Можно ли переквалифицировать статью 159 часть 4 УК РФ?

Изъяны в правоприменении ст. 159 УК

Можно ли переквалифицировать статью 159 часть 4 УК РФ?

Соавтор: Денис Волков, младший юрист Юридической группы «Парадигма»

В соответствии с понятием, взятым из нормы ст. 159 УК РФ, мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Наказание за мошенничество в различных сферах предусмотрено ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4 (утратила силу), 159.5 и 159.6 УК РФ.

Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

В первую очередь речь идет о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений.

Нередки случаи, когда контрагенты, для того чтобы взыскать долг, идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности.

Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: в 2016 г. было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, остальные дела «развалились».

Необходимо отметить, что даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят предпринимателя не только к репутационным издержкам и потере контрагентов, но зачастую к ликвидации и закрытию бизнеса.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что предприниматель может оказаться заключенным под стражу или домашний арест.

В этом случае предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

В соответствии с ч. 1 ст.

108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Частью 1.1. ст. 108 УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.4 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 настоящей статьи.

В качестве примера избрания меры пресечения в виде заключения под стражу можно привести дело в отношении бизнесмена Сергея Полонского.

Изначально Полонский и его подельники обвинялись в хищении в особо крупном размере, однако в ходе судебного процесса обвинение было переквалифицировано на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности.

Поводом для возбуждения и расследования дела послужило подозрение в хищении с 2008 по 2009 г. денег граждан (более 2,6 млрд руб.

) – участников долевого строительства многоквартирных домов ЖК «Кутузовская Миля» и ЖК «Рублевская Ривьера».

12 июля 2017 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал виновным Полонского в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере), и приговорил к 5 годам заключения.

Однако фигуранта освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности – он был освобожден из-под стражи в зале суда. Его подельники также были признаны виновными и наказаны, но тоже освобождены в связи с истечением срока давности.

Примечательными в данном деле стали факт ареста Полонского в Камбодже, депортация его в Москву и избрание в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу на время следствия. Избрание указанной меры пресечения обусловлено тем, что Полонский нарушил п. 1 ст. 108 УПК РФ – скрылся от органов предварительного расследования.

Несмотря на то что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г.

N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» говорится, что в каждом случае необходимо обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения, даже если имеются отягчающие обстоятельства, проблема заключения предпринимателей на время следствия гораздо шире и глубже.

Одной из основных проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ является умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование.

Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

На практике следствие зачастую возбуждает дело в отношении предпринимателя по общей ст. 159 УК РФ, мотивируя это тем, что «умысел возник до заключения договора». Такая формулировка позволяет обходить процессуальные особенности, предусмотренные для предпринимателей.

Ну а далее, «в связи с тем, что подозреваемый может уклониться и избежать правосудия» или «может помешать следствию» такого предпринимателя заключают в СИЗО до суда. Необходимо учитывать, что применение подобной меры пресечения имеет кумулятивный эффект и моментально сказывается на других сферах: бизнес уничтожается, люди теряют работу, семьи лишаются средств к существованию.

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателям, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления.

В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора добросовестно исполнял договорные обязательства, а потом в силу обстоятельств (например, из-за кризиса) перестал их исполнять – это предмет для разбирательства в арбитражном суде. Решение указанной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективном формировании судебной практики в целях реального доказывания умысла. В настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. В новой редакции ст.

159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размеры ущерба.

Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (обычное мошенничество).

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? На практике под предлогом того, что генеральный директор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения в виде домашнего ареста вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют.

Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, вполне целесообразным будет расширение применения по экономическим преступлениям такой обеспечительной меры, как залог.

Устранение проблем правоприменения ст. 159 УК РФ, таких как:

1) решение хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей;

2) формальность доказывания умысла;

3) отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей;

4) редкое применение меры пресечения в виде залога, существенно улучшит правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/izyany-v-pravoprimenenii-st-159-uk/

Прокуратура района разъясняет статью 159 УК РФ – «Мошенничество»

Можно ли переквалифицировать статью 159 часть 4 УК РФ?

В связи с поступающими в территориальные органы полиции УМВД района многочисленными заявлениями граждан о совершении в отношении них мошенничества, прокуратура района разъясняет статью 159 УК РФ – «Мошенничество».

К уголовной ответственности по статье 159 УК РФ привлекают лиц, совершивших хищение имущества или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотреблением доверием, достигших к моменту совершения преступления возраста четырнадцати лет.

Под хищением в статье 159 понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества, путем обмана собственника или иного владельца этого имущества. Виновный умышленно вводит потерпевшего в заблуждение, в результате чего он сам передает имущество виновному.

По части 2 статьи 159 УК РФ к уголовной ответственности привлекаются лица, совершившие мошенничество группой лиц (два и более человека) по предварительному сговору, с причинением значительного, свыше 2 500 рублей, ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Ответственность по части 3 статьи 159 УК РФ предусмотрена для граждан, совершивших мошенничество с использованием своего служебного положения, а также для лиц, причинивших своими действиями потерпевшему ущерб в крупном размере, свыше 250 000 но менее 1 000 000 рублей.

Часть 4 статьи 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество совершенное в составе организованной преступной группы, а также с причинением потерпевшему ущерба в особо крупном размере, превышающем сумму 1 000 000 рублей.

Дела о мошенничестве, возбужденные по статье 159 УК РФ, относятся к так называемым делам альтернативной подследственности. Производство предварительного расследования по делам данной категории относится к компетенции сотрудников разных правоохранительных органов.

По уголовным делам, возбуждаемым по части 1 статьи 159 УК РФ, предварительное расследование производится в форме дознания и относится к компетенции дознавателей территориальных органов внутренних дел Российской Федерации по месту совершения преступления.

Дела о мошенничестве, предусмотренном частями 2 и 4 статьи 159 УК РФ, расследуются следователями следственных управлений органов внутренних дел РФ, либо в случаях, предусмотренных п. 5 статьи 151 УПК РФ следователями правоохранительных органов, выявивших мошенничество.

В ходе предварительного расследования дознаватели и следователи обычно должны доказать, что обвиняемый в мошенничестве обманом или злоупотребляя доверием потерпевшего, ввел его в заблуждение, получив при этом денежные средства, имущество или имущественные права, то есть совершил преступление, предусмотренное статьей 159 УК РФ.

В качестве доказательств вины обвиняемого в совершении мошенничества, лица производящие предварительное расследование, используют такие доказательства как показания потерпевших и свидетелей, документы, подтверждающие факт передачи имущества или прав, либо свидетельствующие о введении потерпевшего в заблуждение, иные материалы и документы, подтверждающие факт совершения обвиняемым преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ.

По более сложным делам о мошенничестве, следователи кладут в основу обвинения заключения различных экспертов. Как правило, это заключения судебной бухгалтерской, финансово-хозяйственной, технической, почерковедческой и иных видов экспертиз, которые призваны доказать наличие в деянии обвиняемого состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Уголовные дела, направляемые в суд с обвинительным актом по части 1 статьи 159 УК РФ подсудны по первой инстанции мировому суду. Дела о преступлениях, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159 УК РФ подсудны районным судам городов и областей Российской Федерации.

Преступления, предусмотренные частями 1 и 2 статьи 159 УК РФ отнесены УК РФ к преступлениям небольшой и средней тяжести соответственно.

Это означает, что подсудимый, впервые совершивший преступление, примирившийся с потерпевшим и загладивший вред, причиненный преступлением, может быть освобожден судом от уголовной ответственности, с прекращением дела по основаниям, предусмотренным статей 25 УПК РФ.

Вынося приговор по статье 159 УК РФ суд первой инстанции должен установить необходимые факты и обстоятельства. Имела ли место безвозмездная передача денег, имущества или прав на него.

Обладает ли факт передачи имущества признаками хищения, совершенного под воздействием обмана или злоупотребления доверием.

Какова стоимость переданного имущества или прав на него или каков размер полученных денежных средств.

Представители прокуратуры в судебном заседании по статье 159 УК РФ поддерживают государственное обвинение и основывают его на доказательствах, собранных в ходе предварительного расследования и положенных в основу обвинительного заключения или акта.

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_viborg/news/69517/

Новосибирский бизнес-омбудсмен помог добиться прекращения уголовного дела | Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Новосибирской области

Можно ли переквалифицировать статью 159 часть 4 УК РФ?

В 2017 году в аппарат регионального бизнес-омбудсмена Виктора Вязовых обратился директор коммерческой компании с жалобой на незаконное уголовное преследование.

В ходе работы по жалобе Уполномоченным установлено, что уголовное дело было возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (Мошенничество в особо крупном размере).

По версии следствия: в 2015 году являясь генеральным директором и действуя от имени общества с ограниченной ответственностью, имея умысел на хищение денежных средств путем обмана, заявитель заключил с юридическим лицом договор на поставку двух станков производства Германии, получив предоплату, после чего условия договора не выполнил.

По факту: осуществляя предпринимательскую деятельность в сфере поставок оборудования с 2005 года, в данном случае предприниматель не смог выполнить свои обязательства в срок, так как производители оборудования отказали в поставке.

Поводом для возбуждения уголовного дела послужило постановление о направлении материалов проверки в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, вынесенное Первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Буксманом А.Э., в связи с тем, что в обращении второго юридического лица в Генеральную прокуратуру РФ содержалась информация о том, что поставка оборудования осуществлялась в рамках государственного оборонного заказа.

Однако из договора не следовало, что он заключается в целях выполнения государственного оборонного заказа, документ не содержал идентификатора государственного контракта, указания на то, что расчеты по нему производятся по отдельному счету, открытому в уполномоченном банке, как это предусмотрено Федеральным законом от 29.12.

2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе». Сотрудниками аппарата Уполномоченного был проведен тщательный анализ ситуации. К рассмотрению обращения привлечен «pro bono» – эксперт Павел Борисович Яровой, председатель коллегии адвокатов «Форум».

Представленные документы подтверждали, что в основе спора лежат правоотношения, возникшие в ходе обычной предпринимательской деятельности двух хозяйствующих субъектов.

На протяжении всего процесса заявителю оказывалась необходимая юридическая помощь. Главный эксперт Уполномоченного Антипьев Н.В. принимал участие в судебных заседаниях.

Учитывая, что инкриминируемое заявителю преступление могло быть совершено им исключительно в связи со статусом директора и учредителя ООО, а также принимая во внимание отсутствие нарушений в сфере бюджетного законодательства и законодательства о государственном оборонном заказе, Уполномоченным было направлено мотивированное обращение в Главное Управление МВД России по Новосибирской области о прекращении уголовного дела, возбужденного в отношении заявителя по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ. Также направлено обращение в прокуратуру Новосибирской области с просьбой дать оценку законности и обоснованности уголовного преследования предпринимателя.

В октябре 2017 года обвинение было переквалифицировано уже на ч. 4 ст. 160 (Присвоение или растрата) Уголовного кодекса РФ. При этом согласно пунктам 19, 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.

2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц.

В данном же случае денежные средства были получены в качестве предоплаты по договору поставки, вернуть их в установленный срок Общество не смогло в связи с возникшими финансовыми трудностями.

Но поскольку задолженность перед юридическим лицом уже была погашена в полном объеме, вред его имуществу не причинен, оно не могло являться потерпевшим по уголовному делу.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, региональный омбудсмен повторно обратился в прокуратуру Новосибирской области с просьбой дать оценку законности и обоснованности уголовного преследования заявителя по факту совершения преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ, и принять решение об отказе от обвинения.

После данного обращения на стадии прений сторон прокурор переквалифицировал статью обвинения на более «мягкую» – п. «б» ч.2 ст. 165 УК РФ. В связи с этим адвокатом было подано ходатайство о применении ст. 25.

1 УПК РФ: о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера.

В результате решением суда предпринимателю был назначен судебный штраф в размере 25 тысяч рублей, уголовное дело прекращено.

Источник: https://ombudsmanbiz.nso.ru/news/672

Всё о кредитах
Добавить комментарий