Возможно ли доказать мою невиновность в избиении, если потерпевший указывает обратное, но меня не было в тот момент?

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

Возможно ли доказать мою невиновность в избиении, если потерпевший указывает обратное, но меня не было в тот момент?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

  • 24 апреля 2018 в 00:28
  • 26 февраля 2018 в 10:54
  • 1 октября 2017 в 21:40

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

Ленинский районный суд Краснодара признал виновным адвоката Михаила Беньяша в применении насилия к представителям власти (часть 1 статьи 318 Уголовного кодекса России). Он приговорен к штрафу в 60 тысяч рублей, но должен заплатить 30 тысяч –​ суд сделал скидку на то, что адвокат некоторое время провел в СИЗО.

По версии следствия, Михаил Беньяш избил и покусал двух полицейских, сопротивляясь задержанию в сентябре 2018 года перед митингом против пенсионной реформы. Прокурор Андрей Томчак запросил для Михаила Беньяша в качестве наказания штраф в 40 тысяч рублей без лишения свободы. Защита утверждала, что адвокат ни к кому насилия не применял, а полицейские незаконно задержали его и избили.

– Что мне эта подачка от суда в виде десяти тысяч? Прокурор просил сорок, а судья назначила тридцать, вот радость. Вопрос же был не в том, назначат ли мне срок или штраф, – сказал Михаил Беньяш после оглашения приговора. – Вопрос был в том, могут ли полицейские безнаказанно бить адвокатов за то, что те выполняют свою работу. По итогам этого суда получается, что могут.

В зале суда

9 сентября 2018 года перед митингом против пенсионной реформы адвоката остановили оперуполномоченные Дмитрий Юрченко и Егор Долгов. По словам Беньяша, они не представились, силой затолкали его в автомобиль и избили, сначала в машине, потом в УМВД. Дальше – арест на 14 суток за “неповиновение законным требованиям сотрудника полиции”.

История могла закончиться на выходе из спецприемника, но за это время судмедэксперт успел обнаружить на телах полицейских Юрченко и Долгова кровоподтеки и следы от укусов. После освобождения адвоката снова задержали – за “применение насилия в отношении представителя власти”. Михаил Беньяш провел в СИЗО 25 дней и вышел под залог в 600 тысяч рублей.

А в январе 2019 года началась эпопея с судебным процессом, который длился почти год.

Оглашение приговора назначили на 8 октября, но за полтора часа до начала заседание отодвинули на неопределенный срок. Постоянные слушатели выдвигали предположения, что судья готовит оправдательный приговор, и для его согласования требуется больше времени, но ошиблись.

Оглашение приговора

Наконец, оглашение назначили на 11 октября, в этот день тесный зал Ленинского районного суда был полон. Судья Диана Беляк зачитывала материалы дела почти два часа. Обвиняемый адвокат Михаил Беньяш слушал ее с закрытыми глазами и качал головой, а потом повернулся к суду спиной. Пострадавшие полицейские Юрченко и Долгов не пришли на заседание.

Травмы, которые не видел врач

Судья Диана Беляк зачитала из обвинительного заключения, как Беньяш сопротивлялся задержанию и “применил в отношении Юрченко Д.Д.

насилие в виде нанесения не менее трёх ударов в область лица, не менее трех ударов в голову, не менее одного удара в область левой руки, а также не менее трёх ударов в область грудной клетки”, а “в отношении Долгова Е.Д.

насилие в виде не менее двух укусов зубами в область правого предплечья, в область левого плеча, а также захвата руками чем причинил Долгову физическую боль и телесные повреждения”.

Однако сторона защиты выяснила, что в медицинских картах не указаны укусы у Долгова и травма головы у Юрченко. Травматолог Назир Хапсироков, который первым осматривал оперуполномоченных в тот день, подтвердил, что ни следов укусов, ни ударов в голову не было.

Рисунок Дмитрия Юрченко. Травмы

В медкарте Дмитрия Юрченко записана только травма левого плеча.

– Если бы Юрченко жаловался на боли в голове, на лице, вы бы отразили это в карте? – спрашивал Беньяш на допросе.

– Да. Если её нет в карте, значит, он её не озвучил, – ответил врач.

В карте Егора Долгова значатся травмы верхних конечностей. По разъяснению врача, это синяки на руках от кончиков пальцев до плеч.

– А часто вы сталкиваетесь с укусами у пациентов? – спросил Беньяш.

– Да.

– Если бы у пациента были укусы, вы бы их записали?

Мы все-таки доказали, что я не кусал и не бил оперов

Хапсироков ответил, что если в его карте укусов нет, значит, их и не было. Несмотря на показания врача и данные медкарт, прокурор оставил эти травмы в обвинительном заключении. Судья Диана Беляк сочла, что показания Хапсирокова не опровергают наличие укусов и ударов по голове.

В своем последнем слове Михаил Беньяш говорил, стоя перед судьей Беляк: “Знаете, что чаще всего замечают сторонние наблюдатели за процессом? Больше всего их удивляет не то, что мы все-таки доказали, что я не кусал и не бил оперов. Это и так было очевидно всем, даже гособвинителю. Людей восхищает то, что обычный врач Хапсироков, абсолютно непричастный к делу, нашел смелость прийти в суд и спокойно сказать правду. Меня, честно говоря, это восхищает тоже”.

Беньяш уверен, что Юрченко и Долгов сами нанесли себе повреждения между осмотром у травматолога и осмотром у судмедэксперта.

– Сначала они просто не определились со своей ложью, – сказал адвокат. – Они приехали к травматологу и показали синяки на руках. Эти синяки можно получить при задержании любого мужчины. Я и не скрываю, что оттягивал руку Юрченко от своего горла, когда он на меня напал. Я защищал свою жизнь.

Свидетели, которых не было

По версии Михаила Беньяша, когда его привезли во двор отделения полиции, Юрченко и Долгов вытащили его из машины и бросили на асфальт.

Дмитрий Долгов в показаниях говорил обратное: “Когда мы вывели его из салона автомобиля и начали закрывать дверь, он начал биться головой о дверь.

Также ударил по задней левой двери своей ногой, причинив повреждения покрасочного покрытия автомобиля, после чего мы положили его на асфальт, в положении “лежа на животе” и применили специальные средства “наручники”, после чего Беньяш лежа стал биться головой об асфальт”.

У всего происходящего были десятки свидетелей, почти все – сослуживцы Долгова и Юрченко. Во время допросов эти свидетели массово забывали детали произошедшего и на вопросы защиты то и дело отвечали: “Не помню”.

Например, у оперуполномоченного Максима Даниленко 31 раз прозвучал ответ “не помню”, у начальника уголовного розыска Сергея Сахно – 21 раз.

Однако все эти свидетели не забыли повторить в своих показаниях едва ли не слово в слово, что “Долгов и Юрченко действовали в отношении Михаила Беньяша аккуратно, не причиняя ему каких-либо увечий или повреждений”.

То же самое рассказали на суде два сотрудника окружных администраций Краснодара – Максим Борисов и Дмитрий Больбат.

По их версиям, в 13:40 они оба курили во внутреннем дворе отделения полиции и видели, как двое полицейских в штатском доставили Беньяша, который “вел себя неадекватно и агрессивно”.

Госслужащие тоже не забыли уточнить, что Юрченко и Долгов аккуратно укладывали Беньяша на асфальт и не причиняли ему никаких увечий.

Административный протокол с показаниями Борисова

В ходе суда выяснилось, что Борисов и Больбат никак не могли увидеть, что происходило в отделении полиции, – потому что их там не было. Они находились у кинотеатра “Аврора”, где шла акция против пенсионной реформы.

Оба сотрудника администрации давали показания против участников акции, на основании их слов судили, штрафовали и арестовывали протестующих.

– Мы даже видеозаписи акции у “Авроры” исследовали, – говорил Беньяш на суде. – Мы вытащили метаданные, которые показали время съемки. На этих видео был Больбат, хотя он и заявил, что это человек, который просто похож на него.

Во время оглашения приговора судья зачитала и показания сотрудников администрации, но заметила, что суд отнесся к этим показаниям критически. Показания других свидетелей обвинения, несмотря на их забывчивость, не вызвали у суда сомнений.

– Оснований для признания этих доказательств недопустимыми не имеется, – сказала судья Диана Беляк. – Эти доказательства достаточны для получения решения, сомнений не вызывают и доказывают вину подсудимого в полном объеме.

Понятые, которых не было

Во время судебного процесса исследовали, в том числе, протокол об административном нарушении, из-за которого адвоката задержали на 14 суток. Якобы Беньяш призывал людей участвовать в несогласованной акции. Именно это административное дело стало основой для уголовного.

Если верить протоколу, понятыми во время задержания Михаила Беньяша были Елена Уварова и Светлана Пилипенко. Однако с ними повторилась та же история, что и со свидетелями, – понятые находились в это время в другом месте. Сторона защиты предоставила суду семь материалов административных дел, в которых Уварова и Пилипенко говорят, что в этот день в 14:00 они были у кинотеатра “Аврора”.

Самое наглое и дерзкое полицейское насилие в отношение адвоката будет легализовано

Это не все несостыковки в деле со стороны обвинения. Вызывает вопросы и то, что показания Юрченко и Долгова против адвоката повторяются слово в слово, вплоть до опечаток. Странно и то, что потерпевшие знали номер уголовного дела, которое возбудят на адвоката, за неделю до того, как его действительно возбудили. Они указали его в своих заявлениях следователю.

Несмотря на раскрытые защитой неувязки, прокурор заявил: “Утверждаю, что все было так, как написано в обвинении. Подсудимый и его защитники лучше подготовились и обладали лучшей речью, однако факты опровергают их позицию”.

– Думаю, ни у кого нет сомнений, что для полицейских, которые избили и оболгали меня, я как адвокат представлял мало интереса, – ответил Михаил Беньяш в своем последнем слове. – Ровно то же самое они проделают с любым другим профессиональным защитником, был бы приказ. Я сказал “проделают”. Верно. Если мы их не остановим и не скажем “нет!”.

Нас не устраивает компромисс. Обвинительный приговор по такому возмутительному делу не просто лишает отдельного адвоката статуса, но и наглядно демонстрирует всей адвокатуре России, что даже самое наглое и дерзкое полицейское насилие в отношение адвоката будет легализовано.

А значит, статус адвоката стоит не дороже, чем картонка, из которой изготовлены наши удостоверения.

Судья Диана Беляк во время оглашения приговора заявила, что суд критически оценивает позицию Михаила Беньяша, что именно он пострадавший в этом деле.

Суд счел сомнительными показания журналистки Ирины Бархатовой, которая была с Беньяшем во время задержания.

Бархатова подтвердила на суде, что полицейские Юрченко и Долгов были без формы, не представились, насильно посадили в машину и адвоката, и ее саму. Она стала и свидетелем избиения Михаила Беньяша.

Все, что я увидел сегодня, вызывает только брезгливость

– Суд критически оценивает показания Бархатовой, поскольку она давно знакома с подсудимым, – заявила судья Диана Беляк. – Суд оценивает ее показания, как желание увести подсудимого от уголовной ответственности.

Михаил Беньяш на это только снова покачал головой.

– С таким уровнем анализа доказательств… Да не было никакого анализа, – сказал адвокат после суда. – То, что я и Бархатова знакомы, потому что я был адвокатом Ирины, вызывает у суда сомнения.

А то, что свидетели обвинения все сплошь знакомы, это ничего. То, что у Юрченко и Долгова показания одинаковые вплоть до опечаток, сомнений не вызывает. Как теперь об этом серьезно говорить? Очередное торжество лжи. Такой бред.

Все, что я увидел сегодня, вызывает только брезгливость.

Михаил Беньяш во время оглашения приговора

– Вам понятен приговор суда? – спросила Диана Беляк в конце заседания и подняла взгляд от бумаг. Зал молча смотрел на нее в ответ, тихо щелкали затворы камер.

– Вы шутите, Ваша честь? – спросил Михаил Беньяш.

Адвокаты защиты планируют оспорить решение суда.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30204102.html

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Возможно ли доказать мою невиновность в избиении, если потерпевший указывает обратное, но меня не было в тот момент?

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

В казахстане декриминализовали бытовое насилие. как теперь будут наказывать мужей-тиранов

Возможно ли доказать мою невиновность в избиении, если потерпевший указывает обратное, но меня не было в тот момент?

За бытовое насилие в Казахстане теперь будут привлекать только к административной ответственности, а не к уголовной. 3 июля Президент РК подписал закон, согласно которому статьи 108 и 109 УК РК (“Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью” и “Побои”) переместились из уголовного в административный кодекс. 13 июля поправки вступили в законную силу.

Казалось бы, декриминализация статей о бытовом насилии должна облегчить жизнь любителям распускать руки. Но парадокс в том, что именно теперь у жертв домашних тиранов появился шанс реально отправить их за решётку, пусть на короткий срок.

Как теперь будут наказывать за побои

Прежде, например, побившего жену мужа могли максимум оштрафовать. Статьи Уголовного кодекса предусматривали аресты сроком от 45 до 60 суток. Но эти меры не работали. Применение этих мер было приостановлено до 2020 года. Теперь же мужа, избившего жену, можно по крайней мере “закрыть” на 15 суток. Однако штрафы за побои и причинение лёгкого вреда здоровью при этом стали меньше.

Для сравнения:

Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью по Уголовному кодексу наказывалось:

  • штрафом в размере до 200 МРП (525 тысяч тенге);
  • исправительными работами в том же размере;
  • привлечением к общественным работам на срок до 180 часов;
  • арестом на срок до 60 суток (применение ареста было приостановлено до 2020 года в соответствии со статьёй 467 УК РК).

Та же статья в Административном кодексе наказывается штрафом 15 МРП (39 тысяч тенге) либо административным арестом сроком до 15 суток.

“Также в Административном кодексе в этой же статье есть ещё часть вторая, в которой говорится о том, что если кто-то совершает побои повторно в течение года, то это влечёт административный арест сроком до 20 суток, – прокомментировал изменения адвокат Торехан Мухтаров. – Для тех лиц, к которым арест не применяется, по этой статье предусмотрен штраф в размере до 30 МРП (78 тысяч тенге)”.

По статье “Побои” Уголовный кодекс предусматривал наказание:

  • штраф в размере до 100 МРП (262 тысячи тенге) либо исправительные работы в том же размере;
  • привлечение к общественным работам на срок до 120 часов;
  • арест на срок до 45 суток ( применение ареста также было приостановлено в соответствии со статьёй 467 УК РК).

В Административном кодексе за побои будут наказывать штрафом в размере 10 МРП (23 тысячи тенге) либо административным арестом на срок до десяти суток.

При рецидиве драчуна посадят уже на 15 суток. Третья часть этой статьи предусматривает штраф в 30 МРП (78 тысяч тенге).

“В Административном кодексе более развёрнуто представлены эти статьи, – прокомментировал Торехан Мухтаров. – По Уголовному кодексу, человек мог совершить это преступление, заплатить штраф и на следующий день идти делать то же самое. А теперь чётко сказано, если человек в течение года совершает данное правонарушение повторно, то он безоговорочно привлекается к аресту”.

Привлечь к ответственности сложно

Привлечь к ответственности за бытовое насилие бывает сложно, даже когда речь идёт не о нанесении лёгкого вреда здоровью, а о более серьёзных увечьях.

У Динары Чидериновой практически нет несломанных костей на лице. Женщине сделали пластическую операцию, поставили девять скоб, но она всё равно не может нормально есть. После больницы Динара Чидеринова весила 38 килограммов. Супруг женщины просто пришёл домой пьяным и стал её избивать, она так и не поняла, за что именно.

“Я до сих пор по больницам езжу, мне хотят оформить инвалидность. У меня сломано всё лицо, и глаз один уж почти не видит”, – говорит Динара Чидеринова.

Женщина рассказывает, что участковый пришёл к ней в больницу и начал отговаривать от подачи заявления на мужа.

“В первый же день, когда я лежала в больнице с квадратным лицом, у меня берут заявление, что я к нему не имею претензий. Это было сделано в тот момент, когда я ничего не соображала. Я думала, может тогда он от меня отвяжется, а участковый всё говорил: мол, мы вас разведём, он будет платить алименты”, – вспоминает Динара Чидеринова.

Родственники Динары настояли, чтобы она забрала своё заявление о том, что не имеет претензий к мужу и всё-таки обратилась в полицию.

“Назначили судебно-медицинскую экспертизу, у всех она идёт месяц, а у меня около трёх-четырёх месяцев шла, – рассказала Динара. – Они просто тянули время и хотели закрыть дело за сроком давности. Я пожаловалась в Генпрокуратуру, в Министерство обороны, так как мой муж военный”.

Супругу Динары дали год условно. Экспертиза сочла, что он нанёс её здоровью средний ущерб. Ожидающая получения инвалидности Динара с этим не согласна и ждёт апелляции.

Жертве приходилось доказывать, что она жертва

Председатель ОЮЛ “Союза кризисных центров Казахстана” Зульфия Байсакова видит в новом законодательстве, касающемся бытового насилия, и плюсы и минусы. С одной стороны, жертве теперь не надо бегать и собирать доказательства того, что её действительно избили. Это теперь делает полиция. С другой стороны, она считает, что политика наказания для семейных тиранов должна измениться в целом.

Зульфия Байсакова / Фото

“Жертва доказывала, что она жертва. Сейчас бремя доказывания будет возложено на правоохранительные органы, – прокомментировала Зульфия Байсакова. – Нам сейчас важно перестроить политику наказания. Человек, который совершает преступление, находится в состоянии агрессии, незнания законодательства.

Наверное, надо с ним работать? Мы пытаемся всех посадить на 15 суток. Это неправильно, мы не пытаемся работать с агрессорами, у нас нет определённых программ, которые имели бы научную базу, у нас нет никаких центров, которые работали бы с семейными дебоширами.

Поэтому женщина понимает, что да, отсидит он свои 15 суток, и ничего не изменится”.

Поводом для побоев может стать всё, что угодно

Руководитель казахстанского движения “Немолчи.кз” Дина Смаилова часто пытается помочь жертвам бытового насилия. Она говорит, что поводом для побоев может стать всё что угодно. Например, в Шымкенте молодую женщину регулярно избивает супруг за то, что она оказалась не девственницей, что выяснилось после свадьбы.

“На днях был жуткий случай, девушку обвинили в том, что она не девственница. До сих пор в нашей стране этот маразм, – прокомментировала Дина Смаилова.

– Девочка из Шымкента, ей 18, вышла замуж и стала объектом издевательств за то, что оказалась не девственницей. Супруг её избивает, насилует, обзывает шлюхой. К нам её родственница обратилась за помощью.

Ну так воспитаны южане, муж у них – это бог, а уж иногда и дурак бывает”.

Дина не может назвать идеальным ни старое, ни новое законодательство, касающееся бытового насилия. По её мнению, в обоих случаях нет полной гарантии защищённости жертвы.

Дина Смаилова / Фото

“Отчасти перевод в Административный кодекс этих статей облегчает жизнь женщине, – считает Дина Смаилова. – Дело в том, что редкая жена у нас готова посадить мужа в тюрьму, даже если он её искалечил. Но и этот закон не совершенен: ни прежние, ни нынешние меры не дают женщине гарантий. Это такая лёгкая передышка для женщины на 15 суток”.

Декриминализация статей о бытовом насилии в РК произошла вслед за Россией. В феврале 2017 года Путин подписал закон, переводящий статью о побоях из Уголовного в Административный кодекс. Президент РФ мотивировал такое решение тем, что людям надо “дать шанс остаться в здоровой части общества”.

В Казахстане тоже были свои мотивы. Ещё в 2016 году генпрокурор Жакип Асанов говорил о том, что за бытовое насилие стали меньше привлекать в ответственности, так как дела о семейных скандалах относятся к делам частного порядка: жертва сама должна искать свидетелей, доказательства, а это не так-то просто.

По данным ОЮЛ “Союз кризисных центров Казахстана” в нашей стране ежегодно от бытового насилия погибает около 400 женщин.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://informburo.kz/stati/v-kazahstane-dekriminalizovali-bytovoe-nasilie-kak-teper-budut-nakazyvat-muzhey-tiranov.html

Всё о кредитах
Добавить комментарий