Возврат из не законного владения своего имущества

Как забрать имущество из чужого незаконного владения?

Возврат из не законного владения своего имущества

Устная консультация 1000р. — 30 мин. Оставить заявку

Стоимость услуги: Устная консультация 1000р. — 30 мин.

Ситуации, когда на принадлежащее человеку по закону имущество посягают другие лица, довольно распространены.

При этом их пикантность заключается в том, что для этого далеко не всегда необходимо заключить какой-либо договор или соглашение с другими гражданами или организацией.

Иногда можно вообще не делать каких-либо юридически значимых действий и оказаться в ситуации, когда принадлежащее имущество фактически украдено и незаконно присвоено третьими лицами. А если называть вещи своими именами, то речь идет именно о такой ситуации.

Причем в жизни могут быть очень запутанные ситуации, когда изначально похищенное имущество путем незаконных сделок несколько раз перешло из рук в руки, а потому создается впечатление законности всех последующих сделок с ним.

Для юридически неподготовленного человека данная ситуация крайне сложна. И тем не менее любому собственнику следует знать, что закон на его стороне.

И если имущество было изначально отобрано незаконно, то последующие сделки также могут быть признаны незаконными, а следовательно, не могут порождать каких бы то ни было последствий.

Согласно нормам статьи 301 Гражданского кодекса собственник всегда вправе требовать возврата своего имущества, которое перешло незаконно в руки третьих лиц.

Однако нормы закона защищают не только самих собственников. Ведь такая защита может потребоваться и другим субъектам права.

Права на истребование имущества из незаконного владения имеют:

  • арендатор;
  • организация, владеющая имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления;
  • наниматель жилого помещения;
  • а также любой другой законный владелец, который при этом может и не являться собственником.

При этом вся пикантность ситуации заключается еще и в том, что требования могут быть предъявлены и к самому собственнику в случае нарушения им прав владения или пользования этих лиц.

Отметим также, что все перечисленные ситуации могут возникнуть только при заключении договора с собственником.

А следовательно, у арендатора, нанимателя или других законных владельцев при возникновении разногласий с собственником имеется два варианта решения проблемы.

Один из них — описываемый нами виндикационный иск, а другой — возможность требовать расторжения договора аренды, найма и взыскания убытков.

Второй вопрос, который неизбежно возникает при истребовании имущества, — это определение факта незаконности владения.

Ведь в ряде ситуаций у «незаконно» владеющего лица все документы могут быть оформлены абсолютно грамотно, а вот собственнику свои притязания на имущество еще необходимо будет доказать.

Закон на этот вопрос отвечает следующим образом. Согласно нормам статьи 302 Гражданского кодекса незаконным владельцем считается то лицо, которое законно или незаконно приобрело имущество в связи с тем, что:

  • имущество у настоящего собственника похищено;
  • имущество собственником или другими законными владельцами было утеряно (выбыло из владения);
  • собственник утратил свои права на имущество без своего согласия и против своей воли.

И если с потерянным и похищенным имуществом все более или менее ясно, то вот с другими причинами утраты своих вещей на практике возникают проблемы.

Ведь в прямом смысле слова «потерять» или «похитить» могут распространяться только на движимые вещи. Так, например, можно украсть телевизор или породистую собаку. Но, например, квартиру невозможно украсть или потерять.

Ее можно отнять у собственника путем целого ряда незаконных действий, о которых необходимо пояснить более подробно.

Речь, конечно, идет о всевозможных сделках, которые совершаются под воздействием угрозы, насилия, вследствие сознательного обмана собственника относительно характера совершаемых действий.

Некоторые «предприимчивые» люди могут использовать в этих целях ситуации, когда собственник в силу стечений обстоятельств или слабого здоровья не может понять или противостоять совершаемым действиям.

Черные риелторы и другие любители поживиться за чужой счет могут использовать и несовершенство наших законов, и незнание человеком своих прав, и довольно редкие ситуации, которые, тем не менее, могут возникнуть в жизни.

Во всех этих случаях собственник или любое другое лицо, которое владело имуществом на законных основаниях и лишилось его вследствие описанных причин, имеет право потребовать возврата этого имущества только в судебном порядке.

Виндикационные иски и сопутствующие требования

Согласно закону для истребования своего имущества из чужого владения используется определенная правовая конструкция, называемая для простоты виндикационный иск.

Сама истории его появления возникла еще в Древнем Риме, отсюда и такое специфическое название.

Под виндикацией всегда понимается требование владельца имущества к незаконно владеющему лицу его возврата.

Но в жизни часто только этого недостаточно. Да и далеко не всякое посягательство на чужое имущество является лишением владения. Приведем простой пример. В результате мошенничества собственник лишился своей квартиры.

После чего квартира поменяла нескольких владельцев, а последний из них прописал в ней своих членов семьи. Кстати, довольно распространенная в жизни ситуация.

Согласно нормам закона виндикационный иск может быть предъявлен к незаконному владельцу, то есть к тому, кто на данный момент считает себя собственником.

Однако члены семьи владельцами квартиры не являются, и что же делать с ними? Ответ понятен: выселять, но это уже не виндикация, а совершенно другое требование, так как жильцы мешают собственнику владеть имуществом, лишают его этого права.

Возможна и другая ситуация, когда имущество выбыло из владения собственника потому, что тот своевременно не смог оформить на него все необходимые документы.

Такое, кстати, тоже бывает.

А поскольку документов, подтверждающих его право собственности, у него нет, то ни один суд не удовлетворит его виндикационные требования к третьим лицам.

Практика знает случаи, когда в рамках одного искового заявления могут предъявляться более 10 исковых требований, которые вытекают один из другого.

И даже опытным юристам приходится собирать «консилиум», чтобы разобраться в ситуации и понять, откуда «растут уши». Правильно решить такую задачку обычному человеку, при всем к нему уважении, не под силу.

А поскольку решение вопроса должно идти по цепочке, то нерешение очередного подвопроса ставит крест на всей процедуре возврата своего имущества.

О последствиях вряд ли стоит напоминать, ведь жилье или другая недвижимость могут играть решающую роль для нормальной жизни человека.

Виндикационный иск

Собственник, желающий вернуть свое имущество, должен знать ряд принципиальных моментов, которые составляют сущность виндикационного иска.

Во-первых, иск всегда предъявляется законным владельцем к лицу, которое владеет имуществом в настоящее время. Из этого правила вытекают и особенности исчисления срока исковой давности.

По таким искам он равняется 3 годам.

Причем если с недвижимостью все более или менее понятно, то вот если речь идет о движимом имуществе, то срок исковой давности будет исчисляться с момента, когда имущество обнаружено собственником, а также установлен его владелец.

Очень часто у граждан возникает вопрос о том, что же необходимо доказать для того, чтобы вернуть свое имущество.

То есть для грамотного ведения дела в суде необходимо точно определить предмет доказывания.

Согласно сложившейся практике подлежат доказыванию следующие обстоятельства:

  • наличие прав собственности на спорное имущество либо иных оснований законного владения, если истцом выступает не собственник;
  • факт утраты (выбытия) имущества из законного владения;
  • факт владения имуществом ответчика как основание предъявления к нему требований.

При этом, как правило, суд инициирует вопрос о добросовестности приобретателя. Данное мероприятие необходимо для определения последствий изъятия имущества из чужого владения.

Однако факт добросовестности приобретения необходимо будет доказать ответчику, поскольку это отвечает именно его интересам.

Задача истца ограничивается лишь доказательством того, что вследствие неправомерных действий имущество им было утрачено.

А о дальнейшей его судьбе он может и не знать, в частности, кому и сколько раз его имущество перепродавалось или иным образом передавалось. Главное — чтобы был известен конечный владелец, ведь только к нему могут быть предъявлены требования по виндикации.

Добросовестность приобретателя

Большинство мошенников, отнимая чужое имущество, очень быстро стремятся его продать.

Поскольку если мошенник не успеет продать незаконно приобретенное имущество, то его у него попросту отберут на основании решения суда.

А потому весь смысл проведения операции для него будет утрачен.

Однако то лицо, которое приобретет это имущество, вполне искренне будет полагать, что оно приобретает имущество у законного владельца (в большинстве случаев происходит именно так).

Особенно этот вопрос актуален в том случае, если имущество успеет сменить несколько владельцев, то последний из них практически наверняка даже не подумает о том, что приобретенное имущество когда-то было отобрано незаконно.

В этом случае владелец истребуемого имущества обретает статус добросовестного приобретателя.

И этот вопрос может иметь существенное значение и для собственника.

Так, например, если речь идет о деньгах или ценных бумагах, то их истребовать у добросовестного приобретателя невозможно в силу закона.

При этом имущество в натуре может быть истребовано и у добросовестного приобретателя.

Последний же вправе будет требовать расторжения договора купли-продажи или признания недействительной иной сделки, в результате которой он получил отобранное у него имущество. И соответственно взыскивать убытки со своего контрагента.

Если сделок было проведено несколько, то дальше пойдет цепная реакция, до тех пор, пока ниточка не приведет к лицу, которое и приобрело имущество неправомерно.

Помимо изъятия имущества у собственника, имеется право потребовать от добросовестного приобретателя или незаконного владельца (а может быть, и от обоих) возмещения тех доходов, которые они извлекли или могли извлечь из своего владения чужим имуществом. Однако между незаконным владельцем и добросовестным приобретателем имеется существенная разница.

От добросовестного приобретателя можно потребовать лишь возврата полученных доходов с того момента, когда добросовестный приобретатель узнал о том, что владеет имуществом незаконно.

При этом он получает право взыскать с собственника путем подачи встречного иска все расходы, понесенные им на содержание имущества, а также стоимость произведенных улучшений, в случае если они существенно не увеличивают стоимость имущества.

При прочтении такой формулировки вопросы возникают даже у юристов, поскольку смысл нормы чрезвычайно размыт.

А потому правильное истолкование понятия «существенное» во многом будет зависеть от мнения суда.

Именно в таких случаях и требуется помощь опытных специалистов.

Если же речь идет о недобросовестном приобретателе, то у такого лица собственник вправе потребовать взыскания тех доходов, которые незаконный владелец получил или мог получить за время фактического владения имуществом.

Источник: https://nskoblaka.com/kak-zabrat-imuschestvo-iz-chuzhogo-nezakonnogo-vladeniya/

Виндикационный либо негаторный иск, или Кто владеет недвижимым имуществом? Практика Верховного Суда

Возврат из не законного владения своего имущества

Как известно, право собственности состоит из трех правомочий: права владения; права пользования; права распоряжения.

При нарушении права собственности и необходимости обращаться в суд за защитой нарушенного права прежде всего следует установить, каких из указанных правомочий собственник лишен, для выбора надлежащего и эффективного способа защиты права.

Одними из самых распространенных способов защиты права собственности являются виндикационный и негаторный иски, которые между собой взаимоисключающие, то есть не могут заявляться одновременно.

Так, виндикационный иск – это иск невладеющего собственника об истребовании имущества от незаконно владеющего несобственника.

Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 04.07.2018 г. по делу № 653/1096/16-ц указала, что предметом виндикационного иска является требование собственника, который не является фактическим владельцем индивидуально определенного имущества, к лицу, которое незаконно фактически владеет этим имуществом, о возврате его из чужого незаконного владения.

Одним из обязательных условий для удовлетворения виндикационного иска является установление при рассмотрении споров об истребовании имущества, в частности, и того обстоятельства, находилось ли спорное имущество во владении истца, который указывает на нарушение своих прав как собственника, по основаниям, определенным законодательством, и который на момент подачи иска не является собственником данного имущества, однако считает себя таковым (постановление Большой Палаты Верховного Суда от 15.05.2019 г. по делу № 522/7636/14-ц).

Негаторный иск – это иск собственника, который является фактическим владельцем имущества, к любому лицу об устранении препятствий, которые это лицо создает в пользовании или распоряжении соответствующим имуществом.

Истец по негаторному иску вправе требовать устранить существующие препятствия или обязать ответчика воздержаться от совершения действий, которые могут привести к возникновению таких препятствий.

Указанный способ защиты направлен на устранение нарушений прав собственника, не связанных с лишением его владения имуществом (постановление Большой Палаты Верховного Суда от 04.07.2018 г. по делу № 653/1096/16-ц).

Учитывая приведенные определения, Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 04.07.2018 г. по делу № 653/1096/16-ц заключила, что определяющим критерием для разграничения виндикационного и негаторного исков является наличие или отсутствие у лица права владения имуществом на момент обращения с иском в суд.

При решении вопроса об отнесении заявленного по делу иска к виндикационному или негаторному, которые являются разновидностями способов защиты права собственности, понятие владения нужно рассматривать как составляющую содержания такого права в понимании положений ч. 1 ст. 317 ГК Украины (постановление Большой Палаты Верховного Суда от 04.07.2018 г. по делу № 653/1096/16-ц).

На первый взгляд ничего сложного – в соответствии с ч. 1 ст. 397 ГК Украины владельцем чужого имущества является лицо, которое фактически держит его у себя.

То есть если кто-то возьмет чужой карандаш и положит себе в карман, то этот кто-то будет его владельцем, поскольку будет держать его у себя. Если карандаш будет возвращен лицу, которому он принадлежит, владельцем карандаша станет его собственник.

Однако карандаш – это имущество движимое. А как быть с недвижимым имуществом, ведь дом или земельный участок в карман не положишь? Как определить, кто является владельцем недвижимого имущества, чтобы установить, с каким иском обращаться в суд – с виндикационным или негаторным?

Это является весьма важным вопросом, поскольку при избрании неверного способа защиты права в иске может быть отказано по данному основанию.

К примеру, постановлением от 19.06.2019 г.

№ 925/180/18 Верховный Суд отменил решения судов первой и апелляционной инстанций, подчеркнув, что суд кассационной инстанции считает преждевременным вывод судов об удовлетворении данного иска как негаторного, поскольку судами не установлены со ссылкой на соответствующие подтверждающие надлежащие, допустимые, достоверные и достаточные доказательства, в частности:

– вообще вступал ли истец после перерегистрации на себя права собственности на спорное имущество в фактическое владение им;

– по состоянию на момент подачи иска и принятия решения фактически владел спорным помещением истец или ответчик (или вообще никто из них);

– с учетом изложенного, по состоянию на момент подачи иска и принятия решения были ли у истца препятствия от ответчика в осуществлении по спорному имуществу именно только прав пользования и распоряжения или и права владения также.

Как установить, кто же является владельцем недвижимого имущества?

На самом деле, если комплексно проанализировать целый ряд позиций Верховного Суда, все станет на свои места.

Так, в постановлении от 04.07.2018 г.

по делу № 653/1096/16-ц Большая Палата Верховного Суда отметила, что для целей определения наличия у лица права владения недвижимым имуществом должен применяться принцип регистрационного подтверждения владения, который заключается в том, что лицо, которое зарегистрировало право собственности на объект недвижимости, приобретает в отношении него все полномочия собственника, определенные в ч. 1 ст. 317 ГК Украины, в частности приобретает и право владения. Итак, учитывая специфику вещей в обороте, владение движимыми и недвижимыми вещами отличается: если для владения первыми важно установить факт их физического содержания, то владение вторыми может быть подтверждено, в частности, фактом государственной регистрации права собственности на это имущество в установленном законом порядке.

Таким образом, из приведенной позиции БП ВС усматривается, что собственник недвижимого имущества перестает быть владельцем данного имущества только в случае прекращения государственной регистрации его права собственности и перерегистрации этого права за другим лицом.

Более того, собственник недвижимого имущества не утрачивает права владения им даже тогда, когда такое имущество противоправно или на основании соответствующего титула используется другим лицом.

Так, в постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 04.07.2018 г.

по делу № 653/1096/16-ц указано, что особенность права пользования служебным жильем на основании ордера заключается, в частности, в том, что владельцем такого жилья остается его собственник.

Лицо, пользующееся служебным жильем, знает, что после прекращения его правоотношений с работодателем оно обязано освободить предоставленное им жилое помещение.

В частности, в постановлении от 04.07.2018 г.

по делу № 653/1096/16-ц Большая Палата Верховного Суда подчеркнула, что, пока лицо является собственником недвижимого имущества, то есть за ним зарегистрировано право собственности на это имущество, оно не может быть ограничено в праве обратиться в суд с иском об устранении препятствий в осуществлении права пользования и распоряжения данным имуществом.

В постановлении от 28.11.2018 г. по делу № 504/2864/13-ц Большая Палата Верховного Суда прямо отметила, что занятие земельного участка должно рассматриваться как не связанное с лишением владения нарушение права собственности, защита от которого должна осуществляться путем предъявления негаторного иска.

Является ли эффективным избранный способ защиты?

Вопрос о том, какой иск заявлять – виндикационный или негаторный, также следует рассматривать с точки зрения эффективности избранного способа защиты права.

В постановлении от 28.11.2018 г. по делу № 504/2864/13-ц Большая Палата Верховного Суда подчеркнула, что решение суда об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения предусматривает внесение соответствующей записи в Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество.

Учитывая вышеупомянутое, при удовлетворении требования собственника об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения лица, за которым зарегистрировано право собственности на этот участок, суд истребует последний в пользу собственника от указанного лица, а не обяжет такое лицо вернуть соответствующий участок собственнику.

Таким образом, защита судом нарушенного права на основании виндикационного иска заключается в регистрации за действительным собственником его права собственности в Государственном реестре вещных прав на недвижимое имущество.

Если право собственности на недвижимое имущество остается зарегистрированным за действительным собственником, однако такое имущество незаконно используется другим лицом, то нужно обращаться не с виндикационным, а с негаторным иском, поскольку в данном случае устранение препятствий в пользовании собственником своим имуществом и будет эффективным способом защиты нарушенного права, а решение об истребовании имущества из чужого незаконного владения не будет давать никакого эффекта.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA013028

Расчеты при возврате имущества из незаконного владения ответчика

Возврат из не законного владения своего имущества

1. Помимо истребования своего имущества из чужого незаконного владения, собственнику принадлежит право требовать с недобросовестного владельца доходы от имущества. Согласно абз.1 ст.303 ГК РФ собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения.

При применении данного положения необходимо учитывать следующее:

1) понятие «доходы» необходимо толковать расширительно и понимать под ними все поступления, полученные в результате использования имущества, а именно: плоды, продукцию и доходы (ст.136 ГК РФ),

2) недобросовестным владельцем признается лицо, которое знает или должно знать о незаконности своего владения, в том числе добросовестный владелец с момента, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Таким образом, возвращение или возмещение доходов собственнику незаконным владельцем ставится в зависимость от добросовестности последнего. Добросовестным же будет тот владелец, заблуждение которого о законности его владения является извинительным. Добросовестность оценивается на основе обстоятельств, сопровождающих как возникновение, так и продолжение владения.

Добросовестный владелец не обязан возвращать или возмещать собственнику доходы, которые он извлек или должен был извлечь из имущества.

Отсюда следует вывод о том, что добросовестный владелец становится собственником всех доходов (плодов), которые он получил с момента их извлечения (отделения), а потому в случае их потребления, отчуждения третьим лицам, гибели по его вине он не обязан возмещать их стоимость собственнику имущества. Не обязан он и возмещать собственнику имущества стоимость неизвлеченных доходов.

Доходы (плоды), извлеченные недобросовестным владельцем в период, когда он был добросовестным, и сохранившиеся в натуре в момент удовлетворения виндикационного иска, не подлежат возвращению собственнику имущества.

Так, если корова, находившаяся у добросовестного владельца, отелилась, то собственник может виндицировать корову, но не теленка, поскольку теленок появился до получения добросовестным владельцем повестки по иску собственника о возврате имущества.

Право собственности на плоды возникает у добросовестного владельца с момента их отделения от плодоносящей вещи (именно с этого момента они могут рассматриваться в качестве самостоятельного объекта права).

Если же момент отделения плодов приходится на время, когда владелец узнал или должен был узнать о незаконности своего владения, он не приобретает права собственности на них и должен их вернуть собственнику имущества (собственнику плодоносящей вещи), даже если причины, повлекшие появление плодов (например, посев), имели место во время его добросовестного владения. Что касается недобросовестного владельца, то плоды, индивидуально-определенные и имеющиеся у него в натуре к моменту предъявления иска, собственник может виндицировать, а в отношении прочих доходов как потребленных, так и еще непотребленных (отчужденных, погибших по вине владельца) собственнику принадлежит право взыскивать их стоимость.

2. Согласно абз.2 ст.

303 ГК РФ незаконный владелец вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества, то есть недобросовестный владелец за все время владения, а добросовестный с того момента, как он считается недобросовестным. Следовательно, требовать возмещения необходимых затрат на имущество вправе недобросовестный владелец. Что касается добросовестного владельца, признается, что он производит необходимые затраты на имущество за счет доходов, которые он вправе присваивать.

Необходимыми затратами являются затраты на содержание имущества, в частности, затраты на текущий и капитальный ремонт, если его проведение было вызвано необходимостью сохранения имущества.

Что касается полезных затрат на имущество, произведенных владельцем, их возмещение регулируется абз.3 ст.303 ГК РФ. На них имеет право только добросовестный владелец. Отношения собственника имущества и добросовестного владельца регулируются в зависимости от того, отделимыми или неотделимыми являются эти улучшения:

Ø отделимые улучшения добросовестный владелец вправе оставить за собой,

Ø неотделимые улучшения, а точнее их стоимость, должны быть возмещены, но не свыше размера увеличения стоимости имущества. Например, автомобиль был инкрустирован бриллиантами, на что было потрачено добросовестным владельцем 5млн.

рублей, однако стоимость автомобиля возрасла в результате этого лишь на 1 млн. рублей, в связи с этим добросовестный владелец вправе требовать от собственника имущества возмещения стоимости неотделимых улучшений лишь в размере 1 млн.

рублей.

3. Большое практическое значение имеет вопрос об ответственности незаконного владельца перед собственником за гибель или ухудшение имущества, находящегося в его незаконном владении.

В рассматриваемом случае применению подлежит ст.1104 ГК РФ. Согласно ст.1103 ГК РФ правила, предусмотренные гл.60 ГК РФ, подлежат применению, в частности, к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения. В свою очередь согласно п.2 ст.

1104 ГК РФ приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе и за всякие случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения.

До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность.

Следовательно, недобросовестный владелец отвечает даже за случайные гибель или ухудшение имущества, находившегося в его незаконном владении. В свою очередь, добросовестный владелец отвечает только при наличии вины в форме умысла или грубой неосторожности.

5. Исковая давность. На виндикационное требование распространяется общий срок исковой давности – три года (ст.196 ГК РФ). По общему правилу, закрепленному в п.1 ст.200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Применив это правило к виндикационному требованию, приходим к выводу, что исковая давность должна исчисляться с момента, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права собственности (например, когда собственник узнал о краже своего имущества, о незаконном отчуждении его имущества арендатором, перевозчиком, хранителем и т.д.).

В то же время судебные инстанции иначе определяют момент, с которого начинается течение исковой давности по виндикационным требованиям в отношении движимого имущества. Согласно п.12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.

2008 №126[655] течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

Позиция судебных инстанций основана на том, что до обнаружения утраченного имущества, а точнее до выявления лица, в незаконном владении которого оно находится, собственник не может защитить свое нарушенное право в рамках искового производства, поскольку ему неизвестен потенциальный ответчик, к которому он мог бы предъявить виндикационный иск. Следовательно, в целях обеспечения права собственника на судебную защиту исковая давность должна исчисляться с момента, когда он узнал или должен был узнать о нахождении его имущества в незаконном владении конкретного лица.

Позиция судебных инстанций представляется справедливой, однако она опирается не столько на действующее гражданское законодательство, сколько на положения доктрины.

В юридической литературе неоднократно обосновывалась позиция, согласно которой исковая давность по виндикационным требованиям (а также по деликтным требованиям) должна исчисляться с момента, когда субъект нарушенного права узнал не только о факте нарушения, но и личности нарушителя. И.Б.

Новицкий отмечал, что «пока собственнику неизвестно, кто является нарушителем его прав, он лишен возможности предъявить иск к нарушителю права…поэтому следует признать, что пока собственнику неизвестно, в чьем фактически владении находится его вещь, не может начаться и течение давностного срока, хотя о самом факте потери вещи собственнику известно»[656].

Подобной точки зрения придерживался и Б.Б. Черепахин[657], который утверждал, что по отношению к виндикационным искам исковая давность должна исчисляться с того дня, когда субъект нарушенного права узнал о факте нарушения и личности нарушителя, и сожалел, что данная позиция все же не нашла отражения в действовавшем на тот момент законодательстве[658].

Сходные точки зрения содержатся и в современной юридической литературе[659].

Определив начало течения исковой давности днем обнаружения имущества, находящегося в незаконном владении конкретного лица, судебные инстанции расширили содержание императивного правила, закрепленного в п.1 ст.

200 ГК РФ, изъятия из которого могут быть установлены лишь Гражданским кодексом и иными законами. Преследуемая ими цель – гарантировать лицу, право собственности которого нарушено, возможность его судебной защиты – не может служить основанием для создания судебными инстанциями норм права.

В связи с этим выработанное судебной практикой и обоснованное доктриной правило исчисления исковой давности по виндикационным требованиям должно найти отражение в положениях действующего гражданского законодательства.

Определенные шаги в этом направлении предприняты разработчиками Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации[660].

По нашему мнению, исковая давность не должна распространяться на виндикационные требования. Собственник (иной правообладатель) должен иметь возможность истребовать свое имущество из чужого незаконного владения до тех пор, пока право собственности на него не приобретет иное лицо (незаконный владелец) в установленном законом порядке (в частности, на основании ст.234 ГК РФ).

Целью института исковой давности, как неоднократно отмечалось в юридической литературе[661], является устранение неустойчивости, неопределенности в отношениях участников гражданского оборота, а тем самым укрепление правопорядка в целом. Однако применение исковой давности к виндикационным требованиям не способствует достижению указанной цели, а приводит к прямо противоположному результату.

В результате отказа в удовлетворении виндикационного требования по причине пропуска срока исковой давности собственник не утрачивает свое право на спорное имущество, а незаконный владелец (ответчик), во владении которого имущество остается, его не приобретает. Складывается парадоксальная ситуация.

С одной стороны, собственник, который будучи правообладателем, лишается возможности осуществлять принадлежащие ему правомочия владения и пользования своим имуществом. В то же время формально он вправе им распорядиться.

Однако ни одну сделку, направленную на распоряжение этим имуществом, он не может исполнить, поскольку не может передать это имущество во владение контрагента, что влечет многочисленные споры на практике.

С другой стороны, незаконный владелец, который фактически обладает и пользуется чужим имуществом, но не может ввести его в оборот, поскольку не обладает правомочием распоряжения. Любые сделки, направленные на распоряжение этим имуществом (договоры купли-продажи, мены, аренды, ссуды и т.д.

), являются ничтожными, как совершенные неуправомоченным лицом (ст.168 ГК РФ). Безусловно, подобная ситуация не способствует определенности в отношениях участников гражданского оборота и укреплению правопорядка в целом.

В связи с этим исковая давность не должна распространяться на виндикационные требования; правообладатель должен иметь возможность истребовать свое имущество из чужого незаконного владения до тех пор, пока незаконный владелец не приобретет право на него в установленном законом порядке; при этом соответствующие дополнения должны быть внесены в ст.208 ГК РФ.

Источник: https://studopedia.org/2-45017.html

Истребование имущества из чужого незаконного владения — Управление персоналом

Возврат из не законного владения своего имущества

Александр Герасимов, главный юрист
ОАО «Компания «Главмосстрой»»

Не всегда собственник имущества владеет им. В одних случаях он передает это имущество добровольно другим лицам на основании различных видов договоров (аренды, купли-продажи, пользования и др.), в других — имущество выходит из владения собственника помимо его воли.

Имущество может быть передано собственником по недействительной сделке или утрачено им путем мошеннических (незаконных) действий третьих лиц. Во всех этих случаях собственник может потребовать возвращения ему имущества, которого он лишился.

В зависимости от того, каким путем имущество выбыло из владения собственника, различают и правовые основания его возврата.

Законодатель защищает права не только собственника, но и иного лица, хотя не являющегося собственником имущества, но владеющего им на вполне законных основаниях (титула или договора).

Гражданское законодательство закрепляет несколько вариантов защиты собственником или иным титульным владельцем своего права на утраченное имущество.

Имущественные права можно защитить признанием договора по отчуждению имущества недействительным и применением последствий недействительной сделки (статьи 166–181 ГК РФ), а можно предъявлением виндикационного иска (иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, статьи 301, 302, 305 ГК РФ).
Какой из перечисленных исков будет наиболее верным и как относятся к ним суды?

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или выбыло из его владения помимо его воли.

Так записано в статье 302 ГК РФ. При этом возмездность сделки не свидетельствует о добросовестности приобретателя имущества. Совместный Пленум Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 29.04.

2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснил, что приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем. Далее суды продолжили, что запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя. Лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он получил спорное имущество, отвечает всем признакам действительности, за исключением того, что она совершена неуправомоченным лицом.

Из содержания документа высших судебных инстанций не представляется возможным дать конкретные условия добросовестности приобретателя имущества. Такое заключение делают суды, рассматривая отдельные иски и исследуя все обстоятельства дела.

Однако если собственником в такой ситуации предъявлен иск о признании возмездной сделки в отношении этого имущества недействительной и о применении последствий ее недействительности в виде возврата переданного приобретателем имущества и при разрешении данного спора судом будет установлено, что приобретатель имущества является добросовестным, суды отказывают истцам в удовлетворении таких исков. Иными словами, если налицо наличие условий предъявления виндикационных исков, предъявлять иски о признании сделок по отчуждению имущества недействительными и о применении последствий недействительности сделок нельзя.

Данный вывод продемонстрируем на примере судебного дела. Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обратился в Гагаринский районный суд г. Москвы с иском к гр. Ш., П., Е., Л. и Б. о:

— признании недействительным обменного ордера и договора передачи жилого помещения в собственность;
— истребовании имущества из чужого незаконного владения и выселении.

То есть исковые требования истца основаны на статьях 302 и 167 ГК РФ.
Суть дела такова. Нанимателем спорной квартиры являлся гр. Р., который в 2000 году умер. В 2003 году гр. Е. при предъявлении поддельных документов был произведен обмен с уже умершим к тому моменту гр. Р. В том же 2003 году гр. Е. произвела обмен спорной жилой площади с гр. Б.

, которая приватизировала данную квартиру и в 2005 году успешно продала ее гр. Ш. Департамент в исковом заявлении указывает, что поскольку обмен спорно жилого помещения умершего гр. Р. с гр. Е. произведен быть не мог, то вселение в эту квартиру гр. Е. является незаконным, квартира выбыла из собственности г.

 Москвы и потому подлежит истребованию из чужого незаконного владения посредством использования механизма, установленного в статье 302 ГК РФ. Суд удовлетворил требования истца, и решение было оставлено без изменения постановлением Мосгорсуда. Удовлетворяя исковые требования истца, суд упрекнул гр. Ш.

в том, что она не была лишена возможности предпринять действия по проверке юридической судьбы спорной квартиры, поэтому является недобросовестным приобретателем этой жилой площади.

Позднее дело рассматривалось Верховным Судом РФ, который отменил все предыдущие судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Отменяя судебные постановления, высокий суд обратил внимание департамента жилищной политики и жилищного фонда, что он сам являлся участником всех сделок, в результате которых спорное имущество выбыло из его владения.

Здесь Верховный Суд РФ имел в виду и договор передачи спорной квартиры в собственность (приватизация квартиры гр. Б.), а еще до этого выдачу обменного ордера гр. Е. Далее высшая судебная инстанция поправила суды относительно вывода о недобросовестности гр. Ш. Суды в нарушение закона связали добросовестность приобретателя Ш.

с дополнительными основаниями — осмотрительностью и разумностью, которые предполагаются у участников гражданского оборота. Обвиняя гр. Ш. в недобросовестности, суды в своих постановлениях не указали, для реализации каких предписаний закона гр. Ш.

должна была проверить законность приобретения квартиры предыдущими собственниками, а также каким образом действия, которые, по мнению судов, должна была совершить ответчик (проверка адресов выбытия предыдущих владельцев), могли повлиять на ее осведомленность об отсутствии у продавца права отчуждать имущество. Иными словами, Верховный Суд счел, что гр. Ш.

при подписании договора купли-продажи квартиры не проявила надлежащей осмотрительности, но умышленного проявления недобросовестности у нее не усмотрел (Определение Верховного суда РФ от 02.11.2010 № 5-Впр10-55).

Источник: https://www.top-personal.ru/estatelawissue.html?337

Кондикция владения — лекции на ПостНауке

Возврат из не законного владения своего имущества

ВИДЕО Как доказать правовое основание владения, не имея подтверждающих документов? Что такое кондикционный иск? Правомерно ли истребование своего имущества по иску о возврате неосновательного обогащения? На эти и другие вопросы отвечает кандидат юридических наук Денис Новак.

Какие способы защиты дает право в случае неправомерного лишения кого-то владения какой-то вещью? Если владения вещью был лишен собственник этой вещи, то ему доступен так называемый виндикационный иск, или иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, по которому собственник вправе требовать от незаконного владельца возврата данной вещи. Причем в данном случае неважно, был ли между ними какой-то договор: надлежащим ответчиком по такому требованию будет любое лицо, у которого вещь находится в незаконном владении в данный момент.

Однако можно представить ситуации, когда владения может быть лишен не собственник имущества, а какое-то другое лицо.

В нашем праве, если это другое лицо являлось законным владельцем — например, владело этим имуществом на основании договора аренды или на основании какого-либо другого права, — ему точно так же, как и собственнику, согласно статье 305 Гражданского кодекса доступен виндикационный иск.

Он может пользоваться таким требованием, более того, защищая свое право, он может на основании этого требования истребовать имущество даже у самого собственника.

Но что делать, если лицу не удастся доказать правовое основание владения вещью, то есть то, что его владение является законным? Причем это необязательно какие-то нехорошие люди, которые незаконно завладели чужим имуществом и теперь просят защиты в суде.

Такая проблема может возникнуть у любого собственника, особенно если речь идет о движимых вещах.

Вряд ли большинство людей, когда покупают себе какие-то вещи, потом сохраняют чеки и другие документы, которые позволили бы в случае возникновения спора доказать, что именно они являются собственниками или законными владельцами этих вещей.

А по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения первое, что должен сделать истец, — это доказать свое право на ту вещь, которую он пытается истребовать. Поэтому с такой проблемой могут столкнуться и те лица, которые на самом деле являлись собственниками, но теперь просто не могут доказать своего права собственности или другого права, являющегося основанием законного владения.

В праве существует еще несколько способов, которые могут в данном случае использоваться для возврата владения и которые не связаны с обязательным наличием права на соответствующую вещь.

В римском праве был известен такой способ, как посессорная защита, или владельческая защита, по которому не было необходимости доказывать право собственности, когда лицо было помимо его воли лишено владения.

И целью этого требования было восстановить статус-кво, то есть чтобы владение просто вернули обратно, а уже все возражения, касающиеся собственности, могут высказываться в отдельном процессе. Такой способ предусмотрен многими современными правопорядками, однако в России в нашем гражданском праве он неизвестен.

Что же в таком случае делать? Узкий круг ситуаций решен в нашем праве в отношении так называемого владения для давности, когда лицо, которое добросовестно владеет имуществом как своим открыто и непрерывно в течение определенного срока, получает право на приобретение этого имущества в собственность.

В период такого владения, если его владение нарушено, оно может защищаться точно так же, как и собственник, кроме, конечно, тех ситуаций, когда это владение будет нарушено самим собственником.

Поэтому использование этого способа, конечно, где-то, может быть, и помогло бы, но и в таком случае для предъявления этого требования нужно точно так же доказывать все обстоятельства, которые дают основание пользоваться этим способом защиты: открытое непрерывное владение имуществом как своим, причем добросовестное, то есть лицо не должно было знать, когда получало это имущество, что это имущество чужое.

И в такой ситуации единственным спасением по нашему действующему законодательству оказывается так называемая кондикция, или иск о возврате неосновательного обогащения, кондикция того самого владения, о котором мы говорим.

Согласно статье 1102 Гражданского кодекса лицо, которое приобрело или сберегло имущество без правового основания, обязано возвратить это имущество тому лицу, за счет которого это обогащение произошло.

Но в нашем праве довольно распространена точка зрения, что иск о неосновательном обогащении, кондикционный иск, в данном случае просто недоступен, потому что многие считают, что получение имущества просто в фактическое владение никакого обогащения на стороне приобретателя не создает. Почему так считают? Потому что говорят о том, что обогащение происходит только тогда, когда лицо приобрело какое-либо имущественное право. А когда лицо завладело вещью, но не получило на нее никакого права, здесь, вообще говоря, нет никакого обогащения. Ведь право собственности осталось у собственника, значит, приобретатель никак не обогатился, а собственник никак не обеднел, ведь он может предъявить требование о возврате этого имущества из чужого незаконного владения. И, таким образом, говорят о том, что кондикция владения невозможна.

Однако в таких случаях мне хочется задать вопрос тем, кто так считает.

Давайте попробуем снять с вас рубашку, отнять ее и спросить у вас: вы ощутили, как вы обеднели, или все-таки не произошло никакого изъятия у вас ценности? Мне кажется, на этом гротескном примере становится понятным, что ценность владения — это ценность владения как такового, независимо от того, сопровождается оно приобретением какого-то права или нет. Ценность владения состоит в том, что, практически обладая имуществом, вы можете в любой момент, когда вам это заблагорассудится, начать пользоваться этим имуществом, это зависит исключительно от вашего решения. Поэтому, конечно же, владение является той ценностью, которую можно рассматривать как обогащение, а следовательно, и применять к этой ситуации этот способ для защиты права от лишения владения в том числе того, кто не может доказать основание законности владения.

Обращаясь к римскому праву, мы можем увидеть, что римские юристы признавали наличие такой возможности. Например, в источниках можно встретить такие изречения юристов: то, что было принесено силой рек, может быть истребовано посредством кондикции.

И в данном случае абсолютно неважно, являлся ли собственник тех, например, бревен, которые оторвало, или лодки, которую оторвало от чужого причала и прибило к другому берегу, являлся ли он собственником или нет.

Ему достаточно доказать, что у него было владение этим имуществом, а у ответчика нет основания для приобретения этого владения.

И, конечно же, неправильными были бы ссылки ответчика в этом иске на то, что «нет, ты сначала докажи свое право на это имущество, и тогда только отдам», потому что у него-то уж точно нет никаких оснований для законного владения этим имуществом. То есть он должен вернуть полученное обогащение, выражающееся в этом фактическом владении, тому, от которого он это имущество приобрел.

Почему важно изучать право?

И в современной судебной практике иногда возникают такие дела. Однажды был спор, который рассматривал суд: между кооперативом и другой организацией был заключен договор аренды помещений.

По этому договору помещения были переданы во владение арендатору, но впоследствии выяснилось, что договор является незаключенным, и арендодатель потребовал возврата этих помещений, ссылаясь на то, что эти помещения используются арендатором незаконно, без правового основания.

Однако ответчик стал ссылаться на то, что истец не доказал право собственности на это имущество, а следовательно, он будет дожидаться, когда к нему придет собственник и предъявит требование о возврате владения, а лицу, которое является незаконным владельцем, он возвращать помещения не будет.

Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации удовлетворил иск о возврате этих помещений, указав, что раз ответчик приобрел это имущество именно от истца и у него самого нет никакого правового основания для владения, то он должен вернуть это имущество истцу. В таком случае как раз и произошла та самая кондикция владения, которая позволила защитить нарушенный интерес этого лица.

Источник: https://postnauka.ru/video/49455

Всё о кредитах
Добавить комментарий