Есть условный срок и совершил такое же преступление! Какова вероятность что посадят?

Статистический анализ приговоров суда — лекции на ПостНауке

Есть условный срок и совершил такое же преступление! Какова вероятность что посадят?

ВИДЕО 15 октября 1986 года Верховный суд Соединенных Штатов рассматривал дело Макклески против Кемпа. Макклески — это чернокожий преступник, который совершил двойное ограбление, убил полицейского в штате Джорджия и судом этого штата был приговорен к смертной казни.

Решение суда было опротестовано в апелляционном суде и потом в итоге было принято к рассмотрению Верховным судом Соединенных Штатов.

Особенность этого дела состоит в том, что главным аргументом защиты при рассмотрении дела в Верховном суде явились не догматические аргументы с точки зрения права, а научное, эмпирическое, статистическое исследование вынесения приговоров как раз в штате Джорджия, которое провели трое ученых — Болдус, Пуласки и Вудворт — и результаты которого опубликовали в журнале Criminal Law and Criminology в 1983 году. Это исследование показало, что приговоры выносятся несправедливо и в решениях суда есть расовый уклон.

В частности, они исследовали статистику вынесения приговоров в зависимости от расы преступника и расы жертвы преступления по убийствам. И оказалось, что если жертва белая, то преступника в четыре раза чаще приговаривают к смертной казни, чем если жертва черная. Ценность белой жертвы выше, чем черной. И чернокожих чаще приговаривали к смертной казни при схожих юридических обстоятельствах. На основе этого защита говорила, что приговор должен быть отменен, поскольку не выполняются базовые права на равенство перед судом. Это могло бы быть триумфом эмпирико-правовых исследований, статистических исследований приговора, поскольку, прими Верховный суд решение в пользу защиты, это был бы прецедент, который бы положил начало практике использования статистических научных исследований приговора непосредственно в судах. Но этого не случилось, и 22 апреля 1987 года Верховный суд США с перевесом всего в один голос утвердил приговор штата Джорджия, и впоследствии Макклески был казнен.

Надо сказать, что этот эпизод уже происходил, конечно, в контексте довольно развитой и известной в Соединенных Штатах традиции эмпирических, эмпирико-статистических исследований вынесения приговоров.

Традиция началась еще в 1928 году с публикации работы социолога Торстейна Селлина, который сравнивал вынесение приговоров в отношении чернокожих преступников и белых преступников и установил, что коллегии из белых присяжных фактически гораздо более суровым образом приговаривают чернокожих преступников, чаще выносят обвинительный приговор, чаще сажают, причем сажают на более длительные сроки.

Право в зеркале социальных наук

В 1941 году Гай Джонсон впервые использовал метод расовых диад. Как раз тот, который использовали потом в отношении штата Джорджия. Это статистический анализ соотношения тяжести приговора в зависимости от расы жертвы и расы убийцы. Гай Джонсон первый установил серьезный расовый уклон в зависимости от расы жертвы.

Оказалось, суды не приговаривают практически к смертной казни за смерть чернокожих, за убийство чернокожих. Американское правосудие это гораздо меньше волнует, чем когда жертва убийства белая. Но во всех этих исследованиях была одна большая проблема — это адекватный статистический учет так называемых юридически значимых обстоятельств дела.

То есть нужно было контролировать и убедиться, что речь в анализе идет об одинаковой тяжести преступлений, схожих отягощающих обстоятельствах, схожих юридически значимых параметрах преступника, то есть прежде всего рецидивизм, то, что называлось предшествующей историей, и это на полном основании должно приниматься судами при вынесении приговора.

Иными словами, проблема эмпирического исследования приговоров состояла в том, чтобы статистически корректно отделить юридически значимые характеристики преступления и преступника от социальных характеристик, таких как раса, этничность, пол, возраст, гражданство, социальный статус.

И если это будет достигнуто, то тогда можно смотреть, а как влияет социальная структура, то есть положение обвиняемого в социальной структуре (пол, возраст, раса, классовое положение), на характер и тяжесть приговора, имеется ли такое влияние и, если да, каково оно.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Последующие исследования (их было очень много) как раз зависели от новых данных из судов, от богатства этих данных, от того, насколько можно действительно получить статистическую информацию о подсудимых и преступлении, адекватно ее закодировать, и от прогресса методов статистического анализа, в частности от метода ковариации, который потом превратился в метод множественной регрессии. В итоге в Соединенных Штатах известно почти 300 различных баз данных, на которых строились такие исследования. Что же они показали? Они показали, что раса действительно имеет значение, что при прочих равных юридически значимых обстоятельствах раса подсудимого, если это чернокожий преступник, приводит к тому, что есть большая вероятность получить реальный срок и более долгий срок тюремного заключения, чем в случае с белым. Они показали влияние статуса безработного: если подсудимый безработный, судьи относятся к нему более строго при прочих равных обстоятельствах. Показали, что есть неравенство между мужчинами и женщинами: по-видимому, судьи считают мужчин более опасным элементом или женщин более подверженными исправлению внутри общества, следовательно, они не столь опасны и их не надо изолировать. То есть мужчин при прочих равных чаще сажают, применяют к ним более суровые наказания, чем к женщинам, особенно по наркотическим и насильственным преступлениям. Также был показан важный момент взаимодействия между возрастом, этничностью и полом.

Главы: «Дело Брауна» и «Дело Бастамонте»

В конце 80-х годов ученые открыли так называемый опасный класс — это молодые чернокожие мужчины. То есть взаимодействие этих трех переменных дает наиболее сильный эффект на приговор.

И действительно, жизненные траектории чернокожих американцев показывают нам, что один из трех чернокожих мужчин обязательно попадет в тюрьму на протяжении своей жизни. И если в Соединенных Штатах 6% мужского населения составляют чернокожие мужчины, то среди тюремного населения чернокожие мужчины составляют 35%.

Проблема остается, и до сих пор остается вопрос о том, где лежат причины: в большей склонности чернокожего населения к совершению преступлений либо в большей строгости американской Фемиды и дискриминации.

Новые исследования добавили новых знаний в отношении испаноговорящих: они оказались еще менее привилегированной группой, испытывающей на себе большую тяжесть наказания.

Но современные исследования сдвинулись от судебной фазы к досудебной и показывают, что дискриминация или неравенство в назначении наказания происходит еще на стадии предъявления обвинений со стороны прокурора. Статистически прокурор в два раза чаще выносит черным обвинение с обязательным минимумом тюремного заключения.

Более тяжкие обвинения, которые потом, на судебной стадии, уже оказывают влияние на тяжесть приговора. И сейчас самая главная теория — это теория накопленных отклонений как на досудебной, так и на судебной стадии. Это направление в исследованиях, оказывающее влияние и на судебные реформы, и на уголовную политику, но тем не менее ученые показывают, что неравенство в назначении наказаний остается.

На этом месте, наверное, интересно спросить: а что же в нашей стране? У нас нет расовой дискриминации, но зато у нас есть классовое, социальное неравенство, и преимущество российской реальности состоит в том, что у нас, в отличие от такой юрисдикции, как Соединенные Штаты, униформная судебная статистика.

Судебный департамент ведет отличный судебный учет всех подсудимых, и база данных на основе судебного департамента, содержащая 5 миллионов, то есть всю совокупность подсудимых Российской Федерации за последние пять лет, дает возможность измерить неравенство назначения наказаний в Российской Федерации.

Что же у нас получается, если мы применяем статистические методы и контролируем по юридически значимым обстоятельствам дела? У нас получается, что, во-первых, как и во всей мировой практике, мужчины наказываются более сурово, и прежде всего по насильственным и имущественным преступлениям, но это неравенство в меньшей степени проявляется по наркотическим преступлениям.

Что такое «по закону»: история поиска ответов

Во-вторых, статус безработного у нас оказывает тоже сильное влияние на приговор. Безработные с большей вероятностью получат реальное тюремное заключение и более длительный срок. Но эти обстоятельства в принципе могут быть отчасти юридически обоснованными. У судей есть право учитывать характер личности подсудимого.

И вот отсутствие работы для судей означает склонность к совершению новых преступлений, потому что нужно на что-то жить, и, соответственно, такие подсудимые будут с большей вероятностью изолированы от общества. Также анализ показывает, что неграждане России тоже будут более сурово наказаны, у них большая вероятность получить реальный срок.

Но это объясняется большей вероятностью применения к ним такой меры пресечения, как досудебный арест. Поскольку они во время следствия могут скрыться, не имея российского гражданства, просто уехать за границу, то их с большей вероятностью посадят в камеру предварительного заключения, и этот факт потом будет влиять на судью в части выбора типа наказания.

Это тоже юридически понятные вещи, но есть два момента, где мы видим уклон, неравенство, которое не объясняется юридическими обстоятельствами. Во-первых, предприниматели у нас наказываются более жестко, чем государственные служащие, особенно по 159-й статье (мошенничеству).

При прочих равных обстоятельствах на 15–20% вероятности предприниматели получат реальный срок, и этот срок будет дольше, чем, например, у госслужащих.

И второй момент, если уж говорить о некотором гуманизме со стороны судей, проявляется в отношении студентов: если подсудимый является студентом, то с большей вероятностью этот студент при прочих равных получит условную меру наказания или, может быть, более короткий срок. Фактически судьи дают ему второй шанс. Надо констатировать, что эмпирические исследования вынесения приговоров пока что не так известны в нашей стране и наша судебная система не очень чувствительна к аргументам ученых.

Источник: https://postnauka.ru/video/63092

Распишитесь и получите. Кого судят и как наказывают за уклонение от службы в армии

Есть условный срок и совершил такое же преступление! Какова вероятность что посадят?

Каждый год в России выносится несколько сотен приговоров по статье об уклонении от прохождения военной службы по призыву: в первом полугодии 2016 года осудили 290 человек, в 2015 году — 742 человека, в 2014 году — 782 человека.

Часть 1 статьи 328 предусматривает наказание в виде лишения свободы (до двух лет) или штрафа — до 200 тысяч рублей.

Часть 2 статьи 328 (в ней идет речь об уклонении от альтернативной гражданской службы) предполагает арест до полугода или штраф до 80 тысяч рублей.

Впрочем, «альтернативщиков» среди уклонистов ничтожно мало (5 человек в 2016 году, трое в 2015-м, семь человек в 2014-м). Одно из таких дел в 2016 году возбудили против жителя Костромы, направленного проходить АГС санитаром в один из районных домов престарелых, — после того, как он почти полгода прогуливал службу. Суд приговорил уклониста к 200 часам обязательных работ.

Абсолютное большинство осужденных по статье 328 — это те, кто получил повестки о явке на медосвидетельствование или на заседание призывной комиссии, но не явился в военкомат, говорит юрист и пресс-секретарь правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александр Передрук.

Повестка — статья

18-летний юноша из Североморска Мурманской области сходил на медицинское освидетельствование, расписался в получении повестки о явке на заседание призывной комиссии, но передумал и скрылся.

20-летний житель Вилючинска получил повестку, но не пришел в военкомат.

23-летний призывник из города Кириши Ленинградской области проигнорировал несколько повесток во время призывных кампаний 2015 и 2016 годов.

Заметно, что число осужденных в последние годы снижается: для сравнения, в 2010 и 2011 годах суды приговорили 1062 и 1213 человек соответственно. Основной вид наказания — штраф. К реальному лишению свободы за уклонение от службы в армии в последний раз приговаривали в 2013 году (одного человека на срок менее года).

Осужденный в феврале 2017 года житель города Белово Кемеровской области в суде объяснил, что из военкомата повестки получал, но просто не хотел служить, а теперь передумал. В итоге его признали виновным по части 1 статьи 328 и приговорили к выплате 10 тысяч рублей штрафа, а после погашения судимости отправят в армию.

Та же участь ждет и 23-летнего Вадима Славина из Омска, дело на которого возбудили после отчисления из вуза и безуспешных попыток военкомата призвать бывшего студента в армию. Суд признал Славина виновным и приговорил к выплате штрафа — 20 тысяч рублей.

«К сожалению, невозможно привести исчерпывающий список возможных вариантов, когда могут возбудить уголовное дело об уклонении. Более того, одно и то же действие может быть расценено как административное правонарушение и как уголовное преступление — речь, в частности, идет о неявке на медосвидетельствование.

Но исходя из практики могу сказать: мне известно о возбуждении уголовных дел только в тех случаях, когда человек получил повестку и не явился.

Периодически появляются какие-то сообщения, что если вы не приходите в военкомат за повесткой сами, то вы уклонист и подлежите ответственности, — но это не так, это просто миф», — объясняет Передрук.

Хотя воинская обязанность и является всеобщей для россиян мужского пола от 18 до 27 лет, не имеющих отсрочек, ответственность за организацию призыва лежит на военкоматах. Регламентирует ее документ под названием «Положение о призыве на военную службу граждан Российской Федерации». Согласно его тексту, «вручение повесток призывникам производится под расписку».

Расписаться в получении повестки за призывника не может ни сосед, ни начальник, ни мама с папой, напоминает Передрук. Вручить документ может либо сотрудник военкомата, либо представитель органов местного самоуправления (речь о деревнях и поселках, в которых нет военкоматов), либо руководитель (или должностное лицо) организации, где работает или учится призывник.

Еще один способ вручения повестки — отправка письмом с уведомлением о вручении. Но если призывник за письмом на почту не пришел и уведомление не подписал, уклонением это не считается.

В апреле 2008 года Верховный суд, анализируя практику по делам об уклонении от военной службы, указал, что неявка по повестке является уклонением от призыва, однако, подчеркивают судьи, необходимо сначала доказать, что она совершена именно с целью избежать службы в рядах вооруженных сил — то есть имеется умысел. Впрочем, сделать это нетрудно, считают в Верховном суде: если призывник не явился по повестке несколько раз — это и будет доказательством умысла на совершение уголовного преступления. «Об этом могут свидетельствовать, в частности, неоднократные неявки без уважительных причин по повесткам военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, в период очередного призыва либо в течение нескольких призывов подряд, неявка в военный комиссариат по истечении действия уважительной причины», — говорится в документе.

Переехал — статья

В том же постановлении пленума Верховный суд уточняет, что уголовная ответственность может наступать не только при неявке по повестке, но и при нарушении правил воинского учета.

Например, если призывник снялся с учета в военкомате в связи с переездом в другой город или страну, а на самом деле никуда не уехал.

Или наоборот — уехал, а военкомат в известность не поставил и на новом месте на учет не встал.

«Когда человек уезжает на срок более трех месяцев, он обязан сняться с учета и встать на учет на новом месте жительства или временного пребывания.

Но по факту ситуация такая, что многие люди уезжают в другие города учиться или работать, живут там в съемных квартирах и не могут получить регистрацию — не все арендодатели соглашаются арендатора зарегистрировать.

А военкомат не ставит на учет без регистрации. Но в этом случае нет умысла на уклонение и уголовного дела никакого быть не может», — говорит Передрук.

Юрист отмечает, что именно умысел на уклонение от службы должны доказывать следователи, в чьем производстве находятся дела по статье 328: «То есть если речь о снявшемся с учета и “пропавшем” для военкомата призывнике, надо найти свидетелей, которым он рассказывал, что так “косит” от армии, доказать, что он не уехал не из-за каких-то внешних обстоятельств, а изначально снялся с учета, чтобы скрыться от призыва». В случае с неявкой по повестке доказать умысел тоже надо, «но на практике редко кто этим занимается, считая свидетельством наличия умысла на уклонение сам факт неявки», добавляет Передрук.

Пацифист — статья

В практике «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» есть случаи уголовного преследования по статье 328 тех призывников, которые добивались замены военной службы альтернативной гражданской, но получили отказ.

В 2013 году пацифист из Воронежской области Евгений Плахутин пытался реализовать свое право на АГС в одном из районных военкоматов, но призывная комиссия ему отказала.

Молодой человек упорствовал и судился, а военкомат носил ему повестки, по которым Плахутин не являлся, так как точка в судебном разбирательстве не была поставлена.

За эти неявки на идейного призывника возбудили уголовное дело, но осенью 2014 года Плахутину и его защитникам удалось добиться оправдательного приговора.

Его предшественник из Мурманской области, призывник Никита Конев, не смог добиться оправдания в суде: его весной 2013 года признали виновным в уклонении от военной службы и приговорили к выплате 130 тысяч рублей штрафа.

Конев тоже отстаивал право на замену военной службы альтернативной, но подал заявление с нарушением сроков — не за полгода до призыва, а с его началом. Пока он пытался судиться с военкоматом, уголовное дело завели на него.

Обвинительный приговор утвердила апелляционная инстанция, Конев выплатил штраф, а в октябре 2015 года все-таки добился права служить не с оружием в руках, а альтернативно, «на гражданке».

Шансы на оправдание

В феврале 2015 года следователи в Марий Эл возбудили уголовное дело в отношении тренера детской спортивной школы Самвела Асатряна. Асатряну на тот момент уже исполнилось 27 лет, но по версии следствия, уклонился от призыва он раньше — в ноябре 2014 года.

В ходе разбирательства выяснилось, что педагог получил российское гражданство, когда ему было 26 лет, а в юности успел пройти службу по призыву в Нагорном Карабахе.

Впрочем, оправдательный приговор Асатряну вынесли не потому, что он уже отдал воинский долг другой стране: оказалось, что закон нарушил не он, когда не явился по повестке, а военкомат — когда ее отправил.

Дело в том, что педагоги не подлежат призыву осенью — только весной. В сентябре 2015 года Самвела Асатряна оправдали, а позже даже извинились и выплатили ему компенсацию.

«Важно помнить, что при рассмотрении дел по статье 328 суд обязан установить, не было ли у призывника заболеваний, препятствующих призыву, или других оснований не служить — даже если он не получал официально отсрочки и не уведомлял военкомат. И если они были — уголовное дело прекращается за отсутствием состава преступления», — указывает Александр Передрук.

Уклонение от военной службы — длящееся преступление, и оканчивается оно при достижении призывником 27 лет. Если уголовное дело не завели раньше, и обвиняемый не скрывался, то через два года истекает срок давности, так как это преступление относится к категории нетяжких.

Справка и запрет на карьеру чиновника

Но с 2014 года у военкоматов в дополнение к угрозе уголовным преследованием появился еще один инструмент для давления на призывников — возможность выдавать справку, а не военный билет тем, кто «не прошел военную службу по призыву, не имея на то законных оснований». Решение о выдаче такой справки выносит призывная комиссия — как правило, на основании хранящихся в военкоматах «розыскных дел», в которых говорится о многочисленных, но безуспешных попытках вручить призывнику повестки, либо о его уклонении от явки по повесткам.

«Помимо такого стигматизирующего фактора получение справки накладывает ряд ограничений, связанных с поступлением на госслужбу», — отмечает юрист «Солдатских матерей Петербурга».

Действительно, в 2013 году при «реализации мер по повышению престижа и привлекательности военной службы по призыву» депутаты внесли изменения в закон «О госслужбе», которые сводятся к тому, что не отслужившие в армии без уважительных причин кандидаты не могут поступить на государственные должности. А в законе «О воинской обязанности» появился пункт о выдаче справок.

Осенью 2014 года эти законодательные изменения попытались оспорить члены парламента Чечни: дело в том, что на территории республики много лет вообще не было призыва — и из законодательных нововведений следовало, что молодые жители Чечни вообще не могут поступать на госслужбу.

Конституционный суд признал саму практику ограничений и выдачу справок вместо военных билетов законными, но указал, что ограничение не должно быть бессрочным: иначе получается, что не отслужить в армии хуже, чем совершить административное правонарушение или уголовное преступление (в первом случае запрет на занятие госдолжностей не может превышать трех лет, во втором — пяти). Конституционный суд постановил, что Государственная Дума должна принять закон, ограничивающий срок запрета на госслужбу для уклонистов. С момента вынесения этого постановления прошло два года, но такой документ все еще не появился.

Источник: https://zona.media/article/2017/23/02/codex-328

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Есть условный срок и совершил такое же преступление! Какова вероятность что посадят?

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

Предварительное и судебное следствие

Есть условный срок и совершил такое же преступление! Какова вероятность что посадят?

Обвинительный приговор

Часть 1. Наиболее часто используемые схемы «расследования» уголовных дел экономической направленности (ст. 159-я и т.п.).

  1. Уголовное дело возбуждается по некоему факту (т.е. читай – рапорт оперативников о подозрении, возникшем у них не выходя из кабинетаJ!, в отношении какого-либо лица, как правило «сладкого коммерса» (сленг от ментов) или по заявлению «назначенного» потерпевшего.
  2. Довольно продолжительное время ведется предварительное «следствие» в отношении неустановленных лиц (хотя в уме менты всегда держат то лицо, на которое  и под которое собираются материалы). Человек пока живет относительно спокойной жизнью, иногда до него могут доходит слухи о каких-то действиях сотрудников МВД в отношении, ну допустим, его контрагентов по бизнесу. Но все это «решается» самими контрагентами – уж таков метод ведения бизнеса по-русски. Естественно, организованная «следственная» группа изрядно при этом обогащается.
  3. НО, вот уже на горизонте у доблестных полицейских (или милиционЭров – от переименования суть не изменилась) предельный срок окончания следственных действий. Они понимают, что руководство их по шерстке за это не погладит, надо дело быстренько закрывать и направлять в суд. При этом нужно подумать о перспективах – необходимо обеспечить себя и свой отдел выгодной работой еще на какое-то время, хорошо бы года на 2-3, а там как повезет – можно и на все 5-7 лет. Для этого из так называемого « основного» дела выделяется уголовное дело опять-таки в отношении неустановленных лиц, но только по части эпизодов (читай преступлений).
  4. И вот тут начинается самое главное, уже в рамках «выделенного» дела. Деньги собраны, теперь нужно быстренько убрать из материалов дела всех, кто «честно» откупился, одновременно превратив их в «неосведомленных» лиц, далее следует скоротечное проведение всяческих нужных и ненужных экспертиз (они, как правило, заказываются в коммерческих организациях, где может тупо использоваться метод давления: не дадите заключение, которое нам нужно, проведем у вас обыск с изъятием всего и всех L!).
  5. Далее следует арест «заказанного» лица. В ход идут угрозы, шантаж и т.п. (не хочется писать о самом ужасном – пытках). Если «заказанное» лицо сопротивляется и не хочет признавать так хорошо доказанную свою «вину» (см. текст выше), тогда начинаются допросы нон-стоп всех сотрудников его компании. И тут (о, чудо!) самыми осведомленными о работе компании, о всех вопросах (финансовых, управленческих и т.п.) оказываются уборщицы, курьеры, секретари, менеджеры самого низкого звена.
  6. Вам кажется все это бредом сумасшедшего, вы очень хорошо понимаете, что никакого состава преступления нет, никаких доказательств какой-либо вины тоже нет, отношение у вас к следователю еще как к человеку (ну мы же в конце концов все человеки разумные!!!) и вы думаете: наш самый гуманный и справедливый суд в мире разберется. Да и следователь вас уверяет в том же: что он сам ничего не решает, что это руководство, что он понимает, что состава преступления нет, но это его работа, и ему нужно закрыть месяц (квартал, год) по показателям и что, он вам обещает, суд обязательно разберется и снимет все эти безумные статьи.
  7. И тут вы совершаете самую главную ошибку (вас к этому подталкивают все: и следователь, и адвокат): вы пытаетесь «решить» вопрос. К чему это приводит, очень хорошо рассказала в своих публикациях на сайте «Русь сидящая» журналист Ольга Романова (по совместительству жена преследуемого уголовно мужа-предпринимателя Алексея Козлова). В итоге — результатов никаких (в лучшем случае вам разрешат свидания во время предварительного следствия), все, что можно продано, деньги отданы, вы на «нуле», ваш близкий человек сидит, а впереди — суд. Но вы еще продолжаете в него верить!!!
  8. Беда людей, попадающих под этот молох по экономическим статьям (в основной массе — это мелкие, средние, а иногда и крупные, предприниматели, т.е. явно люди с высшим образованием), – вы пытаетесь понять (!!!) и соотнести с законом (УПК, УК, Конституцией РФ) написанное следователями в обвинительном заключении. И вы совершенно искренне считаете все написанное бредом буйно помешанного, потому что текст обвинения изобилует следующими формулировками «Он (ваш близкий человек между прочим!!!) в неустановленное время неустановленным в ходе следствия способом создал организованную преступную группу в составе его самого и неустановленных следствием лиц. Совершив неустановленное в ходе следствия действие, он, таким образом, похитил, введя в заблуждение и т.п., и т.д., чем совершил преступление, предусмотренное ч.4 ст.159 УК РФ»  И вы продолжаете верить в самый справедливый суд!
  9. НО, как показывает практика (см. рубрику «Нам пишут») суда в России НЕТ! Есть связка следователь (он закрывает свою «палку»), опера (они закрывают свои показатели) и суд, который обязан всей этой сказке придать видимость «законности».

Часть 2. Как формируется обвинение (наиболее часто употребляемые схемы уголовных дел).

  1. «Группа». Если у отдела МВД есть необходимость «сделать» дело по тяжкой или еще лучше особо тяжкой статье, а материал набирается в лучшем случае на преступление средней тяжести (ч.1, ч.2 статей Основной части УК РФ), то пишут просто «ОН (Она) и неустановленные в ходе следствия лица». Вот группа (ч.4) и готова.
  2. Если ваш следователь амбициозен и очень хочет попасть на работу в вышестоящий орган (например ГСУ), то он будет сочинять уже что-нибудь со ст. 210-й. (Организованное преступное сообщество). Метод тот же. Под определение ОПС подходит любая коммерческая организация: штатное расписание – есть, четкое распределение ролей – есть, руководитель – есть, касса – есть, расчетный счет – есть. Практически любое ООО, ЗАО, ОАО при желании может одномоментно оказаться преступным сообществом.
  3. Если ваше дело расследуется ГСУ – вероятность вменения 210-й – 99%. Потому как ГСУ занимается только особо тяжкими и соответственно, чем больше у них показателей по особо тяжким (а 210-я это отягчающий признак), тем им лучше (премии, значки «Лучший следователь», повышения по службе).
  4. Совершенно выпала из моего рассказа прокуратура. Наверное, в силу «значимости» сего органа. Вроде, как «око государево» и должно бдить! Не надейтесь! Подпишут обвинительное заключение влёт, сколько угодно томов за одни сутки! Главное, чтобы продавец товара (опер или следователь, который привезет обвинительное для утверждения в прокуратуру) нашел нужного человечка в нужное время и положил обвинительное на нужный стол! Рынок услуг по посадке! Ничего личного! Мы не возбуждаемся против прокуроров, а они подписывают нам все, что мы приносим!

Часть 3. Варианты «прохождения» дела в суде.

  1. Если дело будет рассматриваться в районном суде. На районный суд легче оказать давление, легче заинтересовать (в т.ч.  и материально, а «бизнесмены» от УЭБиПК очень состоятельные люди). Почему-то оказывается (вопреки закону), что более всего в обвинительном приговоре заинтересованы опера. Считается уже нормой, эдакое «оперативное» сопровождение судебного следствия. Что в него входит? Сопровождение нужных свидетелей на суд, перед заседанием свидетеля приглашают заранее в орган на собеседование для того чтобы освежить память. Напомнить, какие он давал показания на предварительном следствии. Потом свидетеля везут в суд и четко блюдут, чтобы он ни с кем не общался, при этом проводят психологическую обработку: «смотри, если ты начнешь говорить не то, то тогда тебя посадят за ложные показания и т.д., и т.п.». Не удивляйтесь следующей сценке из судебной жизни: прокурору во время допроса свидетеля оперативный сотрудник, сидящий в зале и глубоко дышащий в затылок свидетелю во время его допроса, передает периодически записочки с вопросами, корректирующими идущий допрос. На попытки защиты обратить внимание суда на вмешательство третьих лиц в судебный процесс, судья может реагировать следующим образом: «Государственный обвинитель, вам мешают передаваемые записки?», «Нет, Ваша Честь!», «Продолжаем заседание!». Главную ставку оперативники делают на свидетелей. А для суда никаких других доказательств вины и не нужно, если трое свидетелей сказали, что «возможно, да, они что-то слышали, правда, не помнят от кого». Вторым по значимости доказательством стороны обвинения идут так называемые экспертизы, но это отдельная большая тема. Логический конец этой разогнавшейся машины – обвинительный приговор (ССЫЛКА на «Обвинительный приговор»). Из присказок следователей: «в суд – нагружают по полной» (т.е. предъявляют максимально утяжеленное обвинение), а учитывая то обстоятельство, что суда, как такового, в России нет, то и приговор (наказание) будет шоком.
  2. Если предъявлена статья 210-я и дело будет рассматриваться судом субъекта федерации (в Москве – это Мосгорсуд)

Сейчас очень модна следующая схема (ноу-хау ГСУ при ГУ МВД г. Москвы): одновременно сажается очень много людей, как правило вся организация: от уборщицы, курьера до генерального директора и учредителя. Сидят долго, маринуются.

Но вот в течение первых 6 месяцев начинает происходить следующее: уборщицы, курьеры, экспедиторы, менеджеры низшего звена вдруг оказываются очень осведомленными во всех вопросах устройства, функционирования компании.

Следствие предлагает им сделку: вы подписываете протоколы допросов нами же собственноручно напечатанные, а мы выпускаем вас под подписку, оформляем нечто подобное на сделку со следствием, выделяем вас в отдельное производство, судим вас быстро в особом порядке, вы получаете условный срок и для вас все это закончится относительно хорошо. (Почему относительно – отдельная тема). Далее, действительно, МГС их всех быстро осуждает и дает условные сроки. НО, таким образом для оставшихся под стражей и не идущих на поводу у следствия обвиняемых создается единственный вариант — обвинительный приговор, а с учетом наказания по 210-й – это очень большой срок. Приговоры осужденных в особом порядке являются фактически преюдицией (ст. 90 УПК РФ), на которые потом будет ссылаться государственный обвинитель, как на доказательство стороны обвинения. Даже самый незлобный судья будет поставлен в жесточайшие рамки и никакого другого приговора, кроме как обвинительного с большими сроками, он уже постановить не сможет. Хотя, потом в неформальной обстановке он может сказать адвокатам: «Дело – дрянь, а ваша следачка – тварь!» (это реальное высказывание одного судьи МГС, по понятным причинам фамилию назвать не могу).

Источник: https://zekovnet.ru/inform/predvaritelnoe-i-sudebnoe-sledstvi/

Всё о кредитах
Добавить комментарий