Что положено при расселении гражданского персонала из закрытого военного городка?

Заложники закрытых городков

Что положено при расселении гражданского персонала из закрытого военного городка?

25.05.2007 00:00:00

Напряженная социальная ситуация сложилась в Рощинском гарнизоне (Волжский район Самарской области) Приволжско-Уральского военного округа (ПУрВО). Замешанная на пресловутом жилищном вопросе, в году нынешнем она достигла верхней точки накала и вызвала серьезный резонанс не только на региональном, но и на федеральном уровнях.

НАЧИНАЛОСЬ ХОРОШО

Конфликт вызревал не один месяц и даже год, а его предыстория такова. 1 июля 1990 года ФРГ и Россия заключили договор о выводе стотысячной группировки российских войск из Восточной Германии.

Финансирование строительства жилищно-бытовой инфраструктуры в разных регионах России для военнослужащих и членов их семей, покидающих Германию, взяла на себя немецкая сторона.

2-й гвардейской танковой армии выпало передислоцироваться в местечко Черноречье в 40 километрах от Самары, где в ту пору размещались несколько воинских частей.

В этом месте и было запланировано создание нового гарнизона с жилым поселком под названием Рощинский для военнослужащих 2-й та.

Реализация этого проекта стартовала в феврале 1993 года, а в 1995 году весь комплекс жилой и социально-бытовой инфраструктуры был сдан под ключ. Жилья хватило на всех военнослужащих, прибывших из Германии.

В часть квартир даже удалось временно поселить и некоторых офицеров из штаба ПриВО, стоявших в очереди на получение жилья в Самаре.

Всего были введены в строй 1910 квартир в 24 пятиэтажных зданиях. В период радостных новоселий, как вспоминают ветераны Рощинского гарнизона, в новоиспеченный жилой поселок буквально хлынул поток мигрантов. Только за последние пять лет их количество увеличилось втрое. Сегодня, к примеру, в поселке функционирует отделение азербайджанской диаспоры Самарской области.

Кто-то из мигрантов открывал здесь торговлю, другие устраивались на должности гражданского персонала военного ведомства и через некоторое время вселялись в «немецкие» квартиры.

Похоже, целесообразность подобных решений в кадровой политике при явном спросе на рабочие места и наличии трудового резерва в лице членов семей военнослужащих и военных пенсионеров мало занимала гарнизонных работодателей.

Как здесь не вспомнить историю тогдашнего начальника Чернореченской квартирно-эксплуатационной части (КЭЧ) полковника Ашота Багдасаряна, приговоренного в 1999 году к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества за хищение из бюджета ПриВО более 10 миллионов рублей.

Вовсе не об оценке последствий потенциального дефицита жилья в Рощинском болела голова у казнокрада.

Как установило следствие, сразу после прибытия из Германии Багдасарян «установил тесные контакты» с посредническими фирмами, зарегистрированными жуликами из Северного Кавказа, и в сговоре с военными финансистами разных звеньев ПриВО реализовывал мошеннические схемы.

Арест Багдасаряна и его подельников в погонах и без пришелся на то время, когда 2-я та подверглась реформированию. В 1998-м под сокращение попали сотни военнослужащих Рощинского гарнизона.

Казалось бы, все законодательные процедуры соблюдены: во всяком случае, жильем-то отправляемые в запас служивые уж точно обеспечены.

Однако через несколько лет запасники были огорошены неприятным сюрпризом: Рощинский получил статус закрытого военного городка со всеми вытекающими последствиями, как, например, запрет на приватизацию жилья, которое отныне было отнесено к служебному фонду Минобороны.

ЧУЖИЕ КВАРТИРЫ

А в 2002 году к неопределенности существования запасников добавилось еще одно досадное нововведение. Решением губернской власти сельский населенный пункт Рощинский был переведен в разряд городского поселения.

В результате значительно увеличились тарифы на оплату жилья и коммунальных услуг, учителя и медики лишились «сельских» надбавок, а студентам из Рощинского перестали предоставлять места в вузовских общежитиях Самары.

Шли годы. В Рощинском все больше усугублялась проблема трудовой занятости. Большинству запасников и членам их семей пришлось искать работу в Самаре, а это только на двоих около 2,5–3 тысяч рублей затрат на транспорт ежемесячно.

Но главное, семьи бывших служивых все больше осознавали, что, не имея права распорядиться собственным жильем, они оказались в положении заложников. Как отмечает заместитель начальника Чернореченской КЭЧ майор Ильдар Ибрагимов, в настоящее время лишь 1378 квартир в Рощинском занимают действующие военнослужащие.

Еще в 967 проживают «семьи граждан, утративших связь с военным ведомством». 300 с лишним таких семей готовы оставаться в городке и настаивают лишь на одном – снять запрет на приватизацию жилья. Например, путем придания городку статуса закрытого административно-территориального образования (Закон РФ от 14 июля 1992 г.

№ 3297-1 позволяет приватизацию жилых помещений в ЗАТО и предоставляет возможность при сдаче жилья в муниципальную собственность получить за него компенсацию по сложившимся в регионе ценам).

Подавляющая же часть семей запасников (по данным Чернореченской КЭЧ-631) ставит вопрос об их отселении на «большую землю» с предоставлением жилья по установленным нормам в соответствии с действующим законодательством. Однако строительство такого жилья под отселение до последнего момента никто не планировал.

И действительно, в той же Самаре, к примеру, зарегистрировано более 1000 бесквартирных военнослужащих, и большинство из них доплачивают немалые по меркам денежного довольствия средства за съемные квартиры.

Многие – уже 7–10 лет. В то же время ритм продвижения очереди на получение постоянного жилья в последние годы значительно снизился.

Дело в том, что большая часть квартир в строящихся для военнослужащих домах сегодня передается в служебный фонд.

Таким образом, у запасников Рощинского оставался единственный шанс выбраться из городка – использовать право на получение Государственного жилищного сертификата (ГЖС). Сертификаты для отселения из гарнизона поступают ежегодно, и, по мнению начальника Чернореченской КЭЧ подполковника Бориса Ножкина, проблема лишь в том, что их выделяется недостаточно.

Однако многие запасники Рощинского так не считают и приводят следующие цифры: с 2002 по 2006 год для отселения из городка было выделено 317 сертификатов, и 197 из них так и остались нереализованными.

Причина банальна – сумма безвозмездной денежной субсидии, заложенная в ГЖС, значительно отстает от реальной стоимости жилья.

К примеру, сегодня государство готово оплатить по сертификату покупку квартиры в Самаре и области из расчета 17 тысяч 460 рублей за квадратный метр, тогда как рыночная стоимость того же метра в губернской столице варьируется в пределах 32–45 тысяч рублей.

«Получается, что население и законодатели живут в разных реальностях, – говорит уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова.

– Мы обращали внимание федерального правительства на то, что на средства ГЖС невозможно приобрести квартиру в Самаре, но вместо решения проблемы нам представили подробное объяснение понятия «стоимость жилья» и «норматив стоимости». Идет игра в слова».

В ПОИСКАХ ВЫХОДА

В течение последних лет доведенные до отчаяния запасники-рощинцы направили в различные инстанции более ста коллективных обращений с просьбой обратить внимание на их затянувшуюся проблему или хотя бы разработать механизм привлечения средств ГЖС на строительство доступного социального жилья и отвода земель под эти цели без участия в аукционе.

В 2006 году правительство Самарской области пообещало решить вопрос о выделении таких земельных участков в интересах военнослужащих-запасников. Были даже озвучены конкретные координаты: район Московского шоссе и 116-го километра в Самаре, поселок Новосемейкино в окрестности областного центра и город Сызрань. Однако дело так и не сдвинулось.

С осени прошлого года Рощинский захлестнула волна бурных собраний запасников, которые в январе–феврале нынешнего года вылились в протестные митинги. В самом массовом приняли участие более 1200 военных пенсионеров и членов их семей.

К решению социального конфликта подключились правозащитники.

«Как ни объясняй сложившуюся ситуацию действующими нормативными актами и приказами, налицо нарушение конституционных прав жителей Рощинского и на жилище и на собственность», – отмечает Ирина Скупова.

Во второй половине апреля с активистами организации гарнизонных запасников встретился начальник Службы расквартирования и обустройства войск МО РФ генерал армии Анатолий Гребенюк.

Вскоре в Рощинский для изучения ситуации прибыла специальная комиссия во главе с начальником ГлавКЭУ – заместителем начальника Службы расквартирования и обустройства войск МО РФ генерал-лейтенантом Юрием Гунькиным.

Пока официально озвучены две серьезные инициативы. Во-первых, как пообещали в Службе расквартирования и обустройства войск МО РФ, в 2007–2008 годах для семей запасников из Рощинского в Самаре будет возведен 100-квартирный жилой дом.

Вторую инициативу прокомментировали в правительстве Самарской области. Речь идет об инвестконтракте по строительству жилья в поселке городского типа Новосемейкино (Красноярский район) в 20 километрах от Самары. Приказом губернского Министерства строительства и ЖКХ № 9 от 19.03.07 г.

границы этого населенного пункта существенно расширены, а на площади в 137 га планируется возвести новый коттеджный микрорайон для военнослужащих, уволенных в запас. Под каждый дом выделяется до 10 соток земли. В 2007 году планируется построить первые 60 домов, а в 2008 году – еще около 300.

При этом стоимость жилья не должна превышать суммы субсидии по ГЖС, но если запасник пожелает построить дом большей площадью, чем ему положено по нормам на семью, то областной Фонд поддержки индивидуального жилищного строительства на селе готов предоставить заем под 10% годовых.

Область берет на себя возведение инженерных коммуникаций, школы, детсада и коттеджа для врача общей практики.

Между тем нетрудно посчитать, что если даже обе эти инициативы и будут успешно реализованы, проблему всех без исключения «заложников» из Рощинского они не решат. Что же остается тем, кто не попадет в число отселенных счастливчиков? Именно поэтому члены РООВЗа продолжают объединять усилия общественности закрытых военных городков в разных регионах страны.

По словам помощника начальника Службы расквартирования и обустройства МО РФ полковника Василия Лавренюка, рассматривается и вариант «частичного открытия» поселения Рощинский, то есть подготовки официального разрешения на приватизацию части квартир, некогда полученных военнослужащими запаса.

Однако командованию ПУрВО подобные решения не импонируют. Гарнизон задыхается от нехватки жилья.

В числе бесквартирных очередников – и военнослужащие единственной в России миротворческой бригады, и те, кто несет службу в расквартированных под Рощинским боевых частях 2-й общевойсковой армии, которая была сформирована в 2002 году после слияния ПриВО и УрВО.

«Семья офицера из четырех человек снимет квартиру. Чистоту гарантируем» – такие объявления в Рощинском не редкость. Сегодня в гарнизоне более 300 семей действующих военнослужащих мыкаются по съемным квартирам или проживают в казармах.

И в ближайшей перспективе жилищный вопрос встанет еще острее в связи с программой перевода той же миротворческой бригады и ряда других частей на добровольный принцип комплектования.

Со временем в Рощинском появятся сотни и сотни семейных контрактников в сержантских и солдатских погонах, и их нужно будет куда-то расселять.

И последнее. Социальная проблема рощинских запасников имеет еще и психологический характер. Те, кто сегодня проходит здесь службу, невольно примеряют на себя невеселую долю своих коллег-предшественников и наверняка все чаще задумываются, что ждет их семьи, случись уходить в запас в таком вот закрытом военном городке.

Источник: http://nvo.ng.ru/concepts/2007-05-25/4_towns.html

проблема | Череповецкая истина

Что положено при расселении гражданского персонала из закрытого военного городка?

Губернатор Вологодской области заявил о рекордном финансировании сферы образования региона: «Мы можем смело сказать, что отрасль образования в Вологодской области устойчиво развивается.

Впервые в этом году достигнут рекорд по финансированию — 12 миллиардов рублей, таких цифр не было никогда. 28% расходов областного бюджета – это расходы именно на образование, это те средства, которые мы вкладываем в развитие наших детей».

В то же самое время из школ Череповца на время исчезли уборщицы. Ответственность за это лицемерно переложили на директоров образовательных учреждений.

Что сказал губернатор

16 августа на областном образовательном салоне губернатор сделал несколько заявлений.

«В этом году мы впервые запустили программу ремонта образовательных учреждений стоимостью более 500 миллионов рублей. В дальнейшем мы ежегодно будем выделять не менее этой суммы на ремонт школ и детских садов области», — сказал глава региона.

Олег Кувшинников напомнил, что благодаря тесной работе с министерством просвещения Российской Федерации, Вологодская область получила в 2018 году почти 1,2 миллиарда рублей на строительство новых образовательных учреждений.

Это позволило приступить к строительству новых школ в Вологде и Череповце. До конца 2018 года новые школы откроются в областной столице и Вытегре.

В следующем году новая школа распахнет свои двери в Череповце, начнется строительство школы в Соколе.

«Мы должны выполнить несколько задач, поставленных перед нами президентом Российской Федерации. Во-первых, необходимо всех учеников перевести на обучение в первую смену. В настоящее время 16% школьников продолжают обучаться во вторую смену.

Во-вторых, к 2025 году необходимо расселить все ветхие аварийные здания образовательных учреждений, а вместо них построить новые школы. Именно эту работу мы и проводим совместно с министерством просвещения», — подчеркнул Олег Кувшинников.

Сначала было неинтересно

Мы уже сообщали о том, что всему техническому персоналу школ и детских садов было предписано уволиться и перейти на работу в небольшие частные фирмы по договорам подряда.

По нашему мнению, это сделано ради экономии бюджетных денег, которая привела к нарушению статьи 37 Конституции России: «Каждый имеет право на… вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда». МРОТ ныне равен 11163 рублям, по договорам подряда технический персонал получает на 3-4 тысячи меньше.

Сторожей, уборщиц, гардеробщиц в нашем городе немного, поэтому ясно выраженной реакции череповчан на сообщения о дискриминации технического персонала не последовало, тем более, что дети еще отдыхали. А областные власти в ответ на обращения сообщали, что руководство сферы образования не имеет отношения к происходящему: мол, это целиком инициатива директоров школ.

Все изменилось, когда начался учебный год.

Тревожные сообщения

Уже 7 сентября заместитель мэра и начальник управления образования выехали в школу № 12.

Причина, по данным официального сайта Череповца, — «Родители жалуются в управление образования, что в школах стало грязно, не хватает уборщиц».

Грязь в школе из-за отсутствия уборщиц директор клининговой компании объяснила тем, что «наверное, они были на дачах». Нам такое объяснение представляется неубедительным.

Что происходит в школах на этой неделе, нам неизвестно. Но вот сообщения за прошлую и позапрошлую неделю со страницы мэра Череповца:

«Очень остро стоит вопрос об уборке в школе. Нет ни одной уборщицы. Дети неделю дышат пылью и песком. Наш класс дежурный во вторую смену. Стройка за школой. Это просто ужас. Вопрос надо срочно решать. Судя по посту в группе «Доска позора», эта проблема не только в нашей школе».

Начальник управления образования Лина Коробейникова: «Проблема действительно есть, и мы её решаем. Несвойственные функции переданы от школ сторонним организациям. Ряд руководителей ещё летом побеспокоились о заключении договора с клининговыми компаниями, а некоторые руководители до сих пор ещё решают этот вопрос. Обратитесь, пожалуйста, к директору школы».

Ответ родительницы: «Договор заключен. Уборщиц нет. Дети в грязи».

Сообщение из другого района города: «Похоже, не одна школа в городе в такой же ситуации находится, уборщиц нет, вчера на собрании давали на подпись бумагу о том, что родители не против, что дети будут прибираться в школе. Но в чем заключается уборка, подробно не было расшифровано… Одно дело раз в четверть почистить парты и сходить на субботник, а совсем другое дело мытье полов каждый день».

И еще одно сообщение: «28 школа. Часть туалетов закрылась, полы не моются. Хорошо за мизерную зарплату, говорят, уговорили поработать человека на гардеробе, а то детям предлагалось с одеждой ходить по кабинетам.

Тоже взяли подписи на труд детей.

Почему все спихнули на директоров, мне не понятно, если решение принималось на уровне управления города? Где эта клининговая компания? И долго ли мои дети будут дышать пылью? Я так поняла, что денег школам на уборку выдали недостаточно?»

И еще одно: «А почему это должна быть головная боль директоров? Не их инициативой было убрать техперсонал. Это нашей администрации чем-то они помешали. Как Мария Барабанова в одной из групп высказалась, «со школы сняли несвойственные ей функции».

А вы их спросили, как лучше будет? Когда техперсонал был в штате, директора полностью контролировали их работу, сейчас же они вообще ничего толком сделать не могут. Хорошо рассуждать: вы решение приняли, а всю ответственность на директоров спихнули.

Если уж принимаете такие решения, то будьте любезны не убегать от ответственности».

Ответ начальника управления образования: «Управление не снимает с себя ответственность! И как раз решает проблему! Но без помощи директоров один начальник управления образования ее решить не сможет в 43 школах города!»

И еще раз мнение родителей: «Это просто позор и управлению образования и выше! Чтобы не платить минимальную зарплату, всех уволили и скинули все на какие-то «левые» клининговые компании! Предлагается мизерная неофициальная зарплата уборщицам, сторожам и т.д. У них вообще будет санитарная книжка, ведь они будут работать с нашими детьми и в садиках и в школах?»

Причем тут 12 миллиардов?

Напомним слова губернатора про финансирование сферы образования в 2018 году: «Впервые в этом году достигнут рекорд по финансированию — 12 миллиардов рублей, таких цифр не было никогда». На одной чаше весов 12 миллиардов, на другой – технический персонал, которому платят в нарушение стати Конституции № 37 зарплату ниже МРОТ и без социальных гарантий.

Недавно пришла реакция прокуратуры. На 11 тысяч рублей оштрафовали директора ООО, которое «заключило договоры оказания услуг с 25 физическими лицами, уволенными из МУП «Теплоэнергия».

По данным надзорного ведомства, «анализ указанных договоров показал, что фактически они являются трудовыми, данным гражданам вменено исполнение обязанностей по специальности «сторож».

При этом рабочее время, должностные обязанности не изменились, а размер зарплаты существенно снизился и был менее установленного МРОТ.

Формально всё верно: фирма заключила договор подряда, который по факту являлся трудовым и денег платит меньше, чем положено по закону. За это ее директора и наказали.

Но почему ООО это сделало? Потому что получило из бюджета сумму, которой достаточно лишь для производства выплат ниже МРОТ и без отчислений в фонды.

Чтобы платить 11163 плюс хотя бы 30% отдавать в ПФР, ФСС, да еще и НДФЛ отчислять, нужны другие деньги из бюджета.

Пока мы не видим со стороны властей желания увеличить финансирование оплаты труда технического персонала. Помните сказку Салтыкова-Щедрина «Дикий помещик»? Некий барин взмолился к Господу, чтобы тот избавил его от мужиков – не нравился дворянину их грубый вид и запах. Бог внял мольбе. Через полгода помещик совершенно одичал и перешел на питание сырой дичью.

Семен МАНУЛОВ.

Источник: http://cher-is.com/tag/problema/

Из квартиры в палатку. Балтфлот выселяет из общежития семьи с детьми

Что положено при расселении гражданского персонала из закрытого военного городка?

В Балтийске в Калининградской области Министерство обороны РФ выселяет из ведомственного общежития на улицу три семьи с шестью детьми. Здание расселяется, но нового жилья для этих людей у Балтфлота нет. На улицу пойдут и те, кто имеет право на жилье, и те, кто живет в общежитии без документов, в том числе малоимущая многодетная семья.

“По документам мы бомжи”

Чтобы добраться до общежития на улице Невского в Балтийске, нужно долго петлять на машине по узкой дороге. Пешком от центра городка придется идти не менее получаса – и вот общежитие Балтийского флота, старая пятиэтажка. Рядом – заросшая детская площадка.

Еще полгода назад в общежитии жили более 80 семей военных, но сегодня здание практически пустое. Командование Балтфлота планирует перестроить его в казарму для ближайшей воинской части – она так близко, что можно прямо из окна наблюдать за срочниками.

Общежитие на ул. Невского в Балтийске

Людей переселили в построенный по соседству военный городок, его симпатичные домики тоже рядом, виднеются из-за деревьев. Но в общежитии все еще остаются три семьи. На всех – шестеро детей, самой младшей девочке – полгода. Идти этим людям некуда.

Среди них – малоимущая семья Полуяновых: мать и четверо детей (трое несовершеннолетних). Бывший муж Елены Полуяновой служит в морской пехоте. В общежитие семья вселилась пятнадцать лет назад.

Тогда все было хорошо, в семье растили двоих детей, ждали третьего.

Семья Полуяновых

– У меня с детьми была прописка на Мечниково-2 (поселок под Балтийском. – РС), там раньше был барак, где мы жили. Там же Балтфлот прописывал многих военных. Потом дали эту общагу, мы переехали, родился третий ребенок, – рассказывает Полуянова. – А потом муж меня бросил с пятимесячным ребенком, ушел к другой. Мы с детьми остались здесь, что называется, на птичьих правах.

Семь лет назад нам и другим местным семьям пообещали, что пропишут нас в этом общежитии, сказали выписываться с Мечниково. Я с детьми выписалась. Но мой бывший муж официально написал отказ от этой квартиры – он надеялся, что ему вместо нее флот даст хорошее жилье. Правда, жилье ему до сих пор так и не дали.

Все друзья ему говорили: что ты делаешь, у тебя же дети! Но он все равно отказался от жилья.

В итоге Елену с детьми прописывать в общежитии отказались. По закону все верно: к военным она формально отношения больше не имеет, а значит, ведомственное жилье ей и ее детям не положено.

Сейчас многодетная мать работает дворником в местной больнице, прописки ни у нее, ни у детей нет. Несколько лет назад у Елены трагически погиб средний сын.

А уже потом она родила еще двоих детей, от другого мужчины. Он ее тоже оставил.

– Так получилось, да, не подумала о будущем детей, где и как нам жить. И сейчас мы живем с четырьмя детьми здесь, а по документам мы бомжи. Моим младшим детям 14, 10 и 8 лет, старший уже взрослый, недавно вернулся из армии.

У всех у нас нет прописки. Дети ходят в школу – без прописки взяли, потому что нас все знают. У детей есть даже медполисы – тоже выдали без прописки. Но сейчас нужно освобождать квартиру.

Но куда нам идти? Жить в палатке?

У Елены Полуяновой четверо детей и нет жилья

Из-за отсутствия постоянной регистрации Елена не может оформить инвалидность восьмилетнему Коле – у него проблемы со зрением. Снять жилье не позволяет зарплата, она немногим больше МРОТ – 11 500 рублей. С такими доходами и без регистрации не дают ипотеку. Материнского капитала хватит на крошечную комнатку, но для женщины с тремя несовершеннолетними детьми это крайний вариант.

По словам Елены, с просьбой о жилье она обращалась во все инстанции, в том числе и в местную администрацию. Органы соцзащиты помогли ей составить обращение в Балтфлот, но военные ответили отказом по формальным основаниям.

Сегодня эта семья как малообеспеченная состоит на учете в соцслужбе и “получает адресную ежеквартальную помощь, бесплатное питание детей в школе и летний отдых детей в лагерях”, говорится в письме управления соцзащиты.

Что касается маневренного жилья, то Елена не стоит на учете как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, так как по этому вопросу не обращалась. Сама же Елена говорит, что в администрации города ей предложили поработать дворником с предоставлением служебного жилья, но потом этот вариант отпал.

Больше ей, по словам женщины, ничего не предлагали. Сама же она, помимо командующего Балтфлота, писала президенту, однако ответа не дождалась.

Военная часть в Балтийске рядом с общежитием

“Свободных комнат нет”

Большая часть жителей Балтийска так или иначе связана с Минобороны. Город в 50 км от Калининграда называют форпостом Балтийского флота. Здесь базируются несколько воинских частей. В советские годы город был закрытым, но сейчас въезд сюда свободный.

В общежитии на ул. Невского военным предоставляли служебное жилье. После того, как в декабре 2017 года здание начали расселять, вандалы срезали здесь проводку, входные двери, радиаторы.

Система отопления прогнила, но ремонтировать ее управляющая компания не стала – все равно жильцы выселяются. Зимой общежитие отапливалось наполовину, рассказывает Анвар Мухитдинов.

Он живет здесь с женой Марией и двумя маленькими дочками – четырехлетней Анной-Марией и полугодовалой Ванессой.

Анвар Мухитдинов

– Сначала мы снимали комнату на четвертом этаже. Потом люди стали уезжать из общежития. А нам с детьми идти некуда. И как раз сломалось отопление. Тогда наш сосед пустил нас в одну из своих комнат, которая отапливалась. А сам с женой и сыном остался в холодной. Спасибо ему большое! – рассказывает Мухитдинов.

У Анвара, как и Елены Полуяновой, тоже нет документов на жилплощадь в общежитии. Нет у него и прописки. Но на служебное жилье от Балтфлота, он, гражданский служащий, все-таки имеет право. Анвар – спасатель Минобороны.

– Я работаю на пожарном катере №1680. Если будет тонуть или гореть корабль, наш экипаж будет обеспечивать спасательный процесс, – говорит мужчина. – Я несколько лет пытаюсь добиться служебного жилья. Ведь есть приказ №485 от 2014 года, по которому служебное жилье должно предоставляться гражданскому персоналу.

Согласно приказу министра обороны Российской Федерации от 18 июля 2014 г. №485, гражданский персонал действительно имеет право на служебное жилье на время работы. У Анвара – целая папка с письмами от Министерством обороны. Ответы военных часто противоречивы:

Если нас выселят отсюда, нам с семьей придется идти на улицу. Больше некуда

– Я пять раз обращался в департамент жилищного обеспечения, подавал документы командующему. Сначала мне сообщили: вы права на служебное жилье не имеете. Мы пошли дальше, в администрацию президента написали, в военную прокуратуру.

Из Москвы пришел ответ: да, есть приказ №485, вам положено служебное жилье, но свободных комнат нет.

Я прихожу в прокуратуру: вот он, приказ, почему не дают жилье? И там тоже удивляются: почему военные говорят, что жилья нет, когда более 70 комнат свободно в наших общежитиях.

Своей прописки Анвар лишился несколько лет назад, когда по совету юриста выписался из квартиры бывшей жены.

– Юрист нашей воинской части мне говорит: выписывайтесь, вам дадут жилье. А у меня сложные отношения с бывшей женой. В итоге выписался, а потом оказалось, что прописаться в части нельзя, потому что я не военный. Вот и получается: моя нынешняя жена со старшей дочкой прописана у матери.

А у меня и у Ванессы прописки нет, – говорит мужчина. – Если нас выселят отсюда, нам с семьей придется идти на улицу. Больше некуда. Мы и так уже месяц жили у меня на катере, пустил капитан по доброте душевной, хотя сильно рисковал.

Но тогда был один ребенок, а теперь с двумя детьми – опять на катер проситься?

Семья Анвара Мухитдинова

Сейчас в Балтфлоте Анвару неофициально советуют делить с бывшей женой квартиру по суду. Официально говорят, что помочь ему не могут.

– Но как я буду делить квартиру? Мой сын от первого брака инвалид. А я буду половину квартиры отсуживать? Не такой я человек, – говорит Анвар.

“После огласки чуть не уволили”

Мы сегодня у командования как кость в горле

Единственная семья, которая сейчас живет в общежитии официально, по документам – семья Играмедина Ширинова. Этот тот самый сосед, который пустил семью Анвара в одну из двух своих комнат. У Играмедина жена и сын. Он гражданский, работает на флоте охранником.

Ему флот предложил переселиться в новое жилье – в две заплесневелые комнаты в другом старом общежитии. Ширинов отказался. После этого флот предоставил ему приемлемый вариант. А когда Играмедин пришел туда вселяться, оказалось, там уже живет другая семья.

Ситуацию пока разрешить не удалось.

Эту историю нам рассказывают его соседи. Сам Ширинов от общения отказался, сказав лишь, что у него из-за огласки большие проблемы на работе. Недавно сюжет про жителей общежития снимал телеканал ОТР, и после того, как репортаж вышел, Играмедина чуть не уволили, объясняет Анвар Мухитдинов.

– Мы сегодня у командования как кость в горле. Но мы ничего не боимся – у меня дети. И мы чужого не требуем, дайте нам то, что положено по закону, – говорит Мухитдинов.

Новый военный городок в Балтийске

Освободят по суду

Источник: https://www.svoboda.org/a/29450844.html

Заложники военных городков

Что положено при расселении гражданского персонала из закрытого военного городка?
Срок бесплатной приватизации жилья истекает 1 марта 2010 года. Однако далеко не все желающие могут воспользоваться правом стать собственником жилплощади по месту прописки. Например, жители закрытых военных городков о приватизации своих квартир могут только мечтать. Корреспондент “Солидарности” побывал в одном из таких городков, чтобы разобраться в ситуации.

ЗАКРЫТО ДЛЯ ГРАЖДАНСКИХ

Закрытые военные городки на первый взгляд неприметны и ничем не выделяются на общем фоне загородных построек, огороженных забором. 15 минут от конечной станции метро на маршрутке по Осташковскому шоссе в ближайшее Подмосковье, 5 минут тихим шагом до КПП. Вот он – один из многих военных городков закрытого типа близ деревни Беляниново в Мытищинском районе Московской области. Въезд только по пропускам. Никакой секретности поселения на первый взгляд не обнаружено. Неказистые пятиэтажки, обшарпанные временем, детская площадка с покореженными качелями, маленький магазинчик с нехитрым набором продуктов и алкоголя. Но местных жителей волнует не ощущающаяся во всем казенщина, неустроенность и даже не отдаленность от метро. Проблема у этих людей особая, живущим за пределами городка непонятная. Поселок, как говорят военные, закрыт для гражданских со всеми вытекающими последствиями. Вот только живут здесь сегодня не только военные люди, но и семьи офицеров запаса, педагоги, медработники учреждений района. И даже те, кто к военным отродясь не имел никакого отношения. Офицеры когда-то служили, а сегодня они люди гражданские, но продолжают жить в военном городке, в квартирах, принадлежащих Министерству обороны. Хотя, по закону, после выхода в отставку военный пенсионер должен приобрести себе другое жилье. Местные жители не могут ни поменять свою жилплощадь на жилье в ближайшем Подмосковье, ни продать квадратные метры, ни переехать, поскольку существует ведомственный приказ: в военных городках и поселках закрытого типа приватизация жилья, принадлежащего Минобороны, запрещена. И живущие здесь люди стали заложниками законов. – Конечно же, я хотела бы приватизировать свое жилье, тем более сроки приватизации подходят к концу, – рассказывает “Солидарности” жительница военного городка Наталья. – Но я ничего не могу сделать со своей жилплощадью. Я многодетная мама, но даже расширить квартиру не могу. Неоднократно обращалась по этому вопросу и к военным, и к гражданским органам. Ответ один: городок закрытый, и пока его не откроют, ничего сделать нельзя. Качество коммунальных услуг Наталья считает средним: – Перебои с водой, котельная старая, почему к ТЭЦ не подсоединяют – непонятно… Я хотела бы нормальную детскую площадку. Хорошо, еще детский садик недавно отремонтировали… Жителей возрастом постарше беспокоят не столько бытовые проблемы, сколько молодое поколение: – По большому счету, нас все здесь устраивает, – наперебой расхваливают жизнь в военном городке проходящие мимо женщины. – Только вот для молодежи нет ничего. Ни кино, ни культурных программ. Вот и толкутся они по вечерам у ларьков, и ларьки эти рядом с детским садом. А у нас здесь даже участкового милиционера нет! Хорошо, еще дороги сделали… Как только вопрос касается приватизации, женщины оживляются: – Конечно, хотим приватизировать! Но вы же понимаете – закрытый военный городок, и приватизировать жилье нам не дают, – сетуют мои собеседницы. – Вот соседний городок открыли, теперь там полным ходом жилье приватизируют. Свои фамилии и имена жительницы назвать отказались. Но шепотом признались, что подписали в части бумагу о том, что не будут заниматься общественной деятельностью. Бывший офицер, а ныне простой пенсионер Геннадий Александрович оказался более смелым: – Все устраивает, поскольку другого выхода у нас нет, – объясняет Геннадий Александрович. – Приватизировать жилье очень бы хотелось. Я консультировался с юристом, он посоветовал обратиться в суд, но оснований на приватизацию по закону у нас нет. Периодически нашему городку выделяют жилье в Королеве, и несколько человек туда переехали, освободив здесь квартиры. Там они жилье приватизировали. Но таких счастливчиков очень мало. Пытаться решать вопрос надо бы, но я даже не знаю, с чего начинать… Остается ждать, что, может быть, откроют городок…

ЖИЛЬЯ НА ВСЕХ НЕ ХВАТАЕТ

В Минобороны подтвердили, что к ним регулярно поступали и продолжают поступать обращения граждан, проживающих в закрытых военных городках, по вопросу приватизации жилых помещений. В ответ на запрос о том, как же быть гражданам, проживающим в ЗВГ, Министерство обороны РФ прислало в редакцию следующий ответ: “Жилые помещения, находящиеся в жилых домах на территории ЗВГ, приватизации не подлежат в соответствии со статьей 4 Закона РФ от 4 июля 1991 года № 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”. В других военных городках приватизация осуществляется на общих основаниях, в соответствии с вышеупомянутым законом. В настоящее время право граждан, утративших связь с Министерством обороны РФ либо не являющихся военнослужащими РФ (и не проходящих службу по контракту), проживающих на территории закрытых военных городков, может быть реализовано путем отселения из ЗВГ. Им положено выдавать государственные жилищные сертификаты в порядке и на условиях, определенных подпрограммой “Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством” федеральной программы “Жилище” на 2002 – 2010 годы”. При этом Минобороны не скрывает, что “вопрос отселения граждан, утративших связь с Минобороны РФ, с территории ЗВГ в полном объеме в настоящее время не может быть решен в связи с незначительным выделением Минобороны России лимитов на государственные жилищные сертификаты”. По сути, “оборонщики” заинтересованы в переселении граждан из военных городков. Потому что жилье проходящим в данный момент воинскую службу как-то предоставлять надо. И основным источником получения служебных жилых помещений в военных городках как раз и служит переселение граждан, “утративших связь” с Минобороны. И “основным способом переселения таких граждан из ЗВГ является предоставление им государственных жилищных сертификатов”. Но жилищных сертификатов на всех не хватает. Вот и получается замкнутый круг. При этом Минобороны рапортует, что государственные жилищные сертификаты с 1998 года получили 82,5 тысячи семей. В том числе 9746 человек были переселены из закрытых военных городков, из них в 2008 году жилищные сертификаты получили 1528 человек. Объемы финансирования подпрограммы не позволяют полностью решить проблему переселения граждан. Потребность Минобороны в государственных жилищных сертификатах для переселения из ЗВГ составляет порядка 42 тысяч. В первую очередь сертификаты выдаются участникам подпрограммы, которые признаны нуждающимся в улучшении жилищных условий. Однако те, кто живет в ЗВГ, к данной категории не относятся. В связи с этим Минобороны выдает сертификаты для переселения из таких городков в основном с целью формирования фонда служебного жилья под штатную численность воинских частей. Правительством РФ было принято решение дополнительно выделить 2,9 млрд руб. для переселения граждан – это позволило в 2008 году переселить из ЗВГ Минобороны России 1,8 тысячи семей уволенных с военной службы. А про гражданских лиц, не имеющих никакого отношения к Вооруженным силам РФ, но живущих в закрытых военных городках, – ни слова.

ПРАВО НА СОБСТВЕННОСТЬ

Законодатели Челябинской области предлагали внести изменения в законы “О приватизации жилищного фонда в РФ” и “О статусе военнослужащих”. Но в середине апреля 2008 года Госдума отклонила этот законопроект, разрешающий приватизацию жилых помещений в закрытых военных городках. Пока больше подобных проектов на рассмотрение в Государственную думу не поступало. Но в юридических кругах упорно ходит слух, что сроки окончания приватизации снова сдвинут. Они и так уже переносились дважды, и в связи со сложившейся ситуацией на рынке жилья приватизацию могут снова продлить. Перечни закрытых военных городков утверждаются правительством РФ по представлению Минобороны (временно действует приказ министра обороны СССР от 23.12.1980 № 363). В соответствии со ст. 94 ЖК РСФСР военнослужащие, уволенные в запас или отставку, а также проживающие с ними лица могут быть выселены из занимаемых ими жилых помещений в военных городках с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. Увольнение с военной службы является основанием для реализации права на получение жилья за счет федерального бюджета. При этом выбирать место жительства люди могут сами. В принципе, бывшие военные могут быть выселены из военных городков в судебном порядке, но только с предоставлением другого благоустроенного жилья. – Когда в 1991 году принимался закон о приватизации, то из перечня сразу был исключен ряд категорий жилищного фонда, в том числе жилье в закрытых военных городках. И тогда это было воспринято нормально, – пояснила “Солидарности” гендиректор юридической фирмы “Визирь” Юлия Кондратенко. – Другое дело, что со временем все изменилось, и теперь нужно вносить поправки в закон о приватизации. В настоящее время, пока закрытый военный городок не поменяет статус, жилье в нем не может быть приватизировано. Для проживающих там граждан, не состоящих на службе в ВС РФ, выходом из ситуации может быть суд с Минобороны, либо требование, чтобы поставили на очередь на получение жилья, либо оформление договора социального найма. Но если судебные иски будут не массовые, а единичные, об успехе дела вряд ли можно будет говорить. В любом случае выселить людей из военного городка “в никуда” не могут. Кроме того, необходимо оговаривать статус военных городков. Одно дело, если они до сих пор несут оборонную функцию, и совсем другое – если эта функция утрачена, а городок по-прежнему остается закрытым. Тогда нужно говорить об изменении статуса населенного пункта и оспаривать существующий статус. Но на практике все выглядит совсем иначе. Так как у войсковых частей обычно отсутствуют другие благоустроенные жилые помещения, то и людей из квартир никто не выселяет. Военнослужащие с семьями остаются проживать в закрытых военных городках и после увольнения с военной службы, и из них формируются многолетние очереди на получение жилья.

Алена ПАХОМЕНКО Фото Николая ФЕДОРОВА

“А”-СПРАВКА

На территории России более 1700 закрытых военных городков (ЗВГ), в которых проживают многие тысячи военнослужащих с семьями. В ЗВГ живут и граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей, а также гражданский персонал воинских частей и учреждений. Проживают на территории закрытых военных городков и лица, не имеющие никакого отношения к армии…

2010-04-26 18:47:04

Источник: https://www.solidarnost.org/thems/nepravovoEpole/nepravovoEpole_5602.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий