деятели культуры и Церковь.

Активная просветительская и миссионерская деятельность среди приезжих – единственная возможность включить «новых российских» граждан в наше общество, а не получить изолированную и опасную диаспору, контролируемую извне. Только так мы можем обернуть естественную миграционную активность в свою пользу.

* * *

Уезжать будут всегда и отовсюду. В любой стране есть недовольные, всегда есть романтики, не снижается процент наивных глупцов. В нашем случае к этому добавляется тяжёлый климат: как бы ни расцвела Россия, кто-то всегда будет тянуться из неё на тёплые воды – по крайней мере до тех пор, пока её южная граница не дотянется до Индийского океана.

Препятствовать этому процессу не стоит, а вот создавать в собственной стране условия для умных и знающих людей мы обязаны.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/pochemu-russkie-ne-hotjat-zhit-v-rossii-i-chto-s-jetim-delat_192879

Виктор Медведчук: Крым – территория Украины, и Путин знает мою позицию

Что делать в нашей россии?

Елизавета Сурначева, Святослав Хоменко Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Sergei Bobylev/TASS Image caption Партия Виктора Медведчука занимает второе место в предвыборных опросах, а его самого уже сейчас называют в Киеве одним из самых влиятельных депутатов еще не избранного парламента

Виктор Медведчук, самый известный пророссийский политик на Украине, экс-глава администрации Леонида Кучмы и участник переговоров по обмену военнопленными, в интервью Би-би-си рассказал, что называет при Путине Крым украинским, что просил российского президента об освобождении захваченных в Керченском проливе моряков и что почти договорился об освобождении Олега Сенцова.

“У нас много друзей на Украине”, – отвечал в 2017 году Владимир Путин на вопрос о своем куме Викторе Медведчуке, называя его “украинским националистом”.

Однако на Украине экс-глава администрации Леониды Кучмы – чуть ли не единственный публичный политик, открыто выражающий пророссийскую позицию, отказывающийся называть Россию страной-агрессором и не скрывающий своих частых и очень тесных контактов с Кремлем.

Он известен как сторонник непопулярной в украинском обществе идеи федерализации, а в бытность работы в администрации президента прославился как сильный интриган и “князь тьмы и темников” – именно при нем широкое распространение получил термин, обозначающий письменные указания СМИ от чиновников.

В России в последние годы он стал известен как человек, который договорился об обмене Надежды Савченко на плененных в Донбассе россиян Александра Александрова и Евгения Ерофеева – Киев называл их действующими военными российских Вооруженных сил, в Москве утверждали, что незадолго до выезда в Донбасс они оба уволились в запас.

До победы Владимира Зеленского на выборах президента Украины Виктор Медведчук несколько лет входил в трехстороннюю группу по урегулированию конфликта в Донбассе – но новая администрация заявила, что не видит его дальше в роли переговорщика.

Свою позицию о том, как нужно решать конфликт в Донбассе Виктор Медведчук теперь будет отстаивать на выборах: одобренный в Москве и на неподконтрольных Киеву территориях “мирный план” включен в программу его партии “Оппозиционная платформа – За жизнь” к предстоящим парламентским выборам.

Би-би-си встретилась с Виктором Медведчуком в его офисе в Киеве и расспросила его о том, как будет развиваться мирный процесс в Донбассе при президенте Зеленском, каковы шансы на освобождение украинцев, находящихся в заключении на территории Донбасса и в России, и как Владимир Путин стал крестным отцом его дочери.

“Вот вам опрос, вот вам референдум”

Би-би-си: На Украине сменился президент. С приходом Зеленского приблизились ли Россия и Украина к решению конфликта в Донбассе?

Виктор Медведчук: К сожалению, нет. Отношения [между Россией и Украиной] не улучшились, более того, не видно перспективы их улучшения при новом президенте Зеленском. По поводу конфликта на Донбассе – там, скажем так, пауза, у которой нет горизонта.

Потому что господин Зеленский заявил, что он не признает и не собирается признавать особый статус Донбасса, он не собирается подписывать амнистию, а это два важнейших пункта Минских соглашений. То есть он не признает по сути Минские соглашения, это первое. Второе, он не собирается вступать в переговоры с Россией.

Би-би-си: Высказываний о том, что команда Зеленского вообще отказывается говорить с Россией, не звучало. Кроме того, в его администрации заявили, что разработали некую “дорожную карту” урегулирования конфликта. Вы с ней знакомы? Вас привлекали к ее разработке?

В.М.: Я не слышал про “дорожную карту”. Я слышал, что “есть идеи, о которых вы потом узнаете”. Но я вам хочу сказать, что об этих идеях не знаете не только вы, я, но об этих идеях не знают и с той стороны [в России и так называемых “народных республиках”] тоже.

Со мной по этому поводу не консультировались, естественно. Ведь они заявили, что не видят Медведчука в переговорном процессе, и это право президента.

Правообладатель иллюстрации UNIAN Image caption Одним из ключевых предвыборных обещаний Владимира Зеленского (второй слева) было принести мир в Донбасс. План нового президента по достижению мира до сих пор остается неизвестным

Би-би-си: Вы говорите, что Зеленский отказывается от переговоров с Россией. Но недавно глава его администрации Андрей Богдан допустил проведение референдума о заключении мирного договора с Россией.

В.М.: Человек говорит о том, чего он не знает. У нас вообще никаких референдумов проводить нельзя: у нас нет закона [о референдуме].

А потом они сами же отползли от этой позиции. Они на следующий день заявили: да нет, речь идет не о референдуме, а об опросе общественного мнения.

Но если их интересует опрос, то уже есть опрос трех центров: “Социального мониторинга”, Института Яременка и центра “”.

Его результаты говорят, что 75% украинцев выступают за прямые переговоры президента Украины с Путиным по миру на Донбассе и 55,4% – за прямые переговоры с Донецком и Луганском. Вот вам опрос, вот вам референдум.

Би-би-си: Так что конкретно должен сделать сейчас Зеленский, на какой шаг пойти, чтобы начался его диалог с Москвой по Донбассу?

В.М.: Все просто. Отвечаю словами руководителя пресс-службы президента Российской Федерации господина Пескова. Он сказал: мы хотим знать позицию господина Зеленского, его команды по вопросу Минских соглашений. Раз. Надо высказаться.

Би-би-си: Он уже сказал, что Минские соглашения безальтернативны.

В.М.: Подождите, он сказал “безальтернативны”, а его команда разъясняет, что Украина не откажется от Минских соглашений, потому что к ним привязаны санкции против России.

Но это убого. Это непрофессионально.

Снятие экономической блокады Донбасса надо не рассматривать, ее надо сниматьВиктор Медведчук

Второе, что сказал Песков: мы хотим видеть конкретные дела по реализации мира. Какие конкретные дела [есть у Зеленского] – вы знаете? Я не знаю.

Би-би-си: На последних переговорах в Минске Леонид Кучма допустил, что Украина может рассмотреть вопрос снятия экономической блокады с Донбасса.

В.М.: Это надо не рассматривать, а снимать. Она же введена в нарушение Минских соглашений, в одностороннем порядке.

Би-би-си: Так национализацию предприятий там тоже провели в одностороннем порядке.

В.М.: Минуточку. Во-первых, эти предприятия переданы в управление, никакой национализации нет и никогда не было. А Украина в марте 2017 года решением СНБО ввела экономическую блокаду, что противоречит Минским соглашениям.

Во-вторых, вы видели реакцию генпрокурора на предложение Кучмы? Он возбудил три уголовных дела по факту (7 июня генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что после заявлений представителей Украины в Минской контактной группе зарегистрировал уголовные производства по фактам подготовки к финансированию терроризма, подготовки к препятствованию законной деятельности Вооруженных сил Украины в особый период и государственной измены, не называя при этом фамилий лиц, которых он считает причастными к этим действиям – Би-би-си). А где реакция президента Зеленского? Ведь Кучма на переговорах в Минске действовал по директивам, выданным лично президентом.

А это [действия Луценко] воспринимается и в Москве, и в Донецке, и в Луганске как действия власти. Аргумент о том, что Луценко – представитель “старой власти”, там не работает. Старая или новая – но это власть Украины.

Правообладатель иллюстрации UNIAN Image caption Новый-старый представитель Украины в минских переговорах Леонид Кучма (справа) заявил, что во второе пришествие в контактную группу не будет “свадебным генералом”

Би-би-си: То есть, получается, что, Зеленскому нужно было сказать: “Я выдал директиву Кучме обсудить снятие экономической блокады”?

В.М.: Да, сказать, что мы хотим сделать первое, второе, третье, и мы просим ту сторону сделать тоже первое, второе, третье.

Би-би-си: Возвращение Леонида Кучмы в переговорную группу – это хорошо или плохо?

В.М.: Я считаю, что это намного лучше, чем [Евгений] Марчук, который был далек от этой темы.

Я, например, ожидаю, что Кучма действительно будет занимать позицию. [Когда Кучма был в минской группе первый раз] Порошенко с Кучмой практически не общался. Какой-то советник президента бегал к Кучме и рассказывал ему, что он должен говорить и что делать.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-48681743

О твердой силе и реиндустриализации россии

Что делать в нашей россии?

Источники: Niall Ferguson, The Pity of War, Basic Books, 1999; Лапинский П.Л., Лондонская морская конференция, М., 1930; Коленковский А.К. Маневренный период Первой мировой империалистической войны 1914 г., М., Воениздат НКО СССР, 1940.

И что произошло? Ценой неимоверных усилий Британия отбила вызов одной нарождавшейся сверхдержавы – Германии, уже обошедшей ее по главным показателям материального производства, но даже не стала ввязываться в состязание с Соединенными Штатами, по сути добровольно уступив им свое привилегированное положение в мире. Этот закат Англии как первой державы мира совершился за какие-то пятьдесят лет.

Конечно, абсолютных исторических аналогий не бывает. И сегодняшние США – это не Британия начала XX века. И накопленное американское преимущество на порядок превышает тогдашнее английское. Все это так.

Но если мир будет развиваться по нынешней модели, Соединенные Штаты обречены повторить судьбу своей англо-саксонской предшественницы.

Поэтому снова возвращаемся к вопросу – что это будет означать для глобального соотношения силы, для системы международных отношений и конкретно для нас, для России, для нашей жизни.

Если примитивно – прежде всего превращение Китая в доминирующую державу мира и, соответственно, по аналогии с США – в международного арбитра, во всемирного финансиста и в законодателя мод в мировой культуре и стиле жизни и быта. Конечно, вовсе не обязательно, что все станут есть палочками, хотя и это не очень далеко от истины. Но последствия по совокупности будут грандиозными.

Это совершенно другой мир, с другими правилами игры, с другим менталитетом и философией жизни, с другим образом жизни, наконец. Здесь, наверное, надо слегка объясниться.

Не нам, европейцам, подарившим миру Великую французскую и Великую Октябрьскую социалистическую революции, ГУЛАГ, Освенцим, геноцид и три из четырех классических тоталитарных идеологий (фашизм, нацизм и коммунизм – маоизм оставим на совести китайцев), вставать в позу моралистов. У нас нет морального права поучать кого бы то ни было – даже тутси с хуту и камбоджийцев. Но вставать в фальшивую морализирующую позу – одно. А анализировать факты и называть вещи своими именами – другое.

Я не знаю, честно, станет ли жизнь лучше или хуже для всех нас в случае превращения Китая в доминирующую державу мира – с точки зрения соблюдения прав человека, торжества демократии, качества жизни, свободы интернета, наличия мобильных телефонов, обеспеченности питьевой водой и теплыми туалетами на душу населения. Но я точно знаю одно – это будет другой мир и другая жизнь для всех нас.

До сих пор при сменах мирового гегемона мы оставались в рамках одного исторического алгоритма – западного, европейского. Классическая Греция, Древний Рим, Византия, империя Карла Великого и его наследников, Карл V, Франция Людовика XIV, Англия на протяжении двух столетий, США.

Даже сталинско-брежневский Советский Союз не выходил за рамки этой исторической формации. Китай – другое. Это не Европа (пусть пролонгированная через Атлантику в Америку и за Урал в Сибирь). Это не Запад. Это – Восток. Это – другой мир.

Может быть, лучше – добрее, нравственнее, духовнее, совершеннее, чем наш. Кто знает. Но другой…

Достаточно уже этого, чтобы, руководствуясь элементарным здравым смыслом и следуя естественному свойству человеческой натуры – осторожности перед лицом неизвестного и незнакомого, нам в России попытаться подкорректировать наметившуюся тенденцию. Было бы нелишне подготовиться к новому миру, построенному вокруг китайского центра, и минимизировать его последствия для нас. А для этого существует один-единственный рецепт – остановить деиндустриализацию России.

Я особо выделяю здесь Россию не только потому, что это моя страна. Россия может сыграть очень важную роль в геополитических перестановках предстоящих десятилетий. У России есть преимущества, которых сегодня нет ни у США, ни тем более у Евросоюза, в том числе не связанные с запасами нефти и газа.

Но прежде надо на минутку отвлечься.

Три источника, три составные части

Если отказаться от привычных нам марксистских категорий и попытаться рассуждать на уровне здравого смысла, любое общество представляет собой динамический баланс трех компонентов – правительства, бизнеса и народа.

Если правительство и бизнес слишком прессингуют народ и народ живет плохо, причем не только абсолютно, но и относительно – в сравнении с соседями, то он, понятное дело, начинает протестовать и бунтовать.

Наоборот, если народ живет хорошо и слишком защищен всевозможными социальными гарантиями, имеет слишком много прав, особенно социально-экономических, и слишком мало обязанностей, тогда он – что также естественно – теряет стимул к труду и попросту перестает работать.

То же можно сказать о бизнесе.

Если правительство дает бизнесу слишком много свободы и слишком много прав получать бесконтрольную прибыль, бизнес теряет чувство меры и в погоне за этой самой прибылью слишком энергично выжимает соки из трудящихся. И тогда происходит то, о чем мы только что сказали, то есть – народу это не нравится, и он бунтует.

Если же правительство, наоборот, обкладывает бизнес множеством ограничений в пользу трудящихся, налагает на него много всевозможных налогов и поборов, дает непомерные права профсоюзам, то предпринимателям становится невыгодно заниматься делом и инвестировать.

Конечно, тогда бизнес будет пытаться саботировать эти ограничения и правила. Но бодаться с правительством – дело в принципе бесперспективное. Поэтому из такой ситуации у бизнеса два выхода.

Удовлетвориться минимальной прибыльностью, успокоиться, не заниматься инновациями, не придумывать новые товары и услуги и по большому счету ничего не делать, то есть вести себя так, как обычно ведет себя бизнес при госкапитализме.

Или – переводить производство за границу и там инвестировать и получать прибыль.

Наконец, правительство.

Когда оно слишком мягкое и не может навязать бизнесу и народу соблюдение единых, четких и понятных правил игры, пусть даже жестких и несправедливых, потому что справедливость – понятие относительное, перестают удовлетворяться базовые общественные потребности, обеспечиваться безопасность. Наступает хаос, как у нас в феврале 1917 или в августе 1991-го, и складывается революционная ситуация (увы, без Ильича не обойтись). Правительство не может управлять, бизнес не хочет инвестировать и производить, народ не хочет работать.

Когда же правительство слишком жесткое, когда оно сковывает бизнес придирчивой регламентацией и не дает народу даже элементарных прав и свобод, тогда и те и другие будут протестовать. И так далее…

Для того чтобы общество нормально функционировало, требуется баланс прав и обязанностей трех основных его элементов друг перед другом. Бизнес должен быть заинтересован инвестировать и производить.

Народ должен хотеть работать, причем работать хорошо.

Правительство в свою очередь должно заботиться о создании максимально благоприятных условий и для бизнеса, и для народа, не отдавая при этом предпочтения ни тому, ни другому.

И самое главное – правительству не следует заниматься социальной демагогией в пользу трудящихся, потому что неизбежной оборотной стороной ее являются сопоставимые по масштабам уступки бизнесу, потому что иначе система не будет функционировать. Только делаются эти уступки уже не в правовом, не в нормативном поле, а в коррупционном.

Самым ярким примером подобной организации в развитых странах является Италия.

Там разбухшая до абсурда система социальных гарантий, позволяющая трудящимся, по сути, симулировать работу, а не работать (как было в Советском Союзе) компенсируется не менее разросшейся системой откупных в пользу бизнеса.

Она проявляется, в частности, в существовании при полной терпимости со стороны государства огромного сектора теневой экономики, массовом неплатеже налогов, злоупотреблении госфинансированием и т.д.

Такое государство может с грехом пополам существовать – до первой серьезной встряски. Потом наступает крах в форме либо развала государства, как у нас в 1917 или 1991-м, либо утверждения диктатуры.

Правда, возможен и вариант прихода к власти жесткого праволиберального правительства, как Тэтчер в Великобритании или Рейган в США, с мандатом откорректировать вектор общественного развития.

Но это – если очень повезет.

Программа для возрождения

Еще раз повторим пару банальностей. Любое общество, чтобы существовать, должно производить. Материальное производство – основа национальной силы. Когда общество перестает производить, оно подрывает свою основу и в долгосрочной перспективе обрекает себя на саморазрушение.

Любое правительство любой страны должно иметь свое видение будущего, которое оно предлагает народу и бизнесу.

Если эта программа достаточно убедительна, если народ и бизнес видят, что правительство имеет силу и волю для того, чтобы претворить ее в жизнь, они принимают лидерство правительства и добровольно соглашаются на те ограничения и правила игры, которые требуются для реализации задуманного.

И тогда бизнес инвестирует внутри страны, причем куда надо, то есть в том числе в инновации и тяжелую и оборонную промышленность. А народ работает, причем добросовестно, и уважает существующую социальную иерархию.

Это подразумевает признание того, что все не могут быть равны и получать одинаковый доход.

Что все не могут стать гениальными финансистами, футбольными звездами и топ-моделями, кому-то надо стоять у станка и пахать землю, хотя бы и с использованием суперсовременных машин и супермощных компьютеров. И это вполне достойное и почетное занятие.

Если в обществе складывается такая система ценностей и понятий, то оно не только обеспечивает своим гражданам достойную жизнь, но и, как правило, побеждает в конкурентной борьбе с другими центрами силы.

Так вот, вернемся к нашему сюжету. Говоря, что Россия имеет серьезное преимущество в сравнении с западными конкурентами, я имел в виду прежде всего то, что нам, если называть вещи своими именами, не нужно завоевывать электоральную базу, то есть попросту – симпатии избирателей, для запуска политики реиндустриализации и национальной собранности.

Прелесть нашего положения состоит в том, что нашей власти пока еще достаточно четко сформулировать свою программу и честно изложить ее народу и бизнесу. Наше население, даже молодое поколение, пусть понаслышке, слишком хорошо помнит 1990-е гг. и готово пойти за сильным правительством. При условии, что это правительство в состоянии объяснить, что оно предлагает.

У нас есть необходимые условия, чтобы при наличии честного и четкого социального контракта, предложенного правительством, в сжатые по историческим меркам сроки возродить современные промышленность и сельское хозяйство.

Сделав это, мы кардинально укрепим первооснову твердой силы. И тогда наша заявка на положение самостоятельного центра силы приобретет убедительность.

Одних вертолетоносцев и атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту для этого мало.

Параллельно мы капитально консолидируем наши позиции по отношению к западному сообществу – в качестве не аутсайдера, хотя бы и влиятельного, а полноценного участника, но с особым статусом, автономного, самостоятельного, более того, одного из лидеров этого сообщества.

И не только. Россия – исторически, со времен Киевской Руси, – ключевое звено мирового порядка. По совокупности обстоятельств.

Поэтому, укрепив Россию, мы укрепим и весь сегодняшний мировой порядок, придадим ему дополнительный ресурс прочности.

По большому счету это будет отвечать реальным стратегическим интересам всех ответственных членов международного сообщества, включая тот же Евросоюз, США, Китай, Индию.

Собственно, в закладывании основ этой политики и должен состоять настоящий смысл предстоящего удлиненного шестилетнего президентства. Шесть лет – это достаточно большой срок, чтобы сделать очень многое. Но для этого нам надо понять несколько простых вещей.

Речь идет о серьезной корректировке генеральной тенденции развития страны. Не больше и не меньше.

Нынешняя тенденция позволила остановить ползучую дезинтеграцию российского государства и худо-бедно отстроить его практически заново, поднять уровень жизни и восстановить позитивное самоощущение значительных слоев населения.

Это немало. Но она не может гарантировать место в ряду лидирующих держав XXI века. От нее бессмысленно этого ожидать. Ее надо менять.

Чтобы это изменение состоялось, требуется не Бог весть что. Просто всем стать скромнее и начать больше и лучше работать. И стремиться что-то сделать. Внятное и конкретное. На пользу стране и людям. Причем не столь важно – что именно: хорошую машину, компьютерную программу или котлету.

Потому что только если мы все, или по крайней мере консолидированное большинство, изменим наше отношение к работе и жизни, Россия сможет изменить траекторию развития. И тогда пойдет реиндустриализация страны. И будет наращиваться твердая сила. И мягкая тоже. И призрак нового распада, которым нас пугают в эфире «Эха Москвы» (России кирдык?), так и останется призраком…

А главное: наши дети будут точно знать – что в своей жизни сделали их отцы.

Источник: https://globalaffairs.ru/number/O-tverdoi-sile-i-reindustrializatcii-Rossii-20279

Всё о кредитах
Добавить комментарий