Смогу ли я обратиться с ходатайством в администрацию колонии?

«А сидеть придется»

Смогу ли я обратиться с ходатайством в администрацию колонии?
Евгения Полухина, дочь Марии Полухиной, рядом — сестра Марии Нина Чурсина

Суд: Кромской районный суд Орловской области

Осужденная: Мария Полухина

Статья: ч. 2 ст. 81 УК РФ, ч. 6 ст. 175 УИК РФ

Решение: в освобождении отказано

Село Тросна Орловской области, улица Первомайская. Расположившийся здесь Кромской райсуд похож на спичечный коробок. Удобства во дворе. Там же — упавшие спелые яблоки, которые иногда собирают сотрудники суда.

В 11 утра 21 августа суд должен был рассматривать ходатайство осужденной онкобольной женщины об освобождении по болезни (актировка). Была вероятность, что женщину с ее ходатайством завернут. Вероятность оправдалась.

— запись можете вести, поскольку гласность, — на всякий случай сообщил о положении дел в стране незваным гостям судья Руслан Ерохин (с сединой, за 50).

Адвокат попросила судью приобщить к делу обращения Amnesty International на имя генпрокурора страны и главы ФСИН с просьбой отпустить онкобольную по болезни. Судье Ерохину стало заметно нехорошо:

— Какое это отношение имеет к ходатайству об освобождении? Мы просто как макулатуру, что ли, это должны приобщить? — судья пытался сохранить на лице крайнюю степень невозмутимости, но не смог и замахал на сотрудницу Amnesty, которая хотела что-то пояснить с места. — Не надо! Вы у нас в качестве слушателя!

Общественный защитник объяснила, что обращения говорят о том, «что судьба данного человека небезразлична очень многим людям».

— И что дальше? Это доказательство какое-то?

— Ну вот, вы зачитали заключение медико-санитарной части ФСИН о том, что освобождению по болезни осужденная не подлежит. Где в этом заключении доказательство, что ее болезнь не входит в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания? Доказательств нет. Но вы же приобщили бумагу.

— Это заключение — необходимый документ. Оно будет учитываться как доказательство, — и судья обратился к осужденной: — Они что, вот эти граждане, которые писали эти бумаги из этой организации или как она называется (Amnesty international она называется. — В. Ч.), знают лучше, чем вы, что у вас обнаружено?!

Осужденная была напугана, но бумаги тоже попросила приобщить. Собственно, кроме правозащитников никто ее здоровьем за эти два года больше не интересовался.

Это была 61-летняя Мария Полухина, фигурантка воронежского макового дела, три года назад приговоренная вместе со всей семьей — мужем, дочерью и сестрой к срокам от 8,5 до 9 лет — за продажу пищевого мака, которую уже не существующая ФСКН объявила наркотиком.

По торговцам пищевым маком за последнее десятилетие были заведены сотни уголовных дел, и в каждой конкретной истории были свои оперативники и свои фээсбэшники, крышевавшие рынки, торговые точки и кафе. И кто отказывался сотрудничать, нарывались на ФСКН. Как семья Полухиных, отказавшихся сначала делиться с крышевавшими кафе ментами, а затем со следствием, предлагавшими за взятку закрыть дело.

Этой весной Мария Полухина перенесла тяжелую операцию (онкология), затем — 24 курса лучевой терапии.

До этого на протяжении двух лет она жаловалась на сильные боли и кровотечения, однако администрация ИК-6 Орловской области ссылалась то на отсутствие оборудования и врачей, то на нехватку конвоя, который бы мог сопровождать осужденную в гражданскую больницу.

Когда Полухина попросила перевести ее на колонию-поселение, ИК-6 попросила Кромской райсуд этого не делать: осужденная «резко снизила свою общественную активность», «вину не признает» и «не испытывает чувства раскаяния». Суд согласился.

Сразу после заседания Полухиной стало плохо и ее (наконец-то, спустя два года) госпитализировали в больницу, врачи которой и обнаружили у нее рак второй стадии и экстренно прооперировали. Причем гражданский врач сильно ругался из-за потери времени.

Колония перед Полухиной не извинилась (еще чего). Но областной суд, срочно рассмотрев жалобу защиты, перевел женщину в колонию-поселение.

К тому моменту у пенсионерки гражданские врачи обнаружили еще и гепатит С, которым она, по ее данным, заразилась сразу при поступлении в ИК-6, когда 13 прибывших осужденных женский врач осматривал одним и тем же медицинским инструментом, не дезинфицируя его (соответствующее заявление Полухиной М.В. имеется в распоряжении редакции, как и разрешение на оглашение диагнозов).

За беспредельные халатность и пофигизм, естественно, никто из сотрудников ИК-6 ответственности не понес, хотя родные писали заявление о преступлении в СК.

Летом этого года дочь Марии Васильевны Яна Орех в качестве общественного защитника подала все в тот же Кромской райсуд ходатайство об освобождении матери от отбывания наказания по болезни (так называемая актировка).

Основание: установленный правительством «Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания». К таковым отнесены и все случаи злокачественных новообразований, требующие лечения в специализированной медицинской клинике.

Между тем врача-онколога на колонии-поселении в поселке Шахова никогда не было и не будет, как и врача, который бы мог взять биопсию.

Но медико-санитарная часть ФСИН, та самая, которая два года отказывалась вывозить женщину на обследование, принесла теперь в райсуд заключение медицинской комиссии о том, что проведенное недавно обследование осужденной показало, что ее заболевание вообще не подпадает в правительственный Перечень и потому она «не представлена к освобождению» (кроме того, в этих бумагах указывалась иная группа крови, чем та, которая 60 лет была у Марии Полухиной).

— Ваша честь, меня не обследовали, — сообщила по видеосвязи из колонии сама Мария Васильевна. — Это заключение сделали на основании предыдущих документов. Обследования я не проходила. Меня после операции в феврале 2018 года осмотрели всего один раз. Я из больницы вышла четыре месяца назад. И у меня за 4 месяца ни разу не взяли кровь на биопсию, хотя я постоянно просила…

— Понятно, — отозвался судья и попросил что-то сказать представителя медсанчасти. Молодая блондинка представилась начальником филиала медицинской части № 3 ФКУЗ МСЧ 57 ФСИН России, майором внутренней службы Татьяной Усачевой. Признала: комиссия изучала лишь амбулаторную карту Полухиной, сама осужденная на медкомиссию «не вывозилась». Дальше цитирую без купюр:

— Да, заболевание у осужденной есть. Есть. Но учитывая, что на настоящий момент она отбывает наказание в колонии-поселении, здесь имеется как бы лицензия на доврачебную помощь.

Всю остальную помощь осужденные получают по обязательному медицинскому страхованию — полису ОМС. Поэтому она не представлена к освобождению. В колонии-поселении она может сдать кровь по полису ОМС.

Может обращаться к фельдшеру.

— У нее даже изменился диагноз. В настоящий момент стадия ремиссии. Можно сказать, болезнь в процессе затухания. Ну то есть затишье.

— Затишье, — утвердительно повторил судья.

— Да. Но что будет в последующем, никто не скажет.

— Ну то есть можно констатировать определенное улучшение состояния?

— Затишье.

— Затишье. Ну по крайней мере не ухудшение, да?

— Не ухудшение.

Вопросы к начальнику медчасти были у общественного защитника. Госпожа Усачева повторяла, что осужденная спокойно может обслуживаться по полису ОМС «на базе городской центральной районной больницы».

— Но там нет онколога. Почему вы считаете, что по месту отбывания ей может быть оказана специализированная медицинская помощь? — спрашивала Яна Орех. Начальница медсанчасти была верна себе: «Осужденным, находящимся в колонии-поселении, оказывают помощь по полису ОМС».

Не выдержала сама Мария Полухина:

— Ваша честь, когда я только приехала на поселение, у меня случился приступ. Скорая приехала. Врач вколол такие уколы, что мне еще хуже стало.

Через день приступ повторился. И когда врач приехал снова, он администрации при мне сказал: «Вы меня не вызывайте, я ей помочь не могу».

— Понятно, хорошо. Прокурор? — обратился Ерохин к девушке в розовой обтягивающей кофте и с длинными красными ногтями. Та все заседание молчала. Теперь была предельно лаконична: «Оснований для освобождения не имеется».

Судья Ерохин находился в совещательной комнате строго 15 минут: пенсионерку Полухину лечиться на свободу не отпустил.

…Через два часа мы будем в поселке Шахово на краткосрочном свидании с самой Марией Полухиной, ее дочерью Женей и сестрой Ниной Чурсиной. Несмотря на то что это колония-поселение, по ее территории осужденным передвигаться свободно нельзя, везде заборы с колючей проволокой. Больше походит на концентрационный лагерь.

На встречу нам дали час, в присутствии сотрудника учреждения.

Женщины рассказали среди прочего про антисанитарию (например, две раковины, в которых осужденные и стирают, и моют овощи\фрукты), про то, что два месяца им не пропускают «Новую газету» (а тут ее читают, «сначала мы, женский отряд, потом передаем в мужской»), а номер с материалом о том, как Полухину два года не лечили в ИК-6, вовсе изъяли. По поводу «оказания медицинской помощи»:

врач орловского онкоцентра Галина Мурадян, куда раз в три месяца возят Марию Васильевну, так тесно сотрудничает с колонией, что первым делом, даже не осмотрев женщину, спрашивает: «Что, сидеть не хочется? А сидеть придется».

Еще: 9 месяцев Женя Полухина добивалась осмотра у стоматолога или хотя бы возможности поехать к платному. Наконец-то на днях разрешили, но в платной клинике «ДинАстия» (г.Орел, ул. Горького, 47) ее принимать отказались так как «не работают с осужденными».

Глава посаженного семейства, 61-летний Александр Полухин, отбывает наказание в колонии строгого режима в Воронежской области. Семью он уже не видел три года, а семья его. Сроки отсидки у них заканчиваются в 2022–2023 годах.

с. Тросна — с.Шахово — Орловская область — Москва

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/08/25/77599-a-sidet-pridetsya

Компенсации за производственную травму осужденный добивается пятый год

Смогу ли я обратиться с ходатайством в администрацию колонии?

В января 2011 года осужденный Андрей Князьков получил травму на производстве в Могилевской колонии, где отбывал наказание в виде лишения свободы.

При работе на токарном станке вылетела тяжеловесная деталь, которая попала в голову осужденному.

Врачи Могилевской городской больницы диагностировали открытую черепно-мозговую травму – вдавленный перелом лобной кости со смещением обломков, ушиб головного мозга.

После этого он несколько лет добивался права на материальную компенсацию. За год до освобождения он обратился в Правозащитный центр “Весна”, описал свою ситуацию и на протяжение этого времени получает юридическую поддержку.

Спустя почти 5 лет суд все-таки состоялся, хоть только частично удовлетворил исковые требования.

Сейчас Андрей Князьков больше месяца находится на свободе, где продолжает отстаивать свои права, и лично смог рассказать свою историю.

О производственной травме в колонии

Мы работали в цеху по металлообработке, делали детали для Могилевского автомобильного завода. У нас собрался нормальный коллектив на производстве, появился хороший заказ, мы выполняли его где-то полтора года.

Потом администрации захотелось расширить это производство к новому году, она привезла новое оборудование, новые детали под новый заказ. Но получилось так, что под новое оборудование не было станков и соответствующих приспособлений.

Администрация привезла токарный станок, но неподходящего класса, которые был переделан уже в ремонтной бригаде самой колонии, где станок подогнали под нужные размеры.

Однако, переделанное приспособление развалилось один раз, потом второй раз. Я говорил мастеру бригады, что невозможно работать на таком оборудовании, но он оставил вопрос без внимания.

Когда в третий раз станок развалился, из него выскочила деталь, которая ударила мне по голове, я отлетел на несколько метров, было много крови. Случай произошел в ночную смену, мне помогли и сразу отвели в санчасть.

После этого меня отвезли в больницу, где прооперировали, а затем вернули в санчасть колонии.

За время, пока я находился в санчасти, ко мне приходил инспектор, который сказал, что это производственная травма с тяжелым исходом, обещал, что в составе комиссии будет проводиться проверка. Я не представляю, как проходила проверка, что именно делалось, так как в это время лежал в больнице. Потом инспектор приходил второй раз, снова задавал вопросы.

В итоге под мои предыдущие ответы они подстроили то, что им было нужно, задали дополнительные наводящие вопросы и ушли. При этом мне не сказали, что я имею право принимать участие в проведении проверки. Об этом я уже узнал позже, когда начал знакомиться с материалами проверки.

Позже ребята, с которыми я работал, рассказали, что сразу после случившегося, оборудование в срочном порядке вернули на завод, там сказали, что из шести скрепляющих болтов остались только два, у всех остальных была сорвана резьба, и из-за этого произошло разрушение, и следовательно, моя травма. А также сам станок был установлен с нарушениями.

Под четким руководством администрации колонии и главного инспектора в наш цех привели бригаду ремонтников, сказали, что необходимо устранить следующие недочеты: установить станок на подушки, сварить защиту, которая должна была быть изначально на этом станке установлена, сделать новые фотографии.

Но сразу после несчастного случая делал фотографии оперативный работник. И в итоге в материалы дела на титульную фотографию поставили ту, которую сделали после, где были устранены недочеты, а в сам фотоальбом – те фотографии, которые были сделаны сразу. На них видно, что там нет ни защиты, нет определяющей работу информации, т.е.

грубейшие нарушения, с которыми за 15 дней этот станок был введен в эксплуатацию.

Меня с материалами проверки не ознакомили и я начал пытаться писать жалобы, хотя до этого не имел представления о том, как это делать. В колонии необходимую информацию можно получить через заявление, но только в том случае, если ты знаешь, какой именно документ тебе необходим. Изучив документы, я затребовал заключение по проверке, которое смог получить почти через 8 месяцев после травмы.

Но что-то обжаловать можно, когда тебя слушают, а когда тебя игнорируют – приходят отписки.

В результате производственная травма была установлена, меня не стали делать виновным, потому что не хватило наглости, но они не стали устанавливать чью-либо вину в произошедшем вообще.

Суд состоялся 7 декабря, за один день до моего освобождения, хотя я обращался с ходатайством о переносе даты суда на более поздний срок, чтобы присуствовать на заседании. Видимо, они проигнорировали мою просьбу и даже не уведомили меня об этом.

Решение суда было в мою пользу, но мои исковые требования – компенсация морального вреда в 200 000 000 белорусских рублей – удовлетворены были не полностью. Сумму по решению суда сократили до 40 000 000.

Теперь я планирую подавать кассационную жалобу, хотя и здесь наниматель уже опередил меня и заказал для ознакомления мотивировочную часть, т.к.

посчитал затребованную сумму слишком высокой и решил опротестовать решение суда.

В своей кассационной жалобе наниматель “Исправительная колония №2 г. Бобруйска” указывает, что якобы я не соблюдал инструкцию по охране труда и именно это стало причиной травмы.

А также просит суд учитывать мою неоднократную судимость, характеристику с места отбывания наказания, где утверждается, что я не стал на путь исправления, и уменьшить взыскиваемую сумму с 40 000 000 на 10 000 000 белорусских рублей.

О зарплате и начислении пенсии

Раньше в заключении выходить на работу можно было по желанию. Можно было выходить на часа два под предлогом благоустройства территории колонии. И часто заключенные шли работать добровольно, потому что если нет помощи из вне, то прожить очень тяжело. Теперь же всех осужденных в колонии переводят на 8-часовой рабочий день в принудительном порядке.

На момент работы в цеху металлообработки в 2011 году я получал около ста тысяч белорусских рулей на руки. Но другие заключенные получали по 20-30 тысяч, а то и меньше.

После травмы мне дали 3-ю группу инвалидности с ограничениями по работе. Здесь мне помог начмед, который выдал заключение о годности к неполному трудовому дню. Еще два года я работал в швейном цеху.

Мне сразу не хватало стажа для оформления пенсии. Когда я подал документы на пенсию, оказалось, что почти из 5 лет работы у меня вышло всего лишь 4 месяца стажа.

Оказывается, что по пенсионному законадательству, трудовой стаж насчитывается в зависимости от минимальной заработной платы. Т.е. как только человек зарабатывает минимальную заработную плату – ему засчитывается один месяц трудового стажа.

Самое смешное, что люди в колониях этого даже не знают, и когда им начинаешь рассказывать – они не верят.

В сентябре я настоял, чтобы мне оформили социальную пенсию, которая в местах лишения свободы не выплачивается. Администрация ходила-кричала, что ничего получать я не буду, хотели, чтобы я отказался от заявления. Социальную пенсию все же назначили в сентябре 2014 года.

Позже мне удалось собрать все документы, отправить их и спустя год, в марте 2015 года я смог им доказать, что мне положена трудовая пенсия. Мне ее назначили и предложили обратиться за перерасчетом, поскольку ранее мне была оформлена социальная пенсия. Я обратился за таким перерасчетом, но так его и не получил. Мне просто начали платить пенсию с марта.

Тогда я очень сильно огорчился, собрал все документы и направил их Могилевский облисполком, который вместе с Департаментом исполнения наказаний провел проверку и установил, что колония виновата в том, что мне не назначили пенсию вовремя и она несет материальную ответственность. И я могу обратиться к ним с претензией, и потом в суд.

Сейчас я жду реакции от администрации колонии, но отступать не планирую.

Об освобождении и ресоциолизации

Когда я находился в колонии мне положено было 3 посылки в год и дополнительно – одна вещевая. И еще одна вещевая посылка – за месяц до освобождения. Об этом я прочитал в Уголовно-исполнительном кодексе. Я собирал деньги с пенсии и перевел их знакомому, который купил мне вещи к освобождению.

Но знакомый выслал посылку раньше, чем предполагалось. Чтобы получить ее, я написал соответствующее заявление, предупредил начальника отряда и попросил его позвонить на посылочную станцию, чтобы предупредить, что мне придут вещи на освобождение. Когда он позвонил, посылку уже отправили обратно.

Хотя я не получил за год ни одной посылки, мне все равно пришлось ехать в Минск в тюремной одежде.

После освобождения бывшим осужденным не оказывается почти никакой помощи.

У меня нет регистрации, но все-таки достаточно быстро удалось заселиться в дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства.

Хотя условия проживания там не самые лучшие, но выбирать не приходится. Сейчас я в процессе получения регистрации, только после этого смогу стать на учет в центре занятости населения.

Кроме всего прочего у меня возникли сложности с медицинским обслуживанием и скидкой на медикаменты. Невозможно ничего добиться без регистрации.

Кроме того, хочу отказаться от ограничений по работе, т.к. уверен, что с такими ограничениями по физическому здоровью ни один наниматель меня не возьмет. Но травма слишком серьезная, инвалидность снять не могут, а следовательно не снимут и ограничений на работу. Смогу ли найти работу – не знаю.

Раньше было сложно в материально плане, но сейчас еще труднее.

В данный момент Андрей Князьков вместе с правозащитниками подал кассационную жалобу на решение суда Октябрьского района г. Минска и ожидает повторного рассмотрения.

Источник: http://spring96.org/ru/news/81872

Условно-досрочное освобождение: основания, процедура, обязанности | Правоведус

Смогу ли я обратиться с ходатайством в администрацию колонии?

Уголовное законодательство РФ предусматривает возможность досрочного освобождения от дальнейшего отбытия наказания лиц, которые доказали, что для своего исправления они уже не нуждаются в полном отбывании наказания, назначенного им судом. В нашей статье мы расскажем об основаниях и видах УДО, когда досрочное наказание применено быть не может, а также о сроках его применения.

Ежегодно в России к лишению свободы осуждается очень большое количество человек и наличие в уголовно-правовой системе института условно-досрочного освобождения призвано заинтересовать осужденных в демонстрации лояльности к режиму.

В основе уголовно-досрочного освобождения лежит допустимость коррекции приговора в вопросах вида и размера наказания в зависимости от поведения осужденного в условиях отбывания наказания. Поводом к рассмотрению УДО является соответствующее ходатайство осужденного, который может использовать свое право на это в рамках норм действующего законодательства.

Вопрос об УДО разрешается районным судом по месту отбывания наказания осужденного, в независимости от подсудности уголовного дела, в составе специальной комиссии. Условно-досрочное освобождение может выглядеть как:

  1. полное – предоставляется в случае, когда осужденный отбывает только основное наказание;
  2. неполное – к основному сроку может быть применено УДО, а дополнительный осужденный продолжает отбывать в местах лишения свободы.

Суд может назначить один из следующих видов УДО:

  • заменить одно наказание на другое, более мягкое;
  • назначить испытательный срок, который имеет ту же длительность, что и реальный.

Кроме того, при освобождении осужденного по УДО, суд может возложить на него дополнительные обязанности, совпадающие с обязанностями отбывающих условный срок, это может быть – соблюдение режима, запрет на смену места жительства без своевременного уведомления и другое.

УДО возможно к применению в отношении лишь тех осужденных, исправление которых может быть осуществлено без отбытия наказания в полном объеме.

Следовательно, отбытие осужденным части срока наказания, предусмотренного законом, еще не является безусловным основанием для применения УДО.

Основания условно-досрочного освобождения

УДО ассоциируется с двумя неразрывными обстоятельствами:

  • Достижение целей наказания.

Несмотря на то, что принцип уголовной системы требует, чтобы наказание, назначенное судом, было минимально достаточным для исправления осужденного, в действительности очень трудно точно предсказать его воздействие на конкретного осужденного.

Суд, вынося приговор, максимально полностью учитывает все объективные факторы, непосредственно связанные с личностью преступника и совершенным деянием, однако, это не является гарантией правильного выбора оптимальной меры наказания по своему исправительному воздействию в каждом случае.

Кроме того, нельзя не учитывать, что личность осужденного, несомненно, меняется в процессе исполнения наказания, при этом часто изменения носят именно положительный характер, а, следовательно, и достижение цели наказания часто происходит до момента полного отбытия наказания.

Существуют определенные обстоятельства, которые учитываются при применении системы условно-досрочного освобождения, это:

  1. для того, чтобы осужденный исправился, часто достаточно только части отбывания наказания, при этом правонарушитель должен доказать это своим поведением;
  2. срок части наказания, который обязательно должен отбыть осужденный, устанавливается государством и основывается на степени тяжести совершенного преступления;
  3. наличие положительной характеристики пенитенциарной службы;
  4. тяжелое заболевание у осужденного, которое устранить в стенах тюремного лазарета не представляется возможным;
  5. наличие инвалидности 1 группы;
  6. серьезное психическое расстройство у осужденного, которое не дает ему возможности отбывать наказание в местах лишения свободы и требует незамедлительного вмешательства медицинских работников.
  • Отбытие осужденным определенной части назначенного срока наказания.

Для того, чтобы осужденный мог быть освобожден из мест лишения свободы досрочно, он должен отбыть некоторую часть наказания, установленную законом. Законодатель определяет следующие сроки УДО:

  • одна треть отбытого наказания – для преступлений легкой и средней тяжести;
  • не меньше половины срока отбытия наказания – для тяжких преступлений;
  • две трети отбытого наказания, назначенного приговором суда – для особо тяжких преступлений (это же правило действует, если предыдущие УДО было отменено);
  • 3/4 отбытого наказания – за изнасилование несовершеннолетнего, за преступления террористической направленности и в сфере оборота наркотиков, 4/5, если насильственные действия применялись к детям младше 14 лет.

Важно! Ходатайство об условно-досрочном освобождении можно подавать не ранее, чем через полгода после начала отбывания наказания. При этом, если человек осужден на пожизненное заключение, то выйти по УДО он может не ранее, чем через 25 лет.

Некоторые считают, что документы на УДО подаются администрацией исправительного учреждения автоматически, при наступлении срока обязательной части отбытия наказания, однако это далеко не так.

Осужденному необходимо самому обратиться к руководству колонии и попросить подготовить необходимые документы с их стороны для отправки в суд.

Данное обращение осужденного они обязаны рассмотреть в сжатые сроки и не позднее, чем через 10 дней после обращения направить документы в суд.

Правовое регулирование при процедуре получения УДО

Порядок и основания для УДО регламентируют нормы статьи 79 Уголовного кодекса РФ, которая описывает действия сотрудников исправительного учреждения при необходимости подачи ходатайства.

Как уже писалось выше, чтобы было назначено УДО, осужденному следует обратиться в администрацию ИУ, ходатайство можно подать непосредственно в суд по месту нахождения осужденного через адвоката или через администрацию ИУ.

Документы, которые обязательно должны быть при обращении за УДО:

  • заявление от осужденного на предоставление условно-досрочного освобождения, где следует перечислить основные доводы в пользу осужденного – это доказательства его раскаяния, подтверждение полного или частичного возмещения ущерба и другое;
  • характеристика , подготовленная администрацией ИУ;
  • копия приговора суда, в случае, если вина при вынесении приговора не была признана осужденным, при подаче ходатайства на УДО следует составить заявление о ее признании;
  • заключение о состоянии здоровья, в случае наличия заболевания у осужденного;
  • исполнительный лист, если присутствует причинение ущерба, отраженного в приговоре суда;
  • заявление от родственников и членов семьи, которые могут ручаться за осужденного (при желании);
  • справка о наличии постоянной регистрации по месту жительства;
  • справка о том, что осужденный после освобождения будет трудоустроен;
  • дополнительно можно предоставить документы о наличии несовершеннолетних детей или беременности, о трудном материальном положении и другое.

Особенности рассмотрения ходатайства об УДО

При рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении суд должен обязательно учитывать поведение осужденного на данный момент, а именно: его отношении к труду, учебе и к совершенному преступлению.

Большое внимание обращается на то, возместил ли он хотя бы часть ущерба, который причинил, загладил ли он вину перед потерпевшим.

Все эти данные должны содержаться в заключении администрации исправительного учреждения.

Важно! Рассмотрения дела производится по месту фактического пребывания осужденного, то есть, если на период подачи прошения он был переведен в другое учреждение, материалы должны быть переданы в тот орган, где будет рассматриваться дело и выносится решение.

Суд, рассматривая прошение об УДО, обязательно учитывает наличие места жительства у осужденного или каких-либо связей с родственниками, от этого может зависеть его поведение после освобождения.

Принимая решение, суд не может принять необоснованное решение, в том числе отказать в освобождении, все выводы должны быть основаны на предъявленных документах, фактах, характеристиках и исследованиях личности осужденного.

Суд имеет право вернуть документы без принятия решения только тогда, когда они не правильно оформлены, в остальном случае не принять ходатайства судебные органы не имеют право. Копия постановления о принятом решении суда обязательно направляется в администрацию исправительного учреждения и в органы, которые занимаются исполнением наказания.

Обязанности осужденного после освобождения по УДО

В независимости от вида преступления, условно-досрочное освобождение может быть применено с учетом соблюдения сроков, установленных законом, ко всем осужденным. Однако, после освобождения, к ним предъявляются определенные требования, которые должны исполняться неукоснительно:

  1. освобожденный по УДО не должен менять места проживания, работы или учебы, не предупредив в письменном виде об этом контролирующий орган;
  2. освобожденный по УДО не вправе посещать азартные заведения, ночные бары и рестораны, в случае, если он будет там замечен, он будет обязан дать письменное объяснение своего поступка (инспектор вправе взять показания свидетелей по этому поводу);
  3. УДО может быть отменено, если осужденный не выполняет свои обязанности относительно выплаты ущерба потерпевшему;
  4. освобожденный по УДО не должен употреблять психотропные и наркотические вещества, в противном случае будет применено принудительное лечение;
  5. освобожденный по УДО не должен поддерживать общение с соучастниками преступления и иными лицами с криминальным прошлым.

Все указанные обязанности могут быть отменены судом, а также добавлены новые требования в зависимости от личности осужденного и вида преступления, совершенного им. Контроль за исполнением требований после освобождения осужденного ложится на специальный уполномоченный орган.

Когда постановление на УДО может быть отменено

Законодательство устанавливает определенные требования к освобожденному после выхода по УДО, нарушение этих требований может привести к отмене судебного постановления, а, следовательно, к возобновлению наказания в виде лишения свободы до окончания всего срока. Кроме того, в случае, если освобожденный совершил новое преступление в период УДО, то срок нового наказания будет увеличен – УДО будет отменено и к нему добавится новый срок за новое правонарушение.

Важно! Если новое преступление было совершенно по неосторожности, суд вправе решать, есть ли необходимость в отмене УДО или можно обойтись более мягким видом наказания, предусмотренным законом.

К нарушению требований УДО можно также отнести злостное невыполнение условий освобождения, злодеяния, влекущие за собой административную ответственность – мелкое хулиганство, распитие спиртных напитков, драки и подобное, а также отсутствие реакции на замечания контролирующего инспектора.

Особенности применения УДО к несовершеннолетним преступникам

По статистике, в нашей стране очень много лиц, которые совершают преступления в возрасте до 18 лет, при этом уголовная ответственность несовершеннолетних несколько отличается от общих правил. Однако, подростки, приговоренные судом к лишению свободы, также имеют возможность подать документы на УДО.

Порядок условно-досрочного освобождения несовершеннолетних осужденных проходит по общим правилам, но есть и несколько исключений, касаемо временных рамок. Так, сроки давности совершения преступления и время не отбытой части наказания сокращаются ровно наполовину.

Например, если несовершеннолетний преступник совершил деяние небольшой или средней тяжести, он больше не представляет опасности для общества, отсидел необходимую часть наказания и полностью раскаялся в содеянном, то после выхода по УДО контроль за ним сохранится только в течении одного года, а если речь идет о тяжких или особо тяжких преступлениях, то оставшаяся для отбытия наказания часть составляет не менее трех лет, при этом, независимо от того, какой приговор вынес суд. Кроме того, существуют специальные основания для лиц, не достигших 18 лет, это:

  1. Освобождение от уголовной ответственности – применяется, если подросток совершил преступление небольшой или средней тяжести и может исправиться без наказания в виде лишения свободы. При этом к нему могут применяться принудительные меры воспитательного характера.
  2. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания – применяется, если подросток совершил тяжкое или особо тяжкое преступление. При этом, несовершеннолетний преступник может быть направлен в специализированное заведение закрытого типа, имеющего учебно-воспитательную программу и находящееся под юрисдикцией пенитенциарной службы.
  3. Досрочное освобождение от условного наказания – если по приговору подростку положены принудительные работы и ограничение свободы, он не совершил злостных нарушений порядка, установленных исполнительным органом во время исполнения наказания, то он заслуживает УДО.

Особенностью процедуры УДО несовершеннолетних является то, что подростка нельзя считать рецидивистом, даже если он совершил новое преступление еще до окончания срока предыдущего, степень тяжести правонарушения также не учитывается.

Подводя итог: несколько советов по УДО

Без сомнения, осужденным следует знать свои права, и если человек искренне раскаялся в своем проступке, свою вину признал и искупил, он имеет право быть освобожден из мест лишения свободы на более ранних сроках, чем предусмотрено приговором суда. Для своевременного применения УДО рекомендуется:

  • целенаправленно встать на путь исправления с первых дней пребывания в местах лишения свободы – примерное поведение, высокие показатели в работе или учебе, возмещение ущерба, признание вины, примирение с потерпевшим и т.д.;
  • заранее собирать необходимые документы, чтобы приступить к оформлению УДО можно было сразу после отбытия минимума срока наказания, установленного российским законодательством;
  • даже после освобождения по УДО необходимо соблюдать определенные требования досрочного освобождения, а значит вести соответствующий образ жизни – трудоустроиться, не злоупотреблять алкоголем, строго соблюдать правила, установленные контролирующим органом.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/criminal/uslovno-dosrochnoe-osvobozhdenie/

День за полтора, день за два – как работает механизм перезачета срока содержания под стражей в срок лишения свободы по новым правилам

Смогу ли я обратиться с ходатайством в администрацию колонии?

В последнее время ко мне на сайт стали часто обращаться со всех концов России с вопросами относительно порядка и особенностей перезачета срока содержания под стражей в срок лишения свободы в соответствии с изменениями, внесенными в статью 72 Уголовного кодекса РФ.

Тема крайне актуальная, учитывая, сколько осужденных отбывают наказание по приговорам судов, вынесенным до вступления в силу указанных изменений.

Дабы прояснить данную ситуацию, я подготовил от своего имени ходатайство о зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы в отношении моего осужденного подзащитного, направил указанное ходатайство в суд по месту нахождения колонии общего режима и принял участие в судебном заседании по заявленному ходатайству.

Основания и процедура применения изменений в ст. 72 УК РФ

Рассматриваемые изменения, предоставляющие возможность осужденным подать в суд ходатайство о зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы по новым правилам, вступили в силу с 13 июля 2018 года.

Суть изменений заключается в том, что теперь время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за:

а) один день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима;

б) полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;

в) два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Более подробно с текстом Федерального закона можно ознакомиться здесь

Для осужденных, отбывающих наказание в исправительных колониях общего режима (я рассмотрю именно эту категорию, как наиболее актуальную и распространенную), новые положения ст. 72 УК РФ подлежат исполнению в течение шести месяцев со дня вступления в силу.

Вместе с тем, исполнение не может произойти само по себе. Нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ устанавливают, что с ходатайством в порядке ст. 72 УК РФ может выйти только сам осужденный и (или) его защитник.

Иными словами, если осужденный такого ходатайства не заявит, по истечении шести месяцев он утратит право произвести перерасчет сроков.

Изменения в статью 72 УК, как и любые изменения, смягчающие положение осужденных, должны иметь обратную силу. И наоборот, изменения, которые отягчают это положение, например, норма о приравнивании двух дней домашнего ареста к одному дню лишения свободы, обратной силы иметь не должны.

Несмотря на это, уже сейчас выносятся постановления судов, в которых домашний арест, отбытый осужденным до вступления рассматриваемых изменений в силу, рассчитывается по отягчающему сценарию. Такие судебные акты необходимо обжаловать как незаконные и необоснованные.

Изменения не распространяются на осужденных, которые отбывают наказание в колониях строгого режима и (или) осужденных за отдельные категории преступлений — например, все преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (за исключением части 1 ст.

228 УК РФ), преступления, предусмотренные статьями 205 — 2055, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, частями второй и третьей статьи 228, статьями 2281, 229, 275, 276, 361 УК РФ, и сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные статьями 277 — 279 и 360 УК РФ.

Вместе с тем, до меня постоянно доходят слухи о том, что суды применяют новые изменения в отношении вышеперечисленных статей, например, в сфере незаконного оборота наркотиков, но пока это только слухи, не подтвержденные фактами, так что более подробно на них останавливаться не буду.

Если на момент вступления изменений в силу обвиняемый еще не осужден, в отношении него перерасчет сроков будет выполнен судом, в чьем производстве будет находиться уголовное дело. В этом случае подавать ходатайство в порядке ст. 72 УК РФ в суд не нужно, так как судья сам произведет необходимые расчеты.

Перерасчет сроков осуществляется судом, расположенным по месту отбывания наказания. Отмечу, что вышестоящие суды, в которые подаются апелляционные и кассационные жалобы на приговор суда, также обладают полномочиями по перерасчету сроков, но на моем примере я убедился, что делать они этого не хотят и адресуют жалобщиков в суд, где находится колония.

Документы, которые необходимо прилагать к ходатайству в порядке ст. 72 УК РФ

-заверенная копия приговора суда с отметкой о вступлении в законную силу;

-процессуальные документы, подтверждающие нахождение осужденного в следственном изоляторе (копия протокола задержания в порядке ст. 92 УПК РФ, заверенные копии постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении сроков стражи и т.д.)

О поступившем ходатайстве суд уведомляет начальника колонии. Если ходатайство подается защитником, суд предлагает выяснить у осужденного, поддерживает ли он заявленное ходатайство и желает ли, чтобы его защиту в судебном заседании осуществлял адвокат, подавший указанное ходатайство в суд. Также суд запрашивает личное дело осужденного.

Время, которое подлежит перерасчету

В срок нахождения в следственном изоляторе входит время со дня задержания лица в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ или избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, если лицо не задерживалось, и до дня вступления приговора суда в законную силу включительно.

Соответственно, период этапирования осужденного к месту отбытия наказания, равно как и его дальнейшее пребывание в следственном изоляторе после «засиливания» приговора в срок содержания под стражей не входит, поскольку осужденному уже назначено наказание в виде лишения свободы.

Рассмотрение в суде ходатайства в порядке ст. 72 УК РФ происходит с участием прокурора, защитника, подавшего ходатайство и осужденного – при наличии его согласия на участие в судебном заседании.

По итогам рассмотрения ходатайства, в случае его удовлетворения, суд выносит такое постановление. 

Мы предоставляем несколько видов адвокатской помощи по зачету времени содержания под стражей, в зависимости от того, что конкретно необходимо. Более подробно с нашими услугами в данной сфере можно ознакомиться по этой ссылке.

Источник: https://pravorub.ru/articles/84138.html

Обманка

Смогу ли я обратиться с ходатайством в администрацию колонии?

13 июля в ФСБ должен состояться допрос бывшего сотрудника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, осужденного на пожизненное заключение.

Но ни он, двумя неделями ранее специально этапированный в Москву из колонии «Черный дельфин» в Соль-Илецке, ни его адвокаты не знают, в связи с чем нужен этот допрос, поскольку официально их ни о чем не информировали.

Лишь предполагают, что допрос будет по делу 18-летней давности: об убийстве мэра города Нефтеюганска Петухова.

Это дело СК срочно реанимировал в прошлом году, чтобы предъявить обвинение Ходорковскому. В мае у брата и матери Пичугина в рамках этого дела провели обыски.

При этом, как сообщают адвокаты, оказывали моральное давление на самого осужденного: сотрудники колонии при нем набирали по мобильному номер его пожилой мамы, чтобы он услышал про обыски лично от нее.

Через месяц Пичугину откажут в помиловании (причем на уровне губернатора, до президента она так и не дойдет), еще через месяц отправят в Москву на допросы. В принципе мотивация силовиков в этом деле понятна.

Непонятны действия некоторых членов президентского Совета по правам человека, лично навещавших Пичугина в прошлом сентябре в колонии и рекомендовавших ему подавать прошение о помиловании.

Они обещали поддержать ходатайство, но когда прошение было отклонено губернатором, председатель Комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин заявил СМИ, что ничего такого он Пичугину при личной встрече год назад не советовал. Цитирую: «Думаю, что это не мы (СПЧ. — Ред.) рекомендовали ему (Пичугину. — Ред.) подать прошение о помиловании, а это была его собственная инициатива» («КоммерсантъЪ» от 9 июня). Хотя тот же Бабушкин после визита в колонию в сентябре прошлого года писал у себя в «Живом журнале», что «я рекомендовал Алексею Владимировичу написать заявление о помиловании, а мы готовы его ходатайство поддержать».

Пичугин с недоумением и разочарованием воспринял произошедшее. Дело в том, что он не собирался подавать никакого прошения, исходя из того, что считает себя ни в чем не виноватым, а потому просить милости от государства не намерен. И если бы не настойчивые рекомендации СПЧ и обещания поддержки, Пичугин не писал бы прошение и в этот раз.

Иллюзий он, конечно, не питал, но попробовал, тем более что в Комитете министров в Совете Европы лежит его жалоба на неисполнение Россией решения ЕСПЧ. Комитет министров уже задавался вопросом: почему российские власти не помилуют Пичугина, ведь таким образом могла бы решиться проблема нарушения прав осужденного на справедливое правосудие.

Что важно: Пичугин в день подачи бумаги о помиловании 27 ноября 2015 года направил в СПЧ письмо, в котором информировал членов СПЧ Бабушкина и Федотова об этом и напомнил про обещание его поддержать. Однако итог получился печальным: ни само прошение не дошло до президента, ни письмо Пичугина не дошло в Совет (либо было проигнорировано на уровне секретарей).

«Новая» попросила членов Совета прокомментировать эту ситуацию. Однако про не сдержанные обещания, увы, не было сказано ни слова. Речь в основном шла об отсутствии в стране института помилования как такового.

Тем не менее мы благодарны за оперативный ответ члена Совета, судье Конституционного суда в отставке, Тамаре Морщаковой — человеку, который пытается сделать все, чтобы институт помилования, наконец, заработал.

В Совет по правам человека при президенте Российской Федерации, членам Совета Федотову Михаилу Александровичу и Бабушкину Андрею Владимировичу от пожизненно осужденного Пичугина Алексея Владимировича, отбывающего наказание

в ФКУ ИК-6 по Оренбургской области

Уважаемые Михаил Александрович и Андрей Владимирович!

Обращаюсь с настоящим письмом к вам и хочу выразить свою благодарность вам за поддержку и добрые слова в мой адрес в ходе вашего посещения ФКУ ИК-6 по Оренбургской области 10 сентября 2015 года.

В ходе беседы вы порекомендовали мне обратиться с прошением к президенту Российской Федерации В.В. Путину о применении в отношении меня акта о помиловании. По вашему мнению, направление мною ходатайства о помиловании в адрес президента РФ в настоящее время обосновано и будет поддержано Советом при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Настоящим сообщаю вам, что 27 ноября 2015 года мною через администрацию ФКУ ИК-6 по Оренбургской области подано прошение о помиловании в адрес президента РФ В.В. Путина.

Надеюсь на вашу поддержку при рассмотрении прошения.

С уважением,
(подпись) А.В. Пичугин
27.11.15.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2016/07/13/69248-obmanka

Всё о кредитах
Добавить комментарий