Есть ли возможность смягчить приговор в данном случае?

Дело витебского смертника: теперь или расстрел, или помилование

Есть ли возможность смягчить приговор в данном случае?

Сегодня, 12 ноября Верховный суд рассмотривает апелляционную жалобу осужденного к смертной казни жителя Витебщины Виктора Павлова.

Напомним, смертный приговор Витебчанину был вынесен 30 июля 2019 года Витебска областным судом, обвинив его в убийстве двух пенсионерок.

Представители потерпевших в суд не пришли. На суде присутствовала сестра Раиса Анатольевна. Во время рассмотрения апелляционной жалобы присутствовали около десятка человек: журналисты и правозащитники.

Среди них координатор кампании “Правозащитники против смертной казни” Андрей Полуда, правозащитники “Весны” Валентин Стефанович и Полина Степаненко, а также витебский правозащитник Белорусского Хельсинкского комитета Павел Левинов.

В Верховном суде 12 ноября сестра Павлова, правозащитники Павел Левинов и Андрей Полуда

Апелляционную жалобу рассматривал заместитель председателя Верховного суда Руслан Анискевич и судебная коллегия по уголовным делам. В рассмотрении жалобы также участвовал представитель Генеральной прокуратуры.

В жалобе Виктор Павлов просил смягчить приговор и назначить альтернативное наказание в пределах санцкии, по которой признан виновным (ч.2 ст.139 Уголовного кодекса).

Сразу в суде зачитали апелляционную жалобу Виктора Павлова, где ставится под сомнение соблюдение принципа справедливого судебного разбирательства суда при рассмотрении его дела. Так, в приговоре не отражены положительные характеристики его личности, не в полной мере учтены факт явки с повинной, полное признание вины Павлова, активное сотрудничество в ходе следствия.

В апелляционной жалобе отмечается, что нарушение гарантий справедливого судебного разбирательства повлекло нарушение его права на жизнь. Также в жалобе осужденного к смертной казни указывается, что был нарушен ряд других прав. Например, право на защиту, так как он смог выбрать адвоката только после приговора суда. Были нарушены и другие его права как подозреваемого.

Вынесение смертного приговора нарушает его право не подвергаться пыткам и жестокому бесчеловечному, унижающему достоинство обращению. Павлов раскаивается и просит изменить приговор с назначение более мягкого наказания с учетом принципа гуманности.

В рассмотрении апелляционной жалобы участвовали две адвокатки.

Адвокатка Павлова обратила внимание судей Верховного суда на то, что дело резонансное и за ним наблюдает не только белорусское общество, но и международное сообщество.

Наличие смертного приговора в стране влияет на уровень уважения и соблюдения прав чалавека.

Действительно, с осуждением вынесения смертных приговоров в Беларуси выступили, например, такие организации как Совет Европы и Евросоюз.

Адвокатка во время речи защитника обратила внимание, что Витебский областной суд при вынесении приговора занял одностороннюю, предвзятую обвинительную позицию при описании личности Павлова. По ее мнению, это один из существенных факторов, который повлиял на вынесение чрезмерно сурового и жестокого приговора.

Она обратила внимание судей Верховного Суда, что по Конституции смертная казнь носит исключительный и временный характер.

Также адвокат апеллировала международными стандартами в области прав человека и отмечала, что смертная казнь не соответствует Всеобщей декларации прав человека и Международному пакту о гражданских и политических правах.

Она напомнила, что ряд международных организаций с 90-х годов активно призывают Беларусь наложить мораторий на вынесение смертных приговоров.

Другая адвокатка также обратила внимание судей Верховного суда на суровый и негуманный приговор.

Как она отметила, в приговоре Витебского областного суда были отражены только два смягчающих факта:

  • явка с повинной;
  • активное способствование раскрытию преступления.

Адвокатка подчеркнула, что на момент задержания только явкой с повинной, а значит показания Виктора Павлова, являлись единственными источниками информации.

«Он сам предоставил всё, чтобы привлечь его к уголовной ответственности», — выражает удивление адвокат по поводу назначения высшей меры наказания.

Адвокаты обращали внимание на ряд недостатков, которые были допущены в ходе следствия, и в последствии положен судом в основу смертного приговора.

По мнению защиты Павлова, в данном случае не было оснований для вынесения высшей меры наказания. Они просили судей Верховного суда изменить приговор Витебского областного суда и назначить другое альтернативное наказание, предусмотренное ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса.

В суде приговоренный к смертной казни по существу приговора не дал никаких показаний. Он сказал, что переживает из-за того, что случилось.

«Я все потерял в своей жизни: и семью, и детей…» — сказал сквозь слезы Виктор Павлов.

Перед рассмотрением апелляционной жалобы Павлова в Верховном суде

Представитель Генеральной прокуратуры полностью поддержал позицию Витебского областного суда, и не увидел оснований для изменения приговора. По его мнению, областной суд правильно квалифицировал деяния Павлова, а также полно и всесторонне изучены материалы дела. Он считает, что наказание назначено соразмерно совершенному преступлению.

“Он продемонстрировал пренебрежение к жизни”, — сказал в заключении прокурор.

Верховный суд удалился в совещательную комнату до 13:00 для вынесения определения.

После перерыва было принято решение оставить апелляционную жалобу Виктора Павлова без удовлетворения, а смертный приговор Витебского областного суда в силе. Приговор вступил в законную силу.

Источник: https://dp.spring96.org/ru/news/94930

Экспертные статьи 1Капиталь – финансы

Есть ли возможность смягчить приговор в данном случае?

В современной правовой системе часто случаются ситуации, когда приговор суда был несправедливым и виновному приходится терпеть чрезмерно суровое наказание. В этих незавидных случаях зачастую играет человеческий фактор, ведь судьи, принимающие неверные решения, тоже являются людьми и им вполне свойственно совершать ошибки.

Однако зачастую слишком серьёзные ошибки ломают гражданам судьбы, делая их в каком-то роде не виновниками, а жертвами. Конечно же, такие жестокие решения суда не являются окончательными и их можно обжаловать.

И тут на помощь обвиняемому приходит возможность подачи кассационной жалобы, являющейся неплохим шансом хотя бы немного смягчить не в меру суровый приговор суда. Соответственно, такой способ нужен только в том случае, если наказание не удалось смягчить посредством подачи искового заявления или с помощью жалобы в апелляционные судебные органы.

Как известно, кассационная жалоба необходима для пересмотра вердикта судебных органов 1-ой и 2-ой инстанции, а также для исправления ущемлённых прав человека. Её подают исключительно в ответ на вступивший в законную силу судебный приговор, дабы обжаловать некорректную трактовку или несоблюдение судебными органами прав обвиняемого гражданина.

В данной ситуации необходимо, чтобы обвиняемый ни в коем случае не забывал про процессуальные сроки, ведь их не нужно пропускать, потому что из-за этого в будущем будет невозможно обжаловать некорректный приговор.

В судебной практике нашей страны кассационные жалобы особенно популярны, когда дело касается 228-ой статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации. Что же представляет из себя данная статья? Прежде всего, это незаконное приобретение, хранение, изготовление или перевозка наркотических веществ или растений.

Обвиняемые, которые были тем или иным образом связанные со сбытом и хранением запрещённых веществ, очень часто подавали кассационные жалобы, и некоторым из них даже удавалось скостить себе срок. Ситуация такова, что 228-ая статья УК РФ включает в себя достаточно пунктов и примечаний, именно поэтому по всем делам, которые так или иначе связаны с наркотическими веществами, было довольно много обжалований.

Пример кассационной жалобы по 228-ой статье

Подобная ситуация произошла с гражданином А.В. Токмаковым, который был осуждён за совершение сразу 3-ёх преступлений на целых 11 лет тюремного заключения. Суд постановил, что обвиняемый нарушил 30-ую статью части 3 УК РФ (Приготовление к преступлению и покушение на преступление), часть 4-ую 228-ой статьи и 2-ую часть 228-ой статьи УК РФ.

В итоге сложив все статьи, в которых были обвинён Токмаков, суд назначил в общей сложности тринадцать с половиной лет в исправительной колонии. Соответственно, обвиняемый подал кассационную жалобу на жестокий приговор судебных органов от 30 сентября 2014-го года. 20 ноября того же года данный приговор был смягчён из-за тяжёлого состояния здоровья Токмакова.

Теперь обвиняемый должен был отсиживать за решёткой двенадцать с половиной лет, то есть приговор ему смягчили всего на год, а всё остальное оставили абсолютно без изменений. Однако после подачи кассационного заявления 20 ноября 2016 года наказание было ещё раз изменено.

Суд установил, что осуждённого необходимо считать виновным по статье 30 части 1 и статье 228 части 2 Уголовного Кодекса Российской Федерации (исключив из обвинения 2-ую часть этой же статьи). В итоге было официально решено, что осуждённый должен находиться в колонии строгого режима не 12 лет и 6 месяцев, а 9 лет и 6 месяцев, что уже является вполне серьёзным смягчением.

Если исходить из содержания приговора, то А.В. Токмаков был обвинен за три преступления, которые были напрямую связанные с оборотом наркотических веществ в крупном размере, причём всё это было совершено целой группой граждан. Как указали сами обвиняемые, наркотические вещества хранились без цели сбыта или передачи другим гражданам, а всего лишь для собственного употребления.

Все эти преступления были совершены Токмаковым и компанией в промежутке между июнем и октябрём 2013 года в городе Ялуторовске Тюменской области. Подавая кассационную жалобу, обвиняемый опротестовал законность и доказанность организованных по отношению к нему судебных приговоров и попросил о том, чтобы данные решения были пересмотрены.

Токмаков обосновывал свою кассационную жалобу тем фактом, что действия сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков были незаконны и провокационны. Также он пожаловался на неверную трактовку данных преступлений, как оконченных, ведь все наркотические вещества были конфискованы.

Таким же образом обвиняемый заявил, что вынесенный судебными органами приговор является чрезмерно суровым, ведь он был вынесен без всякого учёта смягчающих обстоятельств.

Внимательно ознакомившись со всеми деталями дела подсудимого, Судебная коллегия решила следующее: поскольку Токмаков продавал и употреблял наркотические вещества, а также хранил у себя дома растения, содержащие тетрагидроканнабинол, то и статья 228 по-прежнему остаётся актуальной.

На своей явке с повинной обвиняемый заявил о том, что покупал для собственного употребления и дальнейшей продажи курительные смеси (или в простонародье «спайсы»). Группа граждан, которые являлись покупателями этих наркотических веществ, дали показания по поводу того, что приобретали наркотики у гражданина Токмакова.

Дело в том, что осмотрев автомобиль у одного из «приятелей» осуждённого, сотрудники правоохранительных органов нашли огромное количество бумажных фасовок с завёрнутой в них марихуаной. Понятые, которые принимали непосредственное участие в оперативно-розыскных работах, стали свидетелями того, как полицейские изъяли солидную партию растения запрещённого на территории Российской Федерации.

В общей сложности 13 сентября 2013 года правоохранительными органами было найдено 670 грамм марихуаны, что действительно является особо крупным размером. Также коллегия признала некорректными заявления обвиняемого на тему того, что по отношению к нему были осуществлены какие-то провокационные действия со стороны сотрудников полиции.

Вся доказательная база, которая была обнаружена в процессе обыска транспортного средства, нисколько не оспаривалась со стороны адвокатов обвиняемых, при этом не было каких-либо поводов для того, чтобы уличить полицейских в провокациях или подстрекательствах.

Мало того, вся «контрольная закупка» была организована предельно правильно и грамотно, полностью следуя законам Российской Федерации и, соответственно, их не нарушая. Коллегия также установила, что сбыт наркотических веществ был полностью состоявшимся и, следовательно, оконченным, ведь в ходе «контрольной закупки» обвиняемый передал своему покупателю свёрток с марихуаной. Исходя из всех вышеперечисленных фактов, можно считать, что трактовка действий осуждённого вынесена судом верно.

Однако судебная коллегия посчитала, что всё же приговор, вынесенный Токмакову, подлежит некоторым изменениям. Исходя из третьей части статьи 66 Уголовного Кодекса Российской Федерации, срок приговора за приготовление к преступлению и покушению на преступление не должен быть больше трёх четвертей самого максимального срока. Поскольку Токмаков явился с повинной, сделал чистосердечное признание и признал собственную вину, а также сильно захворал в местах лишения свободы, то судебная коллегия решила смягчить приговор обвиняемому до 9 лет и 6 месяцев.

Заключение

Кассационная жалоба никогда не будет лишней, особенно, если подсудимому не получилось добиться смягчения наказания посредством искового заявления или при помощи жалобы в апелляционный суд. Как вы уже смогли заметить, пример с осуждённым за сбыт наркотических веществ – яркое тому подтверждение. Обвинённому гражданину А.В.

Токмакову удалось добиться смягчения приговора на три года. Хоть это и смотрится довольно несущественным смягчением, глядя на общий срок в двенадцать с половиной лет, но всё же лучше хоть что-то, чем совсем ничего.

В любом случае, всегда есть необходимость в том, чтобы хоть каким-нибудь образом скостить себе реальный срок, ведь жизнь человека довольно коротка, а проведение драгоценных лет в исправительных колониях её и вовсе не красит.

31.05.2019

Источник: https://ce-na.ru/articles/obshchiy-razdel/smyagchenie-nakazaniya-posredstvom-kassatsionnoy-zhalobi/

– Верховный Суд Республики Беларусь

Есть ли возможность смягчить приговор в данном случае?

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

25 марта 2009 года № 1

Изменения и дополнения:

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 31 марта 2016 г. № 2 (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 09.04.2016, 6/1534)

Обсудив результаты обобщения судебной практики, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь отмечает, что судами в целом соблюдаются нормы закона, регламентирующие назначение наказания в виде лишения свободы.

Данный вид наказания обоснованно назначается судами в пределах санкций, установленных уголовным законом, за тяжкие и особо тяжкие преступления, при опасном и особо опасном рецидиве преступлений, когда принудительная изоляция лиц с устойчивыми антиобщественными наклонностями, неоднократно судимых и не желающих становиться на путь исправления, обусловлена необходимостью предотвращения совершения ими новых преступлений.

Вместе с тем значительное количество осужденных составляют лица, совершившие не представляющие большой общественной опасности и менее тяжкие преступления, уголовно-правовые санкции за которые имеют, как правило, альтернативный характер, обеспечивая возможность широкого выбора иных средств реализации целей уголовной ответственности. В силу требований ч. 2 ст. 62 УК наказание в виде лишения свободы может быть назначено судом лишь при условии, что эти цели не могут быть достигнуты применением более мягкого наказания, предусмотренного соответствующей статьей уголовного закона. Поэтому судам следует, оценивая степень общественной опасности содеянного, обстоятельства, смягчающие ответственность, данные о личности виновного, его поведение после совершения преступления, избегать назначения наказания в виде лишения свободы в ситуациях, когда обстоятельства дела свидетельствуют о возможности исправления лица без изоляции от общества.

Кроме того, применение в отношении осужденного назначенного по приговору суда наказания является не единственным средством реализации и достижения целей уголовной ответственности.

Исправление лиц, впервые совершивших преступление, и предупреждение совершения ими новых преступлений может быть обеспечено, в частности, осуждением с отсрочкой исполнения (ст. 77 УК) либо с условным неприменением (ст.

 78 УК) наказания в виде лишения свободы.

Принимая во внимание, что назначение справедливого наказания возможно лишь при неуклонном соблюдении судами принципа его индивидуализации, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь постановляет:

1. Обратить внимание судов, что уголовное наказание в виде лишения свободы влечет не только изоляцию осужденного от общества, но и существенное ограничение его других прав и свобод.

Лишение свободы может назначаться только в предусмотренных законом случаях, за совершение преступлений, представляющих значительную общественную опасность, когда суд с учетом характера совершенного преступления и личности виновного придет к выводу, что его изоляция обеспечит защиту общества от преступных посягательств и будет способствовать целям уголовной ответственности.

2. В целях неукоснительного соблюдения положения ч. 2 ст. 62 УК, если санкцией статьи УК, по которой лицо признается виновным, наряду с лишением свободы предусмотрены более мягкие виды наказания, при постановлении приговора судом должен быть обсужден вопрос о применении наказания, не связанного с лишением свободы.

Убеждение суда в необходимости применения наказания в виде лишения свободы, в том числе на короткие сроки, должно основываться на всестороннем, полном и объективном исследовании материалов дела, оценке характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и всех влияющих на его меру ответственности обстоятельств. При этом в приговоре суда должны быть приведены конкретные обстоятельства по делу и данные о личности, в силу которых судом не могут быть избраны иные меры уголовно-правового воздействия, кроме наказания в виде лишения свободы.

3.

 Назначая наказание лицам, допустившим рецидив преступлений, помимо характера и степени общественной опасности вновь совершенного преступления, судам следует учитывать количество непогашенных и неснятых судимостей виновного, характер совершенных им в прошлом преступлений, причины и условия, способствовавшие рецидиву преступлений, имея при этом в виду, что ч. 2 ст. 65 УК не содержит ограничений в назначении таким лицам альтернативных лишению свободы видов наказаний.

4. Обратить внимание судов, что необходимость применения в соответствии со ст. 107 УК принудительных мер безопасности и лечения к совершившим преступление лицам, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, сама по себе не обязывает суд к назначению наказания в виде лишения свободы.

5. При определении срока лишения свободы за конкретное преступление суд руководствуется пределами, установленными ст. 57 УК и санкцией статьи Особенной части УК, по которой квалифицировано совершенное преступление.

При этом срок лишения свободы должен быть необходимым и достаточным для достижения целей уголовной ответственности.

Лицу, совершившему преступление в возрасте до 18 лет, лишение свободы назначается с учетом ограничений, установленных ст. 115 УК.

Судам не допускать назначения необоснованно мягких наказаний лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, сопряженные с умышленным посягательством на жизнь и здоровье человека, коррупцией, а также допустившим опасный и особо опасный рецидив преступлений.

6. При назначении наказания в виде лишения свободы на срок до пяти лет лицу, впервые осуждаемому к этому виду наказания, суд в соответствии со ст. 352 УПК обязан обсудить вопрос о наличии оснований для постановления приговора с отсрочкой исполнения наказания или его условным неприменением.

В отсутствие предусмотренных законом ограничений к применению ст.

 77 или 78 УК и наличии у суда убеждения в том, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты без отбывания назначенного наказания, суду следует решить вопрос, какая из этих мер уголовной ответственности в данном случае подлежит применению с обоснованием такого решения в приговоре.

7. Судам необходимо учитывать, что вид исправительного учреждения с соответствующими условиями режима для отбывания лишения свободы определяется при постановлении приговора на основании положений ст.ст. 57 и 115 УК.

Если виновный осуждается к лишению свободы при повторности преступлений, по совокупности преступлений или совокупности приговоров, режим отбывания наказания устанавливается судом после определения его окончательного срока.

Усиление, равно как и смягчение условий режима отбывания лишения свободы, в целях индивидуализации наказания допускается в пределах, установленных ч.ч. 6 и 7 ст. 57 УК, с обязательным приведением в приговоре мотивов принятого решения.

При этом осужденным к лишению свободы по совокупности преступлений, совершенных как умышленно, так и по неосторожности, отбывание наказания в исправительной колонии в условиях поселения может быть назначено лишь в случае, когда за умышленное преступление, входящее в совокупность, лишение свободы не назначалось.

При назначении отбывания части срока наказания в виде лишения свободы в тюрьме суд также обязан указать условия режима исправительной колонии, в котором виновный должен отбывать оставшуюся часть наказания в виде лишения свободы после отбытия тюремного заключения.

8. Разъяснить судам, что к ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы и допустившим рецидив преступлений (п. 4 ч. 4 ст.

 57 УК) следует относить обвиняемых, которым за совершенное в прошлом по достижении ими 18-летнего возраста преступление было назначено наказание в виде лишения свободы, которые отбывали его в исправительной колонии либо в тюрьме, при условии, что судимость за это преступление не погашена или не снята в установленном законом порядке.

К указанной категории также относятся лица, осужденные с отсрочкой исполнения либо с условным неприменением наказания, которые в соответствии с ч. 6, п. 3 ч. 7 ст. 77 УК либо ч. 7 ст.

 78 УК по постановлению суда были направлены в места лишения свободы и отбывали данное наказание; осужденные к лишению свободы и отбывавшие наказание в следственном изоляторе; осужденные к лишению свободы и отбывавшие данное наказание, которые в последующем были освобождены от наказания условно-досрочно (ст.

 90 УК) либо в связи с заменой неотбытой части наказания более мягким (ст. 91 УК), по болезни (ст. 92 УК), на основании акта амнистии (ст. 95 УК), если его применение не влечет снятия судимости.

Не считаются ранее отбывавшими наказание в виде лишения свободы: осужденные с отсрочкой исполнения (ст.ст. 77, 93 УК) либо с условным неприменением (ст. 78 УК) наказания, не направлявшиеся для его отбывания в места лишения свободы; осужденные к направлению в дисциплинарную воинскую часть, которым этот вид наказания применен вместо лишения свободы (ст.

 56 УК); лица, которым назначенное по приговору суда наказание в виде лишения свободы было впоследствии судом кассационной, апелляционной или надзорной инстанции заменено другим видом наказания; осужденные к лишению свободы, которые не отбывали наказание в связи с амнистией или помилованием либо освобождены от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения обвинительного приговора; лица, осужденные к лишению свободы и отбывшие срок назначенного наказания ко дню постановления приговора в связи с зачетом предварительного заключения; лица, отбывающие или отбывшие наказание в виде лишения свободы, когда они осуждаются к лишению свободы за преступления, совершенные до постановления первого приговора.

9.

 При рассмотрении представлений администрации исправительных учреждений об условно-досрочном освобождении от наказания, замене неотбытой части наказания более мягким в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, судам надлежит тщательно оценивать степень исправления осужденного лица. Помимо выполнения им требований ч.ч. 3–5 ст. 116 УИК, необходимо выяснять его социальные установки, готовность к правопослушному образу жизни на свободе.

Суды не должны формально подходить к решению вопросов о досрочном освобождении из мест лишения свободы лиц, особенно неоднократно судимых, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с посягательством на жизнь и здоровье человека.

10. Судам апелляционной и надзорной инстанций при рассмотрении жалоб и протестов на судебные решения нижестоящих судов обеспечить объективную проверку соответствия назначенного наказания в виде лишения свободы характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, данным о личности виновного, другим обстоятельствам дела.

Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда, областным, Минскому городскому судам своевременно исправлять допускаемые ошибки, постоянно анализировать практику назначения судами наказания в виде лишения свободы.

Председатель Верховного Суда Республики БеларусьВ.О.Сукало
Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Республики БеларусьИ.Н.Минец

Источник: http://court.gov.by/ru/jurisprudence/post_plen/criminal/toco/a678a6ddc0514ba6.html

Права ребенка, один из родителей которого приговорен к смертной казни или казнен

Есть ли возможность смягчить приговор в данном случае?

Вопросы, касающиеся прав детей, родители которых приговорены к смертной казни или казнены, редко выносятся на обсуждение и чаще всего игнорируются. Исключительно важно, чтобы, размышляя об этом, мы учитывали мнения самих детей.

В последние годы в данной области наметились обнадеживающие тенденции: в сентябре 2013 года в Совете по правам человека ООН состоялась важная тематическая дискуссия, посвященная правам таких детей; кроме того, этой теме стало уделяться особое внимание в докладах Генерального секретаря по вопросу о смертной казни. Соответствующие вопросы затрагиваются также при рассмотрении национальных докладов государств — участников Конвенции о правах ребенка в Комитете по правам ребенка и в ходе универсального периодического обзора.

Ряд международных и региональных договоров по правам человека запрещают смертную казнь, призывают к ее отмене или строго ограничивают ее применение, допуская ее лишь в случае наиболее тяжких преступлений. В настоящее время смертную казнь официально или на практике отменили или установили мораторий на ее применение около 160 государств. Еще ряд государств приостановили исполнение смертных приговоров.

Несмотря на общую тенденцию к отказу от применения смертной казни, еще есть страны, где такая казнь не просто применяется, а применяется непрозрачным образом, иногда под покровом государственной тайны.

Нет необходимости говорить о том, насколько труднее в таких случаях получить информацию о детях и семьях, один из родителей в которых был казнен по приговору суда.

В этой связи настоятельно необходимы меры по улучшению сбора данных и проведению серьезных исследований.

Согласно имеющейся информации, от применения смертной казни больше всего страдают малообеспеченные группы населения, а также этнические, расовые и религиозные меньшинства. Дети, один из родителей которых был приговорен к смертной казни, не только несут на себе клеймо позора, но и могут подвергаться многочисленным формам дискриминации.

Для таких детей защита прав, провозглашенных в Конвенции о правах ребенка, остается недосягаемой мечтой, поскольку никто не учитывает их интересы и никто их не защищает (статья 3); поскольку не обеспечиваются гарантии их права на свободу от насилия (статья 19); поскольку не уделяется должного внимания их праву на особую защиту и помощь в тех случаях, когда государство своими действиями лишает их семейного окружения (статья 20); и поскольку не соблюдается также их право на надлежащий уровень жизни, необходимый для их физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (статья 27(1)).

Для ребенка потеря одного из родителей — это всегда тяжелая травма. Однако такая потеря становится для него особенно страшной и обескураживающей, если она вызвана не естественными причинами, а является результатом приведения в исполнение вынесенного судом смертного приговора.

Детям трудно понять и объяснить самим себе, что произошло и почему, и поэтому они склонны все отрицать и скрывать свои чувства. Им необходимы поддержка и сострадание, а также правдивая информация (в соответствующей их возрасту форме) о ситуации, в которой оказался один из их родителей.

Опыт показывает, что эффективную роль здесь могут сыграть поддержка со стороны членов семьи и сверстников, а также помощь общинных организаций и организаций гражданского общества.

Дети, одному из родителей которых грозит смертная казнь, могут испытывать злость и растерянность. Процесс от суда до тюремной камеры, часто включающий большое число этапов и апелляций, является изматывающим как для осужденных, так и для их детей.

Дети испытывают сильнейший стресс и тревогу, когда выносится смертный приговор, когда он обжалуется и когда казнь переносится.

Психическая травма, которую они получают, и низкая самооценка становятся причинами постоянных ночных кошмаров, бессонницы и потери аппетита; дети становятся рассеянными и теряют интерес к школьным занятиям, а также к играм и развлечениям.

Некоторые из них начинают думать, что должны начать искать работу, раз их семьи остались без кормильца. Все это часто сопровождается посттравматическими расстройствами, агрессивным поведением и членовредительством. Так или иначе, переживая все это, дети испытывают глубокое чувство одиночества и безнадежности. Такие дети оказываются забытыми и Богом, и людьми.

После вынесения смертного приговора взрослые члены семьи чаще всего бросают все силы и ресурсы на то, чтобы не допустить приведения его в исполнение, в результате чего дети могут не получать той поддержки, в которой они нуждаются. Из-за пережитой травмы детям казненных родителей впоследствии трудно самим стать хорошими родителями, и поэтому вынесенные и приведенные в исполнение смертные приговоры могут иметь долгосрочные межпоколенческие последствия.

Данные Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, несмотря на их ограниченность, свидетельствуют о том, что от 40 до 70 процентов убийств женщин совершаются их сожителями, партнерами или членами семьи. Из этого следует, что большое число детей страдает в результате и самого преступления, и расплаты за него.

В тех случаях, когда применяется смертная казнь, государство фактически делает детей сиротами.

При рассмотрении некоторых дел о насилии в семье дети также вынуждены выступать свидетелями в суде, что чревато формированием у них глубокого чувства вины, поскольку их показания могут способствовать вынесению смертного приговора их собственному родителю.

Кроме того, предрассудки, связанные с лицами, приговоренными к смертной казни, зачастую затрудняют поиск приемных родителей или опекунов для их детей, что усиливает их страдания и увеличивает для них риск потерять крышу над головой и оказаться на улице, где они могут стать жертвами насилия и эксплуатации и сами могут быть втянуты в преступную деятельность. Девочки в подобных ситуациях подвергаются еще и высокому риску сексуального насилия. При этом у родственников таких детей может не оказаться средств для того, чтобы взять их под свою опеку, и в тех случаях, когда преступник и его жертва являются родителями ребенка, совершенное убийство может, разрушив семью, оставить его без средств к существованию.

Дети часто испытывают страх, посещая своих родителей в тюрьме. Их могут пугать обыски с раздеванием и крики надзирателей, из-за которых они сами порой чувствуют себя заключенными. Для свидания с родителями им часто приходится преодолевать большие расстояния, при этом само свидание может быть очень коротким.

Детям хочется, чтобы встречи с родителями были более долгими и проходили в комфортных для них условиях, и чтобы персонал исправительных учреждений относился к ним с должным уважением.

В некоторых случаях свидания разрешаются недостаточно часто, а опекуны не всегда готовы сопровождать ребенка в его поездке в тюрьму.

Казнь родителя, который был и кормильцем, и защитником, может стать для ребенка причиной серьезного внутреннего конфликта и впоследствии привести к сложностям в его отношениях с государством и обществом. Чаще всего это происходит в тех случаях, когда смертный приговор выносится за преступления, не связанные с причинением смерти.

Дети могут понять, что их родитель сделал что-то дурное и за это должен понести наказание, но им трудно понять и принять то, что государство намерилось убить их родителя.

В результате у них может возникнуть недоверие к законодательной власти, правоохранительным органам и судебной системе, что может сказаться на их поведении и впоследствии затруднить их социализацию.

Важно также помнить, что смертная казнь может затрагивать семьи в нескольких странах.

Дети, родители которых приговорены к смертной казни в чужой стране, на родине могут в меньшей степени подвергаться стигматизации и пользоваться большей общественной поддержкой.

Однако, поскольку они никогда раньше не сталкивались с феноменом смертной казни и не ожидали ничего подобного, они могут испытывать еще большее потрясение.

Какой бы страшной ни была реальность, с которой сталкиваются дети, родители которых приговорены к смертной казни, она не является неизбежной. Имели место случаи, когда понимание потенциальных последствий смертного приговора для благополучия детей становилось основанием для смягчения приговора. Возможность для этого существует, но чтобы она реализовалась, необходимы три условия.

Во-первых, вынесение или приведение в исполнение смертного приговора одному из родителей ставит под угрозу широкий набор прав ребенка, но этого можно избежать благодаря принятому почти 30 лет назад второму Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах. Поэтому необходимо добиваться широкой ратификации и эффективного применения этого международно-правового инструмента, действующего уже в 84 странах.

Во-вторых, настоятельно необходимо активизировать исследования, посвященные положению детей, родителям которых грозит смертная казнь.

Но даже имеющихся данных достаточно, чтобы признать острую потребность в обеспечении защиты таких детей; в принятии мер для недопущения их дискриминации и стигматизации; и в оказании им услуг, в которых они остро нуждаются, а также в их реабилитации и реинтеграции.

В-третьих, важно помнить, что и сегодня еще есть дети, которым самим грозит смертная казнь, хотя это и является нарушением Конвенции о правах ребенка и других международных норм в области прав человека, запрещающих вынесение смертных приговоров за преступления, совершенные лицами, не достигшими 18 летнего возраста, независимо от того, в каком возрасте они были привлечены к суду и осуждены. Мы просто обязаны обеспечить соблюдение и применение в полном объеме этого важнейшего положения Конвенции о правах ребенка во всех странах.

Залогом успеха является сотрудничество на международном, региональном и национальном уровнях. Нам по силам обеспечить гарантии прав детей во всем мире и тем самым способствовать формированию безопасного, справедливого и мирного общества для всех.

Марта Сантуш Паиш
Нью-Йорк, 10 октября 2017 года

Источник: https://violenceagainstchildren.un.org/ru/news/rights-child-when-parent-sentenced-death-penalty-or-executed

Правообладатель иллюстрации AP Image caption Алексей Навальный, ожидавший отмены приговора и прекращения дела “Кировлеса”, остался недоволен решением президиума Верховного суда

Президиум Верховного суда России отменил приговор оппозиционеру Алексею Навальному и предпринимателю Петру Офицерову и отправил на пересмотр “дело Кировлеса”.

Дело было решено пересмотреть после решения Европейского суда по правам человека, который в феврале 2016 года постановил, что Навальный и Офицеров были осуждены за действия, которые “неотличимы от предпринимательской деятельности”.

Алексей Навальный, ожидавший отмены приговора и прекращения дела “Кировлеса”, остался недоволен решением президиума Верховного суда.

“Решение меня категорически не устраивает, и я считаю, что президиум ВС решение ЕСПЧ не исполнил. Они должны были закрыть дело за отсутствием состава преступления. Вместо этого они отправили дело на новое рассмотрение в Ленинский суд Кирова”, – говорит Навальный.

Обращаясь в Верховный суд с заявлением о пересмотре его дела по “Кировлесу” в августе этого года, Навальный указал, что основная цель обращения – получить возможность участвовать в президентских выборах в 2018 году.

“Сегодня я не судим по тяжким статьям, имею право участвовать в выборах и должен расписываться только в одной бумажке при посещениях уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства”, – написал оппозиционер на своей странице в “Фейсбуке” в среду после получения решения ВС.

Однако решение отправить дело “Кировлеса” на пересмотр ставит под вопрос планы участия оппозиционера в выборах.

Русская служба Би-би-си спросила юристов, что означает решение президиума Верховного суда и как это оно может отразиться на политической активности Навального.

Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального:

“Это самое простое решение для Верховного суда, я бы так сказала. Мы хотели более революционного решения от Верховного суда, потому что он обычно, если принимает решение об отмене приговора, то отправляет дело на новое рассмотрение. Если посмотреть на практику Верховного суда по делам, связанным с решениями ЕСПЧ, он в большинстве случаев действует так, как сделал сегодня.

Но мы просили о другом. Мы считаем, что учитывая специфику постановления и того, что сказал Европейский суд, никакого нового рассмотрения не требуется. Верховный суд сегодня должен был прекратить это дело, не направляя ни на какие новые рассмотрения, поскольку ЕСПЧ сказал, что уголовное преследование было политически мотивированным, связанным с публикациями Навального.

Нас хотят отправить по второму кругу – опять новые судебные разбирательства, новые суды в Кирове, вероятно, опять будет какой-нибудь новый приговор, в результате которого он [Навальный] не сможет баллотироваться на выборахОльга Михайлова, адвокат Алексея Навального

И еще один момент, который отметили в ЕСПЧ – это то, что то преступление, за которое были осуждены заявители, не является преступлением, уголовный закон был произвольно применен, это обычная коммерческая деятельность. Соответственно, никакого уголовного наказания или уголовного преследования быть не может. И вот в этих условиях мы считаем неправильным направлять дело на новое рассмотрение.

Нас хотят отправить по второму кругу – опять новые судебные разбирательства, новые суды в Кирове, вероятно, опять будет какой-нибудь новый приговор, в результате которого он [Навальный] не сможет баллотироваться на выборах. То есть нас отправляют по второму кругу вместо того, чтобы принять принципиальное решение уже сегодня. Верховный суд ушел от принятия принципиального и действительно законного решения по этому делу”.

Сергей Голубок, адвокат, бывший референт секретариата ЕСПЧ:

“Это один из вариантов решений, которые президиум Верховного суда мог принять, и один из вариантов решений, которые он уже принимал по похожим делам.

У президиума Верховного суда была возможность отменить приговоры и дело отменить; отменить приговоры и направить дело на новое рассмотрение по существу, что он и сделал в этом случае; или отказаться эти приговоры отменять, оставить все как есть.

Последнее тоже происходило, например, по делу Пичугина. Так что президиум Верховного суда принял одно из тех решений, которые он мог принять. И это означает, что уголовное дело в отношении Навального и Офицерова будет рассмотрено заново первой инстанцией.

Это решение половинчатое, которое, с одной стороны, исполняет решение Европейского суда по правам человека, с другой стороны, не снимает всех обвинений с Навального и Офицерова. Поэтому я его частично приветствую – в той части, где отменен приговор суда Ленинского района города Кирова и последующие судебные акты, которые были признаны ЕСПЧ несправедливыми.

Но не исключено, что районный суд назначит ту или иную меру пресечения. Например, залог или какую-либо другую меру.

Как минимум Навальному придется постоянно ездить в Киров для участия в судебных заседаниях, потому что он обязан лично на них присутствоватьСергей Голубок, эксперт по международному праву

Понятно, что защита недовольна тем, что Верховный суд направил дело на новое рассмотрение, хотя у него были возможности прекратить это дело самостоятельно.

Теперь защите предстоит еще один судебный процесс в Кирове, по итогам которого может быть вынесен любой приговор. И нельзя исключить, что приговор будет более жестким. Это вполне возможно. Тех приговоров, которые раньше по этому делу выносились, больше нет, дело будет рассматриваться заново.

Решение будет зависеть от суда, который будет рассматривать дело заново. И суд, который будет рассматривать дело, может избрать меру пресечения. На данный момент, насколько я понимаю, меры пресечения нет.

Но не исключено, что районный суд назначит ту или иную меру пресечения. Например, залог или какую-либо другую меру. Как минимум Навальному придется постоянно ездить в Киров для участия в судебных заседаниях, потому что он обязан лично на них присутствовать.

И это, конечно, серьезно отвлечет его от всей остальной деятельности.

А если приговор будет обвинительным, то он может означать в том числе и лишение избирательных прав Навального”.

Кирилл Полозов, адвокат Олега Навального:

“Я не думаю, что суд [Верховный] очень желал прекращать дело, поскольку известно, что большинство решений ЕСПЧ не всегда исполняются с большой охотой и не всегда в полном объеме. Суд был вынужден приговор отменить.

Конечно, адвокаты настаивали на прекращении дела, но суд счел возможным рассмотреть его заново и устранить те нарушения, которые были допущены.

Теперь задачей нового суда будет заново рассмотреть дело, сделать это так, чтобы с точки зрения ЕСПЧ каких-либо нарушений не было.

Решение ЕСПЧ само по себе не содержит предписания прекратить дело, однако, насколько я помню, в данном решении было указано, что Алексей Навальный осужден за деятельность, которую трудно отличить от законной, что российский суд почему-то счел преступлением действия, которые неотличимы от обычной коммерческой деятельности. Вот открытый вопрос, как суд, заново рассматривая дело, оценит снова обстоятельства таким образом, чтобы либо подтвердить преступность этих действий, либо он будет вынужден дело прекратить.

Отягчение происходит при выявлении новых отягчающих обстоятельств.

В данном случае надо учитывать, что пересмотр происходит из-за решения ЕСПЧ о том, что данные действия вовсе не являются криминальными, и в общем-то приговор должен быть смягчен, если он заново будет вынесенКирилл Полозов, адвокат Олега Навального

Формально запрета на более суровое наказание нет, но если дело будет рассматриваться в том же объеме, в котором и рассматривалось, там не появится каких-то существенных новых данных, я не думаю, что приговор должен сильно отличаться. Обычно происходит смягчение приговора.

Отягчение происходит при выявлении новых отягчающих обстоятельств.

В данном случае надо учитывать, что пересмотр происходит из-за решения ЕСПЧ о том, что данные действия вовсе не являются криминальными, и в общем-то приговор должен быть смягчен, если он заново будет вынесен.

Но тут сложно прогнозировать, поскольку уголовные дела в отношении Алексея Навального отличаются непредсказуемостью по сравнению с обычными уголовными делами.

У Алексея Навального сейчас нет осуждения за тяжкие преступления. Теоретически он может баллотироваться в Госдуму. И, насколько я знаю, сейчас никакой меры пресечения нет.

При первом рассмотрении, насколько я помню, он был под подпиской о невыезде.

Не думаю, что в данном случае (при повторном) рассмотрении ему грозит арест, если дело будет направлено в том виде, в котором оно поступило в первый раз из следственных органов”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-38004485

Всё о кредитах
Добавить комментарий