Утилизация ТБО и еще два вопроса

Вопрос 7 Основные методы обезвреживания и утилизации отходов

Утилизация ТБО и еще два вопроса

Основныеметоды:

-биотермические;

-термические;

-химические;

-физические;

-биологические;

-механические.

Способыполучения энергии биомассы:

Отведениебиогаза– разлагающиеся животные отходы и зарытыймусор выделяют газ метан, которыйсобирают и сжигают в качестве топливав специально сконструированных дигесторахдля биогаза.

Сжигание– сжигание мусора вместо устройствасвалок дает дополнительную энергиюгороду. Каждая тонна мусора может датьдо 400 м3метана.

Спиртовоеброжение– во время брожения ферменты расщепляютрастительные крахмалы на более простыесоединения, образуя в конечном счетеэтанол – высокооктановое топливо.

Переработкарастительного масла– при удалении глицерина из растительногомасла получается прозрачная жидкость,которая горит, как дизельное топливо.

Более2,5 млн домашних биогазовых установокпостроено в Индии с 1980 года. Во многихнаселенных пунктах дигесторы длябиогаза, присоединенные к туалету,используют отходы жизнедеятельностичеловека для получения энергии наосвещение и приготовление пищи.

Ведущиепроизводители энергии биомассы – в СШАнаходится 70 установок для получениябиогаза. Крупнейшая в Пуэнете-Хиллз,Калифорния, вырабатывает 46 МВт. Германиясжигает около 5,5 млн т отходов ежегодно.Япония сжигает около 0,5 млн т. Бразилияпроизводит около 11 млрд л жидкогобиотоплива в год, США – около 4 млрд л.

Вопрос 8 Основы санитарной охраны почвы и очистки населенных мест

Санитарнаяохрана почвы– комплекс законодательных, организационных,санитарных, санитарно-технических,землеустроительных и агротехническихмероприятий, направленных на ограничениепоступления в почву различных загрязнений.

Цельсанитарной охраны почвы– сохранение такого качества почвы, прикотором она не будет являться факторомпередачи заразных для человека и животныхболезней и не будет приводить к прямомуили косвенному, острому или хроническомуотравлению людей экзогенными химическимивеществами, а также поражению радиоактивнымиэлементами.

Ключевыевопросы управления отходамижизнедеятельности человека (рекомендацииэкологической комиссии ООН совместнос ВОЗ).

1.Минимизация, уменьшение объемовобразования отходов.

2.Разделение отходов в местах образования.

3.Рециркуляция, повторное использованиеотходов.

4.Переработка – обезвреживание и утилизацияотходов.

5.Удаление и захоронение конечных отходов.

Очистканаселенных мест– практическая реализация мероприятийпо санитарной охране почвы в населенныхместах.

Основныекомпоненты (этапы) системы очисткинаселенных мест:

СборотходовХранениеотходовУдаление(транспортирование) отходовОбезвреживание(захоронение) отходовУтилизацияотходов.

Системыудаления твердых бытовых отходов (ТБО).

Планово-поквартирнаясистема– в определенный час приезжает специальныйтранспорт и население выносит ТБО изквартир и перегружает в транспорт.

Планово-регулярнаясистема– вывоз ТБО из дворовых мусоросборникови приемных камер мусоропроводов поустановленному графику.

Планово-подворнаясистема– сбор и вывоз ТБО из квартирныхмусоросборников, оставленных во дворе.

Перспективныесистемы:

1.Дробление ТБО на месте их образованияс последующим сплавом в канализацию.Недостатки: Сильный шум во время работыдробильных машин, большой дополнительныйрасход водопроводной воды для смывадробленых ТБО в канализацию (6-8 л на 1 кгТБО), большое увеличение нагрузки насооружения по очистке сточных вод(увеличение осадка на 67%).

2.Система пневматического трубопроводноготранспорта. Преимущества: исключаетручной труд, хранение ТБО в квартирах,применение автотранспорта, применениемусоросборников во дворах, контакт мух,грызунов с ТБО.

Ежегодноформируется план очистки населенногоместа, в котором предусмотрены все безисключения необходимые мероприятия.

Заключение

Многолетнийопыт преподавания автора свидетельствуето том, что усвоение основных вопросовпредставленного лекционного курса длябольшинства студентов являетсяпроблемным. Причем, многочисленные инастойчивые попытки выяснить причинуданного обстоятельства к настоящемувремени ни к чему не привели.

Следуетуказать, что ряд рассмотренных вопросовотносится к компетенции экологиичеловека, другая часть имеет чистогигиеническую направленность. Этовполне понятно, если учесть, что качествои безопасность почвы обусловливает иособенности экологической ситуации, иособенности экологической ситуации.

Приизучении лекционного материала следуетобратить внимание на вопрос, посвященныйбиогеохимическим провинциям, особенностикоторых могут являться на отдельныхтерриториях приоритетным факторамраспространения массовых неинфекционныхзаболеваний.

Важенвопрос оценки качества и безопасностипочвы, с сущностью и основными положениямикоторой должны быть знакомы представителивсех медицинских специальностиподготовки.

Длябольшинства обывателей неприглядновыглядит реализуемая в России системаобращения с отходами производства ипотребления, в которой нарушениесанитарно-эпидемиологических требованийстало привычным явлением. В связи сэтим, обращается особое вниманиеобучаемых на проблемные аспектыобезвреживания и утилизации отходов,их сбора, транспортировки, хранения.

Следуетотметить, что система обращения сотходами имеет вполне достаточную икачественную нормативную базу. Однако,нормативные документы это базы, как имногие другие, не работают должнымобразом. Причина этого в системныхпроблемах отношения в стране кзаконодательству и, в частности, ксанитарному законодательству.

Тема7

Неионизирующиеполя и излучения

какфакторы среды обитания человека

Лекция

Дляспециальности:

060101Лечебное дело

Основныевопросы

1.Понятия и термины в области гигиеническойоценки неионизирующих полей и излучений.

2.Гигиенические аспекты неионизирующихэлектромагнитных полей и излученийестественного происхождения.

3.Общие гигиенические аспекты неионизирующихэлектромагнитных полей и излученийтехногенного происхождения, в том числеэлектромагнитных полей радиочастотногодиапазона сотовой связи.

4.Гигиенические аспекты электромагнитныхполей, создаваемых некоторыми наиболеевостребованными источниками.

5.Гигиенические аспекты лазерногоизлучения (ЛИ).

Источник: https://studfile.net/preview/6446221/page:27/

Почему утилизация мусора в Казахстане – проблемный вопрос?

Утилизация ТБО и еще два вопроса

Управление твердыми бытовыми отходами (ТБО) — один из главных пунктов в концепции перехода к «зеленой» экономике, заявленной президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в 2013 году. В частности, перед правительством поставлена задача довести долю переработки ТБО до 40 процентов к 2030 году.

Ответственное за наведение порядка в этой отрасли руководство Минэнерго отрапортовало, что сможет выполнить эту задачу намного раньше срока — «за два-три года». Об этом заявил вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай во время парламентских слушаний в конце прошлого года.

Правда, с оговоркой: если комплекс мер акиматами на местах будет реализован «в должном виде».

…Регенерируемые отходы на сумму около 60 миллиардов тенге в год подвергаются захоронению на полигонах.

Еще в 2016 году заместитель председателя сената парламента Сергей Громов заявил, что регенерируемые отходы на сумму около 60 миллиардов тенге в год подвергаются захоронению на полигонах.

При этом, по данным Минэнерго за 2018 год, ни один из более чем трех с половиной тысяч полигонов, кроме столичного, не соответствовал санитарно-экологическим нормам. Большая часть свалок документально не узаконены.

Тем не менее профильные ведомства утверждают, что ситуация меняется, в некоторых городах вводится раздельный сбор бытовых отходов, а более 130 предприятий сортируют и перерабатывают ТБО.

«ВЫХОДИТЕ ИЗ ДОМА С ДВУМЯ ПАКЕТАМИ»

Шынболат Байкулов руководит ассоциацией KazWaste, куда входят более 50 организаций и индивидуальных предпринимателей, занимающихся сортировкой и переработкой отходов. Цель KazWaste, как указано на сайте организации, поддержка бизнесменов в этой отрасли, внедрение новых проектов, в том числе системы раздельного сбора отходов, а также координация деятельности подобных предприятий.

— Сейчас в Казахстане есть четыре завода. Этого нам не хватает. С этого года без сортировки ТБО на полигон уже нельзя вывозить. Без сортировки для мусоровоза путь на полигон будет закрыт, и поверьте, департамент экологии будет штрафовать, — уверяет Шынболат Байкулов, комментируя нововведение.

Шынболат Байкулов, председатель правления ассоциации KazWaste. Шымкент, 5 декабря 2018 года.

По данным Байкулова, в среднем каждый казахстанец ежегодно выбрасывает 250–360 килограммов бытовых отходов, но состав ТБО в каждом регионе разный. В южных регионах в процентном соотношении больше «пищевки» (неперерабатываемых пищевых отходов), в северных же областях, больше присутствует упаковка — вторсырье.

— Нефть по-любому скоро кончится. Наша задача — чтобы отходы «крутились». Например, если пластиковый продукт сломается, его можно перерабатывать до семи раз. Это циркулярная экономика — то, к чему мы должны стремиться, — говорит Шынболат Байкулов.

По его мнению, в первую очередь нужно начинать с сортировки домашних отходов, установки раздельных контейнеров и с того, чтобы мотивировать бизнес заниматься переработкой через государственно-частное партнерство (ГЧП).

— То есть каждая хозяйка должна в один пакет складывать «пищевку», а в другой стекло, пластик и бумагу. Выходите из дома сразу с двумя пакетами. В Алматы, Астане и в ряде других городов устанавливаются желтые контейнеры для вторсырья и сетки для пластика.

Затем мусоровывозящая компания отдельно от пищевых должна везти вторсырье на сортировочное или перерабатывающее предприятие, а неперерабатываемую часть — на полигон для захоронения, — рисует Байкулов идеальную схему, которая пока на большой части Казахстана не работает.

Контейнеры для разного вида бытовых отходов на улицах Праги. Чешская Республика, январь 2019 года.

На вопрос, как сделать так, чтобы бизнесмены активно вкладывались в сортировку и переработку мусора, Байкулов отвечает, что дело в доверии. По его словам, государство гарантирует стабильность контрактов и «бизнес не должен опасаться прогореть».

— У нас, как правило, бизнес, который работал с одним акимом, почему-то не работает со структурами другого акима. Поэтому бизнес в эту сферу не идет. Бизнесмены заинтересованы только на один год заключить договоры, а дальше хоть трава не расти.

Государство идет навстречу и гарантирует стабильность контрактов до 30 лет. Даже если будет война, сокращение бюджета или сменится аким, этот контракт будет действовать и на него секвестирование бюджета не будет влиять, — уверяет Шынболат Байкулов.

«БЕЗ ПОМОЩИ ГОСУДАРСТВА НЕ ВЫЖИТЬ»

Егор Зингер, международный консультант по управлению, утилизации и переработке ТБО, говорит, что с 1997 года объездил десятки стран, изучая международный опыт.

Зингер в партнерстве с инвесторами построил первые в Казахстане мусоросортировочно-перерабатывающие заводы в Алматы и Астане, внедрил систему брикетирования мусора.

Зингер говорит, что из-за низких тарифов за переработку, финансового кризиса и давления со стороны лиц, которых, к слову, он «не хотел бы называть», сам он был вынужден оставить бизнес. А завод в столице строился дольше, чем проработал, и в 2013 году остановил свою деятельность.

— Из пластика мы получали флексы (кусочки пластмассы мелкой фракции) и гранулы, упаковочный лист и перерабатывали бумагу в эковату (утеплитель). Всё это работало.

Но кому-то нужно было, не знаю кому, старались как-то задавить. Отобрали очень хитро и четко. Главе государства неправильную информацию донесли.

Хотя именно президент поддержал строительство завода в Астане, — вспоминает с обидой в голосе Егор Зингер.

В идеале система управления отходами, по мнению Зингера, должна была работать так: из ста процентов денег, которые «крутятся» вокруг ТБО, 40 процентов должна получать мусоровывозящая компания, 45 — завод, потому что сортирует и перерабатывает, и только 15 процентов — полигон.

— Именно так должно быть, потому что мы с завода на полигон привозили ТБО в брикетах. То есть уже уменьшили объемы мусора в десять раз и увеличили жизнедеятельность полигона на много лет. А нам платили три тысячи тенге за тонну, и почти половину государство забирало обратно за захоронение на полигоне. Задержки по оплате были до восьми месяцев, — рассказывает бизнесмен.

ВИДЕО: 90 процентов мусора не перерабатывается

Основатель заводов считает, что одним раздельным сбором, сортировкой и переработкой «коммерческого» вторсырья в целом проблему ТБО в Казахстане не решить.

По мнению Зингера, нужно пересмотреть отношение к бизнесменам, которые взялись за переработку: увеличить тарифы, уменьшить кредитную ставку хотя бы до трех процентов, как во всем мире, и помогать субсидиями, а управление ТБО на местах должно быть сосредоточено «в одних руках».

— Сейчас получается, как в басне Крылова «Лебедь, рак да щука». Тем, кто мусор вывозят, им не выгодно на мусороперерабатывающий завод везти и сдавать за деньги, полигон же при этом в собственности у государства. А завод остается посередине! Получается, мы ТБО перерабатываем, прессуем и мы еще и платим полигону деньги, чтобы захоронить. Что это за подход? — возмущается Зингер.

Наличие сегодня на полигонах 100 миллионов тонн Зингер комментирует так:

— Это исторические отходы, которые со времен СССР были захоронены. С ними ничего не сделаешь. Только рекультивацию полигона проводить. Нужно всё это закрывать и начинать с чистого листа.

«МИНИМИЗИРУЙ ЭКОСЛЕД»

Основатель проекта и экоблога Paketamnet Михаил Беляков поделился с корреспондентом Азаттыка своей экофилософией:

— Во-первых, нужно доносить мусор до урны. Во-вторых, сортировать и перерабатывать и, в-третьих, постоянно снижать потребление, то есть не покупать лишний мусор.

Экоактивист Михаил Беляков во время выставки в Алматы. Фото из личного архива.

Активист говорит, что работал в Алматы обычным программистом в частной компании. В организации случился финансовый кризис, и руководство поставило задачу искать новые идеи и проекты по выходу из положения.

— Мы к этому времени уже сортировали мусор у себя в офисе. Сложно было найти пункты приема отсортированных отходов.

Оказалось, что таких пунктов приема много и некоторые даже принимают за деньги, а люди просто не знают о них.

И мы решили создать полезное мобильное приложение Ecocity, через которое люди могут легко найти такой пункт приема вторсырья и опасных отходов, — вспоминает Михаил то, с чего начинал.

Затем он начал вести экоблог в соцсетях о том, «как снизить свой экослед на земле».

— У меня, например, в двухкомнатной квартире живут калифорнийские черви. Я им пищевые отходы скидываю. Они перерабатывают его в биогумус, — говорит Беляков.

В какой-то момент экоактивист решил производить многоразовые товары. Для начала они с женой начали шить мешки-сумки для продуктов, чтобы «не генерировать рост пластиковых пакетов».

— Идя за продуктами со своим многоразовым «пакетом», вы уменьшаете производство пластиковых пакетов и таким образом бережете природу. Я ради любопытства подсчитал, что за десять месяцев не купил 1060 пакетов. Это очень большое количество. Мы начали с семьей ходить за покупками со своими мешочками.

Кассиры удивлялись, некоторые даже возмущались. Подобрали оптимальные материалы для разных продуктов, продвигали продукцию в соцсетях. Люди прониклись и начали покупать. Многие наши знакомые перешли на многоразовую продукцию. Начали дарить своим знакомым. Это прикольно, экологично и модно.

Но доходы наши намного скромнее, чем расходы, — рассказывает активист.

Бытовой мусор в одном из дворов Алматы. Фото предоставлено экообществом «Зеленое спасение».

Чтобы расширить экобизнес, Михаил искал помощи у государства, но безуспешно.

— Подавал заявку в прошлом году на получение гранта в НПП «Атамекен», в акимате защищал свой проект. Меня не особо слушали и вникали. В итоге мне сказали, что не видят в моем проекте никакой инновации.

Якобы до меня им уже предложили подобный проект, и они его уже одобрили. Я попросил ознакомить меня с ним.

Они обещали прислать на почту, но вот с прошлого августа ничего не прислали, и конкурента у меня так и не появилось, — делится опытом Беляков.

И всё же он соглашается, что проблему ТБО без помощи государства не решить.

— Думаю, что штрафы и запреты ничего не дадут. Нужна пропаганда. Пропаганда раздельного сбора.

У нас нигде нет никаких табличек или билбордов, что нельзя выбрасывать, к примеру, батарейки или ртутные лампы в общую мусорку. Хотя это очень опасно.

Нужно говорить и воспитывать экологическое самосознание с детсадов и школ. Ввести специальные уроки экологии. Делать ставку на новое поколение экоответственных людей.

«КОНТРОЛИРОВАТЬ И ШТРАФОВАТЬ»

Светлана Спатарь — менеджер проектов экологической организации «Зеленое спасение», занимающейся мониторингом экологии в Алматы, — говорит, что введенный с этого года запрет на захоронения без сортировки «давно необходимое решение» и в Алматы он начал работать.

В сентябре 2018 года в самом крупном мегаполисе запустили мусоросортировочный комплекс.Поможет ли это сократить отходы и в целом решить проблему с ТБО в Алматы, пока не понятно.

Население как выкидывало весь бытовой мусор вместе в один контейнер, так и продолжает, говорит эколог и приводит в пример ситуацию в Европе.

— В европейских странах уже на этапе производства упаковки начинает работать система управления отходами. Производитель изначально ответственен.

Он закладывает в стоимость упаковки стоимость утилизации, и государство обязывает производителя заниматься утилизацией этой упаковки.

То есть компания производит товар и уже планирует, и знает, как будет утилизировать эту упаковку или как будет принимать ее у населения, — приводит пример из европейского опыта Спатарь.

Представитель независимого экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь (в центре). Алматы, 31 мая 2018 года.

По ее словам, в Казахстане же все три участника цепочки — производитель, потребитель, государство — пока никак не взаимосвязаны.

— Должно быть четко прописано в соответствующем законе, экокодексе и правилах благоустройства территорий, что не только запрещено захоранивать, но и запрещено выбрасывать ТБО без сортировки в один контейнер.

В общем, нужно подготовить базу, а уже затем местные власти должны объявить населению, что вот с этого дня или года мы вводим в городе, райцентре или сельском округе систему раздельного сбора отходов — таким видит выход из положения Светлана Спатарь.

Параллельно, считает эколог, нужно контролировать исполнение законов и при нарушениях штрафовать. По словам Светланы, экологический вопрос не особо волнует правоохранителей, хотя в их обязанностях прописано, что они за экологическую безопасность тоже отвечают.

Сортировка твердых бытовых отходов на мусоросортировочном предприятии в Алматы. Фото предоставлено экообществом «Зеленое спасение».

Приводит Спатарь и пример положительного опыта, подчеркивая, что это пока не носит массового характера.

— Некоторые университеты и организации в Алматы уже внедрили раздельный сбор. Без участия государства, напрямую сдают пластик, бумагу и стекло в частные пункты. Когда собирается товарный объем, компании приезжают и сами забирают вторсырье. Но это всё пока на уровне частных инициатив — и не потому, что государство обязало, а потому, что руководство организаций ответственно себя ведет.

Между тем на сайте министерства энергетики опубликован список предприятий, занимающихся приемом, сортировкой и переработкой вторсырья.

Здесь же размещена информация о том, какая работа проводится в этом направлении в регионах.

На мусорных свалках городов, областных и районных центров лежит более 100 миллионов тонн бытовых и коммунальных отходов.

В последний раз министр энергетики Канат Бозумбаев сообщил на заседании правительства в октябре прошлого года, что из более чем 200 городов и районов раздельный сбор внедрен лишь в 41, сортировочные комплексы установлены в 19, а в восьми населенных пунктах ведется ручная сортировка на полигонах ТБО.

Якобы администрация президента будет оценивать деятельность акиматов, исходя от того, как будет налажена сортировка и переработка ТБО на местах. А пока на мусорных свалках городов, областных и районных центров лежит более 100 миллионов тонн бытовых и коммунальных отходов.

Плюс к этому на эти «мусорки» по стране ежегодно свозится до шести миллионов тонн ТБО.

ВИДЕО: В Уральске задыхаются от дыма горящей свалки

В подготовке материала участвовала корреспондент Азаттыка в Шымкенте Дилара Иса.

Источник: https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-problemy-utilizatsii-i-pererabotki-otkhodov-v-kazakhstane/29741211.html

Отходы для доходов

Утилизация ТБО и еще два вопроса

«Мусорная» реформа стартовала в Ленобласти с апреля этого года, однако пока жители некоторых районов заметили только одно связанное с ней изменение — рост тарифов на вывоз мусора, наблюдающийся и в других регионах.

В качестве главных целей реформы декларируются переработка и вторичное использование отходов, на что сегодня приходится не больше 5% от общего объема мусора.

Эксперты BG уверены, что заработать на переработке отходов в России можно, но до уровня рентабельности других стран нам еще далеко.

С начала 2019 года в большинстве российских регионов начала действовать так называемая мусорная реформа, согласно которой за вывоз, транспортировку, обработку и хранение отходов отвечают выбранные по конкурсу региональные операторы. В 78-м регионе им стала Управляющая компания по обращению с отходами в Ленобласти (УКООЛО), получившая весной 2018 года десятилетний контракт на 25 млрд рублей.

Переход на новую систему обращения с твердыми бытовыми отходами (ТБО) обусловлен двумя факторами, объясняет директор группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Иван Барсола.

Во-первых, сужающаяся ресурсная база и ухудшающаяся экономическая ситуация заставили обратить внимание игроков на большой потенциальный рынок, который ранее не входил в число приоритетных.

Во-вторых, тематика здоровья и качества окружающей среды стала более актуальный для населения и со временем получила протестный потенциал.

Однако пока жители районов Ленобласти, в которых стартовала «мусорная» реформа, смогли оценить только рост стоимости услуги по обращению с ТБО.

Например, ранее тариф на вывоз мусора в Приозерском районе составлял 5,5 рубля за квадратный метр жилплощади и от 158 до 172 рублей за домовладение. Теперь цена возросла до 5,99 рубля и 354,1 рубля соответственно.

В среднем услуги за вывоз мусора в России подорожали уже на 15–20%, отмечает директор по маркетингу ОП «Европласт» Наталья Селезнева.

По мнению младшего аналитика ИК «Фридом Финанс» Александры Овчинниковой, перед тем как повысить тариф, в регионах надо было создать необходимую инфраструктуру, включающую в себя систему сортировки ТБО и специализированные полигоны. «Но на практике все происходит иначе: появляются региональные операторы, и на этом изменения заканчиваются, а тариф растет»,— сетует госпожа Овчинникова.

С оглядкой на соседей

Генеральный директор УКООЛО Николай Хасиев объясняет, что основные задачи реформы в сфере обращения с ТБО в России повторяют известный экологический лозунг «The three R’s» («Три принципа обращения с отходами»): reduce (сокращай потребление товаров), reuse (используй товары повторно), recycle (перерабатывай отходы).

Пока ситуация с утилизацией мусора в России весьма плачевна: переработке подлежит только 4–5% отходов, приводит данные владелец группы компаний «БС Энерго» Михаил Замарин. По итогам проведенного Росприроднадзором анализа включенных в государственный реестр объектов размещения отходов, полигоны Ленобласти загружены уже на 95%.

Регион входит в пятерку субъектов РФ с почти полностью исчерпавшими свою проектную вместимость мусорными полигонами. Отчасти это связано с тем, что большая часть мусора в регион поступает из Петербурга. Так, ежегодно город производит 1,8 млн тонн отходов, 1 млн тонн из которых свозится в область.

В Ленобласти этот показатель составляет 711 тыс. тонн.

В вопросах утилизации мусора большинство экспертов BG призывает обратить внимание на опыт стран Европейского союза. Лидером в этом вопросе является Швеция, где перерабатывается 99% отходов. Большую часть отходов шведы перерабатывают или сжигают для производства энергии.

Лишь малая часть от общего количества мусора отправляется на полигоны — 0,8%. В стране давно функционирует система раздельного сбора мусора, а также введен механизм залоговой стоимости упаковки. Его суть заключается в том, что в цену продукта закладывается депозит, который возвращается покупателю, если он сдает пустую тару.

Введение залоговой стоимости упаковки в России обсуждается уже несколько лет.

Генеральный директор AXE Machinery Сергей Яруллин уверен, что одна из лучших в мире систем обращения с мусором функционирует в Германии. «В этой стране переработка мусора стала прибыльным частным бизнесом. Здесь все продумано: временное хранение, сбор, сортировка и утилизация.

Значительную часть железа немцы “добывают” из отходов»,— рассказал господин Яруллин. К передовым странам по утилизации отходов он также отнес Японию, где захоронению подлежит всего 5% бытового мусора. Здесь 70% отходов сжигается на заводах, которые почти не выделяют вредные вещества.

Еще один популярный тип утилизации мусора в Японии — искусственные острова, на которых появляются новые городские районы.

Намного хуже обстоит ситуация в США, где на полигоны отправляется 50% мусора, 15–20% сжигается и лишь 30–35% вторично перерабатывается, добавляет господин Замарин. Здесь мусорный бизнес считается крайне прибыльным и его общий годовой оборот оценивается в $50 млрд.

Что касается ближайшего соседа Ленобласти — Финляндии, то за последние 25 лет эта страна в вопросах утилизации мусора шагнула далеко вперед.

По данным господина Хасиева, до середины 1990-х годов система обращения с отходами в стране не была эффективно выстроена и на ее территории функционировало около 400 полигонов.

По итогам 2017 года 99% мусора в Финляндии было либо переработано для получения вторичного сырья, либо сжигалось для выработки энергии и тепла.

Уйти в переработку

России нет необходимости под кальку повторять опыт стран ЕС, утверждает специалист службы поддержки придомового раздельного сбора отходов экологического движения «Раздельный сбор» Кристина Тайбери. «Пример Швеции, который тиражируется как наиболее успешный, для нас однозначно не подходит.

Надо учитывать решение Еврокомиссии о запрете строительства новых мусоросжигательных заводов и выводе из эксплуатации старых и неэффективных»,— добавила ложку дегтя госпожа Тайбери.

Об отказе от строительства мусоросжигательных заводов на территории Ленобласти и переходе на «зеленые» технологии неоднократно говорил и губернатор региона Александр Дрозденко.

Наиболее перспективным направлением для Ленобласти эксперты называют примеры европейских стран по переработке и вторичному использованию отходов. Для реализации этой цели к 2021 году все районы региона должны перейти на раздельный сбор мусора.

По словам господина Хасиева, уже сейчас ряд полезных фракций (пластик, стекло и прочее) с областных полигонов направляется на вторичное использование. В качестве примера он привел мусоросортировочный комплекс с проектной мощностью 100 тыс.

тонн в год в Приозерском районе, запущенный в конце прошлого года. Он позволяет направлять на переработку до 40% от общего объема отходов, поступающего на полигон. В планах УКООЛО — строительство мусороперерабатывающего комплекса в Гатчинском районе мощностью 1 млн тонн в год.

Выйти на проектную мощность региональный оператор планирует в конце 2023 года. Завод будет перерабатывать мусор, привезенный из Петербурга.

Заработать на мусоре

Рассуждая о прибыльности бизнеса по переработке мусора, эксперты BG разошлись во мнении. Сергей Яруллин уверен, что сегодня отрасль рециклинга в России вряд ли можно считать рентабельной, особенно это заметно в сравнении с европейскими странами.

Наталья Селезнева придерживается другой точки зрения, подчеркивая, что заработать на переработке мусора в РФ можно.

Организация собственного предприятия по сбору и утилизации ТБО требует небольших вложений по сравнению с другими видами бизнеса, утверждает она.

«Основной сложностью данного бизнеса является необходимость взаимодействовать с властями и городскими компаниями с целью сбыта готовой продукции, то есть вторсырья. Из-за стремительного роста и падения спроса цены на вторсырье крайне непостоянны, а этот фактор, в свою очередь, непосредственно отражается на уровне доходов»,— перечислил основные риски этого бизнеса Михаил Замарин.

Господин Замарин объясняет, что для открытия сортировочного цеха потребуется примерно 4,5 млн рублей, учитывая аренду помещения, штат рабочих и дорогостоящее оборудование. Для организации пункта приема отходов потребуется небольшое помещение и 50–100 тыс. рублей стартового капитала.

Доход предприятия по переработке мусора будет зависеть от типа принимаемых и перерабатываемых отходов, указывает он. Стартовый капитал на открытие бизнеса, по его оценкам, составит 5 млн рублей.

Господин Замарин уверен, что, несмотря на подводные камни, мусорная отрасль может стать источником дохода многих предприятий.

Ольга Кантемирова

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4038841

Наука против свалок

Утилизация ТБО и еще два вопроса

Развернувшиеся в стране «мусорные баталии» наконец-то вынудили региональных руководителей всерьез отнестись к теме обращения с коммунальными отходами. Возможно, в столь непростых условиях голос ученых наконец-то будет услышан во властных кабинетах.

Напомню, что конкретно в Новосибирске предложения по внедрению различных технологий утилизации ТБО на протяжении двух десятилетий отметались на том основании, что в нашем регионе-де полно оврагов, а значит, просто вываливать мусор на поля – экономически оправданно.

Подчеркиваю, еще десять лет назад любой высокопоставленный чиновник мог с легкостью выдать вам подобный «экономический» аргумент.

Сегодня, после того, что случилось в Подмосковье, после громких скандалов в Новосибирской области по поводу создания так называемой «мусорной концессии», просто так отмахнуться от научных разработок уже невозможно.

Во всяком случае, «свободные овраги» в наши дни общественность не убеждают. Овраги теперь настолько переполнены, что даже самый закоснелый бюрократ прекрасно осознаёт: дальше просто так вываливать мусор в полях нельзя – чревато социальным взрывом.

Проблема есть, и ее необходимо решать как-то по-современному. Осталось лишь выяснить, как именно.

Что говорит по этому поводу наша наука? На прошедшем Третьем Международном форуме «Городские технологии» этой проблеме уделили очень много внимания. Особенно впечатлил доклад научного руководителя Института теплофизики СО РАН академика Сергея Алексеенко. Выступая на пленарном заседании, он привел ряд цифр, красноречиво отражающих ситуацию с утилизацией ТБО в мире и в нашей стране.

Печальный факт состоит в том, что Россия делит здесь место с такими странами, как Болгария и Румыния, и очень сильно отстает даже от таких стран ЕС, как Португалия, Испания и Чехия.

Как показал Сергей Алексеенко, в наиболее развитых странах Европы захоронение мусора практически отсутствует. Это справедливо для Германии, Швейцарии, Бельгии, Нидерландов. В Дании и в Австрии захоронению подлежит всего лишь порядка трех процентов отходов.

В этих странах основными видами обращения с отходами являются: сжигание (34-57%), переработка во вторичное сырье (28-45%), компостирование (15-33%). В таких странах, как Финляндия, Италия, Великобритания, Испания, Португалия доля захоронений составляет около половины (плюс-минус 10-13%).

Остальная часть отходов утилизируется так же, как в вышеназванных странах.

Что касается России, то у нас на полигоны вывозится 95% отходов! Только три процента перерабатывается во вторичное сырье и еще два процента сжигается.

Из европейских стран хуже дела обстоят только в Румынии – там на захоронение отправляют 99% мусора (оставшийся процент идет на переработку).

Надо ли говорить, что возникшая ситуация с отходами есть прямой результат нашей длительной надежды на пустые овраги? В итоге мы сравнялись по этим показателям с беднейшими странами Европы.

А ведь всё могло сложиться иначе, если бы еще двадцать (!) лет назад российские чиновники серьезно отнеслись к новейшим предложениям наших ученых по термической утилизации ТБО.

Наверное, нам бы сейчас не приходилось выслушивать некомпетентных обывательских суждений насчет того, что сжигание мусора будто бы отравляет воздух, а потому оно совершенно неприемлемо (к сожалению, именно такие высказывания доносятся сегодня из рядов подмосковных активистов, борющихся со свалками).

На самом же деле термическая переработка коммунальных отходов – один из достаточно серьезных трендов последних десятилетий. Как показал в своем докладе Сергей Алексеенко, в настоящее время в мире эксплуатируется более 2,5 тысяч установок, сжигающих ТБО на механических колосниковых решетках.

Есть около 200 топок для термической переработки отходов в кипящем слое. Имеется примерно 20 барабанных печей, где сжигают ТБО, а также –  единичные установки с использованием пиролиза и газификации.

По словам ученого, всего таким путем утилизируется около 200 млн тонн ТБО  в год, и при этом вырабатывается 130 ТВт·ч электроэнергии. Общее количество мусоросжигательных заводов только в Европе превышает четыре сотни.

В США в 2007 году 12,5 % ТБО было подвержено термической переработке с производством 48 ТВт·ч полезной энергии.                                                                                                                               

В Азии идут тем же путем. Так, в Японии работает около 1 900 установок термической переработки ТБО, с помощью которых утилизируется 75 % ТБО страны.  В Китае за 8 лет – с 2001 по 2007 г. – доля термической переработки отходов выросла с 2 млн до 14 млн тонн в год. В 2007 г. в стране работали 66 мусоросжигательных заводов. 

Интересно, что в этой стране  тепло- и электроэнергия, выработанные из биомассы или ТБО, покупаются государством почти в два раза дороже, чем выработанные  из обычного органического топлива (это к вопросу о государственных стимулах).

Как выглядят на этом фоне дела в нашей стране? По словам  Сергея Алексеенко, ежегодно в России образуется 55-60 млн тонн твердых бытовых отходов, или 200 млн куб. метров.

Но при этом только 4-5 % ТБО вовлекается в переработку  предприятиями-переработчиками, которых по стране насчитывается около 400, из них: комплексов по переработке ТБО – 243, комплексов по сортировке – 53, мусоросжигательных заводов – менее 10. 

Первый в нашей стране мусоросжигательный завод ГУП «Спецзавод № 2» был запущен в Москве в эксплуатацию в 1975 году. Проект завода был разработан ВТИ по отечественной технологии, частично – с использованием чехословацкого оборудования.

Согласно планам на 2016 год, в Московской области должны были построить четыре мусоросжигательных завода (25-30 млрд рублей каждый), которые за год все вместе будут перерабатывать 2,8 млн тонн мусора.

Как заметил Сергей Алексеенко, ВТИ разработал принципиальные технические решения, позволяющие уже сейчас создать полномасштабный опытно-промышленный образец современной отечественной  ТЭС на ТБО – с установленной электрической мощностью 12 МВт (120-180 тыс. т ТБО в год)  и 24 МВт (360-420 тыс. т ТБО в год).

В настоящее время у нас в стране в эксплуатации находятся только три ТЭС на ТБО общей установленной электрической мощностью всего лишь 26,6 МВт. Для сравнения: суммарная мощность ТЭС на ТБО в США – 2,7 ГВт.

Если говорить о нашем городе, то в Новосибирске, отметил Сергей Алексеенко, ежегодно производится около 3,5 млн куб. м бытовых отходов. В 2010 г. на территории Новосибирской области находилось более тысячи полигонов и свалок ТБО, общая площадь которых превышала 2,6 тыс. га. При этом теплоэнергетика в Новосибирске производит 19 млн Гкал тепла в год.

Оценочно объем ежегодного производства ТБО в Новосибирске эквивалентен около 10 %  от потребляемого топлива в пересчете на среднюю теплоту сгорания (без производственных отходов).

Впрочем, речь совсем не идет о том, что мусор нужно только сжигать, а все остальные подходы – «от лукавого». Вовсе нет. Сергей Алексенко специально подчеркнул, что научно обоснованная система обращения с отходами предполагает комплексный подход.

Иначе говоря, необходимо использовать разные технологии – и сжигание, и сортировку, и плазменную газификацию (возможно также, что и компостирование). В целом, считает ученый, мы вполне можем выйти на показатели некоторых успешных европейских стран, отправляя на полигоны меньше половины мусора, а остальное пуская на сжигание и на различные виды переработки.

Причем, принципиально здесь то, что захоронению при таком подходе будут подлежать совершенно безопасные с экологической точки зрения отходы.

Таким образом, научное решение проблемы у нас имеется. Мало того, в нашей стране (в том числе  – и в Новосибирске) есть предприятия, готовые производить соответствующее оборудование.

То есть Россия вполне может выйти на полное «импортозамещение» в вопросах решения данной проблемы.

Поэтому на этот раз (в условиях, когда проблема уже «перезрела» и началось протестное движение против свалок) безучастное отношение государственных деятелей к предложениям ученых будет выглядеть по меньшей мере странно.

Олег Носков

Источник: https://academcity.org/content/nauka-protiv-svalok

Утилизация твердых бытовых отходов по-французски

Утилизация ТБО и еще два вопроса

08.11.2017 00:01:00

Сжигать ТБО можно чуть ли не в центре Парижа

Макет мусоросжигательного завода в Париже в окружении офисных и жилых зданий. Фото автора

Итак, Россия занялась мусором. В сентябре Госдума планировала принять соответствующий закон, внесенный еще в прошлом веке, который должен был бы положить конец бесконтрольным мусорным свалкам и вывести этот сектор народного хозяйства из серой зоны. Значительная доля нововведений была переложена на местные власти, которые и  должны были бы принимать их в соответствии с особенностями региона.

О том, что уборка мусора уже превратилась в доходную отрасль, свидетельствуют эксперты общественной организации «Опора России». По их данным, ежегодный оборот сектора ЖКХ оценивают в 4,5 трлн руб., и составляющей этого оборота является вывоз мусора.

«Мусорная» реформа должна была быть подготовлена еще к 1 января 2017 года. Однако выяснилось, что подавляющее большинство  территориальных схем обращения с отходами – подробных карт и описаний всех объектов «мусорной инфраструктуры» и сфер активности участников мусорного рынка – содержит серьезные изъяны и нуждается в доработке.

Предложенный Госдуме документ предусматривает, что вывоз мусора из жилищной услуги становится коммунальной и будет оформляться жителям отдельной квитанцией. При этом правительство предлагает включить в тариф на вывоз мусора расходы на его обработку и сортировку. 

Что касается Подмосковья, то планировалось построить 11 мусоросжигательных заводов, которые должны были бы производить и электроэнергию. Строить их собирались за бюджетный счет: по 250–300 млн долл. за каждый завод. По оценкам экспертов, в этом случае тарифы за вывоз и утилизацию мусора для населения должны возрасти примерно в 10 раз.

Тут-то и возникает вопрос: в чьей собственности будут находиться эти мусоросжигательные заводы? Во Франции, например, этот сектор полностью находится в муниципальной собственности.

Глава комитета по энергетике Госдумы РФ Павел Завальный, отвечая на этот вопрос, заявил «НГ», что мусоросжигательные заводы должны находиться в частной собственности, поскольку у муниципалитетов просто нет денег на их содержание.

Однако решение французов кажется более логичным, поскольку это экологически вредное производство, связанное с существенными выбросами, в том числе таких вредных веществ, как различные диоксиды. 

Основные причины эмиссии диоксидов в биосферу – использование высокотемпературных технологий хлорирования и переработки хлорорганических веществ, и особенно сжигание отходов производства. Наличие в уничтожаемом мусоре повсеместно распространенного поливинилхлорида и других полимеров, различных соединений хлора способствует образованию диоксидов в дымовых газах.

Конечно, для предотвращения выбросов необходимо применять фильтры. Но многое зависит и от нормативов. Например, американские да и европейские нормы предусматривают предельное содержание диоксидов 0,02 пикограмм (пг) на кубометр воздуха, а российские – 0,5 пг на кубометр. 

Понятно, что диоксиды – главная проблема мусоросжигательных заводов и бороться с ней можно двумя способами: ужесточать нормы выбросов и лучше улавливать выходящие дымы. Кстати, инженеры утверждают, что повышение температуры сжигания мусора до 900 градусов Цельсия предотвращает попадание диоксидов в выходящий дым.

Во всяком случае, во Франции, кажется, нашли рецепт борьбы с отходами. Во французском суперминистерстве с несколько странным для российского уха названием «Министерство экологического солидарного перехода» мне довольно подробно разъяснили позицию Франции в вопросе устранения мусора.

По словам Оливера Робине, заместителя директора по европейским и международным делам, во Франции производится 570 кг мусора в год на человека. По данным Википедии, количество твердых бытовых отходов (ТБО) в России составляет в среднем 445 кг на человека в год (по другим данным – 250 кг). Конечно, количество генерируемых ТБО зависит от уровня экономического развития страны.

Принято считать, что в высокоразвитых промышленных странах уровень ТБО на душу населения выше, чем в менее развитых странах.

Во Франции применяются следующие варианты утилизации ТБО. Это прежде всего вторичное использование отходов, которые, по сути дела, являются сырьем. Наиболее известна в этом плане утилизация стеклянных изделий, которые могут перерабатываться и таким образом повторно использоваться многократно.

Перерабатывается 42% бытовых отходов. Часть отходов сжигается: по данным министерства, более 10% муниципального мусора, то есть бытового мусора, который собирается муниципалитетами. Образующаяся при сжигании зола зачастую применяется в строительной промышленности.

Остальные отходы идут на захоронение или, проще говоря, на свалки.

По оценке Оливера Робине и его экспертов, для города с населением  7–10 млн человек из 570 кг отходов бытового мусора на каждого жителя примерно 100–150 кг может сжигаться, хотя это и больше заявленных ранее 10%. 

Во Франции в 1980 году было 300 заводов по сжиганию мусора, а сейчас осталось 128. Число свалок за это время уменьшилось с 6 тыс. до 230. Это свидетельствует о повышении уровня переработки отходов.

Один из таких заводов расположен… в бизнес-квартале французской столицы. Центр Isseane включает в себя производство по сортировке, раздельному сбору и сжиганию отходов с получением электрической и тепловой энергии.

Электрическая энергия в основном используется на нужды самого центра, а тепловая продается близлежащим потребителям.

Центр обслуживает городскую территорию с населением 6 млн человек. Он работает уже 10 лет. Работа центра финансируется за счет налогов с населения, которые собирают 84 муниципалитета, расположенные на данной территории.

Муниципалитеты обеспечивают сбор мусора и доставляют его в мусоросжигательный центр.

Именно на муниципалитеты возложена обязанность отделять в мусоре электронику, лампочки, лекарственные отходы, приборы, содержащие ртуть (например, градусники).

Находясь в этом месте, никогда не подумаешь, что вы стоите рядом с  мусоросжигательным заводом, поскольку он размещен на 2/3 под землей и даже трубы выглядят как небольшие выступы на крыше завода и замаскированы зелеными насаждениями.

Именно под землей расположены и мусоросжигательные печи, и очистные сооружения, и установки по удалению золы.

Подземное, по сути дела, расположение завода позволяет лучше интегрировать его в городской пейзаж и добиться того, что население более терпимо относится к его расположению вблизи жилых домов.

Во Франции считают, что мусор должен утилизироваться там, где он производится. Выбор месторасположения завода – на берегу реки – тоже не случаен.

По реке транспорт отходов может осуществляться без пробок, характерных и для французских автострад.

Строительство завода в 2007 году обошлось в 600 млн евро, и это была полная адаптация к местному контексту (имеется в виду потребляемый мусор). Предполагается, что он окупится через 20 лет своей работы.

Всего в Париже имеется три очень крупных мусоросжигательных завода. Для обеспечения нужд французской столицы необходимо четыре завода,  однако из-за протестов населения четвертый завод так и не был построен.

Сортировочных центров – шесть, и на них происходит отделение картона и бумаги, которые идут в дальнейшую переработку. Мусоросжигательные заводы, как правило, принимают мусор только после предварительной сортировки.

За выбросами осуществляется сплошной сквозной технический контроль всех составляющих дыма в реальном масштабе времени. Кроме того, контролируется на токсичность оставшаяся после сжигания зола. На заводе применяется система фильтров. Катализаторы в фильтрах меняются каждые полтора года.

Таким образом, тяжелые металлы, высокотоксичные фураны и диоксиды отфильтровываются до возможного попадания дыма в атмосферу. Уровень содержания диоксидов и фуранов замеряется раз в неделю, раз в месяц и раз в год в выборочном порядке.

По данным руководства центра, норма выброса диоксида в атмосферу в два раза ниже, чем того требует Еврокомиссия.

Таким образом, французские экологи уверены, что проблема устранения мусора в достаточной степени находится под контролем.

Париж–Москва

Источник: http://www.ng.ru/ecology/2017-11-08/11_7110_france.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий