Как законным способом закрыть дело по ч 2 ст 158 УК РФ?

Часть 2 статья 158 УК РФ. Прекращение уголовного дела за назначением судебного штрафа

Как законным способом закрыть дело по ч 2 ст 158 УК РФ?

Моего доверителя обвиняли по ч.2 ст. 158 УК РФ. Якобы она украла телефон. Ситуация следующая: потерпевшая, расплачиваясь на кассе, забывает телефон. Следующий покупатель этот телефон находит. Потерпевшая возвращается за телефоном, которого уже нет. Кассир отвечает, что ничего не видел. Подозреваемая, складывая покупки в сумку, вообще не слышала о чем потерпевшая общалась с кассиром.

По версии следствия – кража

«С корыстным умыслом, который был направлен на кражу указанного телефона, она совершила преступное деяние.

Подойдя близко к месту, где лежал забытый телефон, закрыв собой пространство перед полкой с телефоном от стоящего позади нее покупателя, она тайно похитила имущество, закрыв его рукой сверху. Денежных средств на абонентском счете данного мобильного телефона не было.

С похищенным имуществом обвиняемая скрылась с места совершения преступления. Своими действиями она причинила значительный материальный ущерб гражданке Ф.И.О.»

Это выдержка из официального постановления следователя.

По нашей версии – находка, т.к. телефон выбыл из владения собственника не по вине подозреваемой.

Ситуация, на самом деле, весьма распространённая и спорная. Верховный суд РФ по таким случаzм свое мнение, насколько я знаю, еще не высказал. По Московскому региону практика очень плохая, Мосгорсуд засиливает, указывая, что совершенна именно кража. О похожем случае я уже рассказывал тут. В новый кассационный суд с таким еще не обращались.

Помощь адвоката

Доверителю был предложен выбор: либо идем до конца (нацеливаясь на апелляцию и кассацию), доказывая отсутствие кражи как таковой, либо не признавая вину примиряемся с потерпевшим. Плюсы и минусы первого и второго варианта были также озвучены.

Основным критерием при выборе для моего клиента стали: 1) Временные затраты (посещать многочисленные судебные заседания было бы проблематично из-за работы) 2) Шансы на примирение были в разы выше, чем на оправдательный приговор в суде.

А то, что дело спихнут в суд, сомнений не вызывало.

ст. 25 УПК РФ.

Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Но мы с толкнулись с интересным моментом, а именно потерпевшая, возмущенная отсутствием признания вины, категорически отказалась примиряться.

Что делать, если потерпевший не хочет примиряться?

В этом случае на помощь приходит судебный штраф (25.1 УПК РФ).

ст. 25.1 УПК РФ. Суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в порядке, установленном настоящим Кодексом, в случаях, предусмотренных статьей 76.

2 Уголовного кодекса Российской Федерации, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Следствие как правило, несмотря на наличие полномочий, выходить с таким ходатайством в суд не спешит. Начальник следствия, смерив меня взглядом, ответил, что у них это не принято. Это и правда так, не любят наши правоохранительные органы это процессуальное действие по какой-то причине. Опять таки сужу по Московскому региону.

Хотя в копилке у меня имеется прекращение за судебным штрафом по ч.2 ст. 159 УК РФ и по ст. 327 УК РФ. Поэтому задача была поставлена прекратить уголовное дело с назначением судебного штрафа именно по инициативе следствия. Процессуальной разницы особой нет, выйдет с подобным заявлением следователь на стадии предварительного расследования или я уже в суде.

Но после заявления начальника следствия интерес уже был чисто спортивный. 

Итоги защиты и суд

Этот процесс у меня занял 7 долгих месяцев.

Каждый месяц я отправлял жалобы и ходатайства в районную и окружную прокуратуры, где ссылался на отсутствие состава преступления (мы по прежнему гнули линию о находке), указывал на многочисленные противоречия в показаниях потерпевшей, кассира и событий на видеозаписи.

Заставил сделать экспертизу по оценочной стоимости телефона и получить билинги с телефонных номеров потерпевшего и подозреваемого. И наконец следствие решило, что выйти с ходатайством по 25.1 УПК РФ не такая уж плохая идея.

В судебном заседании мною было поддержано заявленное ходатайство, прокурор не возражал против его удовлетворения.

Потерпевшая в суд не явилась, в прекращении уголовного дела против гражданки Ф.И.О. не имела возражений.

Судья после слушания показаний участников судебного процесса, признал данное ходатайство законным и подлежащим удовлетворению.

Поскольку суд установил, что обвиняемая прежде не была привлечена к уголовной ответственности, не состоит на учете у психиатра и нарколога, имеет положительную характеристику и полностью возместила материальный ущерб, причиненный в результате кражи имущества, суд не возражал против прекращения уголовного дела в отношении моей подзащитной с назначением последующего взыскания с нее штрафа.

Таким образом моя доверительница была освобождена от уголовной ответственности с назначением уплаты штрафа в установленном судом размере.

Источник: https://pravorub.ru/cases/95151.html

Мнение суда полностью совпало с мнением стороны защиты

Как законным способом закрыть дело по ч 2 ст 158 УК РФ?

10 сентября 2019 г. 16:16

Оправдательный приговор гражданину, оплатившему покупки чужой банковской картой, устоял в апелляции

Как сообщает «АГ, 13 августа Судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила в силе оправдательный приговор гражданину, ранее обвиняемому в краже за совершение покупок с использованием чужой банковской карты (апелляционное определение имеется у «АГ»).

Апелляционный суд согласился с тем, что действия гражданина подпадают под административное правонарушение в связи с покупкой товаров на сумму менее 2,5 тыс. руб. Адвокат Алексей Егоров, защищавший оправданного по назначению органов следствия, рассказал о том, как ему удалось добиться оправдания своего доверителя.

В частности, он сообщил, что ему пришлось отговорить подзащитного от рассмотрения дела в особом порядке.

Обстоятельства дела

В декабре 2018 г. Александр Лебедев потерял свою банковскую карту и обнаружил пропажу только тогда, когда неизвестные лица стали расплачиваться ею за покупки. Деньги списывались несколько раз, и каждый раз сумма транзакций не превышала 1 тыс. руб. Далее владельцу карты удалось заблокировать ее и прекратить несанкционированное списание средств.

Впоследствии Алексей Пестов добровольно явился в полицию, где написал явку с повинной. Он признался в том, что получил от своего знакомого Смирнова банковскую карту на имя Лебедева. С помощью нее он купил в магазине продукты на сумму 745 руб.

Во второй раз сумма покупок с использованием чужой банковской карты составила 288 руб., а в третий – 306 руб. По словам гражданина, после приобретения продовольствия он вернул карту Смирнову. Далее еще один человек попытался купить товары на 900 руб.

, но карта была заблокирована.

Алексей Пестов возместил причиненный потерпевшему вред в полном объеме. Суд избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Действия обвиняемого были квалифицированы следствием по п. «г» ч. 3 ст.

158 (кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 данного Кодекса) УК РФ.

Аналогичные обвинения в рамках отдельного уголовного дела были предъявлены и Смирнову.

Вступление в дело защитника по назначению

Защиту Алексея Пестова осуществлял адвокат АП Костромской области Алексей Егоров. В комментарии «АГ» он сообщил, что вступил в процесс на стадии предварительного следствия. «13 декабря 2018 г. в соответствии с графиком дежурств я был приглашен органами следствия для защиты подозреваемого в порядке ст.

51 УПК РФ. К моему прибытию в следственный отдел мой доверитель уже находился у следователя. Мне были предъявлены для ознакомления объяснение и явка с повинной доверителя, в которых он подробно изложил свои действия. В ходе беседы доверитель подтвердил изложенное им в документах», – отметил адвокат.

Защитник пояснил, что, со слов Алексея Пестова, последний совершил несколько покупок в магазинах с использованием чужой банковской карты бесконтактным способом без введения ПИН-кода. «Каждая покупка была менее 1 тыс. руб. Следователь в свою очередь пояснил, что возбуждено уголовное дело по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленных лиц», – сообщил адвокат.

По словам Алексея Егорова, он разъяснил доверителю, что есть вероятность изменения квалификации его действий с уголовно наказуемого деяния на административное правонарушение. «Формально его действия подпадали под иную квалификацию УК РФ, а именно ч. 1 ст. 159.

3 УК РФ (мошенничество с использованием электронных средств платежа). Но в связи с тем, что общая сумма покупок была менее 2,5 тыс. руб., в его действиях усматривается состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ (мелкое хищение)», – пояснил адвокат.

«Далее доверитель дал показания, в которых детально изложил весь порядок своих действий, уделив особое внимание тому, что в магазине его никто не спрашивал о принадлежности банковской карты, а он никому не сообщал о том, что карта ему не принадлежит», – добавил Алексей Егоров.

Адвокат отметил, что следствие возбудило уголовное дело по тяжкому составу преступления, хотя в диспозиции п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ прямо указано на соблюдение важного условия для возбуждения такого уголовного дела (отсутствие признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

«Было бы наивно думать, что следствие просто ошиблось или поторопилось. Было очевидно, что на стадии расследования ни о каком прекращении речи быть не может, да и следствие было уверено в правильности квалификации.

Надзирающий прокурор подписал обвинительное заключение именно по тяжкому составу, что свидетельствует о согласованности позиции органов следствия и прокуратуры в этом вопросе», – рассказал защитник.

«Мы с доверителем решили не идти против течения и изложить свою позицию уже в суде. По этой причине мы выработали позицию, при которой он полностью соглашается с обвинением, дает необходимые для последующей переквалификации показания и возмещает причиненный вред потерпевшему.

Далее защита, не препятствуя расследованию, выходит в суд для рассмотрения по существу, где заявляет о неверной квалификации, а доверитель пояснит, что признает фактические обстоятельства дела в полном объеме, а вопрос квалификации его действий оставляет адвокату, при этом всецело полагаясь на справедливость суда», – пояснил Алексей Егоров.

Адвокат отговорил доверителя от рассмотрения дела в особом порядке

«В день ознакомления с делом при составлении протокола в порядке ст. 217 УПК РФ доверитель вдруг изъявил желание рассмотреть дело в особом порядке.

Скорее всего, он это сделал по причине того, что его друг, который также успел воспользоваться чужой картой, заявил о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Я разъяснил все последствия такого решения, что есть большая вероятность осуждения по вмененной статье.

Кроме этого, я также указал на бесполезность рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

При наличии смягчающих обстоятельств (явка с повинной, раскаяние, возмещение вреда и отсутствие отягчающих обстоятельств) наказание будет в любом случае ниже двух третей наиболее строго наказания, и это при самом плохом исходе. В его же случае максимум – наказание с применением положений ст. 73 УК РФ», – сообщил Алексей Егоров.

По словам адвоката, уже после подписания протокола он убедил подзащитного в том, что в судебном заседании защита заявит о неверной юридической оценке его действий.

Рассмотрение дела в суде первой инстанции

Уголовное дело в отношении Алексея Пестова рассматривалось в Димитровском районном суде г. Костромы. В ходе судебного разбирательства подсудимый полностью признал свою вину в инкриминируемом ему деянии. Гособвинение, в свою очередь, поддержало предъявленное ему обвинение.

«В прениях сторон гособвинитель просил оставить квалификацию прежней, однако предложил снизить категорию преступления, назначить наказание в виде штрафа и освободить от наказания.

Скорее всего, это было сделано для того, чтобы осужденный не обжаловал обвинительный приговор, так как каких-либо серьезных последствий для него бы не наступило. Таким образом, было бы сокрыто необоснованное возбуждение уголовного дела по тяжкой статье.

Плюс доверитель лишился бы права на реабилитацию», – отметил Алексей Егоров.

По словам защитника, он строил свою речь в прениях на основе действующего уголовного закона с учетом разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

«Так, я указал на явно завышенную и необоснованную квалификацию обвинением действий доверителя при наличии в Особенной части УК РФ ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, которая наиболее подходит к рассматриваемой ситуации и относится к преступлениям небольшой тяжести.

Вместе с тем, несмотря на наличие в действиях доверителя признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, сумма ущерба, причиненного потерпевшему, меньше необходимой для привлечения его к уголовной ответственности.

В этой связи я обратил внимание суда на наличие в действиях доверителя признаков не уголовно наказуемого деяния, а административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Суд первой инстанции оправдал обвиняемого за отсутствием состава преступления

Изучив обстоятельства уголовного дела, районный суд со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума № 48 отметил, в каких случаях деяние следует квалифицировать по ст. 159.3 УК РФ.

Согласно этим разъяснениям ответственность по вышеуказанной статье наступает за хищение имущества лицом с использованием поддельной или чужой кредитной, расчетной или иной платежной карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты или путем умолчания о ее незаконном владении.

«Действия Алексея Пестова следует квалифицировать по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ как мошенничество с использованием электронных средств платежа. Как следует из обвинения Пестову, причиненный им материальный ущерб потерпевшему составил 1339 руб. 81 коп., что согласно ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ относится к мелкому хищению чужого имущества. Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, имеющего все признаки преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Учитывая, что в действиях Пестова отсутствуют признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, а имеются признаки мелкого хищения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ, подсудимый Пестов подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления», – отмечено в приговоре суда от 14 мая (имеется у «АГ»).

Потерпевший обжаловал приговор

Потерпевший Александр Лебедев обжаловал вынесенный судом оправдательный приговор в вышестоящую инстанцию, потребовав его отмены в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе (имеется у «АГ») он указал, что деяния Пестова следует квалифицировать именно по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку в отношении потерпевшего было совершено именно преступление, а не административное правонарушение.

В обоснование своих доводов он сослался на то, что действия подсудимого следовало оценивать исходя из п.

2 Постановления Пленума № 48, согласно которому, если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного образуют состав кражи или грабежа (в зависимости от способа хищения).

«Таким образом, обманув работника торговой организации, Пестов лишь облегчил доступ к денежным средствам. Доступ к совершению банковской операции предоставил сам работник торговой операции.

Если бы работник торговой организации спросил паспорт у Пестова, то хищения моих денежных средств могло бы и не быть.

При возникновении сомнений у работника торговой организации в принадлежности Пестову банковской карты получить доступ к совершению банковской операции было бы затруднительно», – отмечалось в апелляционной жалобе потерпевшего.

В возражениях на жалобу (есть у «АГ») Алексей Егоров пояснил: суд верно заключил, что в связи с умолчанием Пестовым сведений о принадлежности банковской карты иному лицу во время оплаты он совершил обман, посредством которого мог приобрести продукты питания, а не тайно похитил денежные средства непосредственно с банковского счета.

«Хищение денежных средств путем кражи, т.е.

тайного хищения, предполагает их получение как в ходе непосредственного обналичивания, так и посредством перевода на иной, принадлежащий виновному, банковский счет, без введения в заблуждение относительно совершаемых действий иных лиц.

В данном случае этого не произошло. Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума № 48 от 30 ноября 2017 г. подробно изложил, в каких случаях незаконные действия с чужой банковской картой следует считать кражей», – настаивал защитник.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

13 августа 2019 г. Судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила оправдательный приговор в силе. В апелляционном определении судебная коллегия отметила, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела на основе представленных доказательств.

«Вопреки доводам апелляционной жалобы, в ходе судебного следствия не было установлено, что Пестовым совершены действия, подпадающие под признаки квалифицированной кражи», – заключил апелляционный суд.

Вторая инстанция также пояснила, что из описания преступного деяния по приговору суда и обвинительного заключения следует, что обвиняемый совершил противоправные деяния, расплатившись похищенной банковской картой, умолчав о том, что использует ее незаконно.

«При таких обстоятельствах деяния Пестова подлежали бы квалификации по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ. Криминообразующим признаком неквалифицированных хищений является стоимость похищенного имущества свыше 2,5 тыс. руб. Хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает 1 тыс. руб.

, а также хищение чужого имущества более 1 тыс. руб., но не более 2,5 тыс. руб., при отсутствии квалифицированных хищений, в том числе ст. 158 и ст. 159.3, в силу прямого указания отнесено к мелкому хищению, подпадающему под признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.

1 ст. 7.27 КоАП РФ», – отметила апелляция.

Защитник оправданного прокомментировал судебные акты

Алексей Егоров назвал справедливым оправдательный приговор Димитровского районного суда г. Костромы. «Он вынесен в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством. По моему мнению, суд принял единственно верное решение.

Считаю, что немаловажную роль при вынесении оправдательного приговора сыграла категоричная позиция стороны защиты в вопросах юридической оценки действий моего доверителя. Рад, что мнение суда полностью совпало с мнением стороны защиты», – отметил он.

Адвокат также высоко оценил апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда, «которая, рассмотрев жалобу потерпевшего, не нашла основания для ее удовлетворения, тем самым подтвердив правильность выводов, сделанных судом первой инстанции».

Алексей Егоров выразил надежду на то, что данный приговор в будущем будет своего рода указателем направления в вопросах юридической оценки действий лиц, совершивших аналогичные деяния.

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/mnenie-suda-polnostyu-sovpalo-s-mneniem-storony-zashchity-/

Уголовное дело по краже из сумки прекращено

Как законным способом закрыть дело по ч 2 ст 158 УК РФ?

Симоновский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя помощника Симоновского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимой Ц., её защитника адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Ц., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в,г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, установил:

Ц. совершила кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, из сумки, находящейся при потерпевшей, с причинением значительного ущерба, а именно:

Так она (Ц.), примерно в 17 час. 57 мин., находясь в помещении магазина «Рублёвские колбасы», расположенного по адресу: Москва, ул.

Трофимова, дом 29, из корыстных побуждений, имея умысел на тайное хищение чужого имущества, убедившись, что за её действиями никто не наблюдает, достала правой рукой, из рюкзака, находившегося при потерпевшей Д.

, принадлежащий последней кошелек, стоимостью ****, в котором находились денежные средства в сумме **** и пластиковая карта «Белый кот» на имя Д., не представляющей материальной ценности.

После чего, продолжая свой преступный умысел, убрала данный кошелек, с находившимися в нем денежными средствами и пластиковой картой «Белый кот» в принадлежащую ей (Ц.) сумку, после чего с похищенным имуществом с места совершения преступления скрылась, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб на общую сумму ****.

Потерпевшей Д.

было представлено в суд ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с обвиняемой, в котором она указала, что каких-либо материальных и иных претензий она к подсудимой Ц.

не имеет, поскольку кошелек с денежными средствами ей был возвращен, она простила подсудимую. По этим причинам потерпевшая не желает привлекать Ц. к уголовной ответственности и лишать её свободы.

Подсудимая Ц. и её защитник поддержали заявленное ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшей. Государственный обвинитель возражал против прекращения уголовного дела.

Выслушав в судебном заседании мнение участников процесса, исследовав материалы уголовного дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Как следует из ст.

25 УПК РФ, суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Прекращение уголовного дела по краже в суде.

Оценивая характер и степень общественной опасности содеянного, суд исходит из того, что Ц. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, относящегося в соответствии с ч. 3 ст.15 УК РФ к категории средней тяжести.

Установлено, что Ц. преступление совершила впервые, виновность признала полностью и раскаялась в содеянном, извинилась перед потерпевшей, ранее не судима, характеризуется в быту положительно, у неё имеется ****

Какие-либо материальные и иные претензии к подсудимой у потерпевшей отсутствуют. Ходатайство потерпевшей Д. заявлено добровольно.

Учитывая изложенное и принимая во внимание, что содеянное относится к категории преступлений средней тяжести, суд полагает, что в данном случае наличествуют необходимые и достаточные условия для прекращения уголовного дела в связи с примирением подсудимой Ц. с потерпевшей Д. (ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ).

В связи с установлением условий для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшей и отсутствием оснований для отказа в удовлетворении соответствующего ходатайства потерпевшей, суд приходит к выводу, что данное дело подлежит прекращению с освобождением подсудимой Ц. от уголовной ответственности.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 76 УК РФ, ст. 25, п.3 ст.254 УПК РФ, суд постановил:

Прекратить уголовное дело в отношении Ц., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшей и освободить её от уголовной ответственности.

Меру пресечения в виде заключения под стражей отменить, освободив её из-под стражи в зале суда.

Вещественное доказательство – кожаный кошелек, коричневого цвета, с находящимися в нем денежными средствами в размере **** и пластиковой картой «Белый кот» на имя Д., переданные на ответственное хранение потерпевшей, оставить по принадлежности.

Постановление может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, адвокат и государственный обвинитель могут обжаловать постановление в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а подсудимый, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

При этом подсудимый вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Источник: http://advokat-ru.pro/mh/sim_158_2.html

Дисциплинарное взыскание с сотрудника

Как законным способом закрыть дело по ч 2 ст 158 УК РФ?

«Трудовое право», 2012, N 4

Но работодатель не должен и опоздать с расторжением трудового договора. Ведь, как мы уже говорили, работник может быть уволен по рассматриваемому основанию не позднее месяца с того момента, как обвинительный приговор суда вступит в законную силу. Об этом прямо говорится в п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта2004 г.

Уволить сотрудника за совершение хищения по месту работы непросто, даже если у работодателя есть все доказательства. Даже если камера наблюдения зафиксировала факт хищения в офисе, это еще не является основанием для немедленного увольнения провинившегося.

Подпунктом «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено такое основание для расторжения трудового договора, как совершение по месту работы хищения.

То есть трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, а именно совершения по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Очевидно, что рассматриваемое основание для увольнения имеет сложный состав, так как включает целый ряд юридически значимых моментов. Следовательно, необходимо четко представлять себе, какой набор доказательств является достаточным для увольнения по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

1. Определяющее значение при увольнении по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ имеет место совершения правонарушения. В норме закона четко сказано, что таким местом является рабочее место сотрудника-правонарушителя.

Как правило, рабочим местом сотрудника является место нахождения организации-работодателя. Информация о местонахождении организации в обязательном порядке должна быть отражена в трудовом договоре каждого работника.

Организация обычно имеет два адреса — юридический, по которому она зарегистрирована в реестре юридических лиц, и фактический, где она реально функционирует. Учитывая это обстоятельство, рабочим местом сотрудника следует считать фактический адрес организации.

Однако если работник принимается специально для работы в филиале, представительстве или ином обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности, то именно тот филиал (представительство или иное обособленное структурное подразделение организации) будет считаться местом его работы (ст. 57 ТК РФ).

Кроме того, рабочим местом сотрудника считается организация (ее филиал, представительство), куда работник был направлен работодателем в командировку или же где ему предстоит пройти курс повышения квалификации или профессиональной переподготовки.

И хотя в данном случае работник находится «не под рукой» у генерального директора и своего непосредственного руководителя, у администрации есть реальная возможность проконтролировать подчиненного и непосредственно связаться с ним (по телефону, факсу или каким-либо иным образом).

2. Безусловным основанием увольнения является совершение по месту работы даже мелкого хищения чужого имущества, растраты, умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества.

Согласно п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.

2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (ред. от 28.09.

2010) в качестве чужого имущества следует расценивать любое имущество, не принадлежащее данному работнику, в частности имущество, принадлежащее работодателю, другим работникам, а также лицам, не являющимся работниками данной организации.

То есть это может быть как имущество работодателя (деньги, оборудование, товары), так и имущество, которое хотя и не принадлежит работодателю, но находится у него по тем или иным основаниям. Например, на условиях договора хранения (в частности, в том случае, когда лицо, посетившее организацию, сдает одежду и другие личные вещи гардеробщику, получая в обмен соответствующий жетон).

Под любым имуществом, речь о котором идет в контексте пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, следует понимать также и личные вещи сотрудников организации (например, одежда, продукты питания, косметика) или же вещи других лиц, находящиеся у коллег правонарушителя по тем или иным основаниям.

Хищение — умышленное противоправное изъятие чужого имущества с целью обращения его в свою пользу. В зависимости от способа (формы) изъятия имущества Уголовный кодекс Российской Федерации различает хищения, совершенные путем кражи (ст. 158), грабежа (ст. 161), разбоя (ст. 162), присвоения или растраты (ст. 160), мошенничества (ст. 159).

В КоАП РФ в данном случае являются подходящими ст. ст. 7.17 и 7.27.

Пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» дает определение данным понятиям.

Присвоение означает незаконное обращение чужого имущества, вверенного виновному, в его пользу без эквивалентной компенсации.

Присвоенное имущество еще не отчуждено, не потреблено, оно находится во владении виновного, который начал пользоваться им с корыстной целью.

 Хищение в этой форме является оконченным преступлением с того момента, когда виновный противоправно обратил вверенное ему имущество в свою пользу, то есть начал пользоваться им как собственным.

Растрата представляет собой незаконное и безвозмездное израсходование (например, путем личного потребления) или отчуждение (например, путем продажи, передачи в долг либо в счет погашения долга и т.п.) чужого имущества, вверенного виновному, без надлежащей компенсации. Она признается оконченным преступлением с момента фактического израсходования или отчуждения вверенного имущества.

3. В действиях работника должен быть умысел.

Итак, необходимо обратить внимание, что работник может быть уволен по данному основанию только в том случае, если его незаконные действия носили умышленный характер, так какхищение всегда предполагает наличие умысла в действиях нарушителя.

Например, если работник осужден по статье за умышленное повреждение или уничтожение имущества (ст. 167 УК РФ), с ним можно расторгнуть договор по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а если по статье за уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ), то нельзя.

В данном случае работник несет наказание только в уголовном порядке. Правда, если уничтожено или повреждено имущество, принадлежащее организации, работодатель вправе потребовать от работника (как и при совершении умышленного преступления) возместить в полном размере причиненный ущерб (ст.

243 ТК РФ).

Следует железно придерживаться этого обстоятельства. В противном случае работник, уволенный за «неосторожное» преступление, имеет стопроцентные шансы быть восстановленным в прежней должности.

4. В норме закона сказано, что работодатель вправе расторгнуть с работником трудовой договор, если за совершение предусмотренных пп. «г» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ действий со стороны работника в отношении него вступили в законную силу приговор суда или постановление судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

 Именно со дня вступления в законную силу приговора суда либо постановления судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, исчисляется установленный месячный срок для применения такой меры дисциплинарного взыскания.

Прежде всего, следует отметить, что приговор суда обретает юридическую силу (то есть начинает действовать) не сразу же после его провозглашения в зале судебного заседания, а несколько позднее. В соответствии со ст. 390 УПК РФ приговор вступает в законную силу только по истечении срока, отведенного для его обжалования.

В соответствии с п. 1 ст. 356 УПК РФ жалоба и представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы сторонами в апелляционном или кассационном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

Здесь необходимо запомнить очень важный момент.

Учитывая это, работодатель не должен спешить с увольнением сотрудника. Ему обязательно следует дождаться момента, когда появится легитимная возможность для расторжения трудового договора.

Как правило, организация бывает в курсе того, на каком этапе находится судебное дело их работника.

Ведь представитель организации в качестве заинтересованного лица принимает постоянное участие в судебном заседании.

Но работодатель не должен и опоздать с расторжением трудового договора. Ведь, как мы уже говорили, работник может быть уволен по рассматриваемому основанию не позднее месяца с того момента, как обвинительный приговор суда вступит в законную силу. Об этом прямо говорится в п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта2004 г.

Практика. В пример можно привести интересное дело, рассмотренное Московским областным судом.

И. обратился в суд с иском к ОАО «Мебельная компания «Шатура» о восстановлении на работе, признании записи в трудовой книжке об увольнении недействительной, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Требования мотивировал тем, что с 31.03.2003 он состоял в трудовых отношениях с ОАО «Мебельная компания «Шатура», работал в должностях грузчика, водителя погрузчика склада готовой продукции. Приказом работодателя от 11.06.2010 был уволен по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Считает увольнение незаконным, поскольку ответчик нарушил процедуру увольнения.

Просил восстановить на работе в прежней должности, признать запись в трудовой книжке об увольнении недействительной, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал, ссылаясь на законность и обоснованность увольнения.

Решением Шатурского городского суда Московской области от 13 августа2010 г. иск удовлетворен частично.

Не соглашаясь с решением суда, в кассационной жалобе ответчик просит его отменить как незаконное и принять по делу новое решение.

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению.

Согласно пп. «г» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Увольнение по данному основанию является одной из мер дисциплинарного взыскания (ст. 192 ТК РФ).

Согласно п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.

2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» установленный месячный срок для применения такой меры дисциплинарного взыскания (пп. «г» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ) исчисляется со дня вступления в законную силу приговора суда либо постановления судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Как установлено судом и видно из материалов дела, истец состоял с ответчиком в трудовых отношениях, между И. и ОАО «МК «Шатура» был заключен трудовой договор. В соответствии с приказом от 31.03.2003 N 92 И.

принят на работу с 02.04.2003 грузчиком на центральный склад готовой продукции ОАО «МК «Шатура». 31 марта2003 г.

с ним был заключен трудовой договор по должности водителя погрузчика с полной коллективной материальной ответственностью.

07.04.2010 в отношении И. состоялся обвинительный приговор Шатурского городского суда, согласно которому И. был признан виновным в тайном хищении чужого имущества по месту работы.

Источник: http://www.kniazev.ru/information/16178/

Всё о кредитах
Добавить комментарий