Куда и какое заявление необходимо написать, чтобы нас информировали о расследовании дела в другом городе?

Как оспорить дисциплинарное взыскание

Куда и какое заявление необходимо написать, чтобы нас информировали о расследовании дела в другом городе?

Я допустил ошибку на работе. Объяснительная не помогла, и администрация сделала мне замечание. Не устное, а то, что вносят в личное дело.

Алексей

оспорил дисциплинарное взыскание

Администрация действительно могла привлечь меня к ответственности по трудовому кодексу, но сделала это неправильно. Поэтому я оспорил замечание и его отменили. Теперь в моем личном деле больше нет проступков.

В этой статье я расскажу, когда и как можно оспорить дисциплинарное взыскание на работе.

Автор этой статьи пошел против работодателя: пожаловался в комиссию по трудовым спорам, добился отмены приказа о наложении дисциплинарного взыскания и отстоял свою позицию в суде. После этого отношение к нему на работе не изменилось, все осталось как прежде. Но история автора — это частный случай.

Иногда спор можно выиграть, но испортить отношения с руководством. Начальник может затаить обиду, и последствия могут быть хуже того, из-за чего случился спор.

Поэтому, прежде чем судиться с работодателем, подумайте, стоит ли игра свеч. Особенно если вас устраивает ваша работа.

Хорошая зарплата — это не повод прогибаться и во всем потакать начальству, особенно на нелюбимой работе. Иногда лучше уволиться, начать свой бизнес или освоить новую профессию.

Работодатель может отменить дисциплинарное взыскание раньше — по своей инициативе, просьбе работника или по ходатайству его руководителя.

Замечание или выговор дает работодателю право не выплачивать работнику стимулирующие выплаты — некоторые надбавки и доплаты или премию, — если это предусмотрено положением о премировании.

Кроме того, если работник еще раз допустит дисциплинарный проступок, его могут уволить.

Все дисциплинарные взыскания сохраняются в личном деле работника или папке с документами на работника, которая хранится у работодателя, — тоже ничего хорошего.

Я работаю ведущим инженером на государственном предприятии. У нас много локальных актов с правилами и ограничениями, несвойственными обычным компаниям. Нарушать эти правила категорически запрещено. Небольшой проступок, на который на обычной работе могут закрыть глаза, на государственном предприятии, скорее всего, выльется в служебное расследование и дисциплинарную ответственность.

Так было и у меня. Хроническая усталость к концу года и потеря бдительности привели к тому, что на меня наложили дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Привлечь работника к дисциплинарной ответственности непросто. Трудовой кодекс защищает работников от неправомерных действий работодателей. Чтобы наложить на работника взыскание, нужно составить кучу актов и приказов и уложиться в конкретные сроки.

После обнаружения проступка работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если работник не представит объяснение в течение двух рабочих дней, работодатель обязан составить об этом акт. Затем проводится внутреннее расследование проступка или составляется акт о нарушении должностных обязанностей, подтверждающий факт нарушения трудовой дисциплины.

Только после этого работодатель издает приказ о применении взыскания к виновному работнику. В приказе должно быть указано, за что наказан работник и какое взыскание к нему применяется. Приказ составляется на основании заключения внутреннего расследования или акта о нарушении трудовой дисциплины.

С приказом о применении дисциплинарного взыскания работника ознакомляют под подпись в течение трех рабочих дней со дня его издания. Время, когда работник отсутствует на работе, не считается. Если провинившийся заболел или решил взять отпуск, с приказом его все равно ознакомят — но срок ознакомления будет отсчитываться с момента, когда работник вернется на работу.

Закон устанавливает еще один срок, который работодатель обязан соблюсти, чтобы привлечь работника к дисциплинарной ответственности.

Дисциплинарное взыскание не может применяться позднее шести месяцев со дня совершения проступка — или двух лет, если проступок обнаружили в результате ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности.

Исключение — взыскание за коррупцию. Оно применяется не позднее трех лет со дня совершения проступка.

То есть, чтобы наложить дисциплинарное взыскание, работодатель должен соблюсти оба срока: со дня обнаружения и со дня совершения проступка.

Документы. После применения взыскания у работодателя должны быть следующие документы:

  1. Объяснительная работника о невыполнении обязанностей или акт об отказе давать объяснения.
  2. Заключение внутреннего расследования или акт о нарушении трудовой дисциплины.
  3. Приказ о наложении дисциплинарного взыскания.
  4. Документ, который подтверждает ознакомление работника с приказом о наложении взыскания в установленные сроки или отказ от ознакомления с ним. Это может быть сам приказ с подписью работника или дополнительный акт.

Если хотя бы одного из этих документов нет, дисциплинарное взыскание можно признать незаконным.

Либо администрация на моем предприятии не знала всех тонкостей, либо просто запуталась в сроках. Меня привлекли к дисциплинарной ответственности по истечении законного срока. И с приказом о наложении замечания тоже ознакомили не вовремя — на четвертый рабочий день.

Мой непосредственный начальник узнал о моей ошибке в тот же день. Было назначено служебное расследование, которое длилось 28 дней. В заключении комиссии по проведению служебного расследования было установлено, что я нарушил требования локальных нормативных актов. Приказом заместителя директора меня привлекли к дисциплинарной ответственности в виде замечания. На его выпуск ушло 22 дня.

Я знал, что эти сроки противоречат трудовому кодексу. Еще меня задело отношение ко мне во время служебного расследования. Поэтому вместо оправданий я решил оспорить приказ о наложении дисциплинарного взыскания. Я думал, что это будет быстрая и легкая победа и вопрос решится дней за десять. Но все оказалось не так.

Трудовые споры рассматривают мировые судьи. Исключение — дела о восстановлении на работе и о разрешении коллективных трудовых споров.

Трудовая инспекция. Жалоба в инспекцию составляется в свободной форме. Ее можно подать через сервис «Онлайнинспекция-рф». Жалоба может стать основанием для проверки работодателя, в результате которой трудовая инспекция вправе вынести предписание об отмене приказа о применении дисциплинарного взыскания.

Желания судиться с работодателем или жаловаться на него в трудовую инспекцию у меня не было. Я хотел решить вопрос как можно быстрее, поэтому обратился в комиссию по трудовым спорам.

На заседании работнику зачитывают его заявление и задают вопросы. Нужно быть готовым к агрессивным нападкам работодателя.

Например, у меня спрашивали, почему я оспариваю приказ из-за пропуска сроков, а не предмета спора: хотели добиться признания вины.

Хотя несоблюдение процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности — это тоже основание для признания взыскания незаконным. Поэтому советую не поддаваться на провокации и придерживаться своей позиции.

В некоторых организациях КТС может и не быть, тогда в случае спора обращаться нужно напрямую в суд.

Я максимально коротко написал, что был привлечен к дисциплинарной ответственности в порядке, противоречащем трудовому кодексу. Этого было достаточно.

Заявление пишется в двух экземплярах: один остается у КТС, второй с отметкой о принятии — у работника.

Мое заявление в КТС

Решение КТС. Комиссия по трудовым спорам со мной согласилась и указала, что мой работодатель пропустил срок привлечения к дисциплинарной ответственности и нарушил срок моего ознакомления с приказом о наложении дисциплинарного взыскания.

Довольный, я ушел с заседания КТС и стал ждать исполнения решения. Но вместо отмены приказа о наложении дисциплинарного взыскания администрация обжаловала решение комиссии в суде.

Исковое заявление работодателя. Мой работодатель не согласился с решением комиссии. В своем иске он попытался сместить дату обнаружения проступка. Основной аргумент — обстоятельства проступка установило служебное расследование, поэтому срок привлечения к дисциплинарной ответственности нужно считать с момента утверждения заключения следственной комиссии.

Приглашение в суд от юристов предприятияПовестка в суд

Решение суда. Суд не смог согласиться с доводами работодателя. И по трудовому кодексу, и по мнению Пленума Верховного суда день обнаружения проступка — это день, когда начальнику работника стало о нем известно.

Моего начальника вызвали в суд в качестве свидетеля. Он подтвердил, что узнал о моем проступке в день совершения. Именно с этой даты должен исчисляться срок привлечения к ответственности. Приказ о наложении на меня дисциплинарного взыскания был издан спустя 50 дней вместо установленного месячного срока. Ознакомили меня с приказом тоже позже законного срока — на четвертый день после издания.

Поэтому суд посчитал законным решение КТС об отмене приказа о наложении взыскания и иск работодателя не удовлетворил. Но на этом все не закончилось.

Апелляция. Администрация подала апелляционную жалобу на решение в областной суд. На жалобу можно было написать возражение, что я и сделал. К решению местного суда мне было нечего добавить, поэтому мои возражения уложились в один абзац: прошу оставить решение суда первой инстанции без изменений.

Ехать в другой город мне было лень. Оказалось, что представитель работодателя тоже не поехал. Областной суд решение комиссии и суда первой инстанции оставил в силе.

Мои возражения на апелляционную жалобу работодателя

Обжаловать постановление областного суда мой работодатель не стал. На основании постановления администрация отменила приказ о наложении на меня дисциплинарного взыскания. Замечания больше нет.

Если бы я знал, что моя жалоба в комиссию по трудовым спорам закончится судом, я бы сам подал иск и потребовал возместить моральный ущерб. Так можно.

Я не могу точно сказать, стоит ли любому работнику обжаловать дисциплинарное взыскание. В моем случае — однозначно да. Отношение ко мне не поменялось: я работаю там же.

  1. За проступки на работе могут наказать — наложить дисциплинарное взыскание. Это может быть замечание, выговор или увольнение.
  2. Привлечь работника к дисциплинарной ответственности непросто — есть определенный порядок. Если его нарушить, дисциплинарное взыскание становится незаконным и его можно оспорить.
  3. Чтобы наложить дисциплинарное взыскание, работодатель должен соблюсти два срока: со дня обнаружения и со дня совершения проступка. Несоблюдение любого из них — основание для признания приказа о наложении дисциплинарного взыскания незаконным.
  4. Время болезни или отпуска работника при расчете сроков не учитывается. Поэтому, если работник провинился, брать больничный или отпуск в надежде, что про проступок забудут, бессмысленно.
  5. Оспорить дисциплинарное взыскание можно тремя способами: подать иск в суд, написать жалобу в трудовую инспекцию или обратиться в комиссию по трудовым спорам. Каким путем идти, решает работник.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/work-punishment/

Обманка

Куда и какое заявление необходимо написать, чтобы нас информировали о расследовании дела в другом городе?

13 июля в ФСБ должен состояться допрос бывшего сотрудника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, осужденного на пожизненное заключение.

Но ни он, двумя неделями ранее специально этапированный в Москву из колонии «Черный дельфин» в Соль-Илецке, ни его адвокаты не знают, в связи с чем нужен этот допрос, поскольку официально их ни о чем не информировали.

Лишь предполагают, что допрос будет по делу 18-летней давности: об убийстве мэра города Нефтеюганска Петухова.

Это дело СК срочно реанимировал в прошлом году, чтобы предъявить обвинение Ходорковскому. В мае у брата и матери Пичугина в рамках этого дела провели обыски.

При этом, как сообщают адвокаты, оказывали моральное давление на самого осужденного: сотрудники колонии при нем набирали по мобильному номер его пожилой мамы, чтобы он услышал про обыски лично от нее.

Через месяц Пичугину откажут в помиловании (причем на уровне губернатора, до президента она так и не дойдет), еще через месяц отправят в Москву на допросы. В принципе мотивация силовиков в этом деле понятна.

Непонятны действия некоторых членов президентского Совета по правам человека, лично навещавших Пичугина в прошлом сентябре в колонии и рекомендовавших ему подавать прошение о помиловании.

Они обещали поддержать ходатайство, но когда прошение было отклонено губернатором, председатель Комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин заявил СМИ, что ничего такого он Пичугину при личной встрече год назад не советовал. Цитирую: «Думаю, что это не мы (СПЧ. — Ред.) рекомендовали ему (Пичугину. — Ред.) подать прошение о помиловании, а это была его собственная инициатива» («КоммерсантъЪ» от 9 июня). Хотя тот же Бабушкин после визита в колонию в сентябре прошлого года писал у себя в «Живом журнале», что «я рекомендовал Алексею Владимировичу написать заявление о помиловании, а мы готовы его ходатайство поддержать».

Пичугин с недоумением и разочарованием воспринял произошедшее. Дело в том, что он не собирался подавать никакого прошения, исходя из того, что считает себя ни в чем не виноватым, а потому просить милости от государства не намерен. И если бы не настойчивые рекомендации СПЧ и обещания поддержки, Пичугин не писал бы прошение и в этот раз.

Иллюзий он, конечно, не питал, но попробовал, тем более что в Комитете министров в Совете Европы лежит его жалоба на неисполнение Россией решения ЕСПЧ. Комитет министров уже задавался вопросом: почему российские власти не помилуют Пичугина, ведь таким образом могла бы решиться проблема нарушения прав осужденного на справедливое правосудие.

Что важно: Пичугин в день подачи бумаги о помиловании 27 ноября 2015 года направил в СПЧ письмо, в котором информировал членов СПЧ Бабушкина и Федотова об этом и напомнил про обещание его поддержать. Однако итог получился печальным: ни само прошение не дошло до президента, ни письмо Пичугина не дошло в Совет (либо было проигнорировано на уровне секретарей).

«Новая» попросила членов Совета прокомментировать эту ситуацию. Однако про не сдержанные обещания, увы, не было сказано ни слова. Речь в основном шла об отсутствии в стране института помилования как такового.

Тем не менее мы благодарны за оперативный ответ члена Совета, судье Конституционного суда в отставке, Тамаре Морщаковой — человеку, который пытается сделать все, чтобы институт помилования, наконец, заработал.

https://www.youtube.com/watch?v=iw0rQHXe2VU

В Совет по правам человека при президенте Российской Федерации, членам Совета Федотову Михаилу Александровичу и Бабушкину Андрею Владимировичу от пожизненно осужденного Пичугина Алексея Владимировича, отбывающего наказание

в ФКУ ИК-6 по Оренбургской области

Уважаемые Михаил Александрович и Андрей Владимирович!

Обращаюсь с настоящим письмом к вам и хочу выразить свою благодарность вам за поддержку и добрые слова в мой адрес в ходе вашего посещения ФКУ ИК-6 по Оренбургской области 10 сентября 2015 года.

В ходе беседы вы порекомендовали мне обратиться с прошением к президенту Российской Федерации В.В. Путину о применении в отношении меня акта о помиловании. По вашему мнению, направление мною ходатайства о помиловании в адрес президента РФ в настоящее время обосновано и будет поддержано Советом при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Настоящим сообщаю вам, что 27 ноября 2015 года мною через администрацию ФКУ ИК-6 по Оренбургской области подано прошение о помиловании в адрес президента РФ В.В. Путина.

Надеюсь на вашу поддержку при рассмотрении прошения.

С уважением,
(подпись) А.В. Пичугин
27.11.15.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2016/07/13/69248-obmanka

Расследования: НЕПРИКАСАЕМЫХ НЕТ!

Куда и какое заявление необходимо написать, чтобы нас информировали о расследовании дела в другом городе?

Октябрьский районный суд г. Краснодара подтвердил эту истину. Однако приговор, вынесенный подсудимому, поражает своей мягкостью.

В апреле нынешнего года в “Новой газете Кубани” (№ 23 от 08.04.2015 года http://ngkub.

ru/news/bizneshapok) было опубликовано собственное журналистское расследование “Бизнес-хапок” о криминальном “бизнесе”, когда под видом сделки берут крупную сумму денег, заведомо не собираясь ее возвращать, а затем с помощью судебной казуистики смещают векторы и выдают мошенника за жертву.

А пока длится судебная карусель, денежки благополучно работают, приносят прибыль тем, кто их незаконно удерживает. История краснодарского предпринимателя Анатолия Ковалева, попавшего в капкан Владимира Маерова, до сих пор обсуждается на сайте “НГК”.

Во второй публикации на эту же тему, “Неприкасаемый”, автор статьи , проделав титаническую работу, с помощью инфографики представил наглядно, в графиках и диаграммах технологию обмана и высказал предположение о том, что без помощи судей реализовать эту заранее спланированную схему обмана было бы невозможно. Реакция на публикацию, в которой вещи названы своими именами и указаны фамилии “героев”, была вполне ожидаемой. Господин Майеров вчинил “Новой газете Кубани” иск о защите чести и достоинства, потребовав опубликования опровержения и возмещения морального вреда в размере 5000000 рублей.

С чем же не согласен г-н Маеров в публикации “Неприкасаемый”? Какие сведения требует он опровергнуть?

(Из искового заявления В.Б. Маерова к “НГК”)
“Жители Кубани отлично помнят громкую историю с перестрелкой в 2012 году на Вишняковском рынке Краснодара “с участием лиц цыганской национальности”, в результате которой был один человек убит, а двое ранены.

Отец и брат Владимирова Маерова, о котором пойдет речь ниже, получили солидные сроки заключения. А сам он в настоящее время является фигурантом уголовного дела.

Поражает то, что даже в своем отчаянном положении Владимир не теряет надежды в очередной раз “срубить” крупную сумму денег. Судебные заседания с его участием и участием его родственников и подчиненных превращаются в шоу.

Судья смотрит сквозь пальцы на то, что процедура заседания грубо нарушается, участников процесса со стороны Ковалева оскорбляют, им угрожают”, – написано в статье.

Мой отец по указанным выше обстоятельствам был приговорен по ст. 224 УК РФ к наказанию виде ограничения свободы сроком на один год. Время содержания под стражей в период предварительного расследования было зачтено и отец освобожден от назначенного наказания…” – заявляет в иске к газете Маеров, подтверждая тем самым написанное журналистом!

А как вам такое утверждение?

(Из искового заявления Маерова к редакции “НГК”)

” …Далее в статье указано: “Три процесса с одними и теми же истцами и ответчиком по одному и тому же факту, визирование кассационных решений”, по ним же есть прямое нарушение закона РФ”.Непонятно, что значит “визирование кассационных решений” и почему в производстве суда не могут проводиться “три процесса с одними и теми же истцами и ответчиком”.

А вывод, завершающий главу “Судопроизводство” статьи “Вот и гадай после всего вышеизложенного: закону, Российской Федерации, правосудию и справедливости служит судья Махов или интересам семьи Маеровых?”, порочит не только мою репутацию, но и репутацию судьи Махова, с которым мне пришлось столкнуться…”, – написано в статье.

Сознательно обрывая фразу газетного текста на полуслове, Маеров и тут пытается ввести в заблуждение суд. Тогда как из полного абзаца ясно следует, что все дела, связанные с Маеровым и этой историей, ведет в Первомайском районном суде почему-то судья Махов, и в этом, по мнению автора статьи, и состоит нарушение закона. Этот абзац адресован руководству Первомайского суда.

Каким образом он ущемляет честь и достоинство Маерова? По собственной ли инициативе или по просьбе судьи Махова Маеров выступает заступником судьи? Наверное, рассчитывал, что иск к редакции в Первомайском суде будет рассматривать тот же судья Махов? Но тут вышла осечка.

По заявлению редакции данный иск будет рассматриваться в Советском районном суде Краснодара, в связи с тем, что истцом неправильно была определена подсудность.

https://www.youtube.com/watch?v=gQnNnrB34zQ

Между тем, 17.08.2015 г. Октябрьский районный суд г. Краснодара, наконец, снял с гражданина Маерова неприкасаемость. Приговором суда он был осужден по части 4 статьи 159 – мошенничество. Причем, своего любимого занятия – мошенничества, не оставлял даже в ходе судебных процессов.

Например, для затягивания судебного разбирательства изобретал болезни, а справки предоставлял суду, датированные прошлым годом о консультационном приеме у частного врача, и так далее и тому подобное.

О регулярных его попытках переквалифицировать уголовную статью в административную, к тому же с истекшим сроком давности – это отдельная “песня”. Но надо отдать должное молодому судье Александру Кутченко, который не поддался на уловки многоопытного “ходока” по судам Маерова.

Александр Викторович внимательно, дотошно выслушивал и изучал доводы и факты обеих сторон, действуя строго в рамках закона и предъявленного обвинения.

Хотя мера наказания – лишение свободы на 3 года условно, мягче мягкого и совершенно не соответствует тяжести преступления: сверхкрупному ущербу, нанесенному Маеровым предпринимателю Ковалеву (с 63 миллионов за 8 лет ущерб вырос до 120 миллионов, что подтверждено соответствующими банковскими документами и даже решениями судов). Столь мягкий приговор чреват тем, что будет воспринят в криминальном мире, как сигнал к действию. Мол, воруйте, мошенничайте, как можно больше. Чем больше – тем меньше срок. Остается надежда, что краевой суд, учитывая тяжесть преступления, отсутствие раскаяния, нежелание возвращать 8 лет заемные денежные средства, применит к Маерову заслуженную меру наказания, соответствующую тяжести содеянного.

Весьма симптоматично то, что в ходе судебного разбирательства вскрылись новые обстоятельства и доказательства фактов мошенничества по незаконному отъему чужих денежных средств осужденным Маеровым.

Прошедший процесс и обвинительный приговор – это только первая часть мошеннической многоходовой схемы. Со второй частью в настоящее время разбирается следственный комитет РФ по Краснодарскому краю.

Думается, что вопросы к судье Махову возникнут не только у журналистов.

Как действующий судья, юрист по образованию, он не мог не знать, что экономические споры в особо крупных размерах между юридическими, коммерческими структурами – это юрисдикция арбитражного суда, а не гражданского производства, что в таких спорах законом определен особый порядок доказательств, где достоверным и бесспорным доказательством является только письменный договор коммерческо-экономических взаимодействий с условиями исполнения и оплаты, и никакие иные доказательства, особенно исходящие от зависимых свидетелей, судом в расчет не принимаются. Верховный суд РФ внес четкие комментарии к понятию заочного заседания суда: экономические споры на сумму ущерба свыше 10 миллионов рублей запрещено проводить в заочном режиме, “только в присутствии истца и ответчика”. Право собственности, управление и распоряжение в соответствии с законодательством не может перейти по чьему-то приказу, а только исключительно по договору купли-продажи и только с момента государственной регистрации сделки. Это четко прописано, причем в нескольких статьях и гражданского, и арбитражного Кодексов. А из них следует, что ни ИП “Ковалев”, ни дядька с улицы по фамилии Ковалев в ноябре-декабре 2007 г. ни де-юре, ни де-факто владельцем и распорядителем швейной фабрики “Мария Рафаэла” быть не могли и не были при здравствующих собственниках ЗАО “Оздоровительный комплекс “Альтернатива”” и ЗАО “Краснодарский фурнитурный комбинат” и работающих на своих местах до 9 ноября директоре Маерове, а с 10 ноября – директоре Маеровой. Не будучи собственником, не имея права управления и распоряжения, Ковалев А.М. не мог нести никакой материальной, административной ответственности за деятельность фабрики в этот период, тем более за какие-либо убытки. Несостоятельность иска гр. Маерова к гр. Ковалеву видна любому мало-мальски юридически образованному человеку. Данный иск не подлежал выделению в отдельное производство.

https://www.youtube.com/watch?v=YxMZK3QJflA

Иск почти на 38 млн. рублей от ЗАО “Торговый дом “МВБ”” из той же “оперы”. Отсутствие договора купли-продажи товара с условиями поставки и оплаты, номенклатуры, актами приема-передачи, товаро-транспортных накладных, т.е. достоверного доказательства сделки.

Показания заинтересованных и зависимых сотрудников фирмы не могут быть достоверным подтверждением. Все это однозначно свидетельствует о том, что сделки купли-продажи 1 ноября 2007 г. на сумму почти в 38 млн.

рублей и объемом товара 20 “КАМАЗов” не было, и в адрес ИП “Ковалев” в течение одного дня ничего не отгружалось. Не будем далее утомлять читателя азбучными юридическими истинами. Мы привели их лишь для того, чтобы наглядно показать несостоятельность иска Маерова к Ковалеву.

Прибавьте к этому незаконное определение подсудности и квалификации исков, неверную идентификацию и индивидуализацию ответчика по иску и другие многочисленные нарушения ГПК, которые были допущены судьей Маховым.

Впрочем, объективную оценку его “работы” предстоит еще дать краевой квалификационной коллегии судей Краснодарского края, куда направил соответствующее письмо предприниматель Анатолий Ковалев.

Вчинив иск редакции, Маеров надеялся по-быстрому в Первомайском суде обтяпать это дело, заработать на редакции очередные миллионы, а главное, получить решение о том, что его честь и достоинство пострадали незаслуженно. А затем размахивать этим решением в последующих уголовных процессах.

Схема эта не новая, и пользуются ей преступники с завидным упорством. Но запугать редакцию пятимиллионными исками ему не удастся. Мы не сомневаемся в том, что честных, принципиальных судей в Краснодарском крае большинство.

И освещать эту громкую поучительную историю будем до тех пор, пока не останется в ней ни одного темного угла.

Отдел расследований “НГК”

Источник: http://www.ngkub.ru/rassledovaniya/neprikasaemykh-net

Всё о кредитах
Добавить комментарий