Можно ли оспорить уголовное дело с истечением срока давности?

Срок исковой давности по уголовным делам: сроки, истечение сроков | Правоведус

Можно ли оспорить уголовное дело с истечением срока давности?

Законодательство РФ предусматривает срок исковой давности по уголовным делам, который является определенным периодом времени, на протяжении которого лицо, совершившее преступное деяние, может быть привлечено к уголовной ответственности. В нашей статье мы расскажем более подробно о сроках давности для разного рода преступлений.

Согласно нормам действующего российского законодательства любое лицо может быть привлечено к ответственности, при условии, что процедура привлечения была осуществлена до момента истечения срока, определенного законом. При этом, сразу стоит отметить, что сроки давности по гражданским делам и по уголовным существенно различаются.

Само понятие «сроки исковой давности по уголовным делам» не является совсем корректным в сфере уголовного права, поскольку существуют именно сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

Существенным отличием гражданских сроков давности от уголовных следует назвать тот факт, что в первом случае учитывается лишь период времени, когда заинтересованное лицо вправе обратиться за защитой своих прав, во втором же – ответственность наступает, как правило, вне зависимости от того, предприняты ли были заинтересованным лицом действия для привлечения к ответственности виновного. А непосредственно сроки давности уголовного преследования направлены на исключение наказания виновника и проведения любых мероприятий для достижения цели – привлечения к ответственности.

Истечение срока давности уголовного преследования

По общему правилу уголовного законодательства началом исчисления срока давности по вопросам привлечения к уголовной ответственности принято считать непосредственно момент совершения преступного деяния. Однако существуют исключения из данного правила, например, если преступление было прервано на каком-либо этапе (пресечено на этапе подготовки и т.д.

), то началом исчисления срока давности будут считать момент совершения действия, которые повлекли или могли повлечь за собой совершение деяния, носящие общественно-опасный характер.

Когда речь идет о длящемся или продолжаемом преступлении, состоящего из ряда постоянно повторяющихся противоправных действий, то срок исковой давности начинает исчисляться с момента совершения последнего деяния в этой цепочке.

Важно! В срок исковой давности привлечения к уголовной ответственности не включается период, когда виновный уклонялся от привлечения к ответственности либо иным способом препятствовал свершению правосудия. При этом, следует понимать, что к таким случаям относятся именно умышленные действия гражданина, осуществленные с целью избежания ответственности, например, смена ФИО, внешности, смена места жительства или пребывания и другое.

Кроме начала, законодательством также предусмотрен момент окончания срока давности. Таким днем может быть признан последний день календарного периода, установленный законом или дата, с момента которой в законную силу вступает судебное решение по делу.

Сроки исковой давности по УК РФ

Сроки исчисления давности, применение которых напрямую зависит от вида совершенного преступления, оговорены в статье 78 Уголовного кодекса РФ:

  1. Срок давности 2 года предусмотрен для преступлений небольшой тяжести, то есть подразумеваются деяния, наказание за которые предусматривает лишение свободы на срок не более 3-х лет.
  2. Срок давности составляет 6 лет для деяний средней степени тяжести, когда за преступление такого рода следует наказание в виде более длительного лишения свободы, чем в предыдущем случае: 3 года для деяния, совершенного по неосторожности, 5 лет – для умышленных преступлений.
  3. Срок давности в 10 лет установлен за преступления, являющиеся тяжкими, при этом под тяжкими следует понимать умышленные действия преступника, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет.
  4. Преследование за уголовные преступления возможно в течении 15 лет за совершение особо тяжких преступных деяний, к таковым можно отнести все виды преступлений, наказание за которые предусматривает лишение свободы сроком от 10 лет либо иные более суровые меры ответственности.

Когда сроки давности по уголовным делам не рассматриваются?

Важно! При совершении лицом преступного деяния, за которое предусмотрено пожизненное заключение, применение истекших сроков давности может быть отменено судом.

Действующее законодательство также предусматривает ситуации, когда сроки давности не рассматриваются, в частности, к ним относятся:

  • преступные деяния, непосредственно связанные с планированием, организацией осуществлением либо иным содействием террористической деятельности;
  • геноцид;
  • мятеж с применением оружия;
  • планирование, равно как и развязывание агрессивной войны и применение при ведение таковой запрещенных способов;
  • насильственный захват и удержание власти;
  • нападение на организации и учреждения, которые находятся под международной защитой;
  • посягательство на жизнь общественного или государственного деятеля.

Образец ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/criminal/srok-iskovoy-davnosti-po-ugolovnyim-delam/

Прокуратура разъясняет СРОКИ ОБЖАЛОВАНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА -Муниципальный Cовет Муниципального Образования Аптекарский остров

Можно ли оспорить уголовное дело с истечением срока давности?

Порядок и сроки обжалования постановлений

об отказе в возбуждении уголовного дела.

 По результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, в соответствии с ч. 1 ст. 145 УПК РФ, принимает одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, о передаче сообщения по подследственности.

Согласно ч. 1 ст. 148 УПК при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, следователь или дознаватель своим постановлением отказывает в этом.

В возбуждении уголовного дела должно быть также отказано, если имеются обстоятельства, исключающие движение уголовного дела (истечение сроков давности, смерть подозреваемого, отсутствие заявления потерпевшего, когда такое заявление необходимо по закону, наличие акта амнистии и др.).

Отказ в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица. Иначе говоря, не может быть отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления вообще, оценке с позиций Уголовного кодекса Российской Федерации подлежат только определенные действия определенного лица.

Как и в случае возбуждения уголовного дела, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должна быть в течение 24 часов направлена прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел данным органом, и заявителю с обязательным разъяснением права на обжалование и порядка обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Постановление дознавателя, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано руководителю следственного органа, прокурору, а также в суд (ч. 1 ст.

125 УПК), потому что необоснованный отказ существенно ущемляет конституционные права потерпевшего и создает остроконфликтную ситуацию, препятствуя доступу к правосудию, а в ряде случаев ставя заявителя в положение лица, совершившего ложный донос.

Право обжалования решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве как гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве установлено статьей 46 Конституции Российской Федерации.

Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован. Исходя из требований ст. 123 УПК обжаловать соответствующее постановление вправе заявитель, пострадавший, лицо, в отношении которого решался вопрос о возбуждении уголовного дела, а также любое иное лицо, чьи интересы были затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Жалобы могут быть как письменные, так и устные, адресованные как прокурору, руководителю следственного органа или в суд, так и вышестоящему должностному лицу (начальнику подразделения дознания, руководителю учреждения, наделенного статусом органа дознания, руководителю вышестоящего следственного органа и даже начальнику следственной группы и др.). Причем законом не запрещено направлять жалобы одновременно в несколько инстанций. К примеру, одинаковые по своему содержанию жалобы на вынесенное дознавателем органа внутренних дел постановление могут быть одновременно направлены: начальнику районного органа внутренних дел и начальнику Управления Министерства внутренних дел посубъекта Российской Федерации, прокурору района, прокурору субъекта Российской Федерации и Генеральному прокурору РФ, а также в районный суд.

Законодатель не установил срока, в течение которого постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано. Следует согласиться с утверждением, что при принесении жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела нужно руководствоваться общими сроками давности, предусмотренными ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Форма жалобы законом также не регламентирована.

Однако, необходимо учитывать, что жалоба должна содержать наименование органа, куда она подается и его адрес, информация о лице, подавшем жалобу с указанием конкретного адреса, куда должен быть направлен ответ заявителю, конкретное решение органа предварительного расследования, которое обжалуется заявителем (с указанием даты его вынесения, номера материала доследственной проверки и должностного лица, вынесшего данное решение), также могут быть указаны основания незаконности, необоснованности вынесенного решения. К поданной жалобе для подтверждения изложенных доводов могут быть приложены копия решения об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы, подтверждающие доводы заявителя и копия доверенности (ордера) представителя, если такая жалоба подается не от имения заявителя, а от его представителя.

После получения жалобы от лица, чьи интересы были затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, прокурор, руководитель следственного органа в течение 3 суток должен вынести одно из постановлений: о полном удовлетворении жалобы, о частичном удовлетворении жалобы, об отказе в удовлетворении жалобы.

В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять какие-то иные меры, жалоба может рассматриваться не трое, а большее количество (до десяти) суток. Об увеличении срока рассмотрения жалобы специального постановления не выносится. Однако о данном обстоятельстве извещается лицо, подавшее жалобу.

Признав отказ руководителя следственного органа или следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими обязательными указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа (отвечая на прокурорское реагирование) возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Какое бы решение не принял прокурор (руководитель следственного органа), он извещает о нем лицо, подавшее жалобу, а также разъясняет ему дальнейший порядок его обжалования (ч. 3 ст. 124 УПК).

Источник: http://www.msapt-ostrov.ru/2019/01/23/prokuratura-razyasnyaet-sroki-obzhalovaniya-postanovlenij-ob-otkaze-v-vozbuzhdenii-ugolovnogo-dela/

ЕСПЧ: Отказ в возбуждении уголовного дела из-за сроков давности нарушает презумпцию невиновности

Можно ли оспорить уголовное дело с истечением срока давности?

29 января ЕСПЧ вынес Постановление по делу № 31816/08 «Стирманов против России», заявитель по которому Роберт Стирманов выразил несогласие с решением прокуратуры о прекращении его уголовного преследования в силу истечения сроков давности привлечения к ответственности за инкриминируемое ему деяние.

Обстоятельства дела

В 2005 г. директор унитарного госпредприятия обратился в прокуратуру с заявлением о совершении в 2003 г. его сотрудником Робертом Стирмановым преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

330 УК РФ (самоуправство).

По мнению директора, Стирманов, будучи председателем комиссии по урегулированию споров о выплате зарплаты отдельным сотрудникам предприятия, превысил свои полномочия и нарушил установленную процедуру.

Прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. Однако суд удовлетворил жалобу Роберта Стирманова, отменив это постановление и указав, что в соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования возможно только с согласия подозреваемого, и поручил прокуратуре устранить выявленные нарушения.

Тем не менее прокуратура опять отказалась от уголовного преследования гражданина по тому же основанию – оно вновь было обжаловано. Суд в очередной раз отменил постановление прокуратуры, однако прокуратура и в третий раз отказалась возбуждать дело. Соответствующее постановление прокуратуры от 26 апреля 2006 г.

не было доведено до сведения Роберта Стирманова – тот узнал о нем лишь в конце следующего года.

При последующем обращении в прокуратуру он получил ответ, в котором ведомство сообщило, что уголовно-процессуальное законодательство не обязывает органы прокуратуры информировать лицо, в отношении которого проводится проверка, об отказе в возбуждении уголовного дела, принятого по ее итогам.

При очередном оспаривании постановления прокуратуры Роберт Стирманов выразил несогласие с тем, что его сочли виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 330 УК.

Однако суд отказался удовлетворять его требования, отметив, что ч. 2 ст. 27 УК применима только в отношении уже расследованного уголовного дела, в то время как в данном случае расследование не производилось.

Впоследствии окружной суд поддержал выводы первой инстанции.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В июне 2008 г. Роберт Стирманов обратился в Европейский Суд с жалобой, в которой указал на нарушение российскими правоприменителями принципа презумпции невиновности, установленного ст. 6 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. По мнению заявителя, прокуратура, по сути, признала факт совершения им преступления, а российские суды не устранили указанное нарушение.

В своих возражениях Правительство РФ отметило, что заявитель не исчерпал средства правовой защиты, поскольку не обжаловал последнее решение окружного суда в Верховный Суд РФ.

Также российская сторона указала, что против заявителя не было возбуждено уголовное дело, в отношении него не избиралась мера пресечения. В обоснование своей позиции правительство сослалось на Постановление КС РФ от 28 октября 1996 г.

№ 18-П, касающееся конституционности ст. 6 УПК РСФСР относительно прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки.

Адвокаты отметили, что постановление КС РФ закрепляет сложившуюся практику прекращения уголовных дел в связи истечением сроков давности

В возражениях на доводы правительства Роберт Стирманов пояснил, что его репутации был нанесен ущерб, поскольку коллеги узнали, что правоохранительные органы фактически признали его виновным по ст. 330 УК. Он добавил, что разъяснения КС, выраженные в Постановлении № 18-П, являются неполными и ошибочными в свете Постановления от 2 марта 2017 г. № 4-П (о котором ранее писала «АГ»).

Причиненный ему моральный вред Роберт Стирманов оценил в 5 тыс. евро, а также попросил компенсировать судебные расходы в сумме 2 тыс. евро.

Выводы ЕСПЧ

Европейский Суд изучил обстоятельства дела в рамках общего принципа презумпции невиновности, который является одним из элементов справедливого уголовного судопроизводства.

Как пояснил Суд, исходя из природы права на справедливое судебное разбирательство, необходимо установить материальное, а не формальное соответствие предъявленного обвинения в совершении преступления требованиям в соответствии со ст. 6 Конвенции.

В этой связи только лицо, которое было задержано по подозрению в совершении преступления, а также подозреваемое или обвиняемое в соответствии с национальным уголовно-процессуальным законодательством, может считаться обвиняемым в совершении преступления согласно указанной статье и требовать защиты в ее рамках.

ЕСПЧ пояснил, что презумпция невиновности может быть нарушена путем незаконного признания вины обвиняемого – в частности, посредством нарушения его права на защиту. В силу того что заявитель не был осужден по ст.

330 УК, Суд пришел к выводу, что характер постановления прокурора от 24 апреля 2006 г. не оставлял сомнений в виновности заявителя. Также отмечается, что термины, используемые прокурором, выходят за допустимые рамки в отношении установления вины заявителя.

Кроме того, ЕСПЧ подчеркнул важность репутации и ее публичного восприятия при прекращении уголовного дела.

С учетом вышеизложенного Европейский Суд признал нарушение ч. 2 ст. 6 Конвенции в отношении заявителя и присудил ему 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 500 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Оценка значимости постановления

Юрисконсульт Северной региональной организации Российского профессионального союза моряков Игорь Телятьев, представлявший интересы Роберта Стирманова в ЕСПЧ, в комментарии «АГ» отметил, что постановление было для него ожидаемым и является справедливым и обоснованным. По его мнению, оно примечательно тем, что позволяет найти выход из распространенной на практике ситуации, когда суды общей юрисдикции фактически игнорируют правовую позицию КС и в итоге признают действия прокуратуры обоснованными и законными.

«Если имеется официальный документ прокурора о том, что человек совершил преступление, но его освобождают от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, как можно не рассматривать данный документ в качестве официального обвинения в совершении уголовного преступления? – задается вопросом юрист. –Соответственно, не согласному с этим человеку должно быть обеспечено судебное рассмотрение предъявленного ему официального обвинения, так как только суд может установить его виновность или невиновность в совершении преступления».

По мнению Игоря Телятьева, в данном деле российские суды сочли, что прокурор может официально обвинить человека в совершении преступления без соответствующего судебного решения и без согласия обвиняемого с тем, что он виновен.

Адвокат Валерий Шухардин согласился с тем, что постановление ЕСПЧ весьма интересно: «В этом документе Суд раскрывает очень интересное понятие “обвиняемый”, которое в смысле ст.

6 Конвенции является автономным и поэтому оно значительно шире, чем предусмотрено УПК РФ».

По словам эксперта, в указанную категорию также попадают лица, привлеченные к административной ответственности по правонарушениям, за которые предусмотрен административный арест или значительные штрафы, равнозначные уголовному наказанию.

«ЕСПЧ подчеркнул, что необходимо давать оценку содержанию и последствиям процессуальных актов прокурора, касающихся уголовного преследования, и указал на смысловую разницу в содержаниях подобных документов: эти акты, не являющиеся приговором суда, по смыслу должны не указывать на виновность лица в совершении преступления, а лишь подчеркивать, что имелось только подозрение в том, что лицо могло совершить преступление», – пояснил Валерий Шухардин.

По его словам, Суд правильно указал, что имеющийся в деле процессуальный акт прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела фактически указывает на виновность заявителя без надлежащего судебного приговора, что недопустимо с точки зрения реализации права на презумпцию невиновности.

Валерий Шухардин выразил надежду, что постановление будет способствовать правильной формулировке органами государственной власти и правоохранителями своих решений – не затрагивая основных конституционных и конвенционных прав граждан.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-istechenie-sroka-davnosti-ne-povod-dlya-otkaza-v-vozbuzhdenii-ugolovnogo-dela/

ПрокуратураОренбургской области

Можно ли оспорить уголовное дело с истечением срока давности?

     Под давностью привлечения к уголовной ответственности понимается истечение установленных уголовным законом сроков после совершения преступления, в силу чего лицо, его совершившее, освобождается от уголовной ответственности.

     �стечение этих сроков не реабилитирует лицо, однако государство считает возможным освободить это лицо от уголовной ответственности.      

     Нормы права об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности основываются на нецелесообразности привлечения к уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по истечении продолжительного времени после его совершения и значительного уменьшения опасности лица, не уклоняющегося от  следствия и суда.

     На основании статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

     Преступлениями небольшой тяжести в соответствии со статьей 15 УК РФ признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.

     Умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает три года лишения свободы, относятся к преступлениям средней тяжести.

В В В В  Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, Р·Р° совершение которых максимальное наказание РЅРµ превышает десяти лет лишения СЃРІРѕР±РѕРґС‹, РѕСЃРѕР±Рѕ тяжкими преступлениями – умышленные деяния, Р·Р° совершение которых предусмотрено наказание РІ РІРёРґРµ лишения СЃРІРѕР±РѕРґС‹ РЅР° СЃСЂРѕРє свыше десяти лет или более строгое наказание.

     В соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ, введенной Федеральным законом от 07.12.

2011 ? 420-ФЗ, суд при наличии смягчающих наказание обстоятельств и некоторых других условий вправе изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию.

     Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

     Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда.

В этом случае течение сроков давности возобновляется (но не начинается вновь) с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

     �з указанных правил имеются следующие исключения.

     На основании части 4 статьи 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом.

Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

     К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, сроки давности в соответствии с частью 5 статьи 78 УК РФ не применяются.

     К числу этих преступлений законом отнесены: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК РФ), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК РФ), геноцид (ст. 357 УК РФ) и экоцид (ст.358 УК РФ).

     Порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности определяется Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

     Согласно пункту 3 части 1 статьи 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

     Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

     Таким образом, если истечение сроков давности устанавливается при проверке сообщения о преступлении до возбуждения уголовного дела, то орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Дальнейшая проверка по сообщению не проводится.

     Если истечение сроков давности устанавливается после возбуждения уголовного дела, то дознавателем, следователем, руководителем следственного органа выноситься постановление о прекращении уголовного дела. Дальнейшее расследование дела не проводится.

     Если основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, то выносится постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом производство по делу продолжается.

     Следует особо отметить, что в соответствии с частью 2 статьи 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования в связи с истечением сроков давности не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

     При наличии такого возражения производство по делу продолжается в обычном порядке.

     Решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования может быть принято прокурором по уголовному делу, поступившему с обвинительным актом от дознавателя (пункт 3 части 1 статьи 226 УПК РФ), а также судом по результатам предварительного слушания (статьи 236, 239 УПК РФ).

     Если истечение сроков давности обнаруживается в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу.

     В таких случаях судом в соответствии с частью 8 статьи 302 УПК РФ при наличии оснований выноситься обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

В 

В 

Старший помощник прокурора области

по правовому обеспечению

05.03.2013

Версия для печати

Источник: http://www.orenprok.ru/interaction/prok-explains/2013/03/07/mar13-2/

Оренбургские экс-полицейские ушли от уголовной ответственности

Можно ли оспорить уголовное дело с истечением срока давности?

Сегодня, 22 мая 2018 года, Оренбургский областной суд вновь рассмотрел апелляционную жалобу трех потерпевших на мягкий приговор экс-полицейским, которую ранее апелляционная инстанция рассмотрела без их участия. Судебная коллегия из трёх судей вынесла странное решение, немного изменив обвинительный приговор, согласно которому совершившим преступление правоохранителям удалось избежать наказания.

Напомним, 18 сентября 2017 года районный суд вынес приговор в отношении бывших полицейских Альберта Акманова и Василия Зубихина, которые обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 3 ст.

286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств»). Суд переквалифицировал деяние подсудимых на ч. 1 ст.

286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») и назначил им наказание в виде одного года лишения свободы каждому, однако ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности суд освободил их от отбывания наказания.

Юристы Комитета против пыток обратились в интересах потерпевших в апелляционную инстанцию с жалобой на мягкий приговор. 28 ноября прошлого года Оренбургский областной суд рассмотрел эту жалобу без участия потерпевших и их представителей, поскольку они получили судебное извещение с неправильной датой заседания.

Предыстория же этого уголовного дела такова. 27 августа 2008 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились восемнадцатилетние Вячеслав Садовский и Антон Ферапонтов, а также девятнадцатилетний Максим Ниматов.

Они сообщили правозащитникам, что 25 августа 2008 года их задержали сотрудники милиции, доставили в здание Дзержинского РОВД Оренбурга, где подвергли жестокому избиению и пыткам, принуждая сознаться в совершении целого ряда преступлений: от ограбления пивного ларька до убийства сотрудника милиции.

По заявлениям обратившихся, помимо «стандартных» избиений, им надевали на голову противогаз, пуская в дыхательный шланг дым от сигарет, подвешивали за руки, скованные за спиной наручниками, душили, били дубинками.

Со слов пострадавших, пытки продолжались до утра 26 августа: им не давали спать, нанося удары по голове, как только кто-нибудь из них начинал засыпать.

Родители и другие близкие родственники ребят, случайно узнав о том, что их дети задержаны и находятся в руках сотрудников милиции, практически всю ночь и весь последующий день продежурили возле здания Дзержинского РОВД. Стоит отметить тот факт, что дежурный офицер долгое время пытался их убедить в том, что в здании РОВД их детей нет.

Только ближе к вечеру 26 августа к молодым людям были допущены адвокаты.

Несмотря на то, что милиционеры угрожали им еще более жестоким обращением в случае, если они изменят свои показания, ребята в присутствии адвокатов сообщили, что они под пытками были вынуждены оговорить себя и подписать необходимые представителям власти процессуальные документы.

Сотрудники милиции незаконно продержали молодых людей больше суток, не предъявив им никаких обвинений. После того, как парни покинули отдел милиции, они сразу обратились за медицинской помощью.

В больнице у всех троих были диагностированы гематомы, ссадины, вывихи суставов, одному из них был поставлен диагноз «сотрясение головного мозга», у Вячеслава Садовского было сломано ребро, а у Антона Ферапонтова — нос.

На следующий день все трое парней и их родители обратились в следственные органы с заявлениями о преступлении. Также пострадавшие обратились за юридической помощью в Комитет против пыток.

Несмотря на наличие травм, подтвержденных медицинскими документами и многочисленными показаниями свидетелей, которые видели ребят без каких-либо телесных повреждений в момент их задержания, и показаниями свидетелей, которые видели, как ребят выводили избитыми и окровавленными из здания Дзержинского РОВД, следственные органы долгое время уклонялись от возбуждения уголовного дела. Проверка сообщения о преступлении, которая должна была быть проведена в течение максимум тридцати суток, длилась более пяти с половиной лет. Следственным отделом двадцать два раза выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые после жалоб юристов Комитета против пыток признавались незаконными.

Правозащитникам удалось доказать в суде незаконность задержания молодых людей и взыскать с государства в их пользу компенсацию морального вреда, причиненного этим противоправным действием.

Учитывая упорное нежелание следственных органов расследовать инцидент на национальном уровне, весной 2014 года сотрудники Комитета против пыток были вынуждены подать в интересах заявителей жалобу в Европейский суд по правам человека.

Практически одновременно с ее подачей, 9 апреля 2014 года следственным органом все-таки было возбуждено уголовное дело по указанным выше фактам.

Расследованием дела занялись в первом отделе по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области.

17 декабря 2015 года в Дзержинском районном суде Оренбурга началось рассмотрение этого дела.

За восемь месяцев судебного следствия было проведено пятнадцать судебных заседаний, в ходе которых были исследованы все имеющиеся по делу доказательства, допрошены обвиняемые, потерпевшие и многочисленные свидетели. Судебное следствие, как основная часть судебного разбирательства, было проведено в полном объеме.

На 5 августа 2016 года были назначены прения. Однако в ходе этого судебного заседания государственный обвинитель Светлана Трофимова ходатайствовала перед судом о возвращении уголовного дела прокурору для устранения недостатков обвинительного заключения.

По мнению госпожи Трофимовой, оно было не полно: в нем не детализированы противоправные действия каждого из подсудимых, не конкретизировано, как действия подсудимых соотносятся с телесными повреждениями каждого из потерпевших, что нарушает право обвиняемых знать, в чем конкретно каждый из них обвиняется.

Суд удовлетворил это ходатайство, и уголовное дело было возращено прокурору. После устранения недостатков следствия и утверждения обвинительного заключения в январе 2017 года уголовное дело было вновь направлено в суд для рассмотрения по существу.

Повторный процесс продолжался более полугода. Государственный обвинитель в прениях попросил суд назначить подсудимым наказание в виде лишения свободы: Альберту Акманову — сроком 3 года и шесть месяцев, Василию Зубихину — сроком 4 года. Экс-полицейские в последнем слове своей вины не признали.

Результатом долгого уголовного процесса стал вынесенный 18 сентября 2017 года приговор.

Судья Алексей Коваленко счел недоказанным тот факт, что именно Акманов и Зубихин причинили потерпевшим телесные повреждения, однако признал их виновными в незаконном задержании молодых людей и удержании их в РОВД.

Поэтому суд переквалифицировал обвинение на более мягкий состав — превышение должностных полномочий без квалифицирующих признаков, таких как применение насилия и специальных средств.

Суд назначил наказание каждому из подсудимых в виде одного года лишения свободы, сразу же освободив подсудимых от отбывания наказания ввиду истечения сроков давности. Кроме того, суд вынес частное постановление в адрес руководителя СУ СК РФ по Оренбургской области Сергея Колотова в связи с допущенной при расследовании преступления волокитой.

Не согласившись с выводами суда первой инстанции, переквалифицировавшего деяние бывших полицейских на более мягкий состав преступления, потерпевшие обратились в Оренбургский областной суд с апелляционными жалобами на приговор. Кроме того, апелляционная жалоба была подана адвокатом осужденного Альберта Акманова — он просил вынести оправдательный приговор.

28 декабря 2017 года прибывший в суд юрист Комитета против пыток Вячеслав Дюндин, представляющий интересы потерпевших, с удивлением узнал, что апелляционные жалобы были рассмотрены месяц назад без участия как самих потерпевших, так и их представителя. Суд тогда отказал в удовлетворении жалоб, и приговор был оставлен без изменения.

В связи с этим Вячеслав Дюндин обратился в кассационную инстанцию с жалобой на апелляционное постановление. 9 апреля 2018 года она удовлетворила эту жалобу и вернула дело в Оренбургский областной суд для рассмотрения жалобы на приговор в ином составе.

Сегодня коллегия из трех судей постановила изменить обвинительный приговор в части срока наказания и места его отбывания. Суд назначил Акманову и Зубихину наказание в виде одиннадцати месяцев лишения свободы каждому с отбыванием в колонии-поселении, однако ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности освободил их от отбывания наказания.

«Разумеется, мы не удовлетворены решением суда и намерены обжаловать его в кассационную инстанцию, а также подать в интересах потерпевших иски к МВД России о компенсации вреда, причиненного потерпевшим преступлением, — комментирует юрист Комитета против пыток Вячеслав Дюндин. — Вместе с тем, уже сейчас можно констатировать, что государство не выполнило своих обязательств в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку применявшие пытки полицейские избежали наказания за совершенное ими преступление».

Источник: https://www.pytkam.net/ru/news/orenburgskie-eks-policeyskie-ushli-ot-ugolovnoy-otvetstvennosti

Всё о кредитах
Добавить комментарий