Грозит ли подсудимым лишение свободы, если потерпевшие забирают заявление?

Содержание
  1. В беларуси начался судебный процесс против
  2. День второй
  3. Роль Воловика согласно другим подсудимым
  4. День третий
  5. О поддержке обвиняемых по делу минских антифашистов
  6. Примирение сторон при ДТП (ст. 264 УК РФ)
  7. Когда имеет смысл примиряться с потерпевшим?
  8. Что дает прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим?
  9. При каких условия прекращается дело о ДТП по примирению сторон?
  10. С потерпевшим подписано мировое соглашение. Может ли его суд не утвердить?
  11. Как это делается?
  12. Что делать, если выплатить потерпевшему всю требуемую им сумму не представляется возможным?
  13. Какие плюсы примирения?
  14. Какие минусы примирения?
  15. Как влияют на примирение другие участники ДТП, не признанные потерпевшими?
  16. Могут ли возникнуть проблемы со страховыми выплатами при примирении?
  17. Что делать, если примириться с потерпевшим не удается?
  18. Обвиняемому в убийстве у «Древнего Рима» грозит 20 лет лишения свободы | Курсив – деловые новости Казахстана
  19. За счет бюджета или не только
  20. Необоснованные расходы?
  21. Готов поспорить
  22. И что теперь?

В беларуси начался судебный процесс против

Грозит ли подсудимым лишение свободы, если потерпевшие забирают заявление?

3 февраля в 10.30 в суде Первомайского района Минска начался процесс по делу «минских антифашистов».  Драка, которая легла в основу уголовного дела, произошла полтора года назад. Потерпевшие не писали заявлений на обидчиков. Но дело дошло до суда. Если вина фигурантов будет доказана, им грозят внушительные сроки — до 13 лет лишения свободы.

Еще до начала процесса стало понятно, что дело — громкое. У здания суда была выставлена усиленная охрана. Инспекторы ГАИ не пропускали машины на парковку. На входе милиционеры в штатском снимали всех посетителей на видео.

Дальше желающих присутствовать на процессе тщательно осмотрели, а нескольких человек заставили раздеться и снять майки с надписями «Рэвалюцыя свядомасці». Вопросы возникли и по «украинской символике», которую некоторые принесли с собой. Но забирать ее не стали.

Отметим, что по уголовным делам, связанным с жестокими убийствами, такие меры предосторожности правоохранители не предпринимают.

По делу антифашистов обвиняемыми проходят шесть человек. Главным фигурантом является Илья Воловик, фанат футбольного клуба «Партизан» и антифашист по своим взглядам.

По версии обвинения,  он был руководителем шести незарегистрированных организаций, которые призывали к насилию и посягали на права граждан (ч.2 ст. 193 УК).

Вот некоторые названия «организаций»: «Хеўра», «Першая кроў», «Red Hanters», «New school band».

По сути, это фанатские группы в соцсетях, но правоохранители настаивают, что Воловик, используя общение по интернету, организовывал чуть ли не отряды бойцов, которые должны были сражаться с идеологическими противниками (ч. 4 ст. 14 к ч. 3 ст. 339 УК). Противниками были фанаты футбольных клубов «Торпедо» и «Динамо-Минск».

Рядом с Воловиком в клетке сидит Вадим Бойко, который в материалах дела фигурирует как дерзкий хулиган (ч.3 ст. 339 УК). По данным правозащитников, у Бойко врожденная гемангиома (доброкачественная опухоль). За время нахождения в СИЗО его состояние ухудшилось, в ближайшее время ему должны провести операцию — параллельно будет проходить судебное разбирательство.

Также под стражей находятся Артем Кравченко и Андрей Чертович. Первого обвиняют не только в хулиганстве, но и в хранении и распространении наркотиков (ч.3 ст. 339, ч.1 и ч. 3 ст. 328 УК). Второго — только в распространении, но ему грозит до 13 лет лишения свободы (по ч.3 ст. 328 УК).

На свободе находятся Дмитрий Цеханович и Филипп Иванов. Первый на момент вменяемых преступлений был несовершеннолетним, сейчас работает грузчиком в магазине. Иванов окончил медуниверситет и работает интерном в больнице.

Итак, драка, которая легла в основу уголовного дела, произошла в июне 2014 года. По данным правоохранителей, фанаты «Партизана» на машинах блокировали движение троллейбуса, в котором ехали их противники — фанаты ФК «Торпедо».

После этого инициаторы конфликта забежали в троллейбус, выбили в нем стекла, повредили салон, распылили слезоточивый газ и напали на торпедовцев. В суде звучало более пяти фамилий потерпевших.

Ущерб оценили всего в 29 рублей — это стоимость разбитого окна и порванной куртки одного из потерпевших.

Сразу после драки было задержано предположительно 10 участников инцидента. Через некоторое время всех их отпустили домой, так как не смогли доказать их причастность к инциденту.

Однако в 2015 году за дело берутся оперативники ГУБОП, известные как ярые борцы с экстремизмом, особенно в фанатской среде.

В феврале 2016 года правоохранители задерживают Кравченко и Чертовича за наркотики. По данным правозащитников, те дают показания и по драке, которая произошла в июне 2014-го. После этого оперативники проводят обыски в квартирах антифашистов. И в апреле 2016 года задерживают Бойко и Воловика, позже Цехановича и Иванова.

Потерпевшие на первое заседание не явились. По данным сторонников антифашистов, один из потерпевших из числа фанатов «Торпедо» сейчас отбывает наказание за незаконный оборот наркотиков. Так что в суд его доставит конвой. Среди свидетелей также проходят люди, задержанные за наркотики.

Допрашивать обвиняемых начнут 6 февраля. Сегодня Воловик и Бойко заявили, что признают вину частично, согласны на ч.2 ст. 339 УК (хулиганство, совершенное группой лиц — арест до шести месяцев или лишение свободы до 3 лет). Такая же позиция у Иванова.

Он, правда, не уточнил, с чем в обвинении не согласен. Кравченко и Чертович признают вину только в хранении наркотиков (ч. 1 ст. 328 УК — ограничение или лишение свободы до пяти лет). Дмитрий Цеханович — единственный, кто полностью признает себя виновным (по ч.2 ст.

339 УК).

День второй

Суд над минскими антифашистами продолжился 6 февраля. Были заслушаны показания Дмитрия Цехановича и Филиппа Иванова.

Дмитрий Цеханович сообщил, что был фанатом клуба «Партизан» (ранее — МТЗ-РИПО). Про группировку «Першакроў», которая также объединяла любителей этого клуба, знал из Интернета, в ее состав не входил. Эта группировка фигурирует в обвинении как одна из тех, которые участвовали в драке фанатов.

Касательно своего членства в этой группировке Дмитрий сказал, что «заявление не писал». Также ему известны группировки фанатов «New School Band», «Хеўра», «Hard Blow», «Red White Hunters», «МПРЦ», но как они появились, не знает.  До 29 июня 2014 года он не принимал участие в фанатских драках.

В тот день из интернета он узнал про сбор в Парке Челюскинцев с целью найти фанатов «Торпедо» и избить. Дмитрий сказал, что все фанаты дерутся, и это нормально. Он отметил, что пришел по своей воле и никому не подчинялся.

Из других обвиняемых знал только Илью Воловика, с которым они изредка общались.

На 5 автомобилсях они доехали до остановки «Нестерова» и увидели там фанатов «Торпедо». Побежали в их сторону, но те удрали. Драки не получилось. Тогда подсудимые и другие фанаты «Партизана» вернулись в свои машины и поехали искать фанатов «Торпедо» по району.

Воловику позвонили и сказали, что видели торпедовцев в троллейбусе №3. Они обогнали автобус, остановились на остановке и дождались его.  Сам Дмитрий ехал в центре фанатской колонны и не знает, кто отдавал приказ следовать за этим автобусом.

  Далее на остановке «Зимняя» они вышли из машин, Кравченко отцепил от проводов штанги троллейбуса.Бойко разбил стекло в троллейбусе, двери открылись и сам Цеханович распылил туда газ из баллончика.

Потом все отбежали от троллейбуса, сели в машины и уехали.

Еще по дороге домой он рассказал друзьям, что сожалеет, что распылил газ. Друзья также негативно откликнулись об этом поступке. Баллончик из-под газа он выбросил через месяц.

Цеханович так пояснил мотивы своего участия в случившемся: «Я не осознавал риска своих действия, не думал, что это может привести к общественно-опасным действий

Где он купил газ и как он назывался, Цеханович не помнил. Из атрибутики группировки «Першакроў» у него дома были только 20 наклеек, которые раньше раздавали всем подряд. Дмитрий опроверг сведения обвинения, что он якобы угрожал пассажирам троллейбуса — фанатам «Торпедо».

Цеханович не подтвердил, что у подсудимых было какое-то особо отношение к фанатам «Торпедо». Но отметил, что те часто выкрикивали оскорбительные кричалки, в том числе нецензурные. Также некоторые носили майки с фашистскими знаками.

Деньги, которые иногда собирали на стадионе, предназначались не для фанатской группы, а для футбольного клуба на оплату поля для игры.

В целом, Цеханович отказывался от части показаний, данные на стадии следствия, что злило прокурора.

Филипп Иванов сказал, что знает только по слухам, что фанаты «Партизана» разделяют антифашистские взгляды. В чем это проявляется, он не смог пояснить. Про себя добавил, что сам не является антифашистом.

Роль Воловика согласно другим подсудимым

Цеханович сказал, что ему не известно о том, что Воловик якобы является лидером вышеуказанных фанатских группировок. Он не видел, чтобы 29 июня 2014 года кто-то на остановке «Универсам» избивал фанатор «Торпедо».

Тем не менее в показаниях на следствии, он утверждал, что этим занимался Вадим Бойко. Также он говорил, что Илья Воловик обычно организовал акции фанатов «Партизана». В суде он этого не подтвердил.

Касательно других расхождений в показаниях, он попросил считать правильными показания в суде, потому что раньше еще не был готов к раскаянию.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Также он сказал, что на допросах в СК он чаще всего слышал имя Ильи Воловика, о нем расспрашивали больше всего.

Также он сказал, что Илья Воловик не держал в руке камня, когда бил стекло, и что также распылил газ в троллейбусе — якобы он об этом сказал сам после драки.

Филипп Иванов входил в неформальную фанатскую группу New School Band с 2008 по 2010 год. Это также была группа фанатов «Партизана», но из других группировок он более-менее знал только Воловика и Бойко. Филипп посещал футбольные игры, однажды в лесу под Степянкой наблюдал за тренировочным боем, но потом уехал на учебу в Витебск и отошел от дел группы до 2014 года.

29 июня 2014 года ему предложили поучаствовать в спарринге с фанатами «Торпедо» — так ему представили будущую драку — поэтому он согласился поехать с друзьями на машине. На остановке между ними и фанатами «Торпедо» произошла драка, в частности, на него напал неизвестный парень и ударил ногой в живот, они начали драться.  Драку Иванов описал так:

«Мы были в меньшинстве, их было человек 20. Тут подъехала машина с нашими фанатами и фанаты «Торпедо» стали убегать».  Они сели в машину, и какой-то Илья звонил и сообщал, что фанаты «Торпедо» едут в троллейбусе.

Он видел, как его друзья окружили троллейбус, слышал, как разбили стекло, видел, как фанаты «Торпедо» разбегались из троллейбуса. После этого он ушел с места происшествия и добрался домой на общественном транспорте.

Большинство фанатов «Партизана» во время нападения были в масках, у него на голове был капюшон. Иванов согласился, что совершал хулиганство, когда дрался с фанатом «Торпедо» на улице, но не согласился, что это делалось по мотиву вражды к другой социальной группе, как считает следствие. 

День третий

7 февраля в 10.30 должен был продолжиться процесс над минскими антифашистами. Однако судья объявил, что процесс откладывается на неопределенное время из-за состояния здоровья обвиняемого Кравченко, у него якобы поднялась температура. Мы будем следить за развитием событий.

О поддержке обвиняемых по делу минских антифашистов

Многие из вас, должно быть, активно следят за делом минских антифашистов, которое так или иначе затронуло более десятка активистов антифашистского движения. Суд по этому делу начнется 3 февраля в 10:00 в Доме правосудия (ул. Семашко, 33), и мы хотели бы прояснить свое отношение к происходящему.

Во-первых, к концу следствия стало известно, что Илье Воловику, в дополнение к хулиганству, вменяется статья по организации незарегистрированного объединения, которая использовалась за всю историю РБ всего несколько раз. Это говорит о том, что уровень репрессий против антифашистов выходит далеко за пределы местного РУВД, а курируют дело явно на самом высоком уровне.

Данная статья в будущем может использоваться против любого анархиста или антифашиста, с помощью подтасовки необходимых фактов, которые впоследствии будут использоваться в суде в качестве доказательств. При этом обойтись можно будет и без каких-либо статей, связанных с насилием.

Закрывать смогут просто за факт наличия круга единомышленников, которые занимаются чем-то вместе.

Поэтому следите за тем, какая информация уходит в сеть! Это становится еще актуальнее, учитывая, что для некоторых людей в порядке вещей сливать информацию друг о друге в социальных сетях, которую могут прочитать силовики.

Во-вторых, к сожалению, к нам поступила информация о том, что большинство обвиняемых по этому делу дают показания против остальных фигурантов уголовного дела. На фоне остальных чуть более выгодно в этом плане выделяется Вадим Бойко.

Такое положение вынуждает нас заявить о том, что из всех задержанных поддержку на данный момент мы оказываем только ему, так как действия остальных антифашистов в деле влекут последствия не только для них самих, но и для окружающих. Именно поэтому на нашем сайте вы не найдете новостей про других людей, проходящих по этому делу.

Тем не менее, мы будем следить за процессом, и вполне возможно, что наше мнение изменится, если появятся новые факты.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

По материалам АЧК – Беларусь.

Источник: https://avtonom.org/news/belarus-nachalo-sudebnogo-processa-protiv-minskih-antifashistov

В Иркутске сотрудников полиции Александра Кривошеина, Максима Кругового и Сергея Тарасова обвиняют в пытках. Восьмой месяц в Кировском районном суде Иркутска идут слушания уголовного дела о превышении должностных полномочий – если вина полицейских будет доказана, им грозит лишение свободы до десяти лет.

Оперативников обвиняют в избиении Сергея Стручинского, который проходил свидетелем по делу об убийстве местного жителя Эдуарда Жданова. В этом преступлении подозревали брата Сергея Антона, потому что в тот вечер он якобы встречался с убитым.

Сначала Сергей дал показания против брата, но потом отказался от своих слов (обвинения с Антона позже были сняты. – Прим. С.Р.).

Родственники Стручинского уверены, что за изменение показаний эти трое оперативников осенью 2015 года и избивали его в отделении полиции.

Я сидела в кабинете номер 406а, а Сергей был в соседнем 405-м кабинете. Я отчетливо слышала крики – “помогите”, “спасите”. Они его там избивали

Получив побои, Сергей прошел медэкспертизу, которая обнаружила закрытый перелом лодыжки левого голеностопного сустава, повреждения головы, туловища, верхних и нижних конечностей.

Спустя полгода после этого инцидента, когда уже шло его расследование, Сергея нашли утопленным в Ангаре. Его родная сестра Марина Усимова сейчас является потерпевшей стороной в суде по истязаниям Сергея.

О том, что, на ее взгляд, произошло с ее братом и какова в этом роль полиции, она рассказала в интервью корреспонденту “Сибирь.Реалий”.

Сергей Стручинский

​– Марина, когда и как вы узнали о том, что произошло с Сергеем в полиции?

– 16 сентября 2015 года это случилось. Оперативники буквально вытащили Сергея из дома и отвезли в отдел полиции. Меня привезли туда же ближе к вечеру. Я сидела в кабинете номер 406а, а Сергей был в соседнем 405-м кабинете. Я отчетливо слышала крики – “помогите”, “спасите”. Они его там избивали.

Когда я ушла из полиции, позвонила ему, он сказал, что не может говорить, что он в полиции. Позже я ему еще раз позвонила, он уже сказал, что подходит к дому. Он не мог дышать, с трудом разговаривал. Я ему сказала: “Закрывайся на все замки, откроешь дверь, только когда услышишь мой голос”.

Я позвонила Галине Ждановой (матери убитого Эдуарда Жданова), мы встретились и вместе поехали к Сергею. Он нам открыл дверь, и у нас глаза на лоб полезли. Он был весь избитый, весь в синяках, ходить не мог, скакал еле-еле, у него была сломана нога. Задыхался – у него одно легкое было (второе было удалено), а его еще пинали по бокам и по спине.

Рассказал, что били по голове и телу битой и палкой, лили кипяток на голову, надевали пакет на голову, прыгали по ногам. Конечно же, мы сразу повезли его в больницу. Сняли побои, ему наложили гипс.

Я напишу заявление, убьют меня – так убьют, а не убьют – буду жить дальше

​– Сергей ведь не хотел ни снимать побои, ни жалобу в Управление собственной безопасности на полицейских писать. Почему?

– Конечно, он сначала боялся писать заявление, боялся за свою жизнь, но потом все же решился пойти на этот риск. Он мне даже сказал: “Я напишу заявление, убьют меня – так убьют, а не убьют – буду жить дальше”. Этой же ночью он написал заявление, когда к нам участковый пришел.

– Что было потом? Как шло расследование?

– В эту же ночь, с 16-го на 17-е, к нам домой приезжал Тарасов (один из тех полицейских, которых обвиняют в пытках. – Прим. С.Р.) с еще одним полицейским. Сережи дома не было.

После того, как он написал заявление, мы его спрятали в другом месте. А я вот до утра беседовала с Тарасовым. У меня есть видеозапись этого (у нас в квартире установлены камеры), но там, к сожалению, нет звука.

Они до семи утра у нас просидели.

Сергей Стручинский

Утром мы с невесткой приехали в то место, где прятался Сергей, а там уже были сотрудники Управления собственной безопасности (УСБ). Они долбились, стучались в дверь, но он им не открывал, боялся.

Только когда мы удостоверились, что это действительно УСБ, тогда мы зашли в квартиру, Сергей на мой голос открыл дверь. Нас увезли в управление, там мы пробыли весь день. Сергея допрашивали – как били, сколько раз били, кто бил, как падал, как вставал, кто поднимал. То есть все показания дал.

А потом завертелось, следствие шло… Сначала они признавали свою вину. Потом перестали признавать. Очень много усилий приложила Галина Жданова, чтобы дело все-таки завели (она до сих пор нас очень хорошо поддерживает, на суд с нами ходит).

К кому она только ни ходила, очень много жалоб было написано, чтобы это дело “поднять на уши”. И все-таки мы этого добились. Потому что на ментов завести дело – это архисложно, а тем более уголовное.

– Пытались ли выходить на Сергея те, кто его бил, после того как он подал жалобу?

– Да, пытались. Они несколько раз приезжали к нему и деньги предлагали: и двести тысяч, и миллион, чтобы он забрал заявление. Но у них ничего не вышло. Сергей отказался. Он у нас гордый был мальчик. Хотя, может быть, он и взял бы крупную сумму, но подумал о последствиях. Это же менты, они не оставили бы его в покое. Сегодня возьми у них деньги, а через месяц они тебе по башке за них надают.

https://www.youtube.com/watch?v=OAkkJMl2KLo

Экспертиза показала, что за некоторое время до смерти его очень сильно избивали, сначала удушили, потом утопили

– Но в суде обвиняемые заявляли, что он просил у них деньги за отзыв жалобы на них. Это действительно было?

– Они нагло врут. Такого точно не было. Они уже не знают, как себя оправдать.

– А угрозы были?

– После того, как он подал заявление, угроз не было. Только деньги предлагали.

– Как вы узнали о гибели Сергея? Вы сразу поняли, что брата убили и это не несчастный случай?

– С 1 на 2 апреля Сережу ночью из дома вытащили. А нашли его 2-го числа утром рыбаки. Экспертиза показала, что за некоторое время до смерти его очень сильно избивали, сначала удушили, потом утопили. Когда тело Сергея подняли из реки, было сразу видно, что его убили. Я при этом не присутствовала, там был мой отец.

Он рассказывал, что у Сережи не было носовой части лица, была одна кость. На лице не было кожи. У него были сжаты руки в кулаки, было понятно, что он пытался отбиваться. Совсем другая была бы картина, если б он случайно утонул. Было очевидно, что над ним несколько часов издевались, а потом задушили и утопили.

Это был не несчастный случай. Моего брата жестоко убили. Это не было ограбление. Деньги, телефон, ключи – все эти вещи были при нем, их не украли. Я допускаю, что его сначала просто хотели запугать, только избить, но перестарались. И в том, что это дело рук тех же людей, которые его пытали, – у меня нет сомнений.

Им надо было хоть что-то сделать, чтобы дело было закрыто.

– Как вы думаете, если бы эту историю с пытками замолчали, не писали бы жалобу, Сергей сейчас был бы жив?

– Если бы он не написал заявление, вполне возможно, что он сейчас был бы жив. Но понимаете, им надо было сфабриковать дело по убийству Эдуарда Жданова. Нашего брата Антона ведь тоже избивали в полиции, и он сначала оговорил себя, сказал, что это он убил Эдуарда.

А потом в один момент он сказал, что не убивал. Они его опять начали пытать, он опять дал признательные показания. Я своего родного брата очень хорошо знаю, Антон мухи не обидит. Я уверена, что он на такое не способен. И полицейским надо было это все сфабриковать. У них не получилось.

И вот 16 сентября, когда они забрали Сергея из дома, они добивались, чтобы он дал показания, которые им нужны, чтобы он конкретно оговорил Антона. А нам надо было вытащить Антона из СИЗО, на тот момент он уже год там сидел.

Мы понимали, что по здоровью он очень хрупкий, у него порок сердца, он слабый.

Сергей Стручинский

Когда со мной в отделе беседовали 16 сентября, мне дали понять, что если я не дам показания, которые им нужны, мне не поздоровится.

Один из этих оперативников мне прямо сказал: “Если ты не дашь показания, которые нам нужны, мы тебя подкинем”. В переводе на простой язык это значит изобьют или что-то еще сделают.

Я им прямо там сказала, что во мне нет страха, это вы меня потом будете бояться, а не я вас. Серега им то же самое сказал.

Когда это все успокоилось немного, когда нас перестали таскать по кабинетам, мы вечером с ним сидели, разговаривали, Серега мне рассказал: “Я ему (оперативнику) сказал, ты меня сейчас изобьешь, я пойду на тебя заявление напишу”.

Тогда я ему сказала: “Что бы ни случилось, будут предлагать деньги, издеваться, пошли до талого”. Он мне сказал: “Пойдем до талого”. В тот вечер я ему сказала: “Пусть кого-то из нас даже убьют, мы идем на очень большой риск. Если меня поймают, убьют – ты похоронишь и пойдешь до конца.

Если тебя убьют – я пойду за тебя до конца. Но мы все равно добьемся того, чтобы их посадили в тюрьму”.

Антона выпустили в начале января 2016 года. От нас показаний не добились, никаких доказательств против него у них не было, Антона оправдали и отпустили.

– Какой приговор сотрудникам полиции вы сейчас прогнозируете (не хотите, а именно прогнозируете)?

– Не могу сказать. Посмотреть, как работают прокурор, судья, я думаю, что срок будет, но не предполагаю какой. Насколько я знаю, прокурор хочет очень большой срок запросить.

Как по мне, так неважно, сколько они проведут за решеткой, главное – чтобы они туда попали, чтобы они на своей шкуре пережили то, что они делали на воле с другими, чтобы они на себе это ощутили. Когда они избивали людей, какую боль они ощущали.

А какой срок будет, какой режим им дадут – это уже на усмотрение суда. Судья прекрасно видит, как они пытаются выкрутиться, как они врут нагло.

Я ему сказала: “Скинешь ты меня, утопишь – тебе от этого легче не станет”, и он меня отпустил

​– Как вы стали потерпевшей в этом деле? Было ли какое-то давление? Или, возможно, подсудимые считают, что вы не представляете для них реальной угрозы?

– Когда Сергей погиб, допрашивали всех родных. Но я сразу сказала: никого не надо, берите меня в потерпевшие. Потому что ни отцу, ни Антону не до этого, они не будут бегать по инстанциям. А у меня терпения и упорства хватит, чтобы довести это дело до конца.

Меня пытались с моста скинуть. Была такая ситуация. Это было примерно два года назад, после смерти Сергея. Поздним вечером я шла по мосту. Мимо на машине проезжал Тарасов, выскочил из машины, схватил меня за горло и пытался скинуть.

Кричал, чтобы я забрала заявление, угрожал. На тот момент я уже была потерпевшей по делу о пытках Сергея, и только я могла остановить это уголовное дело.

Я ему сказала: “Скинешь ты меня, утопишь – тебе от этого легче не станет”, и он меня отпустил.

Я сразу сказала, что не отступлю, не буду забирать заявление. Нас из семьи остались я, мой брат Антон и мой отец.

После этого случая они не обращались ко мне. Но иногда, когда я выходила из зала суда одна, то бегом убегала, потому что не знала, что может произойти. Могут выйти и по голове мне дать. Я думаю, что сейчас меня не дергают, потому что думают, что они это дело выиграют.

Марина и ее брат Антон

​– Как идет расследование убийства Сергея? Что известно на данный момент? Есть ли подозреваемые? Как вы оцениваете работу следствия?

– По убийству Сергея дело в архиве, потому что мало доказательств. Есть только видеозапись, как подъезжает машина матери одного из нынешних подсудимых и как она уезжает. Кто был в машине – неизвестно. Эту машину изымали, обследовали, но никаких зацепок не нашли. Больше ничего нет. Сейчас дело по избиению доведем до конца, потом будем поднимать дело по убийству.

Источник: https://www.sibreal.org/a/29673124.html

Примирение сторон при ДТП (ст. 264 УК РФ)

Грозит ли подсудимым лишение свободы, если потерпевшие забирают заявление?

На практике большинство уголовных дел, связанных с дорожно-транспортными происшествиями, прекращаются в связи с примирением сторон после ДТП. В данной статье приведены ответы на вопросы, возникающие при прекращении…

На практике большинство уголовных дел, связанных с дорожно-транспортными происшествиями, прекращаются в связи с примирением сторон после ДТП.

Надо признать, что в настоящее время это действенный способ защиты, и приемлемый для участников ДТП выход из ситуации.

В данной статье приведены ответы на вопросы, возникающие при прекращении уголовного дела, возбужденного по признакам составов 264 УК РФ, в связи с примирением сторон.

Когда имеет смысл примиряться с потерпевшим?

Примирение сторон является нереабилитирующим основаниям для прекращения уголовного дела, то есть, будет считаться, что водитель виновен в совершении преступления.

Эта информация навсегда остается в криминалистических учетах информационных баз правоохранительных органов.

Такие сведения формально считаются закрытыми, но на практике доступны службам безопасности банков и будущих работодателей.

Отсюда следует вывод, что примиряться следует, когда ваша вина в ДТП абсолютно очевидна, и доказать невиновность невозможно.

Также следует учитывать адекватность требований потерпевших, которые в последние время имеют тенденцию к увеличению.

Если в ходе грамотных переговоров сумму возмещения вреда удалось снизить до приемлемой, то следует идти на примирение, чтобы получить положительные для себя преференции, указанные ниже.

Если вы не виновны в ДТП или требования потерпеших неадекватны, то следует применять способы защиты, описанные в статье Уголовные дела по ДТП.

Что дает прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим?

Примирение предполагает отсутствие уголовной ответственности за совершенное преступление. Наказание за совершенное деяние обвиняемый не понесет. Соответственно, ни лишения свободы, ни условного срока суд ему не назначит.

Значительный плюс примирения – сохранение права на управление транспортным средством (в случае вынесения обвинительного приговора водитель лишается такого права на срок до трех лет).

Более того, решается вопрос о возмещении вреда, причиненного потерпевшему в ДТП, поскольку примирение предполагает заглаживание вины перед пострадавшим.

При каких условия прекращается дело о ДТП по примирению сторон?

Примирение сторон возможно при наличии следующих условий: во-первых, преступление совершено впервые, во-вторых, совершенное преступление – небольшой или средней тяжести (заметим, что все части ст. 264 УК РФ подпадают под данное условие), в-третьих, обвиняемый примирился с пострадавшим и загладил свою вину, другими словами, возместил причиненный моральный и материальный вред.

Необходимым условием примирения является заявление потерпевшим ходатайства о примирении и личное присутствие в судебном заседании. Личное присутствие требуется для подтверждения факта примирения, его добровольности, возмещения вреда.

С потерпевшим подписано мировое соглашение. Может ли его суд не утвердить?

Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон – право, а не обязанность суда.

Если суд усмотрит какие-либо основания, которые могут повлечь нарушение прав потерпевшего, либо усомнится в добровольности примирения со стороны потерпевшего, то уголовное дело может не прекратить.

Примирение сторон в уголовном процессе не аналогично утверждению мирового соглашения в гражданском процессе. Примирение сторон – это просьба пострадавшего и действие суда.

Как это делается?

Примирение сторон осуществляется, как правило, по инициативе защитника. Предшествуют примирению переговоры защитника с потерпевшим, либо его представителем (адвокатом или родственниками) и согласование суммы выплаты.

Данный этап работы наиболее важен, поскольку от навыков и умений защитника, в конечном итоге, зависит сумма выплаты пострадавшему. В интересах обвиняемого сумма должна быть минимальной, но, в целом, при расчете необходимо ориентироваться на примерную стоимость лечения и  размер моральной компенсации.

Следует отметить, что в последнее время сумма возмещения морального вреда, определяемая в рамках гражданского или уголовного судопроизводства (при рассмотрении гражданского иска), имеет тенденцию к значительному увеличению.

Задача защитника на данном этапе заключается в том, что он должен объяснить, что лучше получить меньше, но сразу, чем долго судится сначала в уголовном процессе, а затем в гражданском.

Когда между сторонами достигнута определенная договоренность, следует переходить к этапу ее оформления. Варианты оформления зависят от способа выплаты денежной суммы.

Так, при единовременной выплате оформление получения денежных средств возможно посредством составления расписки. Если сумма значительная, и выплатить ее сразу не представляется возможным, то стороны могут договориться о поэтапной уплате оговоренной суммы.

В данном случае стороны заключают соглашение, в котором указывают этапы осуществления выплат.

Как отмечалось выше, примирение осуществляется по ходатайству потерпевшего. Ходатайство может быть подано на стадии следствия по делу (что желательно). В таком случае по окончании дела можно обратиться с ходатайством о предварительных слушаниях.

Если по каким-то причинам на следствии ходатайство подано не было, то с ним можно обратиться непосредственно в судебном заседании.

Поскольку удовлетворение ходатайства существенным образом влияет на права пострадавшего, последний должен явиться лично в судебное заседание и пояснить суду о своих добровольных намерениях примириться, отсутствие давления со стороны обвиняемого, факт подтверждения выплат и действительном заглаживании вины. В случае если пешеход в результате ДТП погиб, обвинение осуществляется по ст. 264 ч.

3 УК РФ, на судебном заседании присутствует потерпевший – родственник погибшего, который признается таковым постановлением следователя или определением суда. Обращаем Ваше внимание – лично присутствие – важнейший фактор, определяющий успех данного процесса.

Выяснив добровольность примирения, суд прекращает дело в связи с примирением сторон.

Что делать, если выплатить потерпевшему всю требуемую им сумму не представляется возможным?

В случае если выплатить всю сумму потерпевшему не представляется возможным, возможна выплата суммы в рассрочку. Основная задача в такой ситуации – достижение с потерпевшим договоренности о примирении с последующей выплатой. В противном случае, потерпевший может отказаться от примирения.

При осуществлении выплаты поэтапно стороны подписывают соглашение. Соглашение, как и любой другой договор, составляется в письменной форме (простой, либо, по желанию сторон, – нотариальной). Соглашение содержит паспортные данные сторон, сведения о месте жительства и иную контактную информацию.

В соглашении указываются общие суммы материального и морального вреда, сроки и размеры выплат. Как отмечалось выше, сроки устанавливаются по соглашению сторон и могут быть позднее даты судебного заседания. Обязательно указание о факте примирения, иных условий, которые стороны сочтут важными.

Какие плюсы примирения?

Основной плюс примирения состоит в том, что уголовное дело будет прекращено, и, следовательно, обвиняемый не изменит свой процессуальный статус на осужденного. При примирении суд не назначает никакого наказания, в том числе и условного, не будет судимости.

Дополнительное наказание – лишение прав, также не назначается (через 10 дней, если ни одна из сторон, либо прокурор, не подали жалоб, водитель забирает водительское удостоверение у секретаря суда).

Более того, определение суммы выплаты пострадавшему защитит обвиняемого от возможности обращения пострадавшего с гражданским иском о возмещении вреда. Если примирение не было достигнуто, то в гражданском иске, речь будет идти о более значительных суммах.

Так, согласно ГК РФ возмещению подлежат расходы на лечение (если оно не могло быть представлено в рамках ОМС), утраченный заработок, моральный вред (сумма которого значительна), расходы на адвокатов.

Какие минусы примирения?

Минус примирения в том, что обвиняемому придется выплатить всю сумму пострадавшему в тот период времени, который был оговорен. Информация о том, что уголовное дело было прекращено за примирением сторон, останется в криминалистических учетах. На наш взгляд, это чуть ли единственный недостаток описываемой процедуры, но конечно в том случае если ваша вина в ДТП безусловна.

Как влияют на примирение другие участники ДТП, не признанные потерпевшими?

Признание потерпевшим осуществляется соответствующим постановлением следователя. В рамках уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.

264 УК РФ потерпевшим признается лицо, которому в результате ДТП, причинен тяжкий вред здоровью, либо, в случае смерти пешехода, потерпевшими признаются родственники.

Другие участники ДТП в рамках уголовного дела, которым был причинен не тяжкий вред здоровью, либо у которых повреждено транспортное средство, являются свидетелями, поэтому не могут влиять на примирение. Обвиняемый с данными лицами не примиряется, их мнение не учитывается.

Такие лица не вызываются на предварительные слушания. Если иные лица, участвовавшие в ДТП, потерпевшими не признаны, то они имеют права на подачу гражданского иска в отдельном процессе, но этот процесс сложный и долгий, и менее принципиальный, чем уголовная ответственность.

Могут ли возникнуть проблемы со страховыми выплатами при примирении?

Каждый участник дорожного движения обязан быть застрахован. Исходя из этого, потерпевший может обратиться в страховую компанию с заявлением о возмещении причиненного вреда. При возбуждении уголовного дела по ст.

264 УК РФ потерпевший для получения выплаты должен предоставить в страховую компанию приговор суда либо постановление о прекращении уголовного дела, в которых четко установлено лицо, виновное в ДТП. При прекращении уголовного дела суд выносит постановление, в котором указывается, что материальный вред полностью возмещен виновником.

При обращении потерпевшего в страховую компанию в выплате ему скорее всего будет отказано, поскольку весь вред уже возмещен.

Поэтому, если потерпевший намеревается обратиться в страховую компанию, в судебном заседании следует указать на следующее: во-первых, водитель возместил моральный вред, во-вторых, вред, причиненный преступлением, полностью заглажен, в-третьих, за возмещением материального вреда пострадавший намерен обратиться в страховую компанию и каких-либо иных материальных претензий к водителю не имеют.

Однако для водителя подобная ситуация рискованна, поскольку достигнув определенной договоренности и выплатив потерпевшему деньги, водитель может столкнуться с ситуацией, когда суд отказывает в прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, поскольку основанием для прекращения дела является в том числе, полное возмещение причиненного вреда.

Что делать, если примириться с потерпевшим не удается?

Если потерпевший отказывается от примирения, то следует использовать элементы защиты, указанные в статье  Уголовные дела по ДТП, рассмотрение дела судом состоится, и будет вынесен соответствующий приговор. В рамках уголовного процесса потерпевший может заявить гражданский иск о взыскании расходов на лечение, утраченного заработка, морального вреда.

В данном случае необходимо максимально снизить суммы возмещения, попытаться передать рассмотрение иска в гражданское судопроизводство. Грамотно это может  сделать только квалифицированный адвокат по ДТП.

В любом случае до судебного заседания обвиняемому настоятельно рекомендуется выплатить какие-либо суммы пострадавшему, что будет оценено судом как смягчающее ответственность обстоятельство.

Данные выплаты возможно осуществить в независимости от признания вины в преступлении, поскольку владелец транспортного средства (источника повышенный опасности) несет гражданскую ответственность в независимости от виновности своих действий.

Источник: https://advokat-gorelkin.ru/info/blog-advokata/dtp/primirenie-s-poterpevshim-st-264-uk-rf/

Обвиняемому в убийстве у «Древнего Рима» грозит 20 лет лишения свободы | Курсив – деловые новости Казахстана

Грозит ли подсудимым лишение свободы, если потерпевшие забирают заявление?

Национальный ядерный центр (НЯЦ) города Курчатова сотрясают скандалы, связанные с нерациональным расходованием бюджетных средств и судебными спорами с аудиторами.

После проверки госревизорами единственного в стране научно-­исследовательского комплекса в области радиационной безопасности Минфин принял беспрецедентное решение о сокращении с 2020 года бюджетного финансирования для НЯЦ на 40%. 

Депутаты верхней палаты парламента обратились в Минфин с просьбой пересмотреть решение о сокращении траншей для Национального ядерного центра.

Под депутатским запросом подписались народные избранники от Восточного Казахстана Сергей Плотников и Дуйсенгазы Мусин, член комитета по экономической политике Михаил Бортник и бывший вице-министр индустрии и торговли Едил Мамытбеков.

«На данный момент Министерством финансов РК принято решение сократить объем траншей на 292 млн тенге в год. По сути, предлагается осуществлять финансирование стратегических объектов из нестабильных средств международных проектов», – говорится в письме, адресованном премьер-министру страны Аскару Мамину.

За счет бюджета или не только

Республиканское госпредприятие «Национальный ядерный центр», базирующееся в городе Курчатове ВКО, занимается не только ликвидацией инфраструктуры Семипалатинского ядерного полигона, но и в первую очередь нацелено на научную работу в сфере мирного атома. В рамках межправительственного соглашения некоторые проекты НЯЦ реализуются за счет траншей США.

По данным гендиректора НЯЦ Эрлана Батырбекова, которые он сообщил в интервью «Хабар 24», финансирование Национального центра лишь на 25% зависит от госбюджета. Остальные средства научный комплекс зарабатывает на реализации международных проектов в области атомной энергетики.

Однако, судя по последним данным, озвученным сенаторами, соотношение государственных и внебюджетных источников финансирования для НЯЦ нес­колько иное. На протяжении последних пяти лет ежегодные необходимые траты на содержание установок ядерного центра превышают 1 млрд 152 млн тенге.

Из них 702 млн тенге (или 63% от общей суммы) выделяется из республиканского бюджета по линии Министерства энергетики РК. 450 млн тенге – собственно самостоятельно заработанные средства НЯЦ. В этой связи Минфин РК предлагает сократить расходы из бюджета более чем на 40%.

А финансирование стратегических объектов рекомендует проводить из внебюджетных источников.

Необоснованные расходы?

Чтобы понять, какие причины подтолкнули чиновников из Минфина на секвестирование для научно-производственного комплекса Курчатова, «Курсив» запросил данные в правительстве.

Согласно информации заместителя председателя Комитета внутреннего государственного аудита РК Шолпан Шайназаровой, рекомендации по сокращению расходов были внесены по результатам проведенного госаудита предприятия в конце 2018 года.

Оказалось, что РГП «Национальный ядерный центр» допустило три нарушения, связанных с необоснованным расходованием бюджетных средств на коммунальные платежи, содержание здания РГП и премирование руководства компании.

В частности, по данным Шолпан Шайназаровой, в 2017-2018 годах НЯЦ использовал 17 млн тенге по статьям, предусмотренным на научные исследования, в то время как эти деньги должны были быть потрачены в рамках базового финансирования.

Эти бюрократические тонкости стали основой для требований аудиторов вернуть деньги в бюджет.

«Установлены необоснованные расходы 61 млн тенге на содержание служебного здания РГП, в котором расположен ядерный реактор «ТОКАМАК». Тогда как данную сумму следовало использовать на функционирование самого реактора, который, в свою очередь, не числился на балансе НЯЦ», – сообщает Шолпан Шайназарова.

Серьезным нарушением аудиторы посчитали тот факт, что «генеральный директор НЯЦ Эрлан Батырбеков ежемесячно без согласия уполномоченного органа премировал себя и работников предприятия». За 2017 год руководителем был подписан приказ о собственном премировании 15,9 млн тенге, за девять месяцев 2018 года – 10,2 млн тенге.

Общая сумма премий коллектива за 2017 год составила 351 млн тенге, за три квартала 2018 года – 214 млн тенге.

Как сообщает зампредседателя Комитета госаудита РК, наибольшие выплаты произведены в основном административному и обслуживающему персоналу (финансистам, юристам, бухгалтерам, секретарю), а не сотрудникам, находящимся на территории ядерных установок, работающим в тяжелых условиях.

Готов поспорить

Корреспондент «Курсива» обратился с вопросами к генеральному директору РГП «Нацио­нальный ядерный центр», но Эрлан Батырбеков пока отказался комментировать возникшую ситуацию. Позицию руководства РГП относительно выводов госаудита «Курсив» узнал из судебных постановлений.

После завершения аудиторской проверки Министерство энергетики обратилось с иском в специализированный межрайонный суд Астаны о признании уведомлений проверяющих незаконными. Суды первой инстанции были проиграны ядерным центром. Но в апелляции судебная коллегия поддержала НЯЦ и посчитала, что возврат сумм в 61 млн и 17 млн в бюджет является незаконным.

Что касается нарушения правил премирования, в котором аудиторы обвиняли гендиректора, то с ним руководство НЯЦ также не соглашается, ссылаясь на некое письменное согласие вице-министра Министерства энергетики Бакытжана Джаксалиева. Дополнительным аргументом НЯЦ стало то, что деньги на премии якобы были взяты не из государственных траншей, а в рамках внебюджетных международных и иных контрактов.

Между тем если брать данный факт за основу, то можно предположить, что большая часть средств по международным договорам НЯЦ в течение двух лет была потрачена на премии руководства и административного персонала центра. Например, в 2017 году эта доля составила 78% (351 млн из 450 млн).

И что теперь?

В своем письме Аскару Мамину сенаторы выражают свою озабоченность позицией Минфина по отношению к НЯЦ. Депутаты считают, что сокращение бюджетных средств и предложение ядерному центру финансироваться за счет международных проектов могут создать угрозу безопасности ядерных установок, находящихся на территории центра.

«Нецелевое отвлечение финансовых средств международных контрактов на обеспечение функционирования установок может привести к пересмотру условий контрактов зарубежными заказчиками или вовсе к разрыву договорных отношений. Это, в свою очередь, повлияет на содержание стратегических объектов государства», – считают парламентарии.

Предложение Минфина о сокращении бюджетного финансирования для НЯЦ на 292 млн тенге, судя по депутатскому письму и ответу Комитета внутреннего госаудита, имеет статус принятого решения. Однако Эрлан Батырбеков в ответ на запрос «Курсива» пишет, что вопрос еще находится на стадии рассмотрения.

В заключение отметим, что «Курсив» готов изложить точку зрения руководства РГП «Нацио­нальный ядерный центр» относительно эффективности расходования бюджетных средств и сохранения радиационной безопасности на предприятии.

Источник: https://kursiv.kz/news/obschestvo/2019-10/obvinyaemomu-v-ubiystve-u-drevnego-rima-grozit-20-let-lisheniya-svobody?page=67

Всё о кредитах
Добавить комментарий