ОПГ или группа лиц по предварительному сговору

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

ОПГ или группа лиц по предварительному сговору

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Признаки организованной преступной группы

ОПГ или группа лиц по предварительному сговору

В. БЫКОВВ. Быков, доктор юридическихнаук, профессор.

В Уголовном кодексеРФ предпринята попытка сформулироватьпонятие организованной преступной группы.

Это имеет большое теоретическое ипрактическое значение, так как в нормахОсобенной части УК совершение преступленияорганизованной группой являетсяквалифицирующим признаком, что влечетболее строгое наказание.

В 38 составахпреступлений этот признак указан отдельно,а еще в 34 составах – совместно с другимивидами преступных групп.

В ст. 35 УК указанычетыре вида преступных групп: группа лиц,группа лиц по предварительному сговору,организованная группа и преступноесообщество (преступная организация).

Работникам правоохранительных органовважно знать признаки организованнойпреступной группы и чем этот вид преступнойгруппы отличается от других – группы лиц игруппы лиц по предварительному сговору, засовершение преступления в составе которыхзакон устанавливает меньшее наказание, чемза совершение преступления в составеорганизованной группы.

Статья 35 УКРФ устанавливает, что “преступлениепризнается совершенным организованнойгруппой, если оно совершено устойчивойгруппой лиц, заранее объединившихся длясовершения одного или несколькихпреступлений”. Таким образом, закон, посуществу, определяет только два признакаорганизованной группы: первый – ееустойчивость и второй – целью объединения вгруппу является совершение одного илинескольких преступлений. Однакоуказанных двух признаков организованнойгруппы явно недостаточно, чтобыотграничить ее, например, от группы лиц попредварительному сговору, так как и та, идругая обладают определеннойустойчивостью, объединились с цельюсовершения преступлений. К тому же взаконодательном определении понятияорганизованной преступной группы есть, нанаш взгляд, существенное противоречие – неможет быть устойчивой преступная группа,если она объединилась для совершениятолько одного преступления, а затемраспалась. По нашему мнению, в этом случаетакую группу следует считать группой лиц,совершивших преступление попредварительному сговору. Видимо,понимая трудности практических работниковправоохранительных органов в определенииорганизованной преступной группы,Верховный Суд СССР, а затем и Верховный СудРФ в соответствующих постановленияхПленумов неоднократно пытались разрешитьэту проблему. Так, одно из первых толкованийпризнаков организованной преступнойгруппы было дано в ст. 8 ПостановленияПленума Верховного Суда СССР N 12 от 30 ноября1990 г. “О применении судами законодательстваоб ответственности за спекуляцию”: “Подорганизованной группой… следует пониматьустойчивое объединение двух или более лиц сцелью спекуляции. Об устойчивости такойгруппы могут свидетельствовать, вчастности, предварительное планированиепреступных действий, подготовка средствреализации преступного замысла, подбор ивербовка соучастников, в том числеработников торговли, распределение ролеймежду ними, обеспечение мер по сокрытиюпреступлений, подчинение групповойдисциплине и указаниям организаторапреступной группы”. Часть указанныхпризнаков организованной группы(подготовка к совершению преступлений,распределение ролей, подчинение членовгруппы дисциплине и указанияморганизатора) действительно можно отнестик признакам организованной преступнойгруппы. Что же касается подбора и вербовкисоучастников, то это не может бытьпризнаком организованной преступнойгруппы, так как ее состав стабилизировалсяи вхождение в нее новых членов, как и выходиз группы, существенно затруднен.

Для сравнения скажем, что в ПостановленииПленума Верховного Суда РФ N 5 от 25 апреля 1995г.

“О некоторыхвопросах применения судамизаконодательства об ответственности запреступления против собственности”дается несколько иное понятиеорганизованной группы и ее признаков: “Подорганизованной группой следует пониматьустойчивую группу из двух или более лиц,объединенных умыслом на совершение одногоили нескольких преступлений. Такая группахарактеризуется, как правило, высокимуровнем организованности, планированием итщательной подготовкой преступления,распределением ролей междусоучастниками”.

ПостановлениеПленума Верховного Суда РФ N 1 от 17 января 1997г. “О практикеприменения судами законодательства обответственности за бандитизм” такжепредпринимает попытку сформулироватьпризнаки организованной преступной группы.

Рассматривая банду как организованнуюустойчивую вооруженную группу из двух иболее лиц, заранее объединившихся длясовершения нападений на граждан илиорганизации, Постановление указывает, что”об устойчивости банды могутсвидетельствовать, в частности, такиепризнаки, как стабильность ее состава,тесная взаимосвязь между ее членами,согласованность их действий, постоянствоформ и методов преступной деятельности,длительность ее существования и количествосовершенных преступлений”.

На нашвзгляд, и в этом Постановлении содержитсяряд спорных положений относительнопризнаков организованной преступнойгруппы. Так, если с указанием на такойпризнак, как стабильность составапреступной группы, можно согласиться, то спризнаком “постоянство форм и методовпреступной деятельности” соглашаться никакнельзя. Дело в том, что как разорганизованная преступная группаоказывается способной к использованиюсложных способов совершения преступлений,к их постоянному изменению исовершенствованию. Поэтому о постоянствеформ и методов преступной деятельностиговорить не приходится. Врассматриваемом Постановлении указываютсяв качестве признаков устойчивости, аправильнее было бы сказать -организованности, длительностьсуществования преступной группы иколичество совершаемых преступлений. Суказанным признаком следует согласиться.Вместе с тем отметим, что это положениеПостановления противоречит нормеуголовного закона, сформулированной в п. 3ст. 35 УК РФ, о том, что организованная группаможет быть создана для совершения одногопреступления. Позиция Пленума ВерховногоСуда РФ в этом вопросе лишний разподтверждает наше предложение обисключении из п. 3 ст. 35 УК РФ указания на то,что организованной группой может бытьпризнана группа, объединившаяся длясовершения одного преступления. Оценивая рассмотренные три ПостановленияПленумов Верховных Судов СССР и РФ опризнаках организованной преступнойгруппы, следует прийти к выводу, что в них несформулировано полное определениепризнаков организованной преступнойгруппы. Думается, чтоорганизованную преступную группу,указанную в п. 3 ст. 35 УК РФ, характеризуютследующие признаки. Устойчивость.Это означает, прежде всего, стабильность,постоянство состава преступной группы.Вхождение в нее новых членов затрудненоиз-за опасности провала всей группы. Вместес тем, и к выходу из группы кого-либо изчленов преступная группа относится резкоотрицательно, видя в этом отступничество ипредательство ее интересов. Постоянное совершение преступлений – цельобъединения группы. Это второй признакорганизованной преступной группы,указанный в уголовном законе. Цельюсоздания группы является постоянноесовершение преступлений, постояннаяпреступная деятельность для получениянаживы. Это приводит организованную группук увеличению как географии совершаемыхпреступлений, так и их количества иинтенсивности. Наблюдается переход ксовершению все более тяжких и опасныхпреступлений, приносящих группе всебольший доход. Формированиепсихологической структуры группы,выдвижение лидера. В отличие от таких видовпреступных групп, как группа лиц и группалиц по предварительному сговору, ворганизованной преступной группе ужесформировалась и четко выражена еепсихологическая структура: группувозглавляет лидер – ее организатор ируководитель. К нему примыкают наиболееактивные члены группы (“авторитеты”), за нимиследуют рядовые участники преступнойгруппы (“боевики”, “быки”, “солдаты” и т.д.). Ворганизованной преступной группе можетсуществовать так называемый “оппозиционер”,который борется за выдвижение в лидеры,составляет конкуренцию имеющемуся лидеру всвязи с несогласием с целями или методамидеятельности группы. Наличие лидерав группе, который вносит в преступнуюдеятельность организованность ицеленаправленность, – один из важныхпризнаков организованной группы. Именноналичием лидера в группе отличаетсяорганизованная группа от других видовпреступных групп – группы лиц и группы лицпо предварительному сговору, поскольку вних лидер пока еще не выдвинулся. Поэтомупри оценке преступной группы какорганизованной практические работникидолжны принять меры к выявлению лидера. Распределение ролей при совершениипреступлений. В организованной преступнойгруппе одни ее члены участвуют в подготовкепреступления – например, ведут разведкуобъекта, изучают режим его работы,разрабатывают способы совершения исокрытия преступления; другие -непосредственно совершают преступление;третьи – обеспечивают хранение,транспортировку и сбыт похищенного. Каждыйзнает свои обязанности, поэтому группадействует слаженно и организованно. Подготовка к совершению преступления.Организованная группа, как правило,тщательно готовит совершение преступления:изучает объект, образ жизни потерпевших,ведет разведку места нахождения основныхценностей и изучает систему их защиты,обеспечивает быстрое сокрытие с местапреступления, готовит места храненияпохищенного и т.д.

Использованиесложных способов совершения преступлений. Имеяразвитую функциональную структуру,организованная группа может использоватьсложные способы совершения групповых иорганизованных преступлений, связанных сих длительной подготовкой, применениемтехнических, транспортных и средств связи,различных ухищрений и уловок присовершении и сокрытии преступлений.

Строгая дисциплина. Для организованнойпреступной группы характерна жесткаядисциплина ее членов, безусловноеподчинение лидеру. Она нередкоподдерживается самыми безжалостнымиспособами. Замена личных отношенийна деловые, основанные на совместномсовершении преступлений. Если в другихвидах преступных групп отношения междучленами группы нередко строятся на основеличной симпатии, выбора, то ворганизованной группе происходит заменаличностных отношений сугубо деловыми,основанными на совместном совершениипреступлений. Вырабатываетсяединая ценностная ориентация. Ее членывзаимно зависимы, подчиняются общимпринципам и нормам поведения. Группа самадля всех ее членов определяет, “что такоехорошо, что такое плохо”. Выработка единойценностной ориентации позволяет группе вовремя совершения преступления, в условияхриска действовать слаженно и эффективно. Распределение преступных доходов.Если в группе лиц и группе лиц попредварительному сговору преступный доходобычно делится демократически и в равныхдолях, то в организованной группе доходыделятся в соответствии с положениемкаждого ее члена в иерархии группы, в ееструктуре: лидер забирает большую частьдохода, активные члены группы получаютбольше, чем рядовые члены. Созданиеспециального денежного фонда. В некоторыхорганизованных преступных группахсуществует специальный денежный фонд -“общак”, которым распоряжается лидер. Деньгииз фонда могут использоваться для подкупадолжностных лиц, в том числе работниковправоохранительных органов. Из этого жефонда оказывается материальная помощьчленам группы, отбывающим наказание, атакже членам их семей. При оценкепреступной группы как организованной напрактике могут возникнуть некоторыесложности. Дело в том, что преступная группа- это живой социальный организм, которыйпостоянно развивается по присущим емузаконам. Развитие идет от преступных групппростых – группы лиц и группы лиц попредварительному сговору – к более сложным -организованной группе и преступномусообществу (преступной организации). Всвоем развитии некоторые преступные группыокажутся промежуточными, переходными. В нихможно обнаружить признаки как, например,группы лиц по предварительному сговору, таки признаки организованной группы. Поконкретным уголовным делам могут бытьустановлены преступные группы, которыеобладают только некоторыми признакамиорганизованной группы. Как работникамправоохранительных органов расцениватьтакие группы? Думается, в этихслучаях следует прежде всего принять вовнимание признаки организованной группы,указанные в законе, а затем большинство изперечисленных признаков. Если даженекоторые из признаков организованнойпреступной группы не будут установлены поконкретному уголовному делу, то это еще незначит, что такую группу нельзя считатьорганизованной. Например, в отдельныхгруппах может отсутствовать общий денежныйфонд или преступные доходы делятся в равныхдолях, но это не может служить основаниемдля отказа от признания группыорганизованной. При условии, конечно, чтоостальные признаки организованной группы,особенно указанные в законе, установлены.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

“УГОЛОВНЫЙ КОДЕКСРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ” от 13.06.1996 N 63-ФЗ

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/7892

Понятие организованной группы

ОПГ или группа лиц по предварительному сговору

Обложка

Попов А.Н. О применении законодательства о необходимой обороне в новых разъянениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Безбородов Д. А. Причина и следствие в преступлениях, совершенных в соучастии: несколько слов на вечную тему

Федышина П. В. Способ совершения преступления в уголовном праве

Капитонова О. С. Понятие организованной группы

Щепельков В. Ф., Сальников А. В., Ермолаева Н. А. Разъяснения Пленума Верховного суда РФ о субъекте налоговых преступлений

Любавина М. А. О преступлениях, связанных с распространением порнографических материалов или предметов

Краев Д. Ю. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ)

Морозова Ю. В. Субъекты преступлений в сфере несостоятельности (банкротства)

Романова В. В. Общественно опасные последствия в служебных преступлениях

Спиридонова Л. Э. Уголовно-правовое значение фактической ошибки в личности потерпевшего при квалификации преступлений против жизни

Фирсов М. Л. Отдельные проблемы определения размера нарушения авторских и смежных прав

Васильева Н. В. Некоторые вопросы уголовной ответственности за преступные посягательства в сфере документооборота

Киселев А. А. Роль прокурора в соблюдении органами расследования разумного срока уголовного судопроизводства

Данилова Н. А., Прокофьева Н. В. Анализ прокурором материалов уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями, совершенном сотрудником правоохранительного органа

Серова Е. Б. Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию по делам о криминальных банкротствах

Баркалова Е. В. Криминалистический анализ некоторых способов рейдерских захватов организаций

Томин В. А. Обеспечение открытости информации о деятельности органов власти: нормативное регулирование и проблемы правоприменения

Новое в криминалистике (А. В. Холопов)

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ И СОСТАВИТЕЛЯХ

О. С. КАПИТОНОВА

Участие нескольких лиц в преступной деятельности значительно повышает общественную опасность содеянного, причиняет значительный вред объектам уголовно-правовой охраны, влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ.

В УК РФ организованная группа законодателем понимается трояко, а именно: как форма соучастия (ст. 35 УК РФ), как квалифицирующий признак в различных составах преступлений и как самостоятельный состав преступления (ст.ст. 209, 210 УК РФ и др.).

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Согласно данной статье преступление, совершенное организованной группой, является видом группового преступления. Организованная группа отличается следующими признаками: 1) численностью (не менее двух человек)(1); 2) устойчивостью;      3) целью объединения.

Вместе с тем указанные признаки не являются достаточными для отграничения организованной группы от других форм соучастия. Например, такой признак, как численность, присущ и группе лиц, и группе лиц, действующих по предварительному сговору.

Кроме того, группа лиц, действующих по предварительному сговору, тоже в определенной степени обладает устойчивостью и создается для совершения одного или нескольких преступлений.

 Поэтому в связи с возникающими вопросами при квалификации действий лиц, совершивших преступления в составе организованных групп, Пленум Верховного Суда РСФСР, Российской Федерации неоднократно принимал постановления, касающиеся данной правоприменительной практики.

Так, еще до вступления УК РФ в силу в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1990 г.

№ 3 организованная группа рассматривалась как «устойчивая группа из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений.

Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащает технически…»(2).

В постановлении  Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. № 5 указывается: «Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется,

Стр.23

2. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 7. С. 7.

как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. д.» (п. 4)(1).

После вступления в силу УК РФ одним из первых было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ « О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1, в котором были рассмотрены признаки организованной группы через призму бандитизма, т. е.

как устойчивой вооруженной группы из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений(2).

Представляется правильной позиция А. Ю. Чупровой и С. И. Мурзкова, которые считают, что «постоянство форм и методов преступной деятельности» никак нельзя отнести к отличительным признакам организованной группы.

Данное положение основывается на том, что как раз организованная преступная группа оказывается способной к использованию сложных способов совершения преступлений, к их постоянному изменению и совершенствованию.

Поэтому о постоянстве форм и методов преступной деятельности как одном из признаков организованной преступной группы, а банда является, несомненно, одним из видов такой группы (с учетом характера вооруженности), говорить не приходится(3).

Следующая попытка определить признаки организованной группы сделана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г.

№ 1, в котором указано, что организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств.

Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы(4).

Трудно не согласиться с точкой зрения В. М.

Быкова, который пишет, что указанные в данном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ определения и признаки организованной группы также не полностью отражают ее суть и не отграничивают от преступной группы, совершающей преступление по предварительной договоренности (п.

2 ст. 35 УК РФ), так как планирование преступления, подготовка орудий преступления и распределение ролей между членами преступной группы может иметь место и при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору(5).

Кроме того, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г.

№ 1, в отличие от предыдущих, необоснованно сужает понятие организованной группы, поскольку указывает на то, что лица объединяются для совершения одного или нескольких убийств, а не для совершения одного или нескольких преступлений вне зависимости от тяжести последних.

Как свидетельствует судебно-следственная практика, организованные группы за период своего существования могут совершать преступления как небольшой и средней тяжести,

Стр.24

так и тяжкие и особо тяжкие: преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти, а также против военной службы.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.

   № 29 организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла(1).

Подобную точку зрения поддерживают и ряд авторов, которые предлагают считать одним из основных признаков организованной группы наличие организатора группы, осуществляющего подбор соучастников, распределяющего роли между ними и т. п., или руководителя, обеспечивающего целенаправленную, спланированную, слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника(2).

Однако наличие в составе организованной группы организатора (руководителя) не всегда является отличительным признаком, поскольку в правоприменительной практике имеются случаи, когда такая группа состоит из двух лиц, которые объединились для совершения ряда преступлений, являясь одновременно организаторами преступной группы и соисполнителями преступлений.

И, наконец, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» от 9 февраля 2012 г.

№ 1 в очередной раз раскрыто содержание «организованной группы», под которой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).

Анализируя указанные постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно прийти к выводу, что сложные вопросы квалификации преступлений, совершенных организованными группами, не остаются без внимания.

В то же время не приведены исчерпывающие признаки организованной преступной группы, поэтому на практике допускаются определенные ошибки в толковании и применении уголовно-правовых норм, содержащих признаки форм соучастия.

Кроме того, уголовно-правовые понятия подменяются криминологическими, в связи с чем отсутствует единообразное понимание норм уголовного закона.

Одни авторы под организованной группой понимают совокупность свойств, преимущественно криминологического характера, например таких, как сплоченное объединение лиц, обладающих специфическими преступными навыками (наклонностями), связями, опытом(3), длительность существования группы либо создание группы с целью продолжительной преступной деятельности, стабильность состава и постоянство форм

Стр.25

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 2. С. 3.

и методов преступной деятельности(1), длительная подготовка и применение различных технических средств, приспособлений, транспорта, различных ухищрений при сокрытии похищенного имущества(2).

Несомненно, что указанные признаки присущи организованной группе, однако все они могут иметь место при соучастии с распределением ролей и в группе лиц по предварительному сговору.

Другие авторы определяют организованную группу через уголовно-правовые свойства, а именно: наличие ее устойчивости и заранее состоявшегося объединения ее участников для совершения одного или нескольких преступлений, зафиксированного в известном единстве преступного намерения(3).

 В данном случае можно согласиться с Р. Х. Кубовым, который утверждает, что проблема кроется в специфике категорий, с помощью которых законодатель описывает те или иные организационные формы соучастия.

Так как эти категории сами по себе являются оценочными, то это приводит к тому, что при раскрытии их содержания происходит смешение уголовно-правовых, криминологических и социологических критериев.

В конечном итоге это все оказывает самое негативное влияние на эффективность правоприменительной практики, затрудняя разграничение сложных форм соучастия в конкретных уголовных делах(4).

Таким образом, признаками организованной группы являются:

устойчивость, под которой следует понимать не только системность совершения преступлений, но и длительность подготовки к совершению преступления при тщательном распределении ролей соучастников.

Так, Верховный Суд РФ действия подсудимых, учитывая их характер и согласованность, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения человека и в дальнейших действиях, длительность насильственного удержания потерпевшего в чужой квартире, корыстный мотив преступления, квалифицировал как совершенные в составе организованной группы(5);

наличие предварительного сговора на осуществление преступной деятельности, предполагающего тщательное распределение ролей при совершении преступлений.

Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было разъяснено, что квалификация преступления, совершенного организованной группой, предполагает, что виновные заранее объединились в устойчивую группу для совершения одного или нескольких преступлений(6);

отношение членов группы к совершенному преступлению, т. е. участники должны понимать, что они входят в устойчивую группу, совершают единое преступление совместно с другими соучастниками для достижения единой цели и роли в данной группе распределяются по заранее выработанному плану.

Исходя из изложенного организованной группой следует считать устойчивую группу, состоящую из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений.

Стр.26

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k1106.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий