Можно ли после вступления приговора в силу изменить наказание?

Зона Права

Можно ли после вступления приговора в силу изменить наказание?

Правовую основу порядка и места отбывания назначенного по приговору суда уголовного наказания в виде лишения свободы составляют положения Главы 11 Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

В частности, в ст. 73 УИК РФ отмечено: “1. Осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

2.

При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

3. Осужденные женщины, несовершеннолетние осужденные направляются для отбывания наказания по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений.

4. Осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 – 206, 208 – 211, 275, 277 – 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы”.

Более детально процедура распределения осужденных по исправительным учреждениям ФСИН РФ прописана в Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения (утв. приказом Минюста РФ от 1 декабря 2005 г. N 235), а именно:

– пункт 5: Осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора в законную силу. Направление осужденных осуществляется, как правило, в исправительные учреждения в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали либо были осуждены.

Осужденные, не имеющие места жительства, как правило, направляются для отбывания наказания в исправительные учреждения тех субъектов Российской Федерации, на территории которых они осуждены.

Отправка осужденных в исправительные учреждения на территории других субъектов Российской Федерации (по месту жительства) производится администрацией следственных изоляторов только после того, как через территориальные органы ФСИН России убедится в наличии исправительного учреждения соответствующего вида.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации;

– пункт 6: При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с Федеральной службой исполнения наказаний в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

Таким образом, в действующем уголовно-исполнительном законодательстве РФ существует презумпция отправления осужденных для отбывания лишения свободы по месту жительства или месту вынесения приговора.

На практике у самих осужденных и их родственников возникают серьезные трудности в части поддержания семейных связей, обусловленные произвольными действиями должностных лиц Федеральной службы исполнения наказаний РФ, к исключительной компетенции которой относится решение вопроса об избрании конкретного исправительного учреждения.

Не всегда выбор местонахождения колонии совпадает с местом жительства осужденного – тем самым создаются препятствия, во всяком случае, в осуществлении личных контактов – посредством свиданий с родственниками, большинство из которых не может себе позволить оплачивать дальние переезды.

В соответствии с пунктами 2, 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 года № 21, правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

Любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально-значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности,защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 25.07.2013 года (дело “Ходорковский и Лебедев против России”) в пунктах 836, 837, 850 сформулировал следующие значимые подходы (ориентиры).

В качестве исходного пункта Европейский Суд признает, что власти обладают широкой дискрецией в вопросах исполнения наказаний.

Однако Конвенция не может остановиться у тюремных ворот, и нельзя полагать, что заключенный лишается всех своих прав, гарантированных статьей 8 Конвенции, только по причине его статуса «лица, лишенного свободы после осуждения».

Европейский Суд не закрывает глаза на ограничения, которые выходят за рамки того, что обычно считается приемлемым в деле обычного заключенного.

Например, существенной частью права заключенного на уважение его семейной жизни является содействие тюремной администрации в поддержании контактов с близкими родственниками.

Ограничения контактов с другими заключенными и членами семьи, установленные тюремными правилами, рассматривались Европейским Судом как “вмешательство” в права, защищенные статьей 8 Конвенции.

Так, помещение осужденного в конкретную тюрьму может вызвать вопрос в соответствии со статьей 8 Конвенции, если его последствия для личной и семейной жизни заявителя выходят за рамки “обычных” тягот и ограничений, присущих самому понятию лишения свободы.

Как Комиссия по правам человека указала в деле “Уэйкфилд против Соединенного Королевства”, “Статья 8 Конвенции обязывает государство содействовать заключенным в максимально возможной степени для создания и поддержания связей с людьми в целях способствования социальной реабилитации заключенных. В этом контексте расположение места, где содержится заключенный, имеет значение”.

Кроме того, право на уважение семейной жизни возлагает на государства позитивное обязательство содействия заключенным в поддержании эффективного контакта с близкими родственниками. В контексте лишения свободы Комиссия по правам человека признала, что возможность близких родственников посещать заключенного составляет существенный фактор в сохранении семейной жизни.

Европейский Суд сознает трудности, сопутствующие управлению тюремной системой. Европейский Суд также учитывает ситуацию в Российской Федерации, где исторически исправительные колонии строились в отдаленных и пустынных районах, далеко от густонаселенных регионов Центральной России.

Существуют другие аргументы в пользу предоставления властям широких пределов усмотрения в этой сфере. Однако пределы усмотрения не являются неограниченными. Распределение тюремного населения не должно полностью относиться на усмотрение административных органов, таких как Федеральная служба исполнения наказаний.

Интересы осужденных в поддержании, по крайней мере, некоторых семейных и социальных связей также должны в какой-то степени приниматься во внимание. Законодательство Российской Федерации основано на схожих посылах, поскольку дух и цель статьи 73 УИК РФ направлена на сохранение социальных и семейных связей заявителем с местом, где они проживали до осуждения.

Вместе с тем практическое исполнение этого закона в Российской Федерации могло привести к непропорциональному результату, как показывает дело заявителей.

В отсутствии ясного и предсказуемого метода распределения осужденных среди исправительных колоний система не “обеспечила меру правовой защиты против произвольного вмешательства со стороны публичных органов” В делах заявителей это повлекло результаты, несовместимые с уважением личной и семейной жизни заявителей.

Если говорить о правовых механизмах восстановления нарушенного государством права на уважение частной и семейной жизни, то наиболее действенным является подача искового заявления в суд общей юрисдикции, оформленного в соответствии с требованиями статей 131, 132 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Предметом иска может служить требование о признании незаконным избрания для отбывания наказания в виде лишения свободы конкретного исправительного учреждения без учета дальности его расположения от места жительства как самого осужденного, так и его родственников, с которыми он желает и имеет право поддерживать семейные связи. Параллельно следует заявить и требование о переводе осужденного в иное, соответствующее назначенному по приговору суда виду исправительное учреждение, расположенное либо в том субъекте РФ, где первый проживал до осуждения, либо в любом из ближайших к нему субъектов РФ.

В идеале подаче иска должно предшествовать обращение самого осужденного или его близких родственников в территориальный орган ФСИН РФ, где был вынесен приговор, и собственно в Федеральную службу исполнения наказаний, с заявлением о предоставлении сведений об основаниях принятого решения о направлении осужденного отбывать наказание в иной регион РФ, а не по месту жительства.

Сделать это нужно для того, чтобы убедиться, что такое решение руководством регионального Управления ФСИН РФ или федеральным ведомством принималось с учетом общих правил, закрепленных в УИК РФ, а также обусловлено социально-значимой и законной целью.

Отсутствие мотивированного ответа на данное заявление будет служить поводом для последующего обращения к суду с просьбой истребовать доказательства, на которых сторона истца основывает свои требования, в виду невозможности получить доступ к ним самостоятельно (ст.ст. 56, 57 ГПК РФ).

При этом при подготовке текста искового заявления следует иметь в виду, что согласно, пункту 13 упомянутой ранее Инструкции (утв. приказом Минюста РФ от 1 декабря 2005 г.

N 235), “Перевод осуществляется: в исправительные учреждения, расположенные в пределах одного субъекта Российской Федерации, – по указаниям руководства ФСИН России (в случае рассмотрения вопроса в центральном аппарате), территориальных органов ФСИН России;

в исправительные учреждения, расположенные в других субъектах Российской Федерации, – по решению ФСИН России.

Решение о переводе осужденного принимается на основании мотивированного заключения территориального органа ФСИН России, утвержденного начальником либо его заместителем по безопасности и оперативной работе.

В случае, если это связано с болезнью осужденного*, решение выносится при наличии медицинских заключений, утвержденных начальником территориального органа, представляемых, соответственно, медицинскими отделами (службами) территориальных органов ФСИН России, медицинской службой ФСИН России, справки оперативного управления (отдела) и письменного согласия осужденного”

Таким образом, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что заключение территориального органа ФСИН РФ, утвержденное решением Федеральной службы исполнения наказаний РФ, не отвечает требованиям соблюдения разумных пропорций между достижением социально-значимых целей удаленного размещения осужденного и его правом на сохранение семейных связей, можно рассчитывать на вынесение судом положительного решения по гражданскому иску.

Примером является дело жителя Симферополя ( Республика Крым) Геннадия Афанасьева.

9 марта 2016 года Сыктывкарский городской суд Республики Коми признал право Афанасьева на отбывание наказания с учетом положений статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Право на уважение семейной жизни).

На ФСИН России возложили обязанность решить вопрос о месте дальнейшего отбывания Афанасьевым уголовного наказания с учетом мотивированного заключения, представленного территориальным органом ФСИН РФ, и положений статьи 8 Конвенции.

Скачать иск Афанасьева можно здесь

Скачать решение Сыктывкарского городского суда по иску Афанасьева можно здесь

Источник: http://zonaprava.com/info/instructions/16297/

Можно ли период содержания в СИЗО после вступления приговора в законную силу зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания?

Можно ли после вступления приговора в силу изменить наказание?

Приговором суда гражданин А признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ и ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

До вступления приговора в законную силу гражданин А находился в СИЗО около года.

В связи с изданием ФЗ № 186-ФЗ от 03 июля 2018 года «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» гражданин А обратился в суд с ходатайством о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу.

В соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима.

Согласно пояснительной записки к проекту федерального закона «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» «в соответствии с законодательством Российской Федерации условия содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений по степени изоляции соответствуют самым строгим, примерно таким как в тюрьмах. В следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, подозреваемые и обвиняемые размещаются в закрытых камерах и практически не имеют возможности для занятий каким либо видом деятельности. В течение дня им предоставляется только часовая прогулка в прогулочном дворе.

В то же время большая часть подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых применялась мера пресечения в виде заключения под стражу, по приговору суда направляются для отбывания наказания в исправительные учреждения, условия содержания в которых значительно гуманнее.

Комитет Министров Совета Европы принял Рекомендацию Rec (99) 22 относительно переполненности тюрем и чрезмерного увеличения контингента тюрем, в соответствии с которой в случае назначения судом наказания, не связанного с содержанием осужденного в камере, целесообразно засчитывать время, проведенное в местах содержания под стражей, в срок отбывания наказания с коэффициентом большим единицы. Европейский Суд по правам человека при рассмотрении жалоб осужденных исходит из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания назначенного судом уголовного наказания».

Таким образом по мнению законодателя условия содержания в следственных изоляторах значительно отличаются от условий содержания в исправительных колониях общего режима.

В соответствии со статьей 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Ввиду того, что уголовный закон имеет обратную силу, так как улучшает его положение, гражданин А в своем ходатайстве просит время содержания его под стражей в СИЗО зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

С данным требованием гражданина А все понятно и вопросов нет.

Однако в своем ходатайстве гражданин А также указал следующее:  “ввиду того, что после вступления приговора суда в законную силу и до прибытия в исполнительную колонию он содержался 3 месяца в СИЗО, условия содержания которого отличаются от условий содержания в исправительной колонии общего режима, подлежит применению п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, то есть период его содержания в СИЗО после вступления приговора в законную силу необходимо  зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима”.

Уважаемые коллеги, как вы считаете, насколько обоснованно второе требование гражданина А? Сталкивались ли вы уже с идентичной ситуацией? Ведь буквальное толкование ст. 72 УК РФ, ст.

108 УПК РФ говорит только о времени содержания в СИЗО до вступления приговора в законную силу и данный срок подлежит зачету. Однако это не отменяет того факта, что он содержался три месяца в СИЗО после вступления приговора суда в законную силу, где условия содержания значительно отличаются.

Как быть в такой ситуации? А если бы он провел в СИЗО после вступления приговора в законную силу еще дольше?

P.S: судебная практика по данному вопросу сложилась, однако я хочу услышать мнение коллег.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/mozhno_li_period_soderzhaniya_v sizo_posle_vstupleniya_prigovora_v_zakonnuyu_silu_zachest_v_srok_lis/75634

Оставление осужденных в следственном изоляторе или тюрьме для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию

Можно ли после вступления приговора в силу изменить наказание?

До вынесения решения суда, подозреваемые и обвиняемые лица, при условии избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, находятся в следственном изоляторе. После вынесения окончательного решения суда и назначения наказания у осужденного лица есть несколько так называемых «путей»:

  • либо отправиться в учреждение по месту отбывания наказания;
  • либо остаться отбывать наказание в следственном изоляторе, при этом выполняя работы по хозяйственному обслуживанию.

Согласно общим правилам, осужденные к лишению свободы после вступления в действие приговора суда, отбывают наказание в ИУ (исправительное учреждение) соответствующего режима.

Если осужденный к лишению свободы ранее не отбывал наказание в виде лишения свободы, его отбывание наказания назначено в ИК (исправительная колония) общего режима в соответствии со ст.

77 УИК РФ он может быть оставлен в тюрьме или следственном изоляторе для выполнения работ по хоз. обслуживанию.

Условия для оставления осужденных в СИЗО для выполнения хозяйственных работ

П. 1 ст. 77 УИК РФ предусматривает наличие согласия осужденного к лишению свободы на такое оставление. Согласие должно быть выражено в письменной форме. Необходимость в согласии, связана с разительными отличиями между условиями содержания в учреждениях типа СИЗО, тюрьма и исправительных колониях общего режима.

Оставление осужденного к лишению свободы в следственном изоляторе без его согласия на то, является прямым нарушением его законных интересов и прав. Осужденный, давший согласие на оставление в следственном изоляторе или тюрьме, может в дальнейшем изменить свое решение и направить просьбу о переводе его для отбывания наказания в ИК общего режима.

В обязанности администрации учреждения входит удовлетворение такого прошения.

В законе напрямую не указано, что осужденный к лишению свободы оставляется для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию именно в том изоляторе, в котором он находился, до вступления приговора суда в силу, но это является непреложным правилом, вытекающим из содержания самого закона.

Еще одним условием оставления осужденного в следственном изоляторе является наличие потребности в рабочей силе. Осужденные привлекаются к данной деятельности потому, что привлечь к ней подозреваемых или обвиняемых, содержащихся в следственном изоляторе невозможно.

Основной контингент находящихся в СИЗО не пребывает там постоянно, как правило, срок пребывания не превышает двух месяцев. Обвиняемых и подозреваемых согласно законодательству можно привлекать к хоз. работам только в пределах учреждения, что не позволяет выполнять им все виды хозяйственных работ.

Лица, отбывающие наказания в тюрьмах, так же могут быть привлечены к хозяйственным работам с их согласия, но, как известно перевод обвиняемого или подозреваемого в тюрьму связан или со значительной опасностью совершенного деяния или с нарушением порядка отбывания наказания.

Так же как и в первом случае трудиться такие заключенные могут только в пределах учреждения, в котором отбывают наказание.

Подводя итог, отметим, что оставляются в следственном изоляторе или тюрьме, только те осужденные к лишению свободы, которые:

  • отбывают срок впервые;
  • не представляют общественной опасности;
  • не могут негативно влиять на обстановку в тюрьме или следственном изоляторе;
  • имеют срок наказания не более 5 лет;
  • в приговоре указанный вид исправительного учреждения – ИК общего режима;
  • достигли 18-ти летнего возраста.

Виды хозяйственных работ и условия содержания

В большей степени следственные изоляторы и тюрьмы вынуждены привлекать к выполнению работ по хозяйственному обслуживанию осужденных, потому как данные работы не достаточно престижны и имеют низкую оплату. К хозяйственному обслуживанию относятся:

  • уборка помещений;
  • приготовление и раздача пищи;
  • проведение ремонтных работ;
  • мытье посуды;
  • благоустройство территории и др.

Найти на такую работу гражданских лиц достаточно проблематично. Поэтому, несмотря на то, что в законе сказано об исключительности случаев оставления осужденных к лишению свободы в следственном изоляторе или тюрьме, такая практика распространена повсеместно.

Также в законе не сказано о влиянии поведения осужденного в период пребывания в следственном изоляторе в качестве подозреваемого (обвиняемого), на возможность оставления его для выполнения хоз. работ, но на практике администрации СИЗО оставляет только тех осужденных, которые хорошо себя зарекомендовали.

Запрещено привлекать осужденных, подозреваемых, обвиняемых к выполнению хоз.

работ в специальных отделах следственного изолятора, к которым относятся: радиотрансляционные узлы, фотолаборатории, а так же к работе по ремонту и эксплуатации инженерно-технических средств охраны, связи и сигнализации, множительной аппаратуры и всех видов транспортных средств («Правила внутреннего распорядка СИЗО»).

П. 2 ст. 77 УИК РФ гласит, что осужденный оставляется для выполнения хоз. работ решением начальника тюрьмы или СИЗО. Согласно п. 3 ст. 77 УИК РФ осужденные содержатся отдельно от подозреваемых и обвиняемых.

Данная мера ограничивает возможность передачи информации и предметов, общения с подозреваемыми или обвиняемыми. Камера, в которой проживают осужденные, является общей и не запирается.

Для сохранения условий отбывания наказания в виде лишения свободы осужденным, за ним сохраняется право на ежедневную двухчасовую прогулку, которая проводится чаще всего в светлое время суток в соответствии с графиком.

Для прогулок на территории учреждения оборудованы прогулочные дворы с навесами от дождя и скамейками для сидения. Отменить прогулку, проставленную в графике, может только врач учреждения.

Оставляются для выполнения хоз. работ в СИЗО или тюрьмах осужденные обоих полов (мужчина и женщина). Оплата труда осуществляется на общих основаниях. Работа осужденного в период нахождения его после вступления в силу приговора суда в следственном изоляторе или тюрьме заносится в трудовую книжку и входит в трудовой стаж работника.

Выгоду от взаимодействия получают и осужденный и следственный изолятор или тюрьма, первый имеет возможность проживать в камере, которая не запирается, и получать заработную плату за свой труд, вторые осуществлять большую часть хозяйственной деятельности за счет трудовых резервов из осужденных.

Казалось бы, после вступления в силу приговора суда – дело закрыто, обвиняемый или подозреваемый перешел в разряд осужденных и услуги адвоката по уголовным делам стали не нужны.

Это не так, помощь адвоката по уголовным делам – это урегулирование вопросов с ходатайствами, прошениями и другими документами.

Адвокат по уголовным делам поможет правильно построить отношения с администрацией учреждения, в котором отбывает наказание осужденный, окажет содействие в решении вопросов со свиданиями и посещениями заключенного.

Советуем прочесть также:

  • заключение под стражу;
  • пожизненное лишение свободы.

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/ostavlenie-osuzhdennih-v-sledstvennom-izolatore-dla-vipolneniya-hozaystvennih-rabot/

«Вор должен сидеть». Суд и ФСИН не могут решить, кто будет освобождать «пересидевших» осужденных

Можно ли после вступления приговора в силу изменить наказание?

Новый закон о пересчете сроков исполнения наказаний споткнулся о 13-й пункт. В Петербурге суд и исправительная колония предлагают исполнять его друг другу.

Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Колпинский суд отказался рассматривать заявление осуждённого, которому по новому федеральному закону, приравнявшему день в изоляторе к полутора на зоне, полагается освобождение. Суд постановил, что с таким вопросом следует обращаться в ФСИН. Там, в свою очередь, рекомендовали обратиться в Колпинский суд. Человек “пересидел” почти полтора года.

День за полтора

14 июля 2018 года вступил в силу федеральный закон № 186, одним из положений которого является перерасчёт исчисления срока отбывания наказания заключенным, в отношении кого вступили в законную силу обвинительные приговоры судов. В частности, новый закон учитывает повышенную сложность пребывания людей в следственных изоляторах.

Сутки пребывания человека в следственных изоляторах приравниваются теперь к полутора суткам в колониях, если речь не идёт о колониях строгого режима – это послабление нового закона не распространяется на осужденных за тяжкие преступления. Также ФЗ-186 требует отпустить всех “пересидевших” в течение полугода с момента его вступления в законную силу – то есть, до 14 января 2019 года. Выражаясь юридическим языком, данный закон имеет обратную силу.

Изложенные в нем послабления вносятся в качестве дополнений и изменений в Уголовный кодекс РФ. В частности, моменты, касающиеся пересчёта сроков реального лишения свободы осужденных, внесены в 72-ю статью УК. Данная статья описывает «исчисление сроков наказаний и зачет наказания».

Так пункт 3.3 данной статьи теперь гласит: «время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы … из расчета один день за … полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима».

13-й вопрос

Петербуржец Александр Погудин в марте 2018 года Приморским районным судом был приговорен к 4-м годам лишения свободы в колонии общего режима.

Суд признал его виновным в совершении серии преступлений, предусмотренных статьями 158, 159, 175 и 327 Уголовного кодекса (кража, мошенничество, сбыт краденного и подделка документов).

В период с 18 декабря 2014 года по 22 марта 2018-го он содержался в следственном изоляторе, а после вступления в законную силу приговора суда отправился в исправительную колонию № 5, расположенную в Металлострое.

После появления федерального закона № 186 представляющая его интересы адвокат Марина Юсупова подсчитала: ее клиент “пересидел” почти полтора года. В статье 397 Уголовно-процессуального кодекса описаны «вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора» – вопросы, с которыми отбывающим наказания следует обращаться в суды.

В пункте 13 этой статьи указан один из них: «об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу». Поэтому Марина Юсупова обратилась в Колпинский районный суд Петербурга с ходатайством о немедленном освобождении ее клиента на свободу – как и сказано в новом федеральном законе.

8 августа сего года судья Колпинского суда Ольга Большакова вынесла постановление, в котором отказала в принятии к производству ходатайства.

«Исполнение положений статьи 72 УК РФ (в редакции федерального закона № 186 от 3 июля 2018 года) в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по которым вступили в законную силу, не входит в компетенцию судов и возлагается на исправительные учреждения и следственные изоляторы, не требуют вынесения судебного решения в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ», – написано в мотивировочной части судебного акта.

Круг замкнулся                                                                                   

Марина Юсупова решила, что в судебной системе появилась какая-то неизвестная ей инструкция, которая, например, чтобы не перегружать суды, переадресует решение вопросов об исполнении нового федерального закона Федеральной службе исполнения наказаний.

Ведь в подобных случаях речь идёт о формальном применении права – закон № 186 не оставляет судам права выбора относительно конкретики его применения.

Только арифметика: если срок, проведенный в следственном изоляторе, умноженный на полтора и суммированный со сроком, проведенным в колонии, превышает назначенный судом – свободен.

Адвокат обратилась в администрацию колонии № 5, где содержится ее подопечный. 17 августа она получила ответ, содержание которого подвигло женщину обратиться к журналистам. Вот полная цитата из документа, подписанного начальником заведения Геннадием Сальчуком:

«Согласно положениям УПК РФ данный вопрос разрешается судом по месту нахождения учреждения, исполняющего наказание, в котором заключенный отбывает наказание. Исходя из вышеизложенного, с ходатайством о пересмотре приговора в связи с изменением закона вам необходимо обращаться в Колпинский суд Санкт-Петербурга».

Перед этой фразой Геннадий Сальчук сослался на тот же самый 13-й пункт 397-й статьи Уголовно-процессуального кодекса.

«Не может быть никаких сомнений в том, что все вопросы, связанные с исполнением 186-го закона, должен решать только суд.

Это может быть суд по месту отбывания человеком наказания, если он уже осужден, или суд, который выносит приговор – срок должен быть пересчитан в момент его вынесения.

Но только не Федеральная служба исполнения наказаний! Это что же получается, ФСИН у нас теперь будет срока менять?», – сказал «Фонтанке» адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Сергей Афанасьев.

До 14 января 2019 года, когда новый закон должен быть исполнен, остаётся примерно 4,5 месяца. Судя по скорости документооборота, адвокат успеет пройти по этому кругу еще раз 6-7.

Лев Годованник, «Фонтанка.ру»

Источник: https://www.fontanka.ru/2018/08/18/025/

Обвиняемым в теракте в Харькове дали пожизненное с конфискацией и отпустили

Можно ли после вступления приговора в силу изменить наказание?

Суббота, 28 декабря 2019, 10:40

В Харькове суд вынес приговор обвиняемым по делу о теракте возле Дворца спорта Виктору Тетюцкому, Сергею Башлыкову и Владимиру Дворникову, в результате которого погибли четыре человека.

Источник: трансляция UA: Харьков 

Детали: Решением суда Дворников, Тетюцкий и Башлыков признаны виновными, им назначено наказание по совокупности статей – пожизненное заключение с конфискацией всего имущества. В срок отбывания наказания зачтется время пребывания в учреждении предварительного заключения.

“До вступления приговора в законную силу меру пресечения в виде содержания под стражей изменить на личное обязательство, освободив из-под стражи немедленно”, – заявил судья.

Дворников, Тетюцький и Башлыков обязаны прибывать к прокурору и суду по первому требованию, сообщать прокурора и суд об изменении места жительства.

Контроль за выполнением возложен на прокурора прокуратуры Харьковской обл. Лимаря.

“Доказательства по делу о теракте после вступления приговора в действующей силы уничтожить”, – добавил судья, зачитывая приговор.

Решением суда с обвиняемых также должны быть взысканы средства на проведение судебных экспертиз и возмещение морального ущебра ряду истцов в рамках гражданских исков.

Приговор может быть обжалован в течение 30 суток со дня объявления.

Суд изменил меру пресечения “в рамках договоренностей Украины в нормандской формате в Париже 9 декабря”, как ранее просил прокурор.

“Учитывая исключительные обстоятельства при вынесении приговора по данному делу, специфику выполнения данного приговора суда, суд приходит к возможности изменения обвиняемым меры пресечения с содержания под стражей на личное обязательство”, – заявил судья.

Обвиняемые участие в заседании принимают в режиме видеоконференции.

Ранее суд перешел к оценке доказательств. Коллегия судей считает, что нарушений во время досудебного расследования не было и все доказательства собраны законными методами. При этом непризнание вины обвиняемыми суд назвал голословными, а обвиняемые злоупотребляли своими правами.

Часть людей, которые выступают против обмена обвиняемых, не пускают на заседание суда, полиция закрыла двери в зал, в коридоре суда произошел спор.

В зале суда присутствуют прокурор по делу, родственники погибших, их адвокат.

Возле здания суда несколько человек развернули транспарант: “Обмен террористов – позор Зеленского”.

В зале суда присутствуют прокурор по делу, родственники погибших, их адвокат.

Предыстория: 

  • Трех обвиняемых в теракте в Харькове возле Дворца спорта в 2015 году могут включить в список для обмена на украинском, незаконно удерживаемых в тюрьмах ОРДЛО и на территории РФ.
  • 26 декабря прокурор Владимир Лымарь просил суд отпустить из-под стражи трех обвиняемых в теракте – Сергея Башлыкова, Владимира Дворникова и Виктора Тетюцкого – т.к. Россия включила их в список на обмен. Обвинение просило суд освободить всех трех из-под стражи под личное обязательство.
  • Теракт возле Дворца спорта произошел 22 февраля 2015 года во время проукраинского шествия. В результате взрыва заложенной на дороге противопехотной мины погибли 52-летний Игорь Толмачев, 15-летний Даниил Дидык, 18-летний Николай Мельничук и 37-летний полицейский Вадим Рыбальченко.
  • осле задержания в СБУ заявили, что Дворников, Башлыков и Тетюцкий выполнили преступление по заказу России. В суде обвиняемые вину не признают и просят их оправдать.

Напомним, 

  • 9 декабря 2019 года в Париже лидеры Франции, Германии, Украины и России, среди прочего, договорились, что до конца года состоится обмен удерживаемыми лицами по формуле “всех на всех”.
  • Проблемным осталось понимание формулы “всех на всех”: идет ли речь о всех установленных лиц или обо всех подтвержденных. Москва не соглашается подтвердить удержание некоторых лиц, которых, по информации Киева, незаконно держат в неволе оккупанты.
  • 23 декабря трехсторонняя контактная группа достигла договоренности о взаимном освобождении удерживаемых лиц до конца года.
  • По данным Hromadske, украинская сторона планирует в рамках обмена пленных передать боевикам ОРДЛО бывших беркутовцев, обвиняемых в расстреле людей на Институтской 20 февраля 2014 года.
  • Одесское издание “Думская” со ссылкой на источник в СБУ сообщило, что для будущего обмена заключенными между Украиной и РФ в Одессе освободили из-под стражи 11 человек.
  • 27 декабря Дзержинский райсуд Харькова освободил из-под ареста Максима Мисяка, обвиняемого в трех убийствах.
  • Прокурор просил изменить Мисяку меру пресечения на личное обязательство “с целью реализации мирного плана президента Украины, во исполнение возложенных на Объединенный центр по координации поиска, освобождения незаконно лишенных свободы лиц в районе осуществления мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны”.

Украинская правда

Источник: https://www.pravda.com.ua/rus/news/2019/12/28/7236074/

Всё о кредитах
Добавить комментарий