Пропуск исковой давности по оспариванию отказа в регистрации в квартире

Недействительность сделок: приватизация

Пропуск исковой давности по оспариванию отказа в регистрации в квартире

Хая Плещицкая, юрисконсульт

hape@mail.ru

Как же максимально обезопасить себя от ситуации, когда в процессе судебного разбирательства вдруг вскрываются какие-то юридические нюансы, свидетельствующие о нарушении прав предыдущих собственников, и «на носу» решение суда в их пользу? На какие обстоятельства обратить внимание, покупая квартиру, так, чтобы исключить возможность негативного развития сценария?

Ниже мы рассмотрим блок вопросов, касающихся оспаривания законности приватизации квартиры. По статистике нарушения на этапе приватизации являются одними из наиболее частых поводов для обращения в суд.

Решением от 19.08.2014 года Безенчукским районным судом Самарской области признаны недействительными договоры на передачу и продажу квартир в собственность граждан.

С иском о признании приватизации недействительной в суд обратилась бывшая жена ответчика, П.И.А. В обосновании своих требований истица указала, что ее бывший муж П.А.В. приватизировал квартиру по адресу (…), при этом она договор приватизации не подписывала, регистрацию права собственности в установленном порядке не производила и не желает производить.

Как пояснил суду ответчик, П.А.В.

, в 1999 году он занимался приватизацией указанной квартиры, при этом бывшая жена первоначально согласилась участвовать в приватизации, поэтому подписала заявление о передаче квартиры в собственность, впоследствии она отказалась подписывать договор на приватизацию и принимать участие в регистрации перехода права собственности, поэтому П.А.В. подписал договор на передачу квартиры в собственность единолично. Бывшая жена П.И.А. и дочь П.Е.А. договор не подписывали. Кроме того, они отказались идти в регистрационную палату для регистрации перехода права собственности.

Рассматривая дело, суд дал правовую оценку следующим правовым нормам:

  1. Положениям статьи 166 Гражданского кодекса РФ, согласно которым сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

  2. Положениям статьи 8 закона РФ от 04.07.

    1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», предусматривающей, что договор приватизации жилого помещения относится к оспоримой сделке, а также статьи 2 указанного закона (далее – Закон о приватизации), устанавливающей, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую.

  3. Положениям пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 24.08.

    1993 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», согласно которым договор о передаче жилого помещения в собственность может быть оспорен в судебном порядке, а свидетельство о праве собственности – признано судом недействительным по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной.

  4. Положениям статей 131, 164, 165 и 433 Гражданского кодекса РФ, определяющим понятие государственной регистрации сделки как юридического акта признания государством возникновения или прекращения прав на недвижимое имущество, последствия несоблюдения требования о государственной регистрации сделки и момент наступления правовых последствий для сделок, требующих государственной регистрации.

  5. Другим требованиям Закона о приватизации и Гражданского кодекса относительно оформления приватизации и общих требований по форме сделок и договоров (статья 7 Закона о приватизации, пункты 1–2 статьи 420, пункт 1 статьи 160, пункт 1 статьи 432, пункты 2–3 статьи 434 Гражданского кодекса).

Удовлетворяя требования истицы, суд указал, что исходя из смысла преамбулы и статей 1, 2 Закона о приватизации гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием.

При этом соблюдение установленного Законом о приватизации порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан, а именно:

– вопрос о приватизации должен быть решен в двухмесячный срок;

– с гражданами заключается договор на передачу жилья в собственность;

– право собственности подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции, а ранее – в исполнительном органе местного Совета народных депутатов, со времени совершения которой и возникает право собственности гражданина на жилое помещение.

На основании указанных норм суд счел, что сам по себе факт подписания заявления П.И.А. о приватизации вышеуказанной квартиры не может свидетельствовать о заключении договора приватизации, который должен соответствовать требованиям вышеприведенных правовых норм, в том числе должен был быть ею подписан.

Однако в договоре на передачу квартиру в собственность подпись П.И.А. отсутствует. По смыслу статьи 2 Закона о приватизации приватизация возможна только с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи.

Приватизация занимаемых жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде осуществляется на добровольной основе, наличие согласия всех лиц, проживающих в жилом помещении, является обязательным условием для заключения договора приватизации.

Действующее законодательство не предусматривает понуждение гражданина, имеющего право пользования муниципальной квартирой, к заключению договора передачи жилого помещения в собственность.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к выводу, что П.И.А. не принимала личного участия в приватизации спорной квартиры, в связи с чем договор на передачу квартиры в собственность является недействительным.

Как мы видим из рассмотренного примера, определяющим для суда значением явились два основания:

– согласие на приватизацию всех проживающих в квартире лиц;

– строгое соблюдение порядка передачи жилья – от момента подачи заявления на приватизацию до государственной регистрации сделки.

Нарушение одного из этих условий является безусловным основанием признания сделки по приватизации квартиры недействительной.

Давайте рассмотрим еще один пример из свежей судебной практики.

Тракторозаводским районным судом города Волгограда 25.08.2014 годабыло вынесено решение по делу о признании договора приватизации жилого помещения недействительным.

С соответствующим иском в суд обратилась Р.О.А., действующая за себя и в интересах двух своих несовершеннолетних детей. Ответчиками по делу выступали О.И.С. – тетка истицы, а также дочь и внучка ответчицы.

В ходе рассмотрения дела судом были выявлены следующие обстоятельства.

Истица с детьми и ответчики проживали в квартире по адресу (…) вместе. Впоследствии, из-за неприязненных отношений между ними, истица с детьми переехала жить по другому адресу. После этого О.И.С. обратилась в суд с требованием признать Р.О.А.

и ее несовершеннолетних детей утратившими права пользования указанной квартирой. По делу вынесено заочное решение, удовлетворяющее эти требования (О.И.С. скрыла от суда фактический адрес ответчицы, и та не получала повесток о вызове в суд), после чего Р.О.А.

и ее дети были сняты с регистрационного учета по месту жительства из этой квартиры.

Затем О.И.С. и ее дочь обратились с заявлением о передаче им квартиры в собственность в порядке приватизации.

После проверки представленных документов между Департаментом муниципального имущества администрации города Волгограда и О-ми (мать, ее дочь и несовершеннолетняя внучка) был подписан договор на передачу, согласно которому указанная квартира была передана в общую долевую собственность (по 1/3 доли каждому). Договор прошел государственную регистрацию.

Однако впоследствии определением Тракторозаводского районного суда города Волгограда решение суда о признании Р.О.А. и ее детей утратившими права пользования было отменено, производство по делу возобновлено, было вынесено другое решение об отказе в иске, вступившее в законную силу. Регистрация по месту жительства Р.О.А. и ее детей восстановлена.

Восстановившись в правах пользования, Р.О.А. обратилась в суд с иском о признании договора приватизации квартиры недействительным, так как она и ее дети в приватизации квартиры не участвовали и в собственность долю квартиры не получили, хотя их право на пользование на эту квартиру было подтверждено вышеуказанным решением суда.

Суд, рассматривая данный иск о признании приватизации недействительной, дал правовую оценку следующим положениям законодательства:

– статьям 166 и 168 Гражданского кодекса РФ (понятие оспоримой и ничтожной сделок, недействительность сделки, нарушающей требования закона),

– статье 2 Закона о приватизации, устанавливающей, что граждане РФ, имеющие право пользования жилыми помещениями на условиях социального найма, вправе приобрести их в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

В связи с тем, что Р.О.А. и ее дети не принимали участие в приватизации квартиры, суд установил, что договор приватизации спорной квартиры, без учета права Р.О.А. и ее детей на участие в приватизации, является недействительным, так как нарушает требование Закона о приватизации.

Таким образом, определяющим для решения по делу стало соблюдение требований Закона о приватизации, касающихся субъектов сделки и их интересов – все лица, имеющие право пользования жилым помещением, включая несовершеннолетних, должны выразить свою волю на приватизацию, и права всех этих лиц должны быть учтены при заключении договора передачи этого жилого помещения в собственность.

Как мы видим из этих примеров, чтобы обезопасить себя при покупке квартиры, необходимо обращать самое пристальное внимание на документы, касающиеся субъектного состава всех проживающих в квартире, особенно несовершеннолетних, не только на момент заключения договора о передаче квартиры в собственность, но и снятых с регистрационного учета до приватизации.

Необходимо установить, что все лица, проживающие в квартире и имеющие право быть включенным в договор приватизации, выразили свою волю на приватизацию, и их права не были нарушены.

В противном случае покупатель несет риск того, что сделка с его квартирой будет признана судом недействительной, если кто-то из числа «обделенных» заявит соответствующие требования в суд.

Однако на практике, если приватизация была проведена несколько лет назад, и после нее произведено несколько последующих сделок купли-продажи квартир, крайне сложно проверить все обстоятельства первичного возникновения права собственности. Как избежать риска в этом случае?

В подобных случаях следует обращать внимание на сроки совершения приватизации, как на один из возможных способов обезопасить себя от неблагоприятных последствий.

Рассмотрим показательный пример того, как истечение срока исковой давности явилось основанием для вынесения решения об отказе признания договора приватизации недействительным.

Пугачевским районным судом Саратовской области 27.08.

2014 года было вынесено решение об отказе в удовлетворении иска о признании сделок недействительными, признании права собственности на долю квартиры, вселении и устранении препятствий в пользовании квартирой. При этом судом в ходе рассмотрения были установлены безусловные обстоятельства для признания сделки по приватизации квартиры недействительной.

Истцом по делу являлась бывшая жена ответчика, Г.С.А., указывавшая, что квартира по адресу (…) была предоставлена по месту работы мужа на состав из семьи из четырех человек: ее, ее мужа Ч.А.А. и их двоих детей. Они вселились в квартиру, она и дети были зарегистрированы. В 1993 году она лично готовила документы на приватизацию квартиры в совместную собственность.

Знала, что договор оформлен на Ч.А.А., но считала, что она и дети имеют право собственности на доли квартиры. Позже брак с Ч.А.А. был расторгнут, и ответчик выехал из квартиры. Она с детьми какое-то время проживала в квартире, а затем съехала, но часто приезжала, следила за состоянием квартиры, вносила плату. Позже истица узнала, что Ч.А.А.

зарегистрировал свое право собственности на квартиру и впоследствии ее продал.

По мнению истицы, договор приватизации заключен с нарушением закона, в момент заключения договора на передачу квартиры в собственность Ч.А.А.

она имела равное с ним право приватизировать спорное жилое помещение. О регистрации права собственности ответчика она узнала в августе (…

) года, поэтому считала, что срок на предъявление иска о признании недействительным договора купли-продажи квартиры ею не пропущен.

Ответчик иск не признал на том основании, что истица знала о состоявшейся приватизации, в число участников которой она не была включена, но ничем не заявила своих притязаний на квартиру. Ответчик заявил о пропуске истицей исковой давности, ссылаясь на положения статьи 181 Гражданского кодекса РФ, устанавливающей трехлетний срок с момента начала исполнения сделки для обращения в суд.

К участию в деле в качестве соответчика была привлечена О.Л.В., которая приобрела квартиру у Ч.А.А. О.Л.В. полагала себя добросовестным приобретателем, о нарушении прав истицы при приватизации ей известно не было.

После приобретения квартиры О.Л.В. обращалась в суд с заявлением о признании Г.С.А. и ее детей утратившими права пользования, после чего они были сняты с регистрационного учета.

Соответчица также не признала иск и заявила о пропуске истицей срока исковой давности.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что при приватизации квартиры ответчиком Ч.А.А. в договор на передачу квартиры в собственность не была включена Г.С.А.

, имеющая право пользования данным жилым помещением наравне с ответчиком и не писавшая заявление об отказе в приватизации.

Указанные обстоятельства являются нарушением статьи 2 Закона о приватизации, в связи с чем данная сделка, как не соответствующая требованиям закона, является, в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ, ничтожной.

В отношении пропущенного срока исковой давности судом были сделаны следующие выводы:

Источник: https://www.top-personal.ru/estatelawissue.html?628

ВС: Незарегистрированные ДКП и переход права собственности не могут быть основаниями для виндикации

Пропуск исковой давности по оспариванию отказа в регистрации в квартире

Верховный Суд вынес Определение по делу № 36-КП9-6, в котором разобрался, возможно ли на основании не зарегистрированного в установленном законом порядке договора купли-продажи квартиры, условия которого не были соблюдены продавцом, признать недействительными последующие сделки с недвижимостью.

20 апреля 2006 г. между Ольгой Бахметовой и ООО ФСК «Веж» был заключен договор купли-продажи квартиры.

Согласно п. 4 договора государственная регистрация перехода права собственности на квартиру производится после оплаты квартиры покупателем. В соответствии с п. 9 договора Ольга Бахметова обязалась до 30 мая 2006 г.

сняться с регистрационного учета и освободить квартиру. Деньги за квартиру были выплачены ей двумя платежами 24 апреля и 19 мая 2006 г. Однако в дальнейшем продавец не передала недвижимость покупателю.

Кроме того, государственная регистрация ДКП и перехода права собственности на квартиру к ФСК «Веж» произведена не была.

25 августа 2008 г. Ольга Бахметова продала квартиру своей матери Валентине Филатовой, право собственности которой на нее было зарегистрировано 22 сентября 2008 г. Спустя 4 года, в декабре 2012 г. новый собственник продала квартиру Дмитрию Кузьменкову, 18 декабря 2012 г. право собственности на нее перешло к покупателю.

18 октября 2013 г. ФСК «Веж» получила выписку из Единого государственного реестра недвижимости, после чего, 25 августа 2015 г.

, обратилась в суд с иском к Ольге Бахметовой, Валентине Филатовой и Дмитрию Кузьменкову о признании договоров купли-продажи между ними недействительными, об исключении из госреестра соответствующих записей о государственной регистрации права собственности, о возложении на Бахметову обязанности по передаче квартиры и о государственной регистрации перехода права собственности к обществу.

При первом и втором рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций отказывали в удовлетворении требований, однако кассация возвращала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При третьем рассмотрении суд все-таки удовлетворил заявленные ФСК «Веж» требования. При этом он исходил из того, что заключенный между Ольгой Бахметовой и ее матерью договор купли-продажи является мнимой сделкой, а формальное исполнение этого договора сторонами безусловным образом о наличии воли сторон на достижение предусмотренных законом последствий ее не свидетельствует.

Также суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях Ольги Бахметовой злоупотребления правом, что выразилось в уклонении ее от обязательств по ранее заключенному с истцом договору купли-продажи.

При этом суд указал на то, что недействительность договора от 25 августа 2008 г. влечет за собой и недействительность договора от 4 декабря 2012 г., заключенного между Валентиной Филатовой и Дмитрием Кузьменковым.

Ответчики возражали на этот вывод, ссылаясь на то, что срок исковой давности истек. Однако суд посчитал, что названный срок необходимо исчислять с 18 октября 2013 г.

– даты получения истцом выписки из ЕГРН на квартиру. Так как исковое заявление подано в суд 25 августа 2015 г., срок исковой давности истцом не пропущен. Апелляция решение первой инстанции поддержала.

Бахметова и Филатова обратились в Верховный Суд.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы первой, после чего ответчики обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что в соответствии с положениями п. 1 ст.

131 ГК право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации, в частности, подлежит право собственности.

Суд указал, что согласно положениям п. 1 ст. 164 ГК (в редакции, действовавшей на 20 апреля 2006 г.) сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 данного Кодекса и Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Пунктом 3 ст.

433 ГК установлено, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. В силу п. 1, 2 ст. 551 ГК переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

Исполнение сторонами до госрегистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами.

Таким образом, посчитал ВС, законодательство, действовавшее на момент заключения договора купли-продажи квартиры между Ольгой Бахметовой и ФСК «Веж», требовало обязательной государственной регистрации как самого договора, так и перехода права собственности на нее.

Суд указал, что после заключения договора квартира истцу не передавалась, при этом требований о государственной регистрации договора истец ответчику Бахметовой не направлял, акт приема-передачи не составлял и не подписывал, во владение квартирой не вступал и ее судьбой не интересовался.

Кроме того, ВС отметил, что в соответствии с п. 1 ст. 170 ГК мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

«Исходя из смысла вышеуказанной нормы материального права, стороны мнимой сделки при ее заключении не имеют намерения устанавливать, изменять либо прекращать права и обязанности, правоотношения между сторонами в рамках такой сделки фактически не возникают», – подчеркнул ВС.

Суд обратил внимание на то, что при совершении сделки Бахметовой с Филатовой стороны не только предусмотрели реальные правовые ее последствия, но и осуществили их.

После заключения договора купли-продажи в установленном законом порядке была произведена регистрация перехода к покупателю права собственности на спорное недвижимое имущество, выдано свидетельство о государственной регистрации права, что подтверждает наличие воли обеих сторон договора на исполнение совершенной сделки и достижение соответствующих ей правовых последствий. ВС добавил, что достоверных и убедительных доказательств мнимости заключенного договора купли-продажи истцом представлено не было и судом не установлено. При этом наличие родственных отношений между продавцом и покупателем ввиду отсутствия иных доказательств мнимости сделки определяющим для ее оценки в качестве таковой не является.

Кроме того, ВС заметил, что правовые последствия действий Валентины Филатовой по заключению договора купли-продажи объекта недвижимости с учетом всех установленных по делу обстоятельств, включая регистрацию прав на это имущество и последующее распоряжение этим правом путем заключения договора купли-продажи с Кузьменковым, судебными инстанциями учтены не были. Таким образом, выводы судов о применении к возникшим по данному делу отношениям нормы п. 1 ст. 170 ГК основанными на имеющихся в деле материалах быть признаны не могут.

Верховный Суд указал, что согласно положениям ст. 398 ГК право требования кредитора передать индивидуально-определенную вещь путем отобрания ее у должника отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления.

При этом, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 61 Постановления Пленума ВС и Пленума ВАС от 29 апреля 2010 г.

№ 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», если продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же недвижимого имущества, суд удовлетворяет иск о государственной регистрации перехода права собственности того лица, во владение которого передано это имущество применительно к ст. 398 ГК. Иные покупатели вправе требовать возмещения убытков, вызванных неисполнением договора купли-продажи продавцом. Если продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же недвижимого имущества и произведена государственная регистрация перехода права собственности за одним из покупателей, другой покупатель вправе требовать от продавца возмещения убытков, вызванных неисполнением договора купли-продажи.

По мнению Коллегии по гражданским делам ВС, при рассмотрении дела указанные положения закона и разъяснения пленумов судами первой и апелляционной инстанции учтены не были, что является существенным нарушением норм материального права, которое привело к неправильному разрешению дела.

Кроме того, Суд отметил, что вывод судебных инстанций о том, что срок исковой давности по заявленным ФСК «Веж» требованиям не пропущен, поскольку составляет 3 года и подлежит исчислению с 18 октября 2013 г. – даты получения истцом выписки из ЕГРН на спорную квартиру, является ошибочным.

Высшая инстанция указала: учитывая, что основания заявленных истцом требований не подтверждают ничтожности оспариваемой им сделки купли-продажи спорной квартиры от 25 августа 2008 г., а сводятся к обоснованию ее недействительности как оспоримой, срок исковой давности по такому основанию в соответствии с п. 2 ст.

181 ГК составляет 1 год.

Суд отметил, что согласно положениям п. 1, 2 ст. 200 ГК (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 г.

) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются данным Кодексом и иными законами.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Установлено, что плата за квартиру произведена покупателем полностью 19 мая 2006 г., Бахметова снялась с регистрационного учета и освободила квартиру в установленный срок. Таким образом, посчитал ВС, о нарушении своих прав истцу было известно с 2006 г.

, поскольку регистрация перехода права собственности не произошла. Кроме того, в сентябре 2008 г.

была совершена сделка купли-продажи квартиры и произведена регистрация в установленном законом порядке права собственности Филатовой на недвижимость, о чем «Веж» должен был узнать тогда же при должном отношении имущества.

В суд за защитой своего предполагаемого права «Веж» обратился только 25 августа 2015 г., до указанной даты истец с требованиями о государственной регистрации договора купли-продажи квартиры от 20 апреля 2006 г., а также об оспаривании последующих договоров купли-продажи спорной квартиры не обращался.

В связи с этим ВС определил отменить решения нижестоящих судов и принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований ФСК «Веж» к Бахметовой, Филатовой и Кузьменкову о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, исключении из государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записей о государственной регистрации права собственности, возложении обязанности по передаче квартиры, о государственной регистрации перехода права собственности, отказать.

В комментарии «АГ» представитель Ольги Бахметовой адвокат НО «Смоленская городская коллегия адвокатов № 2» Александр Тарасов назвал позицию ВС правильной. «До этого два раза Ленинский районный суд г. Смоленска принимал решения об отказе в иске. И дважды апелляционной инстанцией они утверждались и вступали в силу.

Судьи принимали абсолютно грамотные и взвешенные решения, которые потом отменялись президиумом Смоленского областного суда, в результате чего, когда решение в третий раз было принято не в нашу пользу, дело дошло до Верховного Суда», – указал адвокат.

Он отметил, что в его 19-летней практике это первая ситуация подобного рода.

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов отметил, что хорошо, что ВС сам поставил точку в споре. «Решения судов нижестоящих инстанций были просто вопиюще безграмотными и ничем, кроме коррупционной составляющей, я объяснить их не могу.

Одного того, что общество обратилось за защитой своего права спустя 7 лет после первой оспариваемой сделки, хотя уже должно было давно обратиться в суд с требованием о понуждении к государственной регистрации своего права собственности, должно было быть достаточным для применения судами последствий пропуска срока исковой давности.

Однако суды пошли еще дальше и проигнорировали то, что по законодательству, действовавшему на момент заключения договора с обществом, на основании которого за обществом признали право собственности, как раз-таки сам договор являлся незаключенным. Причем истец даже не просил зарегистрировать данный договор, он просил только зарегистрировать его право собственности», – указал Виктор Спесивов.

Таким образом, посчитал он, суд обязал Росреестр зарегистрировать право собственности на основании незаключенного договора, «порушив» при этом остальные заключенные договоры.

«Ни суды, ни даже ВС РФ при этом ничего не сказали об институте добросовестного приобретения, хотя, на мой взгляд, в данном деле заодно был проигнорирован и он, так как вне зависимости от реальности или мнимости договора между продавцом и его матерью оснований подозревать в злоупотреблении правом конечного приобретателя в деле представлено точно не было», – посчитал эксперт. По его мнению, напротив, поведение общества, не беспокоившегося на протяжении 10 лет об оформлении права собственности на недвижимость, за которую оно полностью расплатилось, имеет признаки предварительного сговора с продавцом с целью изъятия имущества у добросовестного приобретателя или, по крайней мере, злоупотребления правом.

«Ошибки судов, конечно, случаются, но такие вопиющие и сразу в таком количестве именно в сфере вопросов недвижимости за последние 10 лет практики мне не попадались», – рассказал Виктор Спесивов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-nezaregistrirovannye-dkp-i-perekhod-prava-sobstvennosti-ne-mogut-byt-osnovaniyami-dlya-vindikatsii/

Срок исковой давности по сделкам с недвижимостью

Пропуск исковой давности по оспариванию отказа в регистрации в квартире

Последнее обновление: 26.06.2019

– Давно-о эт-то было…, – могут заявить в суде в ответ на попытку обратиться туда с иском, – срок исковой давности у вас уже прошел.

Срок исковой давности (в т.ч. по сделкам с недвижимостью) – это отрезок времени, в течение которого гражданин, чьи права были нарушены, имеет право обратиться в суд для защиты своих прав (ст.195 ГК РФ).

Конечно, он может обратиться в суд и позже, но другая сторона (ответчик) имеет право заявить об истечении срока исковой давности по данному делу. И это будет служить суду основанием для отказа в иске пострадавшей стороне (ст. 199 ГК РФ).

В то же время, если срок исковой давности пострадавшей стороной пропущен, то существует возможность его восстановить. Суд вправе так поступить, если посчитает, что причины для пропуска срока были уважительные, например, тяжелая болезнь истца (ст. 205 ГК РФ).

Как Покупателю квартиры стать «добросовестным приобретателем»? Об этом рассказано в Глоссарии по ссылке.

По общему правилу, срок для защиты своего права – общий срок исковой давности – составляет три года (ст.196 ГК РФ). Правда, в отдельных случаях в ГК или в Федеральных законах могут устанавливаться другие – специальные сроки исковой давности (ст.197 ГК РФ) – сокращенные или более длительные, чем эти установленные 3 года.

Например, срок исковой давности для требования признать оспоримую сделку с недвижимостью недействительной – составляет один год (п.2, ст.181 ГК РФ).

В отличие от ничтожной сделки – там срок составляет «стандартные» три года (п.1, ст.181 ГК РФ).

Но при любом раскладе, срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен (п.2, ст.200 ГК РФ). Причем, срок исковой давности нельзя устанавливать или изменять соглашением сторон в договоре.

Какие основания могут быть для признания сделки купли-продажи квартиры недействительной?

Течение срока исковой давности

Что интересно – течение срока исковой давности, в большинстве случаев, начинается не с момента нарушения права, а с момента, когда человек узнал (или должен был узнать при нормальном развитии событий) о том, что его право оказалось нарушено (п.1, ст. 200 ГК РФ).

Исключением является ничтожная сделка с недвижимостью – здесь течение срока исковой давности начинается с момента исполнения этой сделки.

Вообще, «исковая давность» описывается в Главе 12 ГК РФ , в т.ч. правила ее применения, приостановление срока, перерывы течения срока, и восстановление давности.

Вкратце можно отметить, что срок исковой давности может быть приостановлен (если иск мешала подать «непреодолимая сила»), и восстановлен (если суд сочтет эту «силу» действительно «непреодолимой»).

Перерыв срокаисковой давности возникает, когда ответчик признает свой долг (ответственность по иску), и начинает совершать соответствующие действия. Если он эти действия не закончил, и судебная тяжба разгорелась с новой силой, то течение срока исковой давности начинается заново.

Какие ошибки допускают участники сделок купли-продажи квартир на вторичном рынке – смотри в этом разделе.

Применительно к сделкам с недвижимостью, срок исковой давности интересен, обычно, Покупателю квартиры на вторичном рынке. Если при проверке документов на квартиру, которая, например, продается уже не первый раз, Покупатель видит, что последний Продавец владеет ей более 3-х лет, то риск ее покупки снижается.

Практика показывает, что большинство судебных споров по сделкам купли-продажи жилья происходит в пределах общего срока исковой давности. Истечение этого срока поможет Покупателю отбиться от запоздалых требований.

Сопровождение сделки опытным юристом снижает риски ВСЕГДА (особенно для Покупателя квартиры).
Услуги профильных юристов по недвижимости можно найти ЗДЕСЬ.

«СЕКРЕТЫ РИЭЛТОРА»:

Порядок организации сделки купли-продажи квартиры смотри на интерактивной карте ПОШАГОВОЙ ИНСТРУКЦИИ (откроется во всплывающем окне).

Источник: https://kvartira-bez-agenta.ru/glossarij-rieltora/srok-iskovoj-davnosti-po-sdelkam/

Обобщение судебной практики по вопросам, связанным с применением норм закона, регулирующих исковую давность (подготовлено Нижегородским областным судом)

Пропуск исковой давности по оспариванию отказа в регистрации в квартире

7. Окончание (истечение) срока исковой давности

С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (статья 207 ГК РФ).

Таким образом, при истечении срока исковой давности по требованию о возврате или уплате денежных средств истекает срок исковой давности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со статьей 395 ГК РФ; при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения (статьи 1104, 1105 ГК РФ) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (пункт 1 статьи 1107 ГК РФ). Дата вынесения решения о взыскании основного долга или дата исполнения решения о взыскании долга значения не имеет.

Исковая давность на взыскание процентов, уплачиваемых заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, истекает в момент истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

При этом, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что указанные проценты подлежат уплате позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредита), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

Исчисление сроков исковой давности по отдельным категориям споров

Сроки исковой давности по страховым правоотношениям

При суброгации (ст. 965 ГК РФ) страховщик занимает место страхователя (выгодоприобретателя) в отношениях с лицом, ответственным за убытки. В силу ст.

387 ГК РФ права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в том числе при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Таким образом, при суброгации не возникает нового обязательства, а происходит перемена лиц в существующем обязательстве.

Согласно ст.

201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Таким образом, исчисление срока исковой давности начинается с того момента, когда у страхователя возникло право на требование к такому лицу, то есть с момента причинения вреда.

Требование о возмещении ущерба в порядке суброгации относится к требованиям о возмещении вреда, срок исковой давности по которым – 3 года.

Исчисление срока исковой давности по договору имущественного страхования (в том числе, КАСКО, ОСАГО)

Согласно ст.

966 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поскольку в специальной норме, регулирующей срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, не определен момент, с которого должен исчисляться срок исковой давности, подлежит применению общее правило о начальном моменте исчисления срока исковой давности, предусмотренное ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно указанной норме течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются данным кодексом и иными законами.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

В соответствии со ст.

314 Гражданского кодекса Российской Федерации, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Из п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что обязательство по выплате страхового возмещения возникает на основании заключенного сторонами договора страхования.

После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает обязанность выплатить при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

Таким образом, течение срока исковой давности, предусмотренного ст. 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, начинается по истечении срока исполнения обязательства, а не с момента наступления страхового случая.

Иное толкование противоречит положениям ст. 200 указанного Кодекса об определении начального момента исчисления срока исковой давности и правилам соотношения срока исполнения обязательства, предусмотренного ст. 314 того же Кодекса, и срока исковой давности.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 09.11.2010 г.

N 1469-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компаний “Эссар Стил Лимитед” и “Азия Моторворкс Лимитед”, акционерного коммерческого банка “Пробизнесбанк”, открытого акционерного общества “Первое Российское страховое общество”, обществ с ограниченной ответственностью “Дон Агро” и “Цимлянское”, а также гражданина Ильющенкова Виктора Геннадьевича на нарушение конституционных прав и свобод абзацем вторым пункта 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 246 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации”, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования) (п. 1. ст. 943 Гражданского кодекса Российской Федерации); при заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил (п. 3 ст. 943 указанного Кодекса).

В силу ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации к существенным условиям договора страхования относится условие о страховом случае – событии, на случай наступления которого осуществляется страхование. При этом подп. 2 п. 1 ст.

942 Гражданского кодекса Российской Федерации предписывает страховщику и страхователю при заключении договора достигнуть соглашения о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование и с наступлением которого связывается возникновение обязанности страховщика выплатить страховое возмещение или страховую сумму.

В силу п. 1 ст. 961 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь обязан уведомить страховщика о наступлении страхового случая.

Неисполнение данной обязанности дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом определение в договоре страхования или стандартных правилах страхования соответствующего порядка исполнения обязанностей участников договора страхования, в том числе установление срока уведомления страховщика о наступлении страхового случая, указание перечня документов, которые должен приложить страхователь к уведомлению, определение срока, в течение которого страховщик должен принять решение о выплате (или об отказе в выплате) и осуществить выплату, позволяет сторонам, а в случае спора – суду, исследуя возникшее между сторонами страховое правоотношение, точно установить в каждом конкретном деле не только момент возникновения соответствующей обязанности у одной стороны (страховщика), но и момент возникновения у другой стороны права требовать ее исполнения и защиты своего права в случае его нарушения страховщиком.

Если страховщик письменно известил страхователя об отказе в страховой выплате, а именно в это время страхователь узнал о нарушении своего права (ранее он рассчитывал на выплату страхового возмещения в добровольном порядке без обращения в суд), срок исковой давности следовало исчислять либо с того времени, когда истец узнал о нарушении своего права (отказ в выплате страхового возмещения), либо с того момента, когда истец должен был узнать о нарушении своего права на получение страховой выплаты, а именно с момента истечения срока исполнения страховщиком своего обязательства, предусмотренного Правилами страхования.

Сроки исковой давности при перемене лиц в обязательстве

Перемена лиц в обязательстве (уступка права требования, реорганизация юридического лица, наследование и т.д.) не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Например:

Пунктом 2 статьи 181 ГК РФ установлено, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно ст.

196 ГК РФ и п. 1 ст. 200 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

В соответствии со ст.

1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

По смыслу приведенных правовых норм к наследнику переходят все права и обязанности наследодателя. Универсальное наследственное правопреемство устанавливает, что все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Это означает, что правопреемник продолжает участие в процессе правопредшественника и к нему переходят все процессуальные права и обязанности, которыми мог бы воспользоваться правопредшественник.

Это касается и заявления о применении исковой давности, и названное правопреемство не влечет изменений ни сроков исковой давности, ни порядка их исчисления.

Замена стороны в исполнительном производстве не прерывает течения срока предъявления исполнительного листа ко взысканию.

Постановлением судебного пристава-исполнителя К-го районного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Нижегородской области от 18.11.2010 г. было возбуждено исполнительное производство N *** в отношении К.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/36406035/

Всё о кредитах
Добавить комментарий