В каких НПА указаны виды соучастия в преступлении?

Виды и формы соучастия в преступлении

В каких НПА указаны виды соучастия в преступлении?

Формами и видами соучастия в преступлении по возрастающей степени общественной опасности являются: сложное соучастие с распределением ролей по видам соучастников; соисполнительство в виде группы без предварительного сговора, по предварительному сговору, организованной группы; организованная преступная деятельность в виде преступного сообщества (преступной организации). Такая классификация форм и видов соучастия в достаточной мере сориентирована на уже закрепленную законом классификацию видов соучастников (ст. ст. 33 и 35 УК РФ).

В ст. 35 УК РФ в порядке увеличения степени согласованности предусмотрены указанные выше формы соучастия. Каждая последующая форма соучастия предусматривает признаки предшествующей формы в сочетании с еще одним (или более) дополнительным признаком.

Для констатации наличия группы лиц требуется, чтобы как минимум два лица обладали признаками субъекта преступления.

Эта форма преступной группы представляет наименьшую опасность и характеризуется наименьшей устойчивостью.

Субъективная связь между соучастниками возникает либо спонтанно и одномоментно в момент начала преступных действий, либо к начавшейся деятельности одного лица присоединяется другое лицо.

Степень согласованности действий соучастников, входящих в организованную группу, гораздо выше, чем при наличии группы лиц по предварительному сговору.

Для организованной группы (в отличие от группы по предварительному сговору) характерно: наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Участники организованной группы могут и не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления. Вместе с тем с юридической точки зрения в рамках организованной группы характерно распределение именно функций, а не ролей. При признании преступлений, совершенными организованной группой, действия всех соучастников независимо от выполняемых ими функций в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Поэтому к признакам организованной группы относится наличие двух или более исполнителей.

Виды соучастия в зависимости от характера выполняемых соучастниками функций подразделяют на простое (соисполнительство) и сложное (соучастие с распределением ролей).

При простом соучастии в преступлении участвуют два или более соисполнителя. Каждый из них полностью или частично выполняет объективную сторону преступления. Сложное соучастие предполагает, что в совершении преступления наряду с исполнителем принимает участие еще хотя бы один соучастник (организатор, подстрекатель или пособник).

Составы преступлений в Особенной части УК РФ сформулированы применительно к действиям исполнителя, поэтому при квалификации их действий ссылка на ст. 33 УК РФ не производится, а указывается лишь статья Особенной части УК РФ, предусматривающая совершенное преступление. При квалификации действий организатора, подстрекателя и пособника необходима ссылка на соответствующую часть ст.

33 УК РФ, отражающую их функциональную роль.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Основание ответственности является единым для лиц, совершивших преступление как единолично, так и в соучастии. Им является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления (ст. 8 УК РФ).

Ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления, поэтому пределы ответственности соучастников имеют свои особенности.

Под характером участия понимается фактическая роль, которую каждый соучастник выполняет в совершении преступления: организатор преступления, подстрекатель, пособник, главный или второстепенный исполнитель. Учет степени участия лица в совершении преступления в соучастии предполагает оценку активности каждого соучастника, величины его вклада в достижение общего преступного результата.

Признаки преступления (как объективные, так и субъективные), совершенного исполнителем, учитываются при квалификации действий всех соучастников, которые осознавали наличие этих признаков, за исключением признаков, относящихся исключительно к личности исполнителя.

По материалам, предоставленным управлением правовой статистики прокуратуры Пензенской области.

Источник: http://www.procpenza.ru/answer/112

Виды соучастия

В основу выделения видов соучастия может быть положен критерий функциональных ролей, выполняемых соучастниками, т.е. отсутствие или наличие в дополнение к соис­полнителям иных разновидностей соучастников. На этой основе может быть выделено:

    1. простое соучастие или соисполнительство (в котором все без исключения совместно участвующие в совер­шении преступления лица являются соисполнителями);
    2. сложное соучастие (в котором наряду с исполнителем (соисполнителями) присутствуют организатор, подстрекатель и (или) пособник).

Выделение видов соучастия имеет значение при квалифика­ции преступления, совершенного в соучастии:

1) при простом со­участии:

    • действия всех соучастников квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответствен­ность за совершенное ими преступление;
    • в случае, если такой статьей предусмотрен квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой, – то с вменением данного ква­лифицирующего признака (ч. 2 ст. 34 УК РФ).

2) при сложном со­участии:

    • действия исполнителя (соисполнителей) квалифицируют­ся аналогично простому соучастию. Действия же организатора, подстрекателя, пособника квалифицируются соответственно по ч. 3, 4, 5 ст. 33 УК РФ и по статье Особенной части УК РФ, преду­сматривающей ответственность за совершенное ими преступление (с вменением при наличии соисполнителей и при указании на то в статье Особенной части УК РФ также квалифицирующего при­знака группового совершения преступления). Ссылка на ст. 33 УК РФ применительно к действиям организатора, подстрекателя, пособника не требуется, если одновременно с выполнением ими организаторских, подстрекательских и пособнических функций они являются соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34 УК РФ).

Формы соучастия

В основу выделения форм соучастия может быть положен критерий сплоченности соучастников, который позволяет выделить такие формы соучастия, как:

    1. группа лиц (без предварительного сговора),
    2. группа лиц по предварительному сговору,
    3. организованная группа,
    4. преступное сообщество (пре­ступная организация) (ч. 1-4 ст. 35 УК РФ).

Совершение пре­ступления группой лиц, группой по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим призна­ком многих преступлений (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2, 4 ст. 162 УК РФ).

Преступление, совер­шенное группой лиц (без предварительного сговора)

Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совер­шенным группой лиц, если в его совершении совместно участвова­ли два или более исполнителя без предварительного сговора.

От всех иных форм соучастия данная отличается отсутствием предва­рительного сговора, т. е. спонтанностью, внезапностью возникно­вения и реализации умысла на совершение преступления.

В силупрямого указания закона обязательным признаком группы лиц без предварительного сговора является наличие двух и более соиспол­нителей (при этом следует учитывать «группо­вое исполнение преступления»); пособничество в совершении преступления (подстрекательство к его совершению) единственно­му исполнителю не образует данной формы соучастия.

Вследствие внезапности преступных действий группа лиц без предварительного сговора в основном встречается как разновид­ность простого соучастия.

Тем не менее, здесь возможно и слож­ное соучастие, когда в процессе осуществления преступного по­сягательства у соисполнителей появляется пособник (в еще более редких случаях — подстрекатель) либо когда преступление, совер­шаемое в сложном соучастии, является следствием внезапного видоизменения первоначально существовавшего замысла.

Преступление, совер­шенное группой лиц (по предварительному сговору)

В ч. 2 ст. 35 УК РФ указывается, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совер­шении преступления.

Предварительный сговор на совершение преступления предполагает выраженную в любой форме (пись­менной, устной, конклюдентной) договоренность, состоявшуюся до начала непосредственного выполнения объективной стороны преступления (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29).

В судебной практике считается, что конститутивным призна­ком группы лиц по предварительному сговору является наличие двух и более соисполнителей (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29)(при этом следует учитывать ска­занное ранее о «групповом исполнении преступления»).Так, по одному из дел было исключено из приговора указание на совер­шение убийства группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ), поскольку было установлено, что из двух соучастников один являлся исполнителем, а другой — пособ­ником (см.: БВС РФ. 2002. №2.С. 16-17).

Группа лиц по предварительному сговору может относиться как к простому, так и к сложному соучастию.

Отличительной чертой организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ), позволяющей отделить ее от группы лиц по предваритель­ному сговору, является устойчивость.

Об устойчивости могут свиде­тельствовать такие признаки, как стабильность группы, тесная взаи­мосвязь между ее членами, согласованность действий и их планиро­вание, наличие признанного руководства, постоянство форм и методов преступной деятельности, техническая оснащенность, длительность существования группы, количество совершенных ею преступлений и т.п. При этом закон не исключает создания орга­низованной группы и всего лишь из двух лиц, и для совершения од­ного, но требующего тщательной подготовки преступления.

Особая общественная опасность преступлений, совершаемых организованной группой, обусловила выработку судебной прак­тикой правила, согласно которому действия всех участников ор­ганизованной группы независимо от их роли в преступлении квали­фицируются как соисполнительство.

Кроме того, само по себе соз­дание наиболее опасной разновидности организованной группы -банды – криминализировано законодателем в ст.

209 УК РФ, а создание организованной группы в иных случаях влечет уголов­ную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35 УК РФ).

Преступное со­общество (преступная организация)

Наиболее опасной формой соучастия является преступное со­общество (преступная организация) (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Преступ­ное сообщество (преступную организацию) в силу сложившейся судебной практики характеризуют три отличительных признака:

    1. сплоченность, т.е. наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих их в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного ус­тава сообщества, особая преступно-культурная общность и т. п.;
    2. организованность, т.е. четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности,наличие внутренней жесткой дисциплины;
    3. цель создания — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Особая общественная опасность преступного сообщества (преступной организации) обусловила уголовную наказуемость самого по себе факта создания такого сообщества (организации) (ст. 210, 2821УКРФ).

Следует также отметить, что хотя ни в одной из статей Осо­бенной части УК РФ совершение преступления преступным сооб­ществом (преступной организацией) не является квалифицирую­щим признаком состава преступления, тем не менее, при наличии в статье Особенной части УК РФ такого квалифицирующего при­знака, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, со­вершение указанным сообществом (организацией) преступления должно квалифицироваться с его вменением. При этом все дейст­вия всех участников преступного сообщества (преступной орга­низации) независимо от их роли в преступлении квалифицируют­ся как соисполнительство.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 “О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)”

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 “О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов”

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/vidi-i-formi-souchastiya-v-prestuplenii

Ответственность соучастников преступления

В каких НПА указаны виды соучастия в преступлении?

Соучастие не создает каких-либо особых оснований уголовной ответственности.

Основание ответственности является единым для лиц, совершивших преступление как единолично, так и в соучастии, поэтому на него в полной мере распространяется положение, исходя из которого им является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом (ст. 8 УК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 34 УК РФ ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления, поэтому пределы ответственности соучастников имеют свои особенности.

  • Характер участия в преступлении – это фактическая роль, которую каждый соучастник выполняет в совершении преступления: организатор преступления, подстрекатель, пособник, главный или второстепенный исполнитель.
  • Степень участия в совершении преступления – это степень активности каждого соучастника, величины его вклада в достижение общего преступного результата.

В науке уголовного права существуют две основные позиции определения юридической природы соучастия и обоснования ответственности соучастников.

Первая из них исходит из представления об акцессорной (дополнительной, несамостоятельной) природе соучастия, в соответствии с которой основой соучастия является деятельность исполнителя, действия всех остальных соучастников не носят самостоятельного характера, а являются дополнительными (акцессорными) по отношению к действиям исполнителя. Согласно этой позиции оценка действий соучастников определяется оценкой действий исполнителя.

Согласно второй позиции соучастие является самостоятельной формой преступной деятельности, при которой соучастники несут ответственность за совершенные ими лично действия, а не за действия исполнителя.

Именно совершение этих действий определяет основание и пределы их ответственности. Соучастник может быть привлечен к ответственности даже в случае освобождения исполнителя от уголовной ответственности.

Уголовный кодекс РФ содержит черты проявления как акцессорной, так и самостоятельной природы соучастия.

1. Акцессорная природа соучастия проявляется в следующем. Квалификация действий исполнителя производится только по статье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ, поскольку составы преступления в Особенной части УК РФ сформулированы применительно к их действиям.

Организаторы, подстрекатели и пособники сами объективной стороны преступления не выполняют, поэтому состав преступления, совершаемый ими, складывается из признаков, указанных в ст.

33 УК РФ и в конкретной статье Особенной части УК РФ, описывающей действия исполнителя. Квалификация действий указанных лиц производится по статье Особенной части УК РФ со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

Если они выполняли также функции соисполнителя, ссылка на ст. 33 УК РФ не производится (ч. 3 ст. 34 УК РФ).

Если исполнитель по причинам, от него не зависящим, не довел задуманное совместно с другими соучастниками преступление до конца, его действия квалифицируются как приготовление (если преступление относится к тяжким или особо тяжким) или покушение на преступление. Другие соучастники в соответствии с ч. 5 ст. 34 УК РФ подлежат уголовной ответственности также за приготовление к преступлению или за покушение на преступление, даже если они все зависящие от них действия осуществили.

Признаки преступления (как объективные, так и субъективные), совершенного исполнителем, учитываются при квалификации действий всех соучастников, которые осознавали наличие этих признаков, за исключением признаков, относящихся исключительно к личности исполнителя.

Так, осознание объективного признака (например, способа совершения преступления исполнителем) является обязательным для его вменения иным соучастникам – пособник может подлежать ответственности по п. «д» ч. 2 ст.

105 УК РФ только в том случае, если он осознает, что исполнитель собирается совершить убийство с особой жестокостью.

Мотивы и цели действий соучастников могут не совпадать. Действия лица, помогающего совершить убийство, должны квалифицироваться как пособничество убийству с целью скрыть другое преступление, если наличие такой цели у исполнителя охватывается сознанием пособника, хотя последний действовал по личным мотивам.

При совершении в соучастии преступления со специальным субъектом исполнителем преступления может быть лишь лицо, обладающее специальными признаками (ч. 4 ст. 34 УК РФ).

Ответственность иных лиц, не обладающих признаками специального субъекта, участвовавших в совершении преступления, наступает по той же статье УК РФ, что и ответственность исполнителя, однако со ссылкой на соответствующую часть ст.

33 УК РФ как организатора, подстрекателя либо пособника.

2. Самостоятельность ответственности соучастников проявляется в следующем. Ответственность за так называемое неудавшееся подстрекательство, когда подстрекателю не удалось склонить другое лицо к совершению преступления, отражена в ч. 5 ст.

34 УК РФ: ответственность наступает только за приготовление к преступлению, поскольку не возникает количественный признак соучастия (необходимость наличия двух или более лиц). Это означает, что юридически соучастие отсутствует. Ответственность в соответствии с ч. 2 ст.

30 УК РФ возможна лишь при попытке склонить другое лицо к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления.

Квалифицирующие признаки и отягчающие обстоятельства, которые относятся к личности каждого из соучастников, распространяются только на того из них, к кому относятся.

Совершение преступления при любой форме соучастия (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом РФ (ч. 7 ст. 35 УК РФ). Это является отягчающим обстоятельством в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

При совершении преступления с любой формой соучастия (в том числе организованной группой и преступным сообществом) при фактическом распределении функций юридически роли всех соучастников совпадают. Они являются соисполнителями, следовательно, при квалификации их действий ссылка на ч. 2 ст. 33 УК РФ не требуется.

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой является квалифицирующим признаком многих составов преступлений.

Уголовным законом в ряде случаев сам факт создания организованной группы предусматривается в качестве оконченного преступления (ст. ст. 205.4, 208, 209, 239, 282.1 УК РФ), что объясняется повышенной степенью общественной опасности таких деяний.

В случае совершения членами такой организованной группы преступлений, образующих самостоятельные составы, квалификация производится по совокупности преступлений. Если факт создания организованной группы не предусмотрен в Особенной части УК в качестве самостоятельного состава преступления, то указанные действия в соответствии с ч. 6 ст.

35 УК РФ следует квалифицировать как приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Совершение преступлений преступным сообществом (преступной организацией) не предусмотрено законом в качестве квалифицирующего признака ни одного из составов преступлений.

Сам факт создания преступного сообщества образует самостоятельный состав преступления, предусмотренный ст. 210 УК РФ.

Каждое преступление, совершаемое преступным сообществом, требует самостоятельной уголовно-правовой оценки.

Часть 5 ст. 35 УК РФ предусматривает особенности ответственности организаторов и участников организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Так, лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 205.4, 208, 209, 210 и 282.

1 УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом.

Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных ст. ст. 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

При совершении преступлений в соучастии возможны ситуации, когда лицо, не являясь членом преступной группы, тем не менее оказывает ей содействие или подстрекает другое лицо или группу лиц к созданию преступной группы для совершения конкретных преступлений.

При этом происходит сочетание простого соучастия (соисполнительства) в одной из предусмотренных законом форм и сложного соучастия (с распределением ролей). При квалификации подобных действий необходима ссылка на ту часть ст.

33 УК РФ, которая отражает выполняемую соучастником роль, и ту часть статьи Особенной части УК РФ, которая в качестве квалифицирующего признака предусматривает ту или иную форму соучастия.

Эксцесс исполнителя – это совершение исполнителем преступления, которое не охватывается умыслом других соучастников (ст. 36 УК РФ). За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат, поскольку в содеянном отсутствует как объективный признак – совместность действий, так и субъективный признак – совместность умысла соучастников.

Выделяют два вида эксцесса исполнителя:

  1. Качественный эксцесс исполнителя;
  2. Количественный эксцесс исполнителя. 

Качественный эксцесс исполнителя происходит в случаях, когда исполнитель вместо согласованного с другими лицами преступления совершает полностью иное или наряду с согласованным преступлением совершает иное преступление.

В случае совершения полностью иного преступления все соучастники отвечают за приготовление или покушение на согласованное преступление, а исполнитель – за то преступление, которое он совершил.

Если же исполнитель в дополнение к согласованному совершил иное преступление, все соучастники отвечают за преступление, охватывавшееся их умыслом, а исполнитель – еще и за преступление, совершенное им единолично.

Количественный эксцесс исполнителя может заключаться в следующем:

  • вместо оговоренного лицо совершает иное однородное, но более тяжкое преступление. Так, если двое договорились совершить грабеж, но один из них в процессе изъятия имущества применил насилие, опасное для здоровья потерпевшего, что характерно для разбоя, то оба подлежат ответственности за оконченное преступление, первый – за грабеж (ст. 161 УК РФ), а второй – за разбой (ст. 162 УК РФ);
  • лицо совершает оговоренное преступление, но при наличии квалифицирующих признаков, не согласованных с другими соучастниками.

Квалифицирующий признак преступления может быть вменен только в том случае, когда лицо осознает его наличие. Поэтому исполнитель привлекается к ответственности за содеянное с учетом этого квалифицирующего признака, а соучастники – без него.

Добровольный отказ соучастников имеет свои особенности. Признаки добровольного отказа от преступления, изложенные в ч. 1–3 ст. 31 УК РФ, относятся к характеристике добровольного отказа исполнителя. Особенности добровольного отказа организатора, подстрекателя и пособника зависят от вклада каждого из них в совместно готовившееся преступление.

Организатор и подстрекатель не подлежат уголовной ответственности, если своевременным сообщением органам власти или иными принятыми мерами (например, убеждением исполнителя не совершать преступление) предотвратили доведение преступления исполнителем до конца (ч. 4 ст. 31 УК РФ). Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то принятые ими меры могут быть признаны смягчающим наказание обстоятельством (ч. 5 ст. 31 УК РФ).

Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он принял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (ч. 4 ст. 31 УК РФ). Другими словами, он должен ликвидировать свое личное участие в совершении преступления.

Источник: https://www.zaconoved.com/otvetstvennost-souchastnikov-prestupleniya/

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

В каких НПА указаны виды соучастия в преступлении?

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий