Может ли больница или полиция не сообщать о месте нахождения потерпевшего?

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Может ли больница или полиция не сообщать о месте нахождения потерпевшего?

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Но глубоко заблуждается тот, кто так считает – действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы.

Визит к Минотавру

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники – это явление, пока не характерное для нашей страны.

Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой. Но, с одной стороны, это иногда просто невозможно, о чем прекрасно знают предприниматели, которых постоянно посещают незваные гости из ОБЭП и ему подобных подразделений.

А при осуществлении, например, охранно-детективной деятельности или внешнеторговых сделок постоянный контакт с правоохранительными органами подразумевается изначально.

С другой стороны, сплошь и рядом возникают ситуации, когда человеку самому приходится обращаться в правоохранительные органы за помощью и защитой.

Но гражданин, выстрадавший заявление и принесший его в ближайшее отделение милиции, не застрахован от неожиданностей.

Прежде всего будет удивлен тот, кто наивно полагает, что в милиции его с распростертыми объятиями встретят идеальные сотрудники образца советского телесериала «Следствие ведут знатоки».

Не в меньшей мере заблуждаются и те, кто надеется увидеть там «Робокопа» или, например, слегка нетрезвых суперменов из бесконечных сериалов про «Ментов».

Нет, уважаемые, в «дежурке» вы увидите обычных людей, для которых вы сами, как и принесенное вами заявление, – это дополнительная работа, от выполнения или невыполнения которой размер зарплаты не зависит.

А потому бурной радости приход очередного заявителя обычно не вызывает.

Дальнейшие же события развиваются по сценарию, зависящему от порядочности и исполнительности сотрудника, к которому вы обращаетесь, а также от организации работы в данном конкретном подразделении.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура».

И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место.

Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан.

Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении).

Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ.

Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Ниже мы проанализируем некоторые из положений упомянутых инст­рукций и, поскольку читателям на практике может понадобиться более подробная информация, перечислим документы такого рода. Это:

  • приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=6371

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

Может ли больница или полиция не сообщать о месте нахождения потерпевшего?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

Что делать, если..

Может ли больница или полиция не сообщать о месте нахождения потерпевшего?

На сайте ГУ МВД России по г. Москве (https://77.мвд.рфмвд.рф) в помощь гражданам приводятся рекомендации на возможные случаи экстренных ситуаций. Предлагаем читателю некоторые из них.

ВЫ СТАЛИ СВИДЕТЕЛЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В большинстве случаев свидетелями и очевидцами преступлений и административных правонарушений, происходящих на улицах и в общественных местах города, становятся обычные граждане нашей страны.

Если вы оказались свидетелем или очевидцем преступления, административного правонарушения, вам необходимо: внимательно запомнить приметы злоумышленника (рост, одежда, обувь, характерные приметы); как можно быстрее позвонить с ближайшего телефона­автомата 02 или с сотового телефона в полицию по телефону 102 (в обоих случаях звонок бесплатный) и сообщить о совершённом правонарушении.Постарайтесь по возможности спокойно и как можно более подробно описать произошедшее событие, а также указать его время и место. Если вы запомнили приметы злоумышленника и (или) заметили, в каком направлении он скрылся, сообщите об этом сотруднику полиции, так как эта информация поможет в максимально короткие сроки задержать злоумышленника.Если в происшествии имеются пострадавшие, при необходимости, окажите пострадавшему первую медицинскую помощь. Дождитесь наряда полиции, еще раз напомните им вид преступления, время, место, приметы злоумышленника и в каком направлении он скрылся.

Если вы или ваши знакомые располагают информацией о готовящихся преступлениях, местонахождении скрывающихся преступников, местах хранения наркотиков, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и т.п., то вы можете передать её также по телефону 102.

ВЫ СТАЛИ ЖЕРТВОЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Если в отношении вас совершено преступление, сообщите об этом по телефону 102 или по телефону 112. Звоните в полицию в наиболее короткий промежуток времени после совершившегося преступления, так как по горячим следам преступника найти легче. Назовите свои фамилию, имя, отчество и место нахождения. Обязательно дождитесь сотрудников полиции на месте происшествия.

https://www.youtube.com/watch?v=DsGU0O3mcAI

Как можно подробнее и точнее изложите всё, что с вами произошло. Чем больше вы вспомните деталей, тем успешнее будет поиск. Помните: не обращаясь в полицию, вы порождаете у преступника ощущение безнаказанности и поощряете его на новые преступления.Постарайтесь запомнить внешность правонарушителя, его одежду, обувь.

Обращайте внимание на наличие особых примет (борода, усы, родимые пятна, наколки, шрамы и т.д.), на анатомические особенности (хромота и т.п.), дефекты речи и прочее.В случае наличия свидетелей, попросите их подождать вместе с вами прибытия сотрудников полиции.

При невозможности свидетелям остаться на месте происшествия, запишите их полные данные, место жительства или контактный телефон.

Вы вправе обратиться с письменным или устным заявлением в дежурную часть любого территориального органа МВД России, где заявление зарегистрируют, выдадут вам отрывной талон­уведомление и опросят по существу вопроса.

Кроме того, вы можете обратиться в ближайший участковый пункт полиции, либо к сотрудникам полиции, осуществляющим охрану общественного порядка.

ВЫ СТАЛИ ЖЕРТВОЙ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ

В случае опасности для вашей жизни и здоровья любыми способами постарайтесь вызвать помощь и сообщить о случившемся в полицию: обратиться с заявлением в территориальный орган МВД России по телефону 102 либо к своему участковому уполномоченному полиции. Член семьи, от которого исходит угроза, может быть привлечен к уголовной ответственности. Чаще всего это помогает предотвратить более тяжкие преступления.

Если критическая ситуация не требует вмешательства правоохранительных органов и имеется перспектива ее разрешения, тем не менее примите ряд предупредительных мер:сделайте так, чтобы ваши близкие находились в курсе складывающейся обстановки в вашей семье;имейте надёжное место (у родственников, у друзей), куда вы можете уйти в случае опасности;договоритесь со своими соседями, чтобы они вызвали полицию, если услышат шум и крики из вашей квартиры;спрячьте запасные ключи от дома (машины) так, чтобы, взяв их, вы могли бы быстро покинуть дом в случае опасности;имейте в запасе необходимую сумму денег, записную книжку с номерами телефонов, паспорт, документы детей, другие важные бумаги, а также одежду и нужные лекарства в доступном для вас месте;заранее узнайте и запишите телефоны местных служб помощи, в том числе дежурной части территориального органа МВД России, вашего участкового уполномоченного полиции, инспектора по делам несовершеннолетних, кризисного центра и т.п. – если ситуация критическая и угрожает вашей жизни и здоровью либо вашим близким, то покидайте дом незамедлительно;

не пугайте полицией – это может вызвать труднопрогнозируемую реакцию вашего домашнего тирана, – а обращайтесь к её представителям своевременно. Помните, что Закон на вашей стороне!

ВЫ ОКАЗАЛИСЬ ПОД ЗАВАЛОМ

Если вдруг произошел несанкционированный взрыв, и вы оказались засыпанными, необходимо определить свободное место, в которое вы могли бы переместиться. По возможности, если под рукой есть обломки стола, парты, постараться укрепить то, что над вами находится.

И ждать. Не нужно предпринимать попыток самостоятельно выбраться из­под завала. Разбор завалов по общему правилу производится сверху вниз. Каждый час устанавливается минута тишины.

Когда перестали работать различные механизмы, необходимо громко кричать, заявлять о себе.

ПРОПАЛ ЧЕЛОВЕКВ случае если у вас пропал близкий человек, вам необходимо обратиться в территориальный орган МВД России по месту жительства либо в Бюро регистрации несчастных случаев.

Информация о безвестном исчезновении человека может быть передана в полицию и по телефону.

Оператор дежурной смены по телефону 102 обязан принять сообщение или по просьбе звонящего назвать телефон дежурной части ближайшего территориального органа МВД России.

Дежурным категорически запрещено отказывать в приеме заявлений об исчезновении человека – независимо от продолжительности его отсутствия и места предполагаемого исчезновения.

Человеку, заявляющему о пропаже родственника, необходимо:при себе иметь документы, удостоверяющие личность, и документы, содержащие сведения о пропавшем человеке;вспомнить особые приметы пропавшего человека (наличие и расположение шрамов, родимых пятен, татуировок, физических недостатков, травм, могущих вызвать потерю памяти), сведения о зубном аппарате (отсутствие зубов, наличие вставных зубов, съемных протезов), наличие тех или иных хронических заболеваний. Желательно знать, в какой поликлинике и у какого стоматолога лечился пропавший;вспомнить приметы одежды (верхней, белья, наличие признаков, по которым вы точно можете её опознать), приметы вещей, которые находились у пропавшего человека (сумка, портфель, зонт, очки, бумажник, ключи, часы, телефон, документы, удостоверяющие личность, и др.).Желательно располагать информацией о круге общения пропавшего человека, о характере взаимоотношений и особенно – о наличии конфликтных ситуаций, долговых обязательств, фактах невозвращения денежных средств, распоряжения недвижимостью, ведущихся споров по установлению права собственности.Рекомендация всем: носите при себе документы, удостоверяющие личность. Это помогает не только при общении с полицейским патрулем. Бывает, что человек попадает в больницу без сознания. Бывает, теряет память. Максимально быстро установить связь с родственниками помогут в первую очередь документы.Интересуйтесь кругом знакомых своих близких, их местом жительства, телефонами. Постоянно обучайте детей поведению в нестандартных ситуациях. Запрещайте встречаться с малознакомыми людьми, сделайте так, чтобы каждый факт обращения к вашему ребёнку неизвестного человека стал вам известен.

Объясните родственникам, особенно несовершеннолетним, почему вы всегда хотите знать, куда, с кем, каким маршрутом и по какому вопросу они направились. Это не слежка – это тревога за их безопасность. Задавая такие вопросы, вы не ограничиваете их свободу, а контролируете ситуацию и знаете, где кого искать в случае неприятностей. Поэтому пусть в вашем доме станет привычкой и даже традицией для всех без исключения членов семьи сообщать остальным о цели ухода из дома и примерном времени возвращения.

Рубрики

Источник: http://petrovka-38.com/arkhiv/item/chto-delat-esli

В Слюдянке, небольшом городе железнодорожников на юге Иркутской области, закончился суд по громкому уголовному делу о незаконном задержании и жестоком избиении сотрудниками патрульно-постовой службы местного жителя Валерия Грязнова, у которого после побоев полицейских диагностированы внутренние кровотечения, сотрясение мозга, множественные гематомы по телу и на голове, а также отрыв одной из стенок желудка.

Слюдянский районный суд признал сотрудника патрульно-постовой службы Андрея Кайданюка виновным в избиении Валерия Грязнова, ставшего из-за травм инвалидом.

Полицейского осудили на три с половиной года условно и два года ему запрещено работать в полиции.

Родственники Валерия Грязнова уверены, что хотя бы условного приговора им удалось добиться только благодаря работе правозащитников и публикациям в СМИ.

“Избили и закинули в багажник”

Вечером 1 апреля, когда Валерий Грязнов возвращался домой и, по словам свидетелей, находился уже в 300 метрах от дома, к нему подъехала служебная машина ППС, из которой вышли полицейские и принялись без лишних разговоров тащить его к машине.

Грязнов, по словам соседей, был нетрезв, но шёл спокойно и “не буянил”. Соседи подтвердили, что полицейские избили Грязнова руками и ногами, засунули в багажник служебного автомобиля и увезли в отделение полиции.

Там, по словам Валерия, его завели в кабинет, где около 10 минут били по голове и в живот, а потом “выкинули на улицу”. Пострадавший не смог даже встать, он просил полицейских отвезти его в больницу, но скорую помощь ему вызвали, только когда он стал кричать от боли.

В больнице врачи диагностировали внутренние кровотечения, сотрясение мозга, множественные гематомы по телу и на голове, а также отрыв одной из стенок желудка, что потребовало сложной операции и привело к тому, что Валерий стал инвалидом.

2 апреля 2019 года жена пострадавшего Екатерина Грязнова написала заявление в Следственный комитет Слюдянки, а 3 апреля его тетя Мария Петрова, растившая Валерия до совершеннолетия (он сирота), заявила о произошедшем в СК Иркутской области и управление собственной безопасности МВД Приангарья. По словам Петровой, только после жалобы в областные ведомства следователи из Слюдянки начали звонить по телефонам свидетелей нападения, указанным в заявлении.

“Толку с ним разговаривать?” – и два удара мне в челюсть

– Парня выписали из больницы, когда он не пролежал там и десяти дней, у него даже швы не сошли после операции. 12 апреля Следком завел наконец уголовное дело по факту избиения жителя Слюдянки сотрудниками ППС по статье о превышении должностных полномочий с применением насилия. Дело завели по факту, а не на конкретных лиц.

То есть установили их в процессе расследования, Валерий их, конечно, прекрасно запомнил, а свидетели даже фамилии нападавших знали. К слову, на суде обвиняемые сотрудники ППС от произошедшего не отпираются.

Тот факт, что “в отказную” они не пошли и начальство их не покрывает, уже сильно выделяет это дело на фоне остальных подобных дел, – говорит адвокат Грязнова Святослав Хроменков.

Для стороны обвинения это стало неожиданностью, поскольку ещё весной в реанимацию, где первые 4 дня находился Валерий, приезжал начальник ППС Слюдянки и, по словам пострадавшего, предлагал ему 100 тысяч рублей и оплату лечения за отказ от обвинений в отношении его подчиненных. В случае отказа “от сотрудничества” он угрожал “неприятностями” Валерию и его семье, жене Екатерине и их пятимесячному ребенку. Свидетели нападения позже сообщили Марии Петровой, что сотрудники службы также предлагали им отказаться от показаний.

Валерий и Екатерина Грязновы с сыном Артемом в Слюдянке

После нападения Валерий несколько месяцев не очень уверенно передвигался, долгое время не мог помогать жене с новорождённым.

До сих пор ему запрещено поднимать тяжести, хотя в частном доме без центрального отопления и водоснабжения, в котором живет молодая семья, таскать дрова и ведра с водой – ежедневная необходимость.

После сложной операции медики поставили Грязнова на учет как инвалида. С момента нападения и до суда прошло больше полугода, однако Валерий хорошо помнит ночь нападения.

Дом Валерия и Екатерины Грязновых в Слюдянке

– Я выпивши был маленько, пиво после игры с ребятами. Мы играли во дворе по соседству в футбол, потом все пошли домой. Я уже домой спускался, когда машина постовая подъехала, они остановились возле меня: “Кто такой, куда идешь? Почему пьяный?”. Я представился, объяснил, что иду с игры, уже у дома стою, был по соседству, поэтому без паспорта, но могу из дома сейчас вынести.

Собирался дверь открыть, они ее закрыли и приказали сесть в “Ладу”, почему-то в багажник. Там нет сидений, просто багажник, в котором лежат колеса. Начали меня в этот багажник упаковывать, пару раз пнули за то, что я им говорил “не полезу в багажник”. Так довезли до отделения полиции, завели прямиком в кабинет, нигде меня никак не записывали, сразу в кабинет.

Я шёл впереди, а они сзади за мной.

– Сильно избивать вас начали именно в кабинете?

– Мы зашли в кабинет, один сразу: “Что? Будешь отвечать?”. А на какой вопрос надо было ответить, я не знаю. Переспросил. Он другому: “Толку с ним разговаривать?” – и два удара мне в челюсть. Я упал на пол, дыхания не хватало, сознание терял.

Они после рассказывали, что меня вели в туалет, а я это уже смутно помню: вели куда-то, потом опять в кабинете просыпался. “Я вам всё скажу”, – дыхания у самого нет, но они ничего и не спрашивали больше. Потом я помню, как я их прошу вызвать скорую, у меня дикая боль в животе.

Они говорят: “Иди домой. Ты же хотел домой идти? Ты нам больше не нужен”.

– Они даже не выяснили вашу фамилию, не “пробили” по базе ваши данные?

– Нет. Они и никакого протокола не составляли. Помню, как я спускался с лестницы, но не помню, сам до нее дошел или они довели меня. Видимо, они меня еще били, потому что помню только три удара, а травм в итоге больше.

Потом очнулся возле машины, на капоте лежу, кричу, что у меня живот болит сильно. Пришёл в себя только в больнице. Там все помню смутно, кто-то говорил: “У него кровь бежит, надо ее срочно останавливать, много крови”.

– То, что подъехала машина ППС, сотрудники потребовали документы и сразу задержали – это норма для Слюдянки?

– У нас часто полицейские просят документы, в темное время суток – всегда. И меня раньше останавливали, но я паспорт обычно с собой ношу, только вот в соседний двор на игру не взял.

Тетя Валерия Грязнова Мария Петрова

– Вообще в Слюдянке почти все с собой документы носят, – включается в разговор тетя Валерия Мария Петрова. – Либо паспорт, либо его ксерокопию. Они могут прицепиться в любой момент.

Вот мы у нотариуса неместного оформляли доверенность на юриста, он удивился: “Как так избили?” А местная девочка сидит, его секретарь, говорит: “У нас по Слюдянке, если ты в темное время суток идешь, даже женщина, увидел машину полиции – нужно срочно свернуть и спрятаться, чтобы тебя они не увидели”.

Они забирают на ровном месте, потому что им нужно выполнить какой-то план по задержанию. Был не так давно случай: женщина гуляла с собакой, они ее забрали, собаку выпнули. Она потом еще две недели искала эту собаку породистую.

– Когда это случилось с Валерой, вы удивились? Или вы ожидали подобного?

Шрам у Валерия после 10-часовой операции

– Когда вечером ехала в приемный покой, то думала, что ему дали пару оплеух, может, синячок где-то. Наутро приходим в больницу, узнаем, что он в реанимации, после операции: глаз вообще не было видно, всё синее, на нем живого места не было.

Источник: https://www.sibreal.org/a/30232195.html

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Может ли больница или полиция не сообщать о месте нахождения потерпевшего?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

https://www.youtube.com/watch?v=b15c0Sx9GvI

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим? Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

https://www.youtube.com/watch?v=gjr6zAN0U0w

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений АлексеевичАдвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

За последний год было всего несколько случаев, когда полицейских наказывали за применение насилия. По статистике правозащитного проекта “Зона права”, уголовные дела по обращениям граждан с жалобами на пытки и насилие со стороны полицейских, заводят только в 5% случаев.

В Иркутской области полицейский получил 3,5 года условно за избиение задержанного. В апреле сотрудники ОВД задержали рабочего, избили его сначала на улице, затем в багажнике машины доставили в отдел и там продолжили. В результате избиений потерпевший получил разрыв желудка, ему присвоили инвалидность.

Петербургский полицейский Евгений Рыжов в июне прошлого года задержал подростка и несколько раз ударил по лицу. Затем без законных оснований повез его в отделение. На прошлой неделе суд приговорил Рыжова к четырем годам условно и запретил ему два года работать в органах государственной власти.

17 октября прокуратура Бурятии запросила сроки от 4,5 до 8 лет колонии для четверых полицейских. По версии следствия, три год назад они задержали 17-летнего Никиту Кобелева и пытались добиться от него признания в краже.

Они надели на подростка противогаз и начали бить. В этот момент Кобелева стошнило, и он захлебнулся рвотными массами. Семья подростка рассказала о полицейском произволе в программе “Пусть говорят”.

Полицейские свою вину отрицают, МВД отказалось увольнять их до вынесения приговора.

В апреле житель Краснодарского края Никита Хацкевич сообщил, что его избили в полиции ради признания в краже медного кабеля.

В совершении преступления он так и не сознался, а в больнице у Хацкевича нашли сотрясение мозга и множественные ушибы.

Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело, объяснив это тем, что в полиции не сохранились записи с камер наблюдений, хотя суд признал задержание Хацкевича незаконным.

В Нижнем Тагиле в сентябре трое полицейских получили реальные сроки до пяти лет за пытки задержанного. Они избили местного жителя Максима Червоткина, надели ему на голову пакет и требовали признаться хоть в каком-нибудь преступлении. В итоге Червоткина отпустили – после того как он придумал преступление и сознался в нем.

Две недели назад закончился процесс по делу краснодарского адвоката Михаила Беньяша. Его оштрафовали на 30 тысяч рублей за то, что он якобы покусал полицейского. Беньяш отрицает свою вину и настаивает, что это его избили сотрудники полиции при задержании. Травмы у адвоката полицейские объяснили тем, что Беньяш сам бился об асфальт.

“По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака”

Московский дизайнер Константин Коновалов, которому полицейский сломал ногу, уже несколько месяцев пытается добиться наказания для полицейских.

Утром 27 июля он вышел на утреннюю пробежку по Тверской улице. Там полиция и Росгвардия готовились к силовому разгону людей, которые могли выйти с мирными протестами к зданию мэрии.

Хотя акция была назначена на час дня, а Коновалов занимался спортом утром, за три часа до начала акции, силовики жестко задержали его и уложили на асфальт.

Один из силовиков наступил ногой на ногу задержанному сломал ему кость.

Позже на Коновалова завели административное дело о нарушении правил проведения публичного мероприятия и оштрафовали на 10 тысяч рублей. Суд также признал законными действия полицейских, совершенные в отношении Константина Коновалова.

— Расскажите, удалось ли вам добиться возбуждения дела или вы так и получаете отказ за отказом?

— Сейчас мы попали в такую стадию, у нас два дела. По одному делу мы подали [в суд] на Следственный комитет, другое дело – когда на меня подали, оштрафовали меня на 10 тысяч рублей. Мы обжаловали это, но заседание не проводится ни по одному, ни по другому делу. По одному мы уже больше двух месяцев ждем, по другому – больше месяца. Заседание не назначают, просто тянут время.

— На Следственный комитет вы подали иск в суд или возбудили дело по этому поводу?

— Мы подали в суд на Следственный комитет из-за того, что Следственный комитет отказывается возбуждать уголовное дело.

— Чем объясняют?

— Они объясняют это тем, что сотрудники полиции действовали в рамках закона, а я был якобы задержан во время протестной акции в 13 часов 15 минут.

Хотя я на самом деле был задержан в 11 часов 05 минут, даже есть доказательство – я в твиттер написал в 11 часов 18 минут из автозака. Но это никого не интересует.

По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака.

— Я так понимаю, это в официальных ответах говорят. Возможно, у вас или у вашего адвоката были какие-то личные разговоры со следователями? Может быть, они что-то говорят?

— Нет, с нами вообще никто не общается.

— Вас оштрафовали, вы подали апелляцию – правильно я поняла вас?

— Да.

— Не проходят заседания?

— Да, их просто не назначают. Мы ждем, мы подготовили всю доказательную базу, но не назначают просто заседания.

— Почему – непонятно?

— Да, странно. Адвокат говорит, что такое бывает, явно тянут время.

— Собираетесь ли вы обращаться дальше [в судебные инстанции], например, в Европейский суд по правам человека?

— Я думаю, да. Но нам нужно сначала пройти эти инстанции в России, но их затягивают. Поэтому пока ждем.

— Как вы будете доказывать в суде вашу невиновность?

— Самое главное – меня ни в чем на самом деле не обвиняют. Единственное, в чем меня обвиняют, – это в том, что я якобы выкрикивал: “Это наш город!”, еще что-то. Они всем одинаково прописали.

И якобы не слушался полицейских перед зданием мэрии [на улице] Тверская, 13.

Но так получилось, что это совершенно не совпадает с реальностью, меня задержали в другом месте – в двух кварталах от здания мэрии и в другое время.

— Другое время – это мы уже выяснили. А с местом как-то сможете доказать это?

— Ну конечно. Есть фотография, которую вы только что показали в эфире. Эта фотография сделана ближе к Пушкинской площади, там по кадрам видно, что это за здание. Это не Тверская, 13, как говорит суд.

Дело даже не в том, в чем они меня обвиняют. Дело в том, что они отказываются возбуждать дело и вообще начинать проверку по поводу того, почему мне сломали ногу. Журналисты провели расследование, нашли этого полицейского, 100%, что это он. Но никаких подвижек нет.

— Как фамилия и имя полицейского?

— Если я не ошибаюсь, по-моему, Александр Журавлев.

— Правильно я понимаю, у вас есть все заключения судмедэкспертов о телесных повреждениях?

— Да, все есть.

В Уголовный кодекс должна быть введена статья “Пытка”

Правозащитник Дмитрий Егошин говорит, что очень редко до суда доходят дела, по которым сотрудников полиции признают виновными в злоупотреблении или халатности и они получают тюремные сроки.

По его словам, проблема насилия в стенах райотделов полиции существует, и пока нет каких-то эффективных механизмов, чтобы ее решать.

— Их нужно создавать на законодательном уровне.

https://www.youtube.com/watch?v=PaGNRrkga3w

Должна быть введена в наш Уголовный кодекс такая статья как “Пытка”.

Должна присутствовать все же какая-то презумпция виновности сотрудников полиции, которые находятся один на один с жертвой. И когда их допрашивают, они, естественно, будут говорить о том, что либо физическую силу они применяли законно и виноват сам потерпевший, либо ничего подобного не было и он был доставлен избитым, либо вышел из отдела полиции и уже тогда получил телесные повреждения.

Нужен комплекс мер для того, чтобы решать эту проблему. Но пока нет подобных механизмов. Правозащитное сообщество об этом постоянно говорит, но пока все стоит на месте.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/russia-police-arbitrariness/30234657.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий