Каково наказание за тайную запись на диктофон личного характера и распространение информации?

Содержание
  1. Экспертиза аудиозаписи для суда гражданское дело – Юридические подборки
  2. В чем отличие дословного содержания от иных способов письменной фиксации речи и в чем необходимость его установления экспертным путем?
  3. Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?
  4. Суть спора
  5. Позиция ВС РФ
  6. Позиция юристов
  7. Скрытая запись: за и против
  8. Что такое скрытая запись?
  9. Использование скрытой записи в суде
  10. Скрытая запись с помощью спецсредств и наказание за нее
  11. Когда журналисты могут опубликовать скрытую запись
  12. В качестве заключения
  13. Я тебе не скажу, но я тебя пишу: когда аудиозапись переговоров может стать доказательством в суде?
  14. Запись разговора может быть допустимым доказательством в трудовом споре
  15. Наличие договорных отношений позволяет стороне записывать переговоры с другой стороной без предупреждения
  16. При каких условиях суд может признать аудиозапись допустимым доказательством?
  17. Я записываю свои телефонные разговоры, это законно?

Экспертиза аудиозаписи для суда гражданское дело – Юридические подборки

Каково наказание за тайную запись на диктофон личного характера и распространение информации?

запись – это запись звука на электронном или механическом носителе, сделанная с помощью тех или иных технических средств, а также процесс создания такой записи.

Средства записи звуковой информации являются неотъемлемой частью повседневной жизни: видеокамера; автомобильный видеорегистратор; мобильный телефон или телефонный автоответчик с функцией записи разговоров; диктофон.

запись, произведенная надлежащим образом, может явиться допустимым доказательством в не меньшей степени, чем подпись в документе.

Верховный Суд РФ ответил на этот вопрос утвердительно, признав, что использование диктофона в деловых переговорах не является вмешательством в частную жизнь. Возможные последствия такого решения анализирует Юрий Фадеев.

Несмотря на обилие различных норм, вопрос о доказательствах в виде аудиозаписей в гражданском и арбитражном процессах является спорным, судебная практика неоднозначна.

Понятное дело, что запись оппонента на диктофон производится тайно, иначе это действо потеряло бы всякий смысл.

Но в этой связи противники использования аудиодоказательств очень любят ссылаться на Закон от 27.07.

2006 N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации” (далее – Закон N 149-ФЗ), запрещающий собирать информацию о частной жизни гражданина помимо его воли.

Примечание. Судьи в подавляющем большинстве своем относятся к аудиозаписи, мягко говоря, не как к царице доказательств. С учетом того, что внимание этой теме уделил Верховный Суд РФ, практика может измениться.

 Конституция РФ гарантирует неприкосновенность личной жизни и в то же время дает право защищаться всеми законными способами. Судам приходится находить грань между двумя нормами, оценивая аудиозаписи одной из сторон спора.

Границы “личного пространства” расширили

Именно поэтому недавнее Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2016 по делу N 35-КГ16-18, делу, казалось бы, довольно будничному, житейскому, имеет очень важное значение для того, в каком направлении будет в дальнейшем развиваться судебная практика.

*Примечание: Суть спора такова: жительница Твери требовала возврата 1,5 млн руб. с семейной пары, которой она в далеком 2011 году дала в долг. Заем оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому истица указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с заемщицей.

Первая инстанция удовлетворила требование в полном объеме, однако в апелляции сочли аудиозапись недопустимым доказательством – она была получена без согласия заемщицы, что нарушает нормы процессуального права о представлении доказательств.

Дело дошло до Верховного Суда РФ, который решил, что в данном случае этот запрет не работает. Апелляция не учла, что запись телефонного разговора произвел один из его участников и касалась она обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, отметили судьи ВС РФ.

Разумеется, данное решение верховных судей не снимет всех разногласий относительно принятия аудиозаписи в качестве допустимого доказательства, но это шаг в правильном направлении.

Как было сказано ранее, аудиозапись это запись звука на электронном носителе и для того, чтобы извлечь из нее информацию, для начала аудиозапись нужно расшифровать, а для этого ее необходимо воспроизвести, в следствие чего необходимо специальное оборудование: компьютеры, диктофоны, специальные программы, которые смогут “прочитать” данную видеозапись или аудиозапись. У судов и следствия, как правило нет на это времени, а еще чаще отсутствует оборудование и компетентные сотрудники, которые владеют специальными знаниями в области техники и программирования: поскольку основной специализацией персонала суда (органов следствия), по роду деятельности, является – юриспруденция.

Так в большинстве случаев, оборудование, используемое в судах (следственных органах), является Российским, которое предназначено для чтения стандартных советских форматов с флеш носителей, но как показывает практика, большинство аудиозаписей и видеозаписей предоставляется именно с устройств импортного производства, которые нуждаются в специальном программном обеспечении (по типу устройства продукции Apple). К импортным устройствам аудио и видеофиксации относятся: смартфоны, видеорегистраторы, камеры видео наблюдений, диктофоны, часы, облачные хранилища, записи на которые сохранены посредством онлайн записей (Перископ, Instagram) и другие. Для того, чтобы правильно извлечь аудиозапись, необходимы специальные знания, а также необходимо оборудование, которое позволит сохранить запись в первоначальном неизменном  состоянии, без искажения информации.

Чтобы приобщить аудиозапись к материалам дела, необходимо в первую очередь произвести расшифровку данной аудиозаписи. Данное исследование  вправе проводить компетентные специалисты, с допуском производства фоноскопических экспертиз.

Дословное содержание разговора – это письменный текст, полученный в результате экспертного исследования с использованием специальных методов, программных и аппаратных средств фоноскопической экспертизы, дословно, полно отражающий устную речь на аудиозаписи, в том числе:

– атрибуцию реплик дикторов (М1, М2, М3, Ж1, Ж2, Д1, Д2, * и т.д.);

– особенности синтагматического членения речи;

– некоторые произносительные особенности дикторов (калидор, тубаретка, зв`онит);

– комментарии к фоновой звуковой составляющей фонограммы (паузы и их длительность, описание фоновых шумов в соответствии с моментом речи – стук, шорох, звуки, похожие на шаги, и т.д.)

По окончанию исследования выдается заключение специалиста, которое уже можно использовать в суде, как доказательство.

Оно является читаемым для судей и сотрудников правоохранительных органов.

Специалисты Экспертно-правового центра “Топ Эксперт” при решении задачи о дословном содержании,  рекомендуют на разрешение эксперту ставить еще и вопросы, в отношении признаков монтажа:

  1. Является ли исследованная аудиозапись подлинной?
  2. Подтверждена ли в ходе производства экспертизы аутентичность исследованной аудиозаписи?
  3. Содержит ли данная аудиозапись следы механического монтажа?

Исследование фонограммы на монтаж, обеспечивает полноту и объективность экспертизы, так как позволяет выявить подлинность и аутентичность аудиозаписи и соответственно причастность или непричастность  к процессуальному разбирательству. Подлинность аудиозаписи понимается как отсутствие любых воздействий на нее. Аутентичность аудиозаписи трактуется через призму соответствия записи и зафиксированных событий

После проведения расшифровки аудиозаписи, можно составлять ходатайство для суда или написать заявление для следственных органов, о приобщении к делу аудиозаписи в качестве доказательства.

Данное ходатайство следует подавать совместно с заключением специалиста, где содержится расшифровка фонограммы.

Так административному лицу или судье будет сразу понятно об относимости и допустимости доказательства, а также сократит сроки для суда и следствия о принятии решения.

Как показывает практика,  аудиозаписи совместно с приложенным заключением специалиста (расшифровкой аудиозаписи) всегда приобщают к материалам дела, что в дальнейшем является доказательством по делу и рассматривается на всех этапах процесса, включая апелляцию и кассацию.

Скачать ходатайство для суда можно здесь: Ходатайство в арбитражный суд о приобщении к делу аудиозаписи в качестве доказательства.

При необходимости, специалист может быть допрошен в суде, что также является доказательством в суде. При допросе, судья предупреждает допрашиваемого об уголовной ответственности. Специалист при допросе имеет право отвечать только на те вопросы, которые входят в рамки его компетенции.

В чем отличие дословного содержания от иных способов письменной фиксации речи и в чем необходимость его установления экспертным путем?

Заключение специалиста, в котором содержится дословное содержание речи, отражает разговор полно, дословно, объективно.

Зафиксировать разговор может и следователь, и оперуполномоченный в протоколе осмотра доказательств, однако он не обладает ни программными и аппаратными средствами, ни слуховыми навыками, ни объективностью при фиксации разговора.

Также, как показывает практика Центра “Топ Эксперт” для суда значимо, особенно для смысловой интерпретации разговора: интонация, лексика. Иногда в протоколах текст разговора заменяется пересказом: «Далее обсуждают детали передачи денег»:

– значимо для целостной картины ситуации – полная дословка, как устанавливают устройство, как инструктируют в поведении;

– значимо для исследования на монтаж: целостность и связность разговоров, информация о фоновых шумах;

– значимо для идентификации диктора – индивидуальные речевые особенности членения речи, разбивки предложений, произношения отдельных слов и фраз и т.д.

Таким образом, для объективного доказывания позиции должно быть корректно установленное дословное содержание и решен вопрос об отсутствии монтажа. Если в деле нет экспертизы с установленным дословным содержанием, есть смысл ходатайствовать о ее назначении.

Источник: https://sudinformation.com/ekspertiza-audiozapisi-dlya-suda-grazhdanskoe-delo/

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

Каково наказание за тайную запись на диктофон личного характера и распространение информации?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ).

Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса).

Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске.

Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена.

В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

А некоторые суды указывают на то, что аудизапись не позволяет отнести разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16).

Либо отмечают, что сделанные без ведома другого лица записи нарушают его право на тайну частной жизни (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г.

по делу № 33-798/2016).

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”; далее – закон об информации).

Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса).

Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Вместе с тем ряд судов все же принимают аудиозаписи, даже полученные без согласия на то второй стороны (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.
 

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р.

и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р.

с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г.

Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р.

(апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016).

Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.
 

Позиция ВС РФ

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е.

была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо.

Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.
 

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде.

Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры:

“Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию.

Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются.

Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)”.

МНЕНИЕ

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы “Яковлев и Партнеры”:

“Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде.

Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их “контрагент” уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств.

В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства”.

МНЕНИЕ

Сергей Карпушкин, юрист практики “Разрешение споров” юридической фирмы “Борениус”:

“Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально.

Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств.

В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон.

Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон.

При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.”.

МНЕНИЕ

Роман Беланов, руководитель проектов компании “Хренов и партнеры”:

“Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство”.

МНЕНИЕ

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

“Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой.

В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г.

по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством.

Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой.

Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком”.

Источник: http://www.garant.ru/article/1091694/

Скрытая запись: за и против

Каково наказание за тайную запись на диктофон личного характера и распространение информации?

Телефон с диктофоном сейчас не редкость. При общении с контрагентами, друзьями и близкими, у вас может возникнуть желание сделать аудио- или видеозапись разговора.

Насколько законно такое действие? Возможна ли запись только с использованием предназначенных для этой цели средств? Допустимы ли так называемые шпионские гаджеты, активно предлагаемые зарубежными интернет-магазинами? 

Как правильно поступить, если собеседник категорически против явной записи разговора, и при виде диктофона или включенного смартфона он не хочет продолжать разговор, стоит ли при этом использовать скрытую запись? 

В каких случаях журналисты могут распространять скрытую запись?

И если запись тем или иным путем получена, то как в дальнейшем ее можно использовать? Будет ли она доказательством для суда?

На все вопросы мы ответим в этой статье.

Что такое скрытая запись?

Такого понятия в законодательстве, как это часто бывает, нет. Но из словосочетания следует, что это запись, о которой один из участников разговора не знает. Скрытая запись ведется с помощью технических средств и может быть фото-, видео- и аудио. Записи в блокнот не относятся к скрытым. 

Как показывает судебная практика, сначала необходимо проанализировать категорию записываемой информации, в частности, относится ли она:

  • к коммерческой тайне,
  • к персональным данным,
  • к сведениям о частной жизни. 

На эти три категории сведений наложен запретдля распространения без согласия. Решение бытовых вопросов с друзьями, если не обсуждаются подробности частной жизни, телефонное предложение сотрудника банка о заключении договора таковыми не являются.

Если вы участник обсуждения, то имеете полное право зафиксировать себе аудиоинформацию для дальнейшего воспроизведения в личных целях.

Но если гражданину РФ придет мысль о записи беседы посторонних людей, то у таких действий уже будет уголовно-правовая окраска. А в случае передачи произведенной записи без согласия правообладателя третьим лицам или ее распространения в Интернете закон устанавливает административную и гражданско-правовую ответственность.

Использование скрытой записи в суде

Запись разговоров для целей дальнейшего использования в судебном процессе ─ занятие не бесполезное, но недостаточно эффективное. В декабре 2016 года Верховный Суд РФ принял аудиофиксацию в качестве доказательства.

Следовательно, в записях смысл есть, но они должны быть получены законно, из них должны явно и однозначно следовать персонализация собеседников, дата проведения переговоров и иные факты, имеющие значение для дела. При этом обсуждение персональных данных настоятельно не рекомендуется.

Скрытая запись с помощью спецсредств и наказание за нее

Популярные интернет-магазины предлагают множество «шпионских гаджетов», в которых записывающее аудио- и видеоустройство замаскировано под невинную ручку, фонарик и прочие мелочи. Возможно ли скрытое получение информации с помощью таких технических средств?

Статьей 138.1 УК РФ установлено, что уголовно наказуемыми являются незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. При этом подчеркивается, что функции скрытого получения информации либо доступа к ней без ведома обладателя должны быть заложены в такие технические средстванамеренно. 

Санкции за такие преступления разные:

  1. Штраф в размере до 200 тысяч рублей.
  2. Лишение свободы на срок до четырех лет.
  3. Запрет занимать отдельные должности или вести определенную деятельность на срок до трех лет.
  4. Совмещение второго и третьего вариантов. 

Механизм привлечения к ответственности по данной статье достаточно прост: на таможне выявляют посылку с гаджетом, ставят ее на особый контроль, после чего заказчика ловят с поличным при получении товара на почте.

После принятия статьи 138.1 УК РФ в 2011 году сложилась противоречивая судебная практика, наказывающая граждан уже за сам факт приобретения приборов сфункцией тайного получения информации, либо доступа к ней без ведома ее обладателя. С точки зрения владельца информации и государства, такая статья в УК оправдана, но в практике ее применения есть перегибы. 

Так, в 2014 году по данной статье была осуждена жительница Воронежской области гражданка Г., купившая на одном из интернет-сайтов ручку с функцией аудио- и видеозаписи для слежки за своим мужем.

Еще более забавный случай произошел в 2017 году в Курганской области с гражданином В., привлеченным по данной статье к ответственности за приобретение устройства слежения за собственной коровой.

Смешно и грустно, однако, факт есть факт ─ ст. 138.1 УК РФ нуждается в доработке. А до определения окончательной позиции Закона надо руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 года, разрешившего приобретение соответствующих технических средств исключительно для личных целей.

Когда журналисты могут опубликовать скрытую запись

По общему правилу распространение скрытой записи журналистами является нарушением. Однако в соответствии со статьей 50 Закона РФ «О средствах массовой информации», в отдельных случаях СМИ могут «вывести на свет» сообщения и материалы, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки. 

Распространение информации допускается: 

1.Когда это не нарушает конституционные права и свободу человека и гражданина. Прежде всего ─ неприкосновенность частной жизни, что гарантировано Конституцией РФ, в том числе и право на изображение, которое является ее элементом.

2. Когда нужно защитить общественные интересы и принять меры против возможной идентификации посторонних лиц.

Общественный интерес ─ это не любой интерес аудитории, а то, что касается всего общества, например, угроза общественной безопасности или окружающей среде.

Поэтому главному редактору СМИ, принимающему решения о публикации скрытой записи, нужно оценить наличие/отсутствие общественного интереса для того, чтобы в суде он мог обосновать правомерность публикации записей. 

3. Когда запись демонстрируется по решению суда.  Здесь все понятно: если суд своим решением обяжет распространить скрытую запись, то нарушением это не будет.

В качестве заключения

Запись беседы с контрагентом возможна, если полученная информация не относится к коммерческой тайне, персональным данным, сведениям о частной жизни, а также иной охраняемой действующим законодательством тайне.

Используемое записывающее устройство должно находиться в свободном обороте, и при этом иметь соответствующее маркировочное обозначение, указывающих на его функциональное назначение, либо соответствующие элементы индикации, отражающие способность гаджета получать и (или) накапливать информацию, в том числе без ведома ее обладателя.

Журналисты могут в отдельных случаях распространять скрытую запись. Это возможно, когда запись защищает общественные интересы, не нарушает права людей или на публикацию есть соответствующее решение суда.

Ледовских Маргарита, руководитель «Право в сети»

Черкасова Анна, юрист

Источник: http://lawinweb.ru/skrytaya-zapis-za-i-protiv/

Я тебе не скажу, но я тебя пишу: когда аудиозапись переговоров может стать доказательством в суде?

Каково наказание за тайную запись на диктофон личного характера и распространение информации?

Многие сталкивались со случаями, когда для подтверждения определенных обстоятельств и фактов недостаточно каких-либо документов или других доказательств, а порой их и вовсе нет. И во многих таких случаях осуществление аудиозаписи разговора с другим лицом предоставляло бы выход из сложившейся ситуации.

Однако, как правило, подобные записи если и осуществляются, то без уведомления и получения разрешения со стороны собеседника.

В связи с этим возникают вопросы: насколько подобные действия правомерны, как и для чего можно воспользоваться аудиозаписью, полученной без уведомления и разрешения собеседника, в дальнейшем? Читайте об этом в материале «ЭЖ».

Современное отечественное законодательство не содержит единой нормативной базы, детально регламентирующей все аспекты правового режима записи разговоров. Существуют лишь отдельные правовые нормы, построенные по принципу перечисления ограничений и запретов, и немногочисленная судебная практика.

Правомерность осуществления звукозаписи всегда оценивается с позиции соблюдения провозглашенного Конституцией РФ права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Под этим правом подразумевается предоставленная человеку и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Так, Конституция РФ прямо запрещает сбор, хранение, использование и распространение любой информации о частной жизни лица без его ведома и согласия (ст. 24 Конституции РФ). Федеральным законом от 27.07.

2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» также установлен запрет требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе составляющей личную или семейную тайну, и получать подобную информацию помимо его воли (п. 8 ст. 9).

Более того, Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за незаконный сбор или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия (ст. 137 УК РФ).

С точки зрения практического применения указанных положений ситуация осложняется тем, что как такового законодательного определения понятия «частная жизнь» нет, соответственно, тонкая грань разграничения публичного и частного переходит в разряд субъективной оценки.

В 2012 г. Конституционный суд РФ в Определении от 28.06.

2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер. При этом Конституционный суд РФ подчеркнул, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование, и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускаются без согласия данного лица.

Соответственно, любая информация о частной жизни лица, в том числе составляющая его личную и семейную тайну, носит конфиденциальный характер, подлежит правовой охране и относится к сведениям ограниченного доступа. Другими словами, производство аудиозаписи разговора о частной жизни лица без его согласия недопустимо.

Запись разговора может быть допустимым доказательством в трудовом споре

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что существуют обстоятельства, позволяющие осуществлять аудиозапись разговоров на законных основаниях. Нетрудно догадаться, что речь идет о тех случаях, когда появляется элемент публичности и записанный разговор выходит за пределы сугубо личных сведений.

Например, выполнение профессиональных обязанностей лицом относится к фактору, допускающему ведение записи его разговоров, целью которых является обсуждение рабочих вопросов и обязанностей.

В этой связи запись разговора сотрудников, сделанная в рабочее время при обсуждении тем, не содержащих информации личного характера, может считаться допустимой и правомерной.

предпосылка законности осуществления аудиозаписи в таком случае заключается в том, чтобы целью записи являлось осуществление контроля за надлежащим выполнением сотрудниками трудовых обязанностей, а не получение сведений личного характера. Представляется, что условие о подобной фиксации содержания беседы работников может быть включено в трудовой договор.

При этом важно подчеркнуть, что полученную информацию работодатели могут использовать лишь для внутренних целей, а также при необходимости использовать в качестве доказательства в случае судебного разбирательства. Работодатели не вправе размещать сведения, полученные в результате аудиозаписи, в интернете или других открытых источниках без согласия своих работников.

Работники, в свою очередь, также могут прибегать к аудиозаписям как доказательствам при рассмотрении судами споров, возникающих из трудовых правоотношений.

Например, по делам о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, незаконном отказе в приеме на работу.

В таком случае главное — доказать, что полученная запись разговора была произведена исключительно для защиты права и не преследовала своей целью получение информации о работодателе, носящей ограниченный характер.

Наличие договорных отношений позволяет стороне записывать переговоры с другой стороной без предупреждения

К обстоятельствам, допускающим возможность производить звукозапись разговора, также относится наличие между собеседниками коммерческих и договорных отношений (при условии, что информация не подпадает под коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну). Более того, уведомление и/или получение согласия со стороны собеседника в таком случае вовсе не является обязательным.

На это, в частности, обратил внимание правоприменителей Верховный суд РФ в одном из своих определений.

Так, рассматривая вопрос о том, может ли аудиозапись разговора, полученная без согласия собеседников, являться допустимым доказательством при рассмотрении спора в суде, Верховный суд РФ пришел к выводу, что фиксация лицом, участвующим в разговоре, информации, касающейся договорных отношений между ним и собеседниками, не подпадает под запрет на получение сведений о частной жизни лица, а следовательно, может быть осуществлена без предупреждения (см. Определение Верховного суда РФ от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

В подавляющем большинстве случаев аудиозаписи используются заинтересованными лицами для отстаивания своей позиции в судебном разбирательстве (в контексте статьи речь идет прежде всего о гражданском судопроизводстве).

Процессуальное законодательство относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания.

Однако правомерность осуществления звукозаписи еще не означает, что такая запись сможет быть применена в суде в качестве надлежащего доказательства по делу.

При каких условиях суд может признать аудиозапись допустимым доказательством?

Для успешного использования аудиозаписи в судебном процессе в качестве доказательства важно знать о следующих основных условиях:

  • применение записи возможно исключительно для защиты нарушенного или оспариваемого права;
  • осуществление записи лицом, которое заявляет требование о защите нарушенного или оспариваемого права;
  • обоснование необходимости подтверждения тех или иных обстоятельств именно данной записью для правильного разрешения спора;
  • возможность проведения экспертизы в отношении носителя записи в случае необходимости.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/347693/

Я записываю свои телефонные разговоры, это законно?

Каково наказание за тайную запись на диктофон личного характера и распространение информации?

Я записываю вообще все свои телефонные разговоры. Если что-то забыл, могу всегда послушать и освежить в памяти. Если разговор касается не только меня, но и всей семьи — например, звонят рассказать об ипотечном кредите и его условиях, — удобнее потом дать послушать супруге запись с менеджером банка, чем пересказывать своими словами.

Задался вопросом, насколько законна такая запись. Обязан ли я предупреждать вторую сторону о том, что записываю разговор? Могу ли я использовать эту запись для защиты своих прав, например, когда кто-то угрожает мне по телефону? Или же когда частенько звонят с назойливой рекламой, могу я использовать запись, чтобы наказать звонивших по закону?

Вы когда-то писали, что записывать свой разговор можно, это называется надлежащим доказательством. Но в статье про то, как доказать, что договор был, говорите, что суды часто отказываются приобщать записи в качестве доказательств и нужна экспертиза. Я запутался.

Расскажите, что я вообще могу делать со своей записью, а что нет?

Виталий

А вот о том, что дальше можно делать с такой записью и что нельзя, я расскажу подробнее.

Существуют категории информации, к которым нет доступа без согласия обладателя:

  1. Коммерческая тайна.
  2. Сведения о частной жизни.
  3. Персональные данные.

Если телефонный разговор между вами и собеседником касается бытовых вопросов, ни к одной из перечисленных категорий он не относится. Вы можете его записывать и хранить при условии, что записи не будет в открытом доступе в интернете или где-то еще.

В личных целях вы можете пользоваться записями разговоров без ограничений: например, как записной книжкой, чтобы самому себе что-то напоминать.

Тайну телефонных разговоров защищает статья 138 УК РФ. Если вы или собеседник во время разговора решили его записать, статья вас не касается. Но касается, если вы специально записываете чужой разговор, в котором сами не участвуете. Санкции за такое преступление — от штрафа в 80 000 рублей до исправительных работ на срок до одного года.

Объясняю, как это работает. Если вы сами звоните супруге и включаете запись разговора — это законно. Но если вы установите на телефоне супруги программу для записи ее разговоров с другими людьми — это преступление. В суде рассказы о поиске возможных любовников в этом случае не помогут.

Предупреждать собеседника о том, что вы записали разговор, необязательно. Но нельзя передавать посторонним людям аудиозаписи без согласия собеседника. За нарушение грозит административная ответственность по статье 13.14 КоАП РФ и штраф от 500 до 1000 рублей.

На мой взгляд, самостоятельно сделанная аудиозапись разговора не самое лучшее доказательство. Суды крайне неоднозначно относятся к ним и не всегда приобщают в качестве доказательства к делам.

Приведу пример из судебной практики. Женщина дала в долг 1,5 млн рублей, а должник деньги не вернул. В качестве доказательства женщина предоставила в суд аудиозаписи телефонных разговоров с супругой должника. Супруга подтверждала, что деньги заняли для совместного с мужем бизнеса. Раз так — значит, ответчиков по иску двое, шансы вернуть долг выше.

Суд первой инстанции признал аудиозаписи доказательством. Во второй инстанции сказали, что разрешение на запись никто не получал, поэтому это не доказательство. Точку поставил Верховный суд. Он постановил, что закон не нарушали: запись разговора о долге сделал один из собеседников, речь шла именно о долге, это можно признать доказательством.

После этого дела многие СМИ написали, что Верховный суд разрешил ведение записи переговоров. Но на самом деле все не так просто. Решение приняли по конкретному делу, где учитывалось содержание конкретного разговора. запись могли не признать доказательством, если бы в разговоре упоминались какие-то персональные данные.

Правоохранительные органы и суды отдают предпочтение записям, полученным с соблюдением всех процессуальных норм.

Процессуальные нормы — это прописанная в законе последовательность действий, гарантирующая подлинность записи и законность ее получения. Ее делают на учтенный носитель специально обученные сотрудники.

В случае с негласной записью телефонного разговора сотрудники полиции всегда получают разрешение суда. Оспорить подлинность такой записи крайне сложно.

Но даже в этом случае окончательное решение о том, доказательство ли эта запись или нет, принимает суд. И не всегда решения суда однозначны: судьи тоже люди и могут ошибаться. Об этом у нас есть целая рубрика — «Изумительные истории».

Если вы планируете использовать запись разговоров для защиты, стройте беседу так, чтобы собеседник обязательно представился. Постарайтесь проговорить дату разговора, место и обстоятельства, с которыми он связан. Не обсуждайте информацию, относящуюся к личным данным, говорите четко и по делу.

Не используйте ненормативную лексику и специфические термины, понятные только вам и собеседнику. Помните, смысл разговора должен быть понятен не только вам, но и судье.

Потребуется подтвердить не только факт разговора, но и его точное время. Детализацию разговоров закажите у своего оператора мобильной связи.

Если у вас есть вопрос об инвестициях, личных финансах или семейном бюджете, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/vse-zapisal/

Всё о кредитах
Добавить комментарий