Полиция отказывается возбуждать уголовное дело

Имеет ли право участковый возбуждать уголовные дела?

Полиция отказывается возбуждать уголовное дело

  • 1 Уловки не возбуждать уголовное дело
  • 2 Кто имеет право возбуждать уголовно
  • 3 Полномочия участкового уполномоченного полиции
  • 4 Порядок, основания и сроки возбуждения уголовного дела по УК РФ – в каких случаях может быть отказ?

Правда, не следует забывать, что в этом случае отказавшийся от показаний не может рассчитывать на понимание своей позиции со стороны следствия и суда.

Свидетель также имеет конституционное право не давать показаний против самого себя, своего супруга и против своих ближайших родственников. Проблема только в том, что квалифицированный следователь такие вопросы «в лоб» скорее всего и не поставит.

Квалифицированный следователь к самоизобличению (увы!) подводит грамотно и тонко, так что вы можете и не заметить, как сами себе устроите ловушку. Но в любом случае вы не обязаны оправдываться и доказывать свою невиновность.

Пока суд на основании законно добытых следствием (следствием, а не вами!) доказательств не установил вашу вину, вы считаетесь невиновным в совершении инкриминируемого преступления.

Глава 16 УПК РФ предусматривает возможность обжаловать действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора.

Такие жалобы могут быть направлены руководителю следственного органа, в прокуратуру или суд. Каждый из них имеет определенные полномочия по проверке, отмене обжалуемых действий или решений.
При обжаловании решений об отказе в возбуждении уголовного дела есть много особенностей.

Порой одной жалобы недостаточно и необходимо направить несколько жалоб на разные виды нарушений в разные органы. А иногда наоборот, большим количеством жалоб можно навредить делу.
Для того чтобы добиться успеха необходимо выработать грамотную стратегию защиты пострадавшего.

Как ни парадоксально, но порой добиться возбуждения уголовного дела бывает сложнее, чем осуществить защиту обвиняемого.

Как не возбуждают уголовные дела?

Внимание

Подозреваемый должен твердо помнить, что подобный прием есть ни что иное как запрещенное законом средство психологического давления. Следователь не имеет права вымогать признательные показания у кого бы то ни было с помощью угроз. В подобном случае будет правильно, если в конце протокола допроса вы собственноручно укажете на эти угрозы.

Вообще следует быть очень внимательным к тому, что пишет следователь в протоколе допроса или иного следственного действия.

Допрашиваемое лицо в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом имеет право внести любые поправки в протокол, а также сделать свои замечания по поводу процедуры допроса. Этими правами следует активно пользоваться.

Интересно, что оперативные сотрудники в отличие от следователя могут целый день «беседовать» с вами, но так и не составить протокола.

Что делать если не возбуждают уголовное дело

Важно

Это во много зависит от характера преступления, конкретного состава, который предусмотрен статьей Особенной части Уголовного Кодекса России, и ряда других факторов.

Но самое главное то, что достаточность оснований для возбуждения уголовного дела определяется следователем или дознавателем на основании собственной оценки сведений, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении, и на основании собственных убеждений.

Такой подход при принятии решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела позволяет должностным лицам правоохранительных органов принимать любые решения, даже противоречащие здравому смыслу, справедливости и интересам потерпевших.

В практике много случаев, когда даже при наличии значительного ущерба следователи отказывают в возбуждении уголовного дела.

Как вести себя на допросе

В результате в деле возникает организованная преступная группа, или как минимум, предварительный сговор, т.е., отягчающие или квалифицирующие признаки.

Уверенность в себе (но не переходящая в наглость) дает лучший результат. Однако куда чаще жертву примитивно ставят перед выбором: или «колешься» сейчас же по-хорошему, или идешь «на нары».

Вот тут как раз и нужен хороший адвокат.

Что делать если отказывают в возбуждение уголовного дела или бездействуют

Но часто подозреваемый в совершении преступления может и не успеть прибегнуть к услугам адвоката, поскольку следователь при активном содействии оперативных работников в первые же часы после возбуждения уголовного дела спешит использовать главные козыри: психологический натиск, внезапность и различного рода спекуляции с имеющейся по делу информацией. Вот почему важно выиграть время. По крайней мере, заявление подозреваемого о том, что необходимо время для того, чтобы вспомнить все интересующие следствие обстоятельства, в сложной и неясной обстановке уголовного дела будет вполне разумным. Если вас пытаются уличить в совершении преступления, можно прямо заявлять, что без совета со своим адвокатом (именно — со своим, а не с адвокатом следователя!) показаний по существу дела дать не сможете.

Лицо, указанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, приобретает статус подозреваемого, а значит – и процессуальные права. Этими правами надо активно пользоваться. Дело, возбужденное и расследуемое в связи с ведением бизнеса, представляет самую серьезную угрозу. На торжество законности в период следствия уповать нельзя ни в коем случае.

Следовательно, проблема правовой безопасности остается острой, и решать ее следует совместно со своим адвокатом по экономическим преступлениям. Он и должен объяснить применительно к конкретной ситуации как вести себя на допросе.

Наличие в производстве у следователя возбужденного уголовного дела дает ему самый широкий и лучший арсенал средств для ограничения и ущемления гражданских прав, для создания реальной угрозы экономической безопасности предприятия, и даже для фальсификации доказательств.

УПК РФ (Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации), отправляет материалы прокурору.

На сленге работников правоохранительных органов в этом случае бытует определение «замылить дело»; материалы проверки действительно могут ходить «туда-сюда» месяцами, пока кто-нибудь из имеющих отношение к расследованию сотрудников правоохранительных органов в этой цепочке не «махнет рукой» на дело.

А гражданин — фигурант проверки (в отношении которого проводится проверка на предмет наличия оснований для возбуждения уголовного дела), все это время будет оставаться «на крючке», может быть неоднократно вызван для дачи повторных и (или) уточняющих объяснений.

Кстати, весьма рекомендую в этом случае давать объяснения не под запись сотрудником полиции, а собственноручно; такое право предоставлено гражданину, и он может на нем настоять, обозначив свое желание определенно.

Вы подали заявление о преступление ( как подать заявление тут ) , а что дальше ?! После поступления от вас заявления заводится материал проверки , по результатам которого принимается решение о возбуждение уголовного дела , отказе в возбуждение уголовного дела или передаче обращения по подследственности , о чем сказано в ст.145 УПК РФ.

Но на практике есть еще несколько вариантов , это продление срока рассмотрения материала, объединение ваше обращения с ранее поданным вами (или кем то другим по тому же факту) заявлением или еще один вариант , это никакой , т.е. не получение никакого ответа и производство никаких действий . Согласно ст.

144 УПК РФ ваше сообщение о преступление должно быть проверено в течение 3х суток , данный срок может быть продлен по согласованию с руководителем до 10 суток, а по согласованию с прокурором до 30 суток.

Звоните 361-18-93, и мы поможем Вам добиться возбуждения уголовного дела!Довольно часто пострадавшие в результате преступлений сталкиваются с проблемой, когда полиция отказывается возбуждать уголовное дело. Даже не смотря на наличие значительного ущерба, будь то какие-то материальные убытки или ущерб здоровью, следователь может отказать в возбуждении уголовного дела.

К сожалению, такие ситуации нередки. Уголовно-процессуальный Кодекс России предусматривает определенный порядок возбуждения уголовного дела (Главы 19 и 20 УПК РФ). Так основанием к возбуждению уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ).

Источник: https://sozvezdie-zakon.com/imeet-li-pravo-uchastkovyy-vozbuzhdat-ugolovnye-dela/

Полиция отказалась возбуждать дело о мошенничествах торговцев щенками

Полиция отказывается возбуждать уголовное дело

В Новосибирской области полиция уже несколько месяцев бьется над раскрытием “сложнейшей” аферы. Как выяснилось, для обмана наивных россиян жулики могут без опаски использовать карты Сбербанка – правоохранительные органы не в состоянии оперативно выяснить, кому они принадлежат, и найти виновных.

В июле на удочку обманщиков попалась жительница Подмосковья Оксана (ее имя изменено). Сын давно мечтал о собаке, и Оксана уступила его просьбам. Ребенок сам нашел объявление на “Юле” о продаже щенков мопса, и 20 июля Оксана вступила в переписку с продавцом, используя WhatsApp.

Дама, представившаяся Анной, сыпала советами, присылала фото и видео щенков, а заодно и список предметов, которые необходимо приобрести. Сын занялся приготовлениями, а Оксана отправила на карту Сбербанка предоплату – пять тысяч рублей (половина стоимости).

Доставка собачки из Котельников в поселок Снегири Московской области была назначена на 31 июля. Мопсика обещали прислать с курьером. Оксана оплатила вторую половину суммы, а также услуги курьера (еще тысяча рублей), но собаку так и не привезли, а милейшая Анна исчезла.

Эмоции мальчика описать невозможно.

Роспотребнадзор предупредил о новом виде мошенничества

Понятно, что Оксана требует наказать продавцов. О случившемся она первым делом сообщила в Сбербанк (карта получателя ее денег зарегистрирована на Артема Дмитриевича Ш. – Анна утверждала, что это ее супруг) – там порекомендовали обратиться в полицию.

Написала заявление и по месту жительства, и в ГУ МВД России по Новосибирской области, так как и телефон, и карта оттуда. Заявление на имя начальника регионального ГУ МВД Юрия Стерликова приняли второго августа, а через месяц сообщили – в возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием… события преступления. “Как же так?” – удивилась Оксана.

А вот так. Выяснилось, что в течение месяца полицейским не удалось установить, кто владелец карты, на которую отправила деньги Оксана, и кому принадлежит мобильный обманщиков. Добавим, что по какой-то причине заявление Оксаны отправили в Черепановский район области (между Черепаново и Новосибирском больше ста километров).

Будем надеяться, это произошло потому, что там работают лучшие сыщики.

Еще через месяц, 10 октября, эти лучшие сыщики вновь сообщили Оксане, что в возбуждении уголовного дела отказано. Хотя за два с лишним месяца ценой героических усилий сотрудникам полиции все же удалось добыть важную информацию.

А именно – что “собачий” телефон зарегистрирован на некоего Алексея 2000 года рождения. А сам Алексей зарегистрирован в Октябрьском районе Новосибирска, что от Черепановского района довольно далеко. И теперь, отчитались полицейские, их коллеги будут искать этого Алексея.

А вот кто владелец карты – эту тайну к октябрю раскрыть не получилось.

“РГ”, восхитившись такими успехами правоохранителей, решила помочь Оксане – мы направили в региональный главк запрос. И шестого ноября (Оксана написала заявление, напомним, второго августа) нам ответили, что проверка продолжается. Причастные лица – устанавливаются. Все это по-прежнему делается в Черепаново.

Почему именно там – этот вопрос был проигнорирован. Зато три абзаца ответа посвящены предупреждению – нельзя совершать слепые покупки в Интернете. Вот с этим, конечно, согласны все, в том числе Оксана.

При этом неофициально в полиции дали понять, что на получение ответов из коммерческих организаций (в данном случае – Сбербанка и МТС) уходит много времени. Те якобы не связаны сроками и месяцами тянут с предоставлением информации правоохранительным органам. “Ого!” – подумала я, почуяв сенсацию. И обратилась за разъяснениями в Сбербанк.

Там детально изучили ситуацию и предоставили ответ: “Запросы правоохранительных органов рассматриваются банком максимально оперативно. Срок ответа зависит как от сути самого запроса, так и канала, по которым он поступил”. Все. Что не так с каналом по “собачьему” запросу, выяснять я даже не пыталась, иначе на это ушла бы еще масса времени.

Между тем юристы не видят трудностей в расследовании подобных дел. Адвокат Павел Яровой считает, что общим сроком предоставления ответа на запрос является месяц, и если ответа из коммерческой структуры нет, то сотрудник полиции обязан на это реагировать.

Он должен обращаться к руководителю той организации, которая не отвечает вовремя, требовать проведения служебной проверки и т. д. Если же он этого не делает, то можно говорить о затягивании проверки и халатном отношении полицейского к своим обязанностям.

Эксперты рассказали о самом популярном виде мошенничества в интернете

Неожиданное решение предложила адвокат Ольга Диулина – она считает, что привлекать злоумышленников к ответственности нужно в гражданском порядке, обратившись в суд с заявлением о возмещении имущественного вреда.

“За это время решение суда уже вступило бы в силу”, – уверена адвокат. Подобная практика уже сложилась. Истцу нужно будет предоставить в суд платежный документ.

А кому принадлежит банковская карта получателя, в данном случае будет выяснять суд.

А вот потом решение суда по гражданскому делу может лечь в основу уголовного преследования уже установленного лица.

Между тем

Продажа несуществующих щенков в России очень распространена. В архиве “Авито” на тот же самый телефон (о нем уже предупреждают в сети другие пострадавшие) до сих пор можно найти объявления о продаже в Москве щенков разных пород.

Именно из Новосибирска (в том числе из расположенной в городе женской колонии) фантомных шпицев и мопсов продают по всей стране, от Москвы до Камчатки.

Есть и приговоры по щенячьему мошенничеству – две продавщицы получили условные сроки.

Источник: https://rg.ru/2019/12/10/reg-sibfo/policiia-otkazalas-vozbuzhdat-delo-o-moshennichestvah-torgovcev-shchenkami.html

Отказные сказки. Почему сотрудники правоохранительных органов отказывают в возбуждении уголовных дел?

Полиция отказывается возбуждать уголовное дело

Отказные сказки. Почему сотрудники правоохранительных органов отказывают в возбуждении уголовных дел?

Известно, что полиция не всегда готова реагировать на сообщения о преступлениях должным образом.

Иногда граждане сталкиваются с отказом принять заявление о преступлении или же с попытками всячески затормозить и заморозить разбирательство по заявлению о совершении преступления.

Почему это происходит? Что движет сотрудниками правоохранительных органов? И что делать, чтобы добиться возбуждения уголовного дела?

О внутренней кухне правоохранительных органов рассказывает адвокат Коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Игорь Шрамов:
«Основная мотивация отказов в возбуждении уголовного дела, конечно, в том, что сотрудники не хотят иметь лишний «глухарь», «висяк».

Им, конечно, легче возбудить дело, когда есть «виновник торжества» и при минимуме хлопот стряпается дело, выставляются карточки отчетности и улучшаются «показатели в работе». Самые частые «отказные статьи» — это кражи. Особенно в тех случаях, когда речь идет о краже кошельков или телефонов из карманов и сумочек зазевавшихся людей.

Найти «карманника» очень тяжело — и полицейские прекрасно об этом знают.

Когда гражданин сталкивается с отказом принять заявление, он зачастую не знает, что с этим отказом можно сделать и как эффективно бороться за свои права.

Во-первых, необходимо записать данные сотрудника, который отказывается принимать заявление, его имя-фамилию, должность, номер удостоверения — это все будет дисциплинировать сотрудника, поскольку они опасаются официальных жалоб. Во-вторых, нужно обязательно обжаловать действия сотрудника у вышестоящего непосредственного начальника этого сотрудника.

Если же уголовное дело не возбуждают, то необходимо писать жалобы в прокуратуру, следственный комитет, в УСБ, не помешает по возможности привлечь средства массовой информации.

После возбуждения уголовного дела тоже расслабляться не стоит, потому что дело могут «спустить на тормозах»: через определенный срок (в зависимости от подследственности дела) срок предварительного расследования или дознания могут приостановить, не уведомляя Вас в этом, хотя по журналам учета будет проведено, что Вас уведомили и соответствующий документ Вам отправили почтой.

Ну а если Вы его не получили, то это вина работников почты. Потому необходимо вести контроль за расследованием по уголовному делу, напоминать следователю (дознавателю) о Вашем существовании и желании получения копий процессуальных и иных документов лично, а не через почтовые отправления, которые по словам сотрудников полиции не доходят до адресатов.

Разумеется, необходимо будет обжаловать незаконные постановления о приостановлении сроков дознания или расследования.
Цель таких «телодвижений» со стороны сотрудников правоохранительных органов одна: приостановить сроки. В промежутке таких перерывов возможно каким-либо чудом отыщется «злодей», затем следствие (дознание) возобновляется и дело направляется в суд. Если «злодей» не находится, то по истечении срока давности дело списывается в архив и все, кроме потерпевшего, счастливы!

Есть еще одна причина отказов, в частности по делам категории об изнасиловании. После подачи потерпевшей заявления о совершении в отношении неё преступления следователем по данному факту проводится проверки.

За это время (до возбуждения уголовного дела) потерпевшая может так сказать «забрать заявление», то есть изменить изложение сути произошедшего (а заявление уже не заберешь, если оно принято по правилам и зафиксировано в журналах учета). Скажет, что половое сношение (насильственные действия сексуального характера) были по обоюдному согласию, хотя между ними и был конфликт.

Она была возбуждена, не так поняла поведение партнера и свое, а потому сгоряча написала заявление, в чем сейчас искренне раскаивается. Как правило, такие пояснения появляются, когда жертве предлагают материальные блага, или угрожают. Если речь идет о материальных благах, то следователь, разумеется, в накладе не остается.

Очень тяжело будет доказать факт изнасилования или иного насилия сексуального характера, если появится такое объяснение, потому следователи и не торопятся возбуждать уголовные дела по таким заявлениям — ждут попятного.

Нередко оперативные сотрудники и следователи бывают причастны к тому, что потерпевшая изменяет свои объяснения. Они начинают её убеждать, что если история получит огласку, то ей от этого будет только хуже, её начнут презирать друзья и знакомые. Как правило, так они начинают убеждать после поступления конкретных предложений благодарности от преступника.

Если же говорить о случаях семейного насилия или же случаях сексуального насилия, где преступник был хорошо знаком с жертвой, то уголовное дело наоборот с удовольствием возбудят.

Ведь «виновник торжества» имеется, искать никого не надо! Возбуждается уголовное дело, выставляются карточки лицом, «раскрывшим преступление», как правило — участковым.

В кратчайшие сроки дознание или следствие заканчивается, дело направляется в суд, а там, если позволяет возможность, дело прекращается в связи с примирением сторон. Дело можно прекратить и на стадии дознания-следствия, но из практики, такое случается крайне редко, так как резко ухудшает статистику показателей.

Как пример приведу следующий случай: на корпоративе женщина была изнасилована нетрезвым сотрудником, написала заявление в СК РФ, получила талон-уведомление о том, что её заявление принято.

По её заявлению начата доследственная проверка, в ходе которой прижатый к стенке «злодей» начал предлагать ей денежные средства, а получив отказ, предложил (дал) взятку оперативникам (следователю), чтобы они убедили женщину изменить объяснение. Те убеждают женщину, вручают ей денежные средства и она изменяет свои объяснения, поясняя, что половой акт был по обоюдному согласию.

Следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях гражданина N состава преступления и в отсутствии в действиях женщины ложного доноса.»

#КургановиПартнеры #АдвокатШрамов

Читайте на нашей странице в

Перепечатка информации данной статьи разрешается в любых электронных и классических СМИ при условии указании ссылки(подписи) на МКА Курганов и Партнеры или сайт коллегии.

Источник: http://kurganov.ru/news/article-61063/

Полиция прикроет. Соседям на поруки. Учитель-мучитель

Полиция отказывается возбуждать уголовное дело

ПОЛИЦИЯ ПРИКРОЕТ?

В четверг суд в Подмосковье приговорил к 14 годам колонии строгого режима Дмитрия Грачева, который из-за ревности отрубил кисти рук своей супруге Маргарите.

В тот же день правозащитная организация “Зона права” обратилась к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину и генеральному прокурору Юрию Чайке с просьбой проверить сведения, полученные в ходе недавней федеральной “горячей линии”, куда обращались жертвы домашнего насилия, столкнувшиеся с бездействием полиции и чиновников.

Женщины рассказали, что у многих из них хранятся кипы постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел против домашних тиранов, причем отказные постановления по таким делам сотрудники полиции, как правило, выносят без изучения результатов судебно-медицинской экспертизы, опроса участников и очевидцев происшествия. А часто они просто отправляют женщин домой – дело-то семейное. Но “дела семейные” нередко заканчиваются трагедией.

версия программы

Юристы организации “Зона права” представляют интересы многих потерпевших по делам о халатности полицейских при расследовании дел о домашнем насилии, в том числе по громкому случаю о смерти Яны Савчук в Орле. Участковый заявил ей: “Будет труп – приедем и опишем происходящее”.

Рассказывает адвокат “Зоны права” Дмитрий Джулай.

Дмитрий Джулай: Дело не только в цинизме и равнодушии сотрудников полиции, но и в их нежелании всерьез воспринимать жалобы подобных заявителей на то, что им угрожает серьезная опасность. Ведь домашнее насилие было декриминализировано, то есть по первому разу можно привлечь только к административной ответственности.

Марьяна Торочешникова: То есть работу нужно будет проделать большую, а заслуженную “палку” ты не получишь, только время потратишь.

https://www.youtube.com/watch?v=DsGU0O3mcAI

Участковая Башкатова сказала: “Когда вас убьют – тогда приедем и опишем труп”

Дмитрий Джулай: Да. Кроме того, часто бывает так, что обратившиеся жертвы потом отказываются от своего заявления. Кроме того, это цинизм сотрудников полиции по причине большой загруженности, может быть, низкой квалификации.

А поскольку условия в полиции сейчас довольно сложные, грамотные, нормальные сотрудники, которые приходят в эти структуры помогать людям, уходят из МВД. И остаются вот такие, как участковая Башкатова, которая сказала: “Когда вас убьют – тогда приедем и опишем труп”.

Насколько я знаю, ее привлекли к ответственности за халатность и приговорили к трем годам.

Марьяна Торочешникова: В последние месяцы в России начали появляться уголовные дела в отношении полицейских (как правило, участковых) о халатности, за то, что они вовремя не отреагировали, а в семье наступили более тяжелые последствия. Это что, какая-то кампания? Или действительно большое начальство задумалось и решило, что надо каким-то образом останавливать поток насилия, в том числе и в семьях?

Дмитрий Джулай: Сотрудников всегда привлекали к ответственности по халатности, но когда человек погибнет в результате бездействия. А сейчас это стало активно освещаться, что, несомненно, очень хорошо: чтобы они более добросовестно относились к своей работе и более внимательно – к просьбам заявителей.

Марьяна Торочешникова: В истории Маргариты Грачевой, которая в конце прошлого года потрясла очень многих, одну кисть врачам удалось спасти.

Незадолго до этого муж отвез женщину в лес и угрожал убить. Она пришла в полицию, написала заявление, которое отказались даже принимать, потому что якобы нет состава преступления.

И как же быть женщинам, если они сейчас находятся в угрожающей их жизни ситуации?

Дмитрий Джулай: В деле Грачевой, конечно, вопиющая халатность участкового. Даже когда она пришла с побоями, он вовремя не назначил ей экспертизу, а потом вовремя не уведомил ее об этой экспертизе, и она на нее не попала.

Дмитрий Джулай

Надо не замалчивать проблему, постараться привлечь к ней внимание близких, может быть, написать в соцсетях, обязательно обратиться к сотрудникам полиции, привести соседей, свидетелей.

Надо постараться дать понять участковому, что вы от него не отстанете, будете жаловаться на его бездействие, требовать зарегистрировать заявление, получить в дежурной части квиток уведомления. В крайнем случае можно позвонить на телефон дежурной части.

Все звонки, которые поступают в дежурную часть, записываются, а потом прослушиваются сотрудниками прокуратуры, руководством МВД.

Марьяна Торочешникова: Допустим, женщине удалось спрятаться, запереться от обезумевшего домашнего тирана. Вот приехала полиция, но он же может им и не открыть. А если открыл, они могут его задержать, добиться решения о его аресте, изолировать жертву?

Дмитрий Джулай: Если он уже нанес ей побои… Она может написать заявление, и они могут его привлечь к ответственности.

Марьяна Торочешникова: Но они оставят его дома. А могут его забрать, вывести из этой семьи? Ведь полиция уедет, а он же и может и убить…

Дмитрий Джулай: Его могут задержать только при невозможности составления протокола на месте, то есть они могут только провести беседу. В принципе, он имеет право даже в дом их не пускать, если только не совершается откровенное преступление.

Марьяна Торочешникова: Пока он ей руки не начал отрезать, глаза выкалывать?

Дмитрий Джулай: Грубо говоря, да.

Марьяна Торочешникова: Получается, что женщина абсолютно не защищена?

Дмитрий Джулай: Да. В нашем законодательстве нет никаких способов превентивного воздействия на домашнего тирана.

У нас в Уголовном кодексе есть только статьи, которые охраняют жизнь и здоровье, но это уже, по сути, после совершения преступления.

В отличие от Америки, у нас нет института охранных ордеров, когда человеку можно по суду запретить приближаться к другому человеку.

Марьяна Торочешникова: Как же добиться от конкретного полицейского возбуждения уголовного дела против домашнего тирана?

Дмитрий Джулай: Надо жаловаться его руководству, записываться на личный прием, жаловаться в прокуратуру, в суд, обжаловать бездействие или вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, привлекать внимание, писать об этом в соцсетях, обращаться в СМИ.

Марьяна Торочешникова: А это не опасно для жертвы?

Дмитрий Джулай: Конечно, опасно. Поэтому помимо обращения в полицию стоит принять и другие меры: например, предупредить соседей о том, что если они услышат крики, чтобы сразу вызывали полицию. Приготовить “тревожную” сумку, чтобы в случае чего быстренько уйти из квартиры.

Марьяна Торочешникова: Еще было бы куда уходить…

Дмитрий Джулай: Договориться со своими друзьями, знакомыми, чтобы они, если есть возможность, приняли вас в критический момент.

Марьяна Торочешникова: В России не существует системы выдачи охранных ордеров, но есть такая история, как государственная защита. Как правило, ее назначают важным свидетелям по каким-то делам, а иногда, по-моему, даже и потерпевшим. Может ли женщина, которая находилась в ситуации домашнего насилия, с помощью полиции добиться государственной защиты как жертва преступления?

Дмитрий Джулай: Теоретически может, но это очень сложно. Недавно был случай, когда адвокат Ирина Бирюкова выложила видео по сотрудникам ФСИН. По-моему, она добивалась этого четыре месяца, хотя у нее были реальные основания опасаться за жизнь и здоровье, ей поступали реальные угрозы. Так что не стоит особо надеяться на этот институт.

Марьяна Торочешникова: Получается, что ни на что нельзя надеяться, а нужно немедленно бежать. И хорошо, если у вас есть счет в банке и есть где спрятаться. А если у вас ничего этого нет, то вы рискуете оказаться либо на кладбище, либо в тюрьме, если превысите пределы необходимой обороны.

Дмитрий Джулай: К сожалению, тут все очень печально. Можно попробовать обратиться в кризисный центр, на “горячую линию”, в том числе, “Зоны права”, чтобы вашей проблемой занялся юрист, достучался до сотрудника полиции, заставил его что-то делать, привел нужные аргументы. Но кризисных центров у нас в стране очень мало.

Марьяна Торочешникова: А убежищ – и того меньше.

Сейчас “Зона права” обратилась к генеральному прокурору России и к руководителю Следственного комитета с просьбой проверить действия сотрудников полиции. Какой реакции вы ждете?

Дмитрий Джулай: “Зона права” также обратилась в МВД. И буквально на днях с нами стали связываться представители территориальных отделов полиции, просили предоставить данные потерпевших, обратившихся на “горячую линию”. Все не так плохо. У МВД есть желание сотрудничать. Общественный резонанс приносит свои плоды.

Марьяна Торочешникова: Но, к сожалению, в таких делах общественный резонанс наступает лишь после того, как случается что-то очень страшное.

Дмитрий Джулай: К сожалению, да. У нас в законодательстве не предусмотрены превентивные меры, все направлено только на борьбу с последствиями.

СОСЕДЯМ НА ПОРУКИ

В России лучше не оставаться в одиночестве в старости: надеяться на помощь государства и социальных служб приходится не всегда

В Москве развивается скандал, связанный с историей вокруг 67-летней Натальи Прищепы. Одинокую пенсионерку, перенесшую во второй половине октября два инсульта, врачи намереваются выписать под присмотр соседей большой коммунальной квартиры. Больше доверить женщину некому.

В реабилитационный центр ее брать отказываются из-за тяжелых сопутствующих диагнозов – у пациентки тромбоз и сердечная недостаточность. Но и соседи не хотят брать на себя ответственность за чужого тяжелобольного человека.

Они считают, что пенсионерке в нынешнем ее состоянии нельзя возвращаться домой.

Разве можно выписывать человека из больницы под присмотр чужих людей? Кто обязан решать подобные вопросы? На эти вопросы отвечает адвокат Дмитрий Айвазян.

Дмитрий Айвазян

Дмитрий Айвазян: Прямая обязанность медицинской организации, в частности, участкового врача, заведующего отделением, где наблюдается больная, – организовать направление и сбор документов для направления ее в паллиативное отделение по месту жительства или в хоспис. Я не думаю, что здесь могут быть какие-то сложности. Во-первых, она одинокая.

Во-вторых, есть соответствующие страдания диагноза, которые невозможно компенсировать в амбулаторных условиях. И, в-третьих, ей необходимы и узкие специалисты, которые не придут на дом. Прямая обязанность участкового терапевта – организовать это. Если она лечилась у невролога, значит, то невролог обязан взять на себя организацию этого дела, подготовить выписку…

Марьяна Торочешникова: Звучит замечательно: врач обязан… А вот они по какой-то причине этого не делают, и у человека нет родственников, которые могут вступиться и собирать эти бумажки. Кто должен вмешаться в эту ситуацию – прокуратура, органы социальной защиты?

Дмитрий Айвазян: Сейчас нужно позвонить в районную социальную службу. Это могут сделать соседи, участковый, сотрудник полиции, кто-то из врачей.

Придет социальный работник, и его прямая обязанность – организовать это: звонить неврологу, участковому врачу, собирать документы, а для начала поставить пенсионерку на свой учет как человека, которому нужна социальная помощь. Кто должен это организовать? Обычно этим занимается участковый врач, а если основной диагноз у нее неврологический, значит, невролог.

И второй человек – это социальный работник. Кто будет заставлять этих лиц заниматься этим – уже вопрос техники. Попадется добрый сосед – может быть, он возьмет на себя эту функцию и будет названивать специалистам.

Марьяна Торочешникова: Это довольно неприятная история, из которой можно сделать вывод о том, что в России лучше не оставаться в одиночестве в старости, потому что надеяться на помощь со стороны государства и социальных служб, к сожалению, приходится не всегда. Впрочем, возможно, чиновники увидят нашу программу и помогут Наталье Прищепе.

УЧИТЕЛЬ-МУЧИТЕЛЬ

На этой неделе одной и самых обсуждаемых тем в социальных сетях стала школьная травля, причем главные антигерои большинства появившихся в медийном пространстве историй – учителя.

Что не так с российской школой? Как защитить ребенка от травли собственным учителем? Вот советы адвоката Сергея Макарова, участника проекта «Травли нет».

Сергей Макаров: Травля была всегда.

С определенного момента противостояние учеников и учителей обострилось в силу большего понимания учениками своих прав и своей защищенности (иногда чрезмерной), в силу изменения отношения к учительской профессии в обществе – поскольку она не самая оплачиваемая, соответственно, она и не самая уважаемая. Вот все это в комплексе наслаивается и создает проблему, которая появилась много лет назад. Просто сейчас к этому привлекается большее внимание.

Марьяна Торочешникова: И, опять же, есть телефоны с камерой, и все это можно снимать и выкладывать в Сеть.

Сергей Макаров:

Источник: https://www.svoboda.org/a/29604687.html

За последний год было всего несколько случаев, когда полицейских наказывали за применение насилия. По статистике правозащитного проекта “Зона права”, уголовные дела по обращениям граждан с жалобами на пытки и насилие со стороны полицейских, заводят только в 5% случаев.

В Иркутской области полицейский получил 3,5 года условно за избиение задержанного. В апреле сотрудники ОВД задержали рабочего, избили его сначала на улице, затем в багажнике машины доставили в отдел и там продолжили. В результате избиений потерпевший получил разрыв желудка, ему присвоили инвалидность.

Петербургский полицейский Евгений Рыжов в июне прошлого года задержал подростка и несколько раз ударил по лицу. Затем без законных оснований повез его в отделение. На прошлой неделе суд приговорил Рыжова к четырем годам условно и запретил ему два года работать в органах государственной власти.

17 октября прокуратура Бурятии запросила сроки от 4,5 до 8 лет колонии для четверых полицейских. По версии следствия, три год назад они задержали 17-летнего Никиту Кобелева и пытались добиться от него признания в краже.

Они надели на подростка противогаз и начали бить. В этот момент Кобелева стошнило, и он захлебнулся рвотными массами. Семья подростка рассказала о полицейском произволе в программе “Пусть говорят”.

Полицейские свою вину отрицают, МВД отказалось увольнять их до вынесения приговора.

В апреле житель Краснодарского края Никита Хацкевич сообщил, что его избили в полиции ради признания в краже медного кабеля.

В совершении преступления он так и не сознался, а в больнице у Хацкевича нашли сотрясение мозга и множественные ушибы.

Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело, объяснив это тем, что в полиции не сохранились записи с камер наблюдений, хотя суд признал задержание Хацкевича незаконным.

В Нижнем Тагиле в сентябре трое полицейских получили реальные сроки до пяти лет за пытки задержанного. Они избили местного жителя Максима Червоткина, надели ему на голову пакет и требовали признаться хоть в каком-нибудь преступлении. В итоге Червоткина отпустили – после того как он придумал преступление и сознался в нем.

Две недели назад закончился процесс по делу краснодарского адвоката Михаила Беньяша. Его оштрафовали на 30 тысяч рублей за то, что он якобы покусал полицейского. Беньяш отрицает свою вину и настаивает, что это его избили сотрудники полиции при задержании. Травмы у адвоката полицейские объяснили тем, что Беньяш сам бился об асфальт.

“По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака”

Московский дизайнер Константин Коновалов, которому полицейский сломал ногу, уже несколько месяцев пытается добиться наказания для полицейских.

Утром 27 июля он вышел на утреннюю пробежку по Тверской улице. Там полиция и Росгвардия готовились к силовому разгону людей, которые могли выйти с мирными протестами к зданию мэрии.

Хотя акция была назначена на час дня, а Коновалов занимался спортом утром, за три часа до начала акции, силовики жестко задержали его и уложили на асфальт.

Один из силовиков наступил ногой на ногу задержанному сломал ему кость.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

Позже на Коновалова завели административное дело о нарушении правил проведения публичного мероприятия и оштрафовали на 10 тысяч рублей. Суд также признал законными действия полицейских, совершенные в отношении Константина Коновалова.

— Расскажите, удалось ли вам добиться возбуждения дела или вы так и получаете отказ за отказом?

— Сейчас мы попали в такую стадию, у нас два дела. По одному делу мы подали [в суд] на Следственный комитет, другое дело – когда на меня подали, оштрафовали меня на 10 тысяч рублей. Мы обжаловали это, но заседание не проводится ни по одному, ни по другому делу. По одному мы уже больше двух месяцев ждем, по другому – больше месяца. Заседание не назначают, просто тянут время.

— На Следственный комитет вы подали иск в суд или возбудили дело по этому поводу?

— Мы подали в суд на Следственный комитет из-за того, что Следственный комитет отказывается возбуждать уголовное дело.

— Чем объясняют?

— Они объясняют это тем, что сотрудники полиции действовали в рамках закона, а я был якобы задержан во время протестной акции в 13 часов 15 минут.

Хотя я на самом деле был задержан в 11 часов 05 минут, даже есть доказательство – я в твиттер написал в 11 часов 18 минут из автозака. Но это никого не интересует.

По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака.

— Я так понимаю, это в официальных ответах говорят. Возможно, у вас или у вашего адвоката были какие-то личные разговоры со следователями? Может быть, они что-то говорят?

— Нет, с нами вообще никто не общается.

— Вас оштрафовали, вы подали апелляцию – правильно я поняла вас?

— Да.

— Не проходят заседания?

— Да, их просто не назначают. Мы ждем, мы подготовили всю доказательную базу, но не назначают просто заседания.

— Почему – непонятно?

— Да, странно. Адвокат говорит, что такое бывает, явно тянут время.

— Собираетесь ли вы обращаться дальше [в судебные инстанции], например, в Европейский суд по правам человека?

— Я думаю, да. Но нам нужно сначала пройти эти инстанции в России, но их затягивают. Поэтому пока ждем.

— Как вы будете доказывать в суде вашу невиновность?

— Самое главное – меня ни в чем на самом деле не обвиняют. Единственное, в чем меня обвиняют, – это в том, что я якобы выкрикивал: “Это наш город!”, еще что-то. Они всем одинаково прописали.

И якобы не слушался полицейских перед зданием мэрии [на улице] Тверская, 13.

Но так получилось, что это совершенно не совпадает с реальностью, меня задержали в другом месте – в двух кварталах от здания мэрии и в другое время.

— Другое время – это мы уже выяснили. А с местом как-то сможете доказать это?

— Ну конечно. Есть фотография, которую вы только что показали в эфире. Эта фотография сделана ближе к Пушкинской площади, там по кадрам видно, что это за здание. Это не Тверская, 13, как говорит суд.

Дело даже не в том, в чем они меня обвиняют. Дело в том, что они отказываются возбуждать дело и вообще начинать проверку по поводу того, почему мне сломали ногу. Журналисты провели расследование, нашли этого полицейского, 100%, что это он. Но никаких подвижек нет.

— Как фамилия и имя полицейского?

— Если я не ошибаюсь, по-моему, Александр Журавлев.

— Правильно я понимаю, у вас есть все заключения судмедэкспертов о телесных повреждениях?

— Да, все есть.

В Уголовный кодекс должна быть введена статья “Пытка”

Правозащитник Дмитрий Егошин говорит, что очень редко до суда доходят дела, по которым сотрудников полиции признают виновными в злоупотреблении или халатности и они получают тюремные сроки.

По его словам, проблема насилия в стенах райотделов полиции существует, и пока нет каких-то эффективных механизмов, чтобы ее решать.

— Их нужно создавать на законодательном уровне.

Должна быть введена в наш Уголовный кодекс такая статья как “Пытка”.

Должна присутствовать все же какая-то презумпция виновности сотрудников полиции, которые находятся один на один с жертвой. И когда их допрашивают, они, естественно, будут говорить о том, что либо физическую силу они применяли законно и виноват сам потерпевший, либо ничего подобного не было и он был доставлен избитым, либо вышел из отдела полиции и уже тогда получил телесные повреждения.

Нужен комплекс мер для того, чтобы решать эту проблему. Но пока нет подобных механизмов. Правозащитное сообщество об этом постоянно говорит, но пока все стоит на месте.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/russia-police-arbitrariness/30234657.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий