Срок привлечения к ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения

Ответственность судебного эксперта

Срок привлечения к ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

В повседневной жизни человек сталкивается со множеством жизненных ситуаций и связанных с ними проблем. Вы приобрели холодильник, а он в сроках или за сроками гарантии производителя вышел из строя.

У Вас проблемы с соседом по границам земельных участков и Вы не можете прийти к обоюдному согласию по разрешению возникшего спора. Вы были у стоматолога или ортодонта и Вам некачественно вылечили зубы, или изготовили протез, который стирает ваши десна….

Можно привести к примеру множество ситуаций, которые приходится каким-то образом разрешать.

И во многих случаях основополагающим фактором разрешения той или иной проблемы является помощь эксперта.

От того, на сколько грамотно, квалифицированно, и самое главное-беспристрастно подготовлено заключение экспертизы по интересующим вопросам-будет зависеть зачастую не только правильное разрешение бытовых проблем, но и возможность пострадавшей стороны получить причитающееся ей возмещение материального, физического и морального вреда, установить те или иные обстоятельства.

Для начала хотелось бы определиться с самим понятием-экспертиза, эксперт. Действующее законодательство, в частности ст.

11,12 Закон РФ “О государственной экспертной деятельности в РФ” определяют , что «государственными экспертными учреждениями являются специализированные организации федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы. «Государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей». 

Таким образом, следует понимать, что государственное учреждение, обладающее полномочиями на производство экспертизы должно обладать следующими признаками: 1) оно должно быть государственным, 2) оно должно действовать (т.е.

приступать к организации производства экспертизы) на основании постановления суда, судьи, дознавателя, следователя или прокурора .

Государственный эксперт – 1) это аттестованный сотрудник учреждения государственной экспертизы ( состоящий в трудовых отношениях с экспертной организацией, имеющий соответствующую квалификацию и стаж работы); 2) действует на основании распоряжения и поручения руководителя экспертного учреждения о производстве той или иной экспертизы, постановления суда и органов предварительного расследования , прокурора 3) предупреждается руководителем экспертной организации об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение, предусмотренной ст.307 УК РФ. 

Кроме того, понятие эксперт дается Уголовно-процессуальным Кодексом РФ, далее УПК РФ и Гражданско-процессуальным Кодексом РФ, далее ГПК РФ и др. Согласно ст.57 УПК РФ-эксперт это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом , для производства экспертизы и дачи заключения. 

В соответствии с п.2 ст.195 УПК РФ – судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными познаниями. Производству и назначению экспертизы также посвящена глава 6 ГПК РФ ( в частности ст.

84,85,86 ГПК РФ).

 Гражданский процесс предъявляет аналогичные требования к производству экспертизы, а именно: экспертиза должна производиться экспертами судебно-экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений либо иными экспертами, которым она поручена судом. 

Следовательно, подводя итог вышеизложенному, следует полагать, что к организации и производству экспертизы может приступить как государственное экспертное учреждение, так и любое иное экспертное учреждение, либо эксперт, действующие исключительно на основании постановления суда, судьи, органов предварительного расследования и прокуратуры о назначении и производстве экспертизы, предварительно подтвердившие свою регистрацию в качестве юридического или физического лица, предоставившие устав, подтвердившие квалификацию и стаж работы по определенной специальности эксперта, дающего заключение. Таким образом, все иные заключения, полученные гражданами в произвольном порядке, без постановления суда, следственных органов и прокуратуры, не будут являться заключениями эксперта. Такие заключения действующее законодательство относит к мнениям специалиста, но не эксперта. 

Возвращаясь к вопросу качества произведенной экспертизы ,хочется указать на следующее – одной из гарантий права гражданина на объективное и всесторонне-полное экспертное заключение является ответственность эксперта, предусмотренная законом.По сути, при производстве экспертизы эксперт обязан руководствоваться Конституцией РФ, УПК РФ либо ГПК РФ, вышеуказанным Закон РФ “О государственной экспертной деятельности” и др. законами и подзаконными актами. 

Эксперт дает заключение ,основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Но, к сожалению, в практике встречаются случаи, когда заключение эксперта может и не соответствовать требованиям объективности и правильности сделанных выводов. Причины могут быть весьма разнообразными. Одной из них может являться отсутствие надлежащего опыта, низкая квалификация. В таких случаях уголовная ответственность эксперта исключается.

Но более серьезной с точки зрения общественной морали, нравственности и закона, могут являться отношения эксперта и участников предварительного расследования либо судопроизводства (родственные, дружеские, корпоративные либо наоборот неприязненные отношения, и т.д.), приведшие к заведомо неправильному экспертному заключении.

Мотивы совершенного экспертом деяния могут быть весьма разнообразны. К ним можно отнести любовь, сострадание, зависть, месть, корысть и т.д. И в таких случаях закон квалифицирует действия эксперта по ст. 307 УК РФ. Что же это за ответственность?

Итак, ч.1 ст.

307 УК РФ предусматривает, что заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования-наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев , либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов ,либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.  Более тяжкий состав преступления образует часть вторая данной статьи, она наделяет основной состав преступления дополнительными квалифицирующими признаками-те же деяния, связанные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Санкция, т.е. наказание за данное преступление предусмотрена в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

 Объективная сторона данного преступления заключается в том, что специалист, не смотря на предупреждение его об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение или показание сообщает органам предварительного расследования или суду не соответствующие действительности , искаженные сведения о фактических данных , имеющих доказательственную силу. 

Общественная опасность этого деяния заключается в том, что оно препятствует установлению истины по делу. Данное преступление характеризуется прямым умыслом, т.е.

 эксперт осознавая заведомую неправильность и ложность подготовленного им заключения, предоставляет его органам предварительного расследования и суду с целью введения их в заблуждение относительно предмета экспертизы. Мотивами, как ранее указывалось, могут служить разнообразные обстоятельства.

К примеру, эксперт является знакомым либо дальним родственником лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в целях облегчения его положения ,эксперт дает ложное заключение. 

В целях доказывания в действиях эксперта состава преступления, предусмотренного ст.307 УК РФ-необходимо установить: 

1) является ли привлекаемое к уголовной ответственности лицо субъектом данного преступления, т.е.

является ли он экспертом в смысле вышеуказанных норм законодательства Закон РФ “О государственной экспертной деятельности в РФ”, УПК РФ, ГПК РФ и др. 
2)действовал ли данный эксперт на основании постановления суда, органов предварительного расследования , прокуратуры.

3)соответствует ли его квалификации и стажу работы по его специальности порученное ему производство экспертизы; 
4) имеются ли основания считать данное экспертом заключение ложным (т.е.

в данном случае возможны в качестве доказательств заключения иных экспертных учреждений, организаций и экспертов по поставленным данному эксперту вопросам) 
5) соединены ли эти деяния с обвинением лица в тяжком или особо тяжком преступлении и т.д. 

При наличии всех этих признаков в совокупности можно говорить о виновности эксперта в совершении им указанного преступления. Суд, установив вину эксперта, избирает ему наказание в рамках санкции, указанной в ст.307 УК РФ.

С учетом личности эксперта, его стажа в занимаемой им должности, характеристик, с учетом семейных и иных обстоятельств , материального положения, суд может избрать наказание, не связанное с лишением свободы.

Хотелось бы отметить следующее: согласно примечанию к данной статье, эксперт добровольно в ходе дознания, предварительного расследования или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявивший о ложности данных им показаний или заключения-освобождается от уголовной ответственности.

Дата редакции: 17.01.2013

Источник: https://ceur.ru/library/articles/jekspertiza/item106806/

Заведомо ложное экспертное заключение в сфере госзакупок повлечет ответственность

Срок привлечения к ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения

Правительство России внесло в Госдуму пакет поправок в законодательство, направленных на установление ответственности за заведомо ложное экспертное заключение в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

В пояснительных записках отмечается, что в соответствии с ч. 7 ст.

41 Закона о госзакупках за представление заведомо ложного экспертного заключения эксперт, организация, в которой он работает, а также ее должностные лица несут ответственность в соответствии с законодательством РФ.

При этом ни в уголовном, ни в законодательстве об административных правонарушениях не содержатся корреспондирующие данной норме положения об ответственности.

Так, законопроектом № 495957-7 предлагается дополнить УК РФ ст. 200.6, которая предусматривает ответственность за дачу экспертом, уполномоченным представителем экспертной организации заведомо ложного экспертного заключения в сфере госзакупок. Если это повлекло причинение крупного ущерба, то виновное лицо предлагается наказывать штрафом в размере до 300 тыс. руб.

или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года либо принудительными работами на срок до 1 года. В качестве дополнительного наказания может быть назначено лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Если законопроект примут, крупным будет считаться ущерб в сумме свыше 2,25 млн руб.

, закрепленный в примечании к ст. 170.2 УК РФ.

За то же деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, верхняя граница штрафа увеличена до 500 тыс. руб., срок принудительных работ или лишения свободы увеличен до 3 лет, а срок опционального лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью – до 4 лет.

Если же преступление приведет к смерти двух или более лиц, то в качестве наказания предлагается применять ограничение свободы на срок до 4 лет либо принудительными работами на срок до 4 лет, либо лишением свободы на тот же срок – во всех случаях с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет или без такового.

Законопроект № 495959-7 предлагает ввести в КоАП РФ ст. 7.32.

6 «Заведомо ложное экспертное заключение в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», а также внести корреспондирующие изменения в некоторые статьи Кодекса.

В качестве меры административной ответственности за данное правонарушение предлагается установить для должностных лиц штраф в размере от 30 до 50 тыс. руб. или дисквалификацию на срок от полугода до года, а для юридических лиц – от 100 до 150 тыс. руб.

Предусматривается, что дела о таких административных правонарушениях будут рассматривать органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере, в сфере государственного оборонного заказа и в сфере госзакупок Кроме того, полномочиями по составлению протоколов о таких правонарушениях предлагается наделить должностных лиц органов муниципального финансового контроля с определением подсудности таких дел в соответствии с ч. 1.1 ст. 23.1 КоАП.

Партнер адвокатского бюро «Юсланд» Александр Чангли считает, что введение административной и уголовной ответственности за заведомо ложное экспертное заключение в сфере госзакупок оправданно. По его мнению, устранение данного законодательного пробела в конечном итоге должно усложнить возможные хищения государственных денег и повысить ответственность всех участников госзакупок.

«Госбюджет рассматривается многими предпринимателями как желаемый источник денежных средств, даже с учетом значительной коррупционной составляющей многих закупок.

С учетом все более усложняющейся ситуации в стране желание государства навести порядок вполне понятно. Настораживает лишь общая тенденция к криминализации многих правоотношений, которая сейчас происходит.

Будем надеяться, что нововведения помогут уменьшить расхищение бюджетных средств при заключении и реализации государственных контрактов», – заключил эксперт.

Руководитель антимонопольной практики юридической фирмы «Инфралекс» Елена Кузнецова также считает, что принятие мер, направленных на предупреждение недобросовестных действий в данной сфере, является обоснованным и своевременным, учитывая, что Закон о госзакупках устанавливает лишь общий принцип ответственности экспертов за дачу ложного экспертного заключения.

«Полагаю, что внесение предлагаемых поправок позволит не только устранить имеющийся в законодательстве пробел, но и приведет к реальному снижению количества ложных экспертных заключений. Это, в свою очередь, позволит государству избавиться от расходов на устранение последствий некачественно исполненных государственных контрактов», – указала Елена Кузнецова.

В свою очередь директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы Павел Милюхин согласился, что пакет поправок своевременен и будет дисциплинировать экспертное сообщество, поскольку реального механизма контроля за экспертной деятельностью в РФ в настоящий момент не имеется. Тогда как в делах, связанных с госзакупками, когда стоимость контракта составляет десятки и сотни миллионов рублей, подобные заключения приносят огромный ущерб государству.

Павел Милюхин добавил, что такая проблема есть и в сфере судебной экспертизы: «Например, в Рязанской области не известно ни одного случая привлечения судебного эксперта к уголовной ответственности, хотя количество повторных экспертиз с противоположными выводами по статистике растет из года в год». Он также подчеркнул, что адвокатами и иными представителями в гражданском и арбитражном процессе отмечается невозможность убедительно доказать председательствующему по делу, что заключение эксперта является заведомо ложным, хотя имеются все его признаки.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/zavedomo-lozhnoe-ekspertnoe-zaklyuchenie-v-sfere-goszakupok-povlechet-otvetstvennost/

Журнал «Юридический мир»

Срок привлечения к ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения

Василий МАРЧУК

Практика показывает, что при рассмотрении споров в общих и хозяйственных судах некоторые участники процесса сознательно искажают реальную действительность.

Заведомо ложные показания существенно затрудняют рассмотрение судебного дела, могут повлечь вынесение неправильного судебного решения, что в конечном итоге причиняет вред правам и законным интересам граждан либо юридических лиц.

Лжесвидетельство приобретает особую опасность по делам с ограниченной доказательственной базой. В таких случаях заведомо ложные показания значительно повышают риск вынесения неправосудного судебного акта.

Когда показания ложные?

В действующем законодательстве термин «заведомо ложное показание» трактуется достаточно широко. Согласно ст.

401 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК) к заведомо ложным показаниям относятся не только не соответствующие действительности показания свидетеля или потерпевшего, но и заведомо ложное заключение эксперта либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод.

Особенность заведомо ложных показаний заключается в том, что лица, принимая участие в гражданском или хозяйственном процессе в качестве свидетеля, эксперта или переводчика, дезинформировав суд о фактах и обстоятельствах, имеющих существенное значение для разрешения соответствующего дела, становятся обвиняемыми по уголовному делу о даче ложных показаний.

Согласно ст.

69 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) свидетели приносят присягу следующего содержания: «Понимая значение моих показаний для установления истины и учитывая ответственность перед законом, клянусь правдиво сообщить суду обо всех известных мне фактах по делу». Ложными показаниями свидетеля следует признавать показания, которые не соответствуют действительности и искажают подлинные факты.

Следует иметь в виду, что не любая сообщенная на допросе ложь влечет ответственность по ст. 401 УК. Критериями оценки, имеющими значение для ответственности по ст. 401 УК, выступают относимость показаний, их допустимость и их существенное значение для дела.

Относимость показаний как доказательств определяется тем, входят ли они в предмет доказывания. Согласно ст. 180 Гражданского процессуального кодекса (далее — ГПК) и ст.

103 ХПК суд принимает к рассмотрению и исследует только те из представленных доказательств, которые имеют значение для дела, которые могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по рассматриваемому делу. Допустимость показаний определяется с учетом положений, установленных ст.

181 ГПК и ст. 104 ХПК: факты, которые по закону должны быть подтверждены с помощью определенных средств доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

В соответствии со ст. 70 ХПК и ст. 98 ГПК лицо, назначенное экспертом, обязано явиться по вызову суда и дать объективное заключение по поставленным вопросам. Согласно ст. 69 ХПК эксперт приносит присягу, текст присяги подписывается экспертом и хранится в деле.

Ложность заключения эксперта может выражаться в неправильном изложении фактов, явившихся исходным материалом для исследования, применении неверных методов исследования либо в заведомо неправильном выводе по произведенной экспертизе.

Если при проведении комплексной экспертизы эксперты, действуя по предварительному сговору, совместно составили заведомо ложное заключение экспертизы, преступление должно признаваться совершенным группой лиц, что в соответствии с п. 11 ст. 64 УК влечет более строгую уголовную ответственность.

Согласно ст.

74 ХПК и ст. 103 ГПК переводчик обязан явиться по вызову суда, точно и полно выполнить порученный перевод, подтвердить достоверность перевода своей подписью в протоколе судебного заседания или на переведенном документе. Неправильный перевод выражается в заведомом искажении полностью или частично смысла письменной или устной речи при переводе с одного языка на другой.

Существует вопрос о правовой оценке ситуаций, когда свидетель, эксперт или переводчик умалчивают об известных им фактах. В доктринальных источниках толкования уголовного закона доминирует мнение о том, что такое умолчание следует признавать заведомо ложным показанием (заключением или переводом)1.

Представляется, что умолчание подпадает под признаки иного преступления — уклонения свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо эксперта или переводчика от исполнения возложенных на них обязанностей (ст. 402 УК).

Однако если молчание является своего рода ответом на заданный вопрос, то такого рода молчание можно приравнивать к заведомо ложным показаниям.

Хозяйственный процесс и нормы уголовного права

ст. 401 УК порождает вопрос о том, распространяется ли в полном объеме охранительная функция уголовного права на соответствующие нарушения в сфере осуществления хозяйственного судопроизводства.

Согласно ст.

2 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного, хозяйственного и административного судопроизводства. Таким образом, действующее законодательство о судоустройстве выделяет хозяйственное судопроизводство в качестве самостоятельного вида судопроизводства. В ст. 401 УК предусмотрена ответственность за заведомо ложное показание, совершенное при рассмотрении только уголовных или гражданских дел.

Аналогичным образом решается этот вопрос и в ст. 402 УК применительно к отказу либо уклонению от дачи показаний или от исполнения обязанностей экспертом либо переводчиком.

Здесь следует заметить, что в ст. 395 УК, формулирующей состав фальсификации доказательств, уголовная ответственность дифференцирована в зависимости от вида судопроизводства при осуществлении правосудия:

в ч. 1 ст. 395 УК установлена ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или хозяйственному делу;

в ч. 2 ст. 395 УК соответственно — по уголовному делу.

https://www.youtube.com/watch?v=cCsWyvtZdKs

При этом следует учитывать, что если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет иметь место заведомо ложное объяснение свидетеля или потерпевшего, либо заведомо ложное заключение эксперта, либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод, то содеянное будет являться самостоятельным основанием лишь для привлечения соответствующего лица к административной ответственности по ст. 24.4 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. В этом смысле возникает закономерный вопрос о том, предусмотрены ли в УК основания для привлечения к ответственности за заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод, совершенные при рассмотрении соответствующего дела в хозяйственном суде?

В хозяйственном суде свидетель перед его допросом предупреждается об уголовной ответственности по ст. 401 УК. Предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по смыслу ст. 97 ХПК является обязанностью судьи.

С позиции ХПК предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний выглядит правомерным и обоснованным, поскольку в ст. 72 ХПК говорится, что за отказ либо уклонение от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетель несет ответственность, установленную УК.

Аналогичное предупреждение предусмотрено в отношении заведомо ложного заключения эксперта (ст. 70 ХПК) и заведомо неправильного перевода (ст. 74 ХПК).

Но установлена ли эта ответственность действующим УК применительно к обеспечению правосудия посредством хозяйственного судопроизводства? С точки зрения уголовного закона возникает вопрос о том, есть ли основания для привлечения к уголовной ответственности по ст. 401 УК свидетеля, эксперта или переводчика?

Этот вопрос перерастает в достаточно серьезную проблему, если его рассматривать в системе норм УК. Если в одной норме УК, а именно в ч. 1 ст.

395 УК (фальсификация доказательств), идет речь о противоправных действиях, совершенных при осуществлении только двух видов судопроизводств (гражданского или хозяйственного), допустимо ли в рамках применения ст.

401 УК давать расширительное толкование термину «гражданское дело», распространяя его содержание на дела, рассматриваемые в порядке хозяйственного судопроизводства? Ответ на этот вопрос мы найдем в ч. 2 ст. 3 УК, где говорится, что нормы УК подлежат строгому толкованию. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Таким образом, есть основания констатировать, что осуществление правосудия в порядке хозяйственного судопроизводства не защищено уголовно-правовыми средствами от заведомо ложных показаний. Это означает, что принцип равенства всех перед законом и судом при осуществлении правосудия в порядке хозяйственного судопроизводства не обеспечивается.

Решение данного вопроса возможно только путем внесения законодательных изменений в действующий УК. В целях обеспечения принципа равенства граждан и субъектов хозяйствования перед законом и судом есть необходимость внести в ч. 1 ст.

401 УК следующее изменение: вместо слов «уголовных и гражданских дел» внести «уголовных, гражданских или хозяйственных дел». Аналогичным образом следует решать обозначенную проблему и в ст.

402 УК применительно к отказу либо уклонению от дачи показаний или от исполнения обязанностей экспертом либо переводчиком.

Момент окончания преступления и проблемы квалификации

Заведомо ложное показание относится к преступлениям, не связанным с обязательным наступлением общественно опасных последствий. Вместе с тем вопрос о юридическом окончании этого преступления в стадии судебного разбирательства в теории определяется по-разному. Преступление признают оконченным:

– либо с момента дачи ложных показаний;

– либо с момента передачи в судебном заседании к рассмотрению подписанных документов (показаний, заключений, текста перевода);

– либо с момента окончание допроса;

– либо окончания судебного следствия;

– либо занесения показаний в протокол судебного заседания.

Представляется, что в стадии судебного разбирательства это преступление следует признавать юридически оконченным с момента, когда свидетель непосредственно дал в суде показания, эксперт изложил содержание ложного заключения, переводчик неправильно перевел документ или устную речь.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом: лицо осознает, что вызвано в качестве свидетеля либо назначено экспертом или переводчиком, что дает в суде ложные показания, либо представляет ложное заключение, либо осуществляет неправильный перевод, и желает поступать подобным образом.

Добросовестное заблуждение лица относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения дела (невнимательность свидетеля при восприятии определенных событий, некомпетентность эксперта или переводчика и другие факторы), исключает уголовную ответственность по ст. 401 УК.

Цели и мотивы, за исключением корыстных побуждений, не влияют на квалификацию данного преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК они должны учитываться при назначении наказания.

Заведомо ложные показания в отношении близкого родственника или члена семьи лица, совершившего гражданско-правовой деликт, также влекут ответственность по ст. 401 УК. Однако при определении меры уголовной ответственности родственные или брачные отношения следует учитывать как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Необходимо отметить, что заведомо ложные показания могут быть инициированы иными лицами, юридически заинтересованными в исходе соответствующего судебного дела (например, истцом или ответчиком). В таком случае склонение, например, свидетеля к даче заведомо ложных показаний должно квалифицироваться как соучастие в преступлении: подстрекательство к даче заведомо ложных показаний.

Особой проблемой квалификации является оценка склонения к заведомо ложным показаниям, совершенная способами, образующими принуждение к совершению преступления. Факт принуждения в таком случае образует самостоятельное основание уголовной ответственности, которое предусмотрено ст.

288 УК, — принуждение лица к совершению преступления. В судебной практике и отечественной теории уголовного права доминирует мнение о том, что факт принуждения в таком случае должен квалифицироваться по совокупности преступлений — принуждение лица к участию в преступной деятельности (ст.

288 УК) и подстрекательство к совершению соответствующего преступления.2

Дополнительная квалификация за подстрекательство к преступлению в таком случае вызывает сомнения.

Во-первых, поскольку принуждение к совершению преступления является специальной разновидностью подстрекательства к преступлению, подобная квалификация противоречит принципу справедливости — нельзя дважды наказать за одно деяние.

Во-вторых, соучастие в совершении преступления согласно ст. 10 УК является самостоятельным основанием уголовной ответственности и в коррелятивной связи положений ст. 16 УК с соответствующими статьями Особенной части УК образует общую норму.

1 См., напр.: Курс уголовного права. Особенная часть. Том 5. Учебник для вузов / под ред. Г. И. Борзенкова, В. С. Комиссарова. — М., 2002. — С. 174–175; Рашковская, Ш. С. Преступления против правосудия. Учебное пособие / Ш. С. Рашковская. — М., 1978. — С. 56. — Здесь и далее примеч. авт.

2 Барков, А. Уголовно­правовая оценка принуждения лица к участию в преступной деятельности / А. Барков // Судовы веснiк. — 2002. — № 3. — С. 27–28.

Источник: https://profmedia.by/pub/bnp/art/detail.php?ID=35942

Экспертов хотят наказать за ложные заключения, данные в ходе проведения проверки сообщения о преступлении

Срок привлечения к ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения

В Госдуму внесен законопроект №751070-7, которым предлагается ввести уголовную ответственность за заведомо ложные заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод с момента проведения проверки сообщения о преступлении. Соответствующие корректировки предложены в ст. 307 УК РФ.

Согласно пояснительной записке, возбуждение уголовного дела в целом ряде случаев напрямую обусловлено результатами экспертных исследований.

Так, выводы экспертизы имеют определяющее значение для правильного разрешения сообщений о незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ, взрывчатых веществ, огнестрельного оружия и боеприпасов.

Отмечается, что за 2017 г. и первое полугодие 2018 г. зарегистрировано около 700 тыс. таких сообщений.

Указывается, что заведомо ложные заключение или показания эксперта, заведомо ложные показания специалиста имеют не меньшую общественную опасность при проведении проверки по сообщению о преступлении, чем при расследовании или судебном рассмотрении уголовного дела, поскольку создают условия как для необоснованного уголовного преследования невиновных, так и незаконного отказа в возбуждении уголовного дела, нарушая право потерпевшего на доступ к правосудию.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

В комментарии «АГ» адвокат и руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян отметил, что, поскольку в настоящее время стадия доследственной проверки во многом предопределяет расследование всего уголовного дела, ответственность за дачу ложного заключения экспертом или специалистом на стадии проверки является необходимой процессуальной гарантией для участников процесса.

Он указал, что таким образом выравнивается баланс ответственности эксперта и специалиста вне зависимости от стадии расследования уголовного дела, по которому он дает заключение. В особенности это имеет значение для тех категорий дел, где экспертиза становится основой для будущего постановления о возбуждении уголовного дела.

«Возможно, стоило бы проявить большую последовательность и распространить на стадию возбуждения уголовного дела не только ответственность для эксперта (специалиста), но и процессуальные возможности гл. 27 УПК РФ, в том числе связанные с возможностью для сторон постановки дополнительных вопросов, выбора экспертного учреждения и т.д.», – предположил Артем Каракасиян.

Судебно-экспертные учреждения СК будут действовать независимо от его следственных органовСоответствующее указание появилось в законопроекте о возложении полномочий по проведению судебных экспертиз на Следственный комитет при принятии его во втором чтении

В то же время адвокат отметил, что само по себе расширение сферы действия ст. 307 УК вряд ли может существенно изменить практику заведомо ложных заключений экспертов.

«Хотя закон и устанавливает, что заключение эксперта – это всего лишь одно из доказательств, не имеющее заранее установленной силы, как правило, и следствие, и суды по уголовным делам зачастую полностью полагаются на экспертное мнение без какой-либо проверки», – указал он.

Артем Каракасиян считает, что для изменения ситуации требуется предоставление на законодательном уровне реальной возможности для других участников уголовного процесса (защиты, потерпевших) представлять в материалы дела альтернативные экспертные исследования в качестве допустимых доказательств.

Адвокат АП Ленинградской области, член экспертной группы Совета ФПА РФ от Ленинградской области Кирилл Бушуров отметил, что, с одной стороны, законодатель таким образом повышает уровень заключения и показания эксперта, показания специалиста и перевода, данных на доследственной стадии. С другой стороны, считает он, скрытая цель законодателя – размыть цели и задачи предварительного следствия, поскольку из стадии предварительного расследования выкорчевывается стадия производства экспертизы.

«Заключение эксперта все-таки относится к числу доказательств.

Соответственно, сторона защиты на доследственной стадии фактически лишается возможности процессуально влиять на назначение экспертизы, поскольку отсутствует обязанность должностного лица (например, участкового) знакомить кого-то с соответствующим документом.

Несмотря на положительные отзывы правительства и Верховного Суда, считаю, что на практике это приведет, а в моем случае уже приводит, к назначению дополнительных экспертиз», – пояснил Кирилл Бушуров. Он добавил, что это, соответственно, увеличивает сроки проверки сообщения о преступлении в порядке ст. 143–145 УПК.

Адвокат считает, что придание силы подобным заключениям экспертов путем введения уголовной ответственности должно сопровождаться и введением четкой регламентации действий должностных лиц, назначающих экспертизы.

«Например, на стадии предварительного расследования действия дознавателя и следователя по сбору доказательств регламентированы.

Этот законопроект вводит фактически некий “скомканный” и по факту “беззащитный” аналог предварительного расследования», – указал Кирилл Бушуров.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Ольга Истомина полагает, что законопроект логично завершает порядок привлечения экспертов к ответственности на всех стадиях судебного и досудебного производства.

Она отметила, что от выводов экспертов зависит первоначальная квалификация деяния, а от правильности отнесения преступления к тяжким или средней тяжести преступлениям зависит избранная судом мера пресечения.

«Конечно, законопроект не устранит все экспертные ошибки, но как минимум заставит экспертов с большей ответственностью и добросовестностью относиться к своим выводам», – посчитала она.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ekspertov-khotyat-nakazat-za-lozhnye-zaklyucheniya-dannye-v-khode-provedeniya-proverki-soobshcheniya-o-prestuplenii/

ПрокуратураОренбургской области

Срок привлечения к ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения

Заключение эксперта – одно из важнейших доказательств в суде.

Независимо от того, рассматривается ли уголовное, арбитражное или гражданское дело, доверие к знаниям и опыту экспертов является краеугольным камнем процесса.

�менно поэтому в тех случаях, когда эксперт идёт на подлог и даёт заведомо ложное заключение – это повод для государства вмешаться и привлечь нарушителя к ответственности.

С декабря 2018 года Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен новой статьей 200.

6 – «Заведомо ложное экспертное заключение в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Так, эксперт, уполномоченный представитель экспертной организации  будет нести уголовную ответственность за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

Если это повлекло причинение крупного ущерба, то наказывается штрафом в размере до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо принудительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Если то же деяний, повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, то предусмотренное ч. 2 ст. 200.

6 УК РФ санкция ужесточается и наказывается штрафом в размере от 300 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет или без такового, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет или без такового.

В случае совершения деяний, повлекшего по неосторожности смерть двух и более лиц, наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.      

Соответствующие изменения внесены в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Производство предварительного расследования по таким делам отнесено к компетенции следователей Следственного Комитета Российской Федерации.

Версия для печати

Источник: http://www.orenprok.ru/interaction/prok-explains/2019/02/19/19feb19pr1/

Всё о кредитах
Добавить комментарий