Законно ли возбуждение уголовного дела в данном случае?

Верховный суд России защитил бизнес, поверивший в амнистию капиталов

Законно ли возбуждение уголовного дела в данном случае?
Правообладатель иллюстрации Tass

Декларации, поданные по закону об амнистии капитала, не могут служить основанием для возбуждения уголовных дел, говорится в разъяснении Верховного суда России. Ранее на основании декларации было возбуждено дело против Валерия Израйлита, что российский бизнес.

Подготовить разъяснение председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев поручил коллегии по уголовным делам. Президиум Верховного суда утвердил его в среду.

“Установлен абсолютный запрет… на использование в качестве основания для возбуждения уголовного дела или в качестве доказательства по уголовному делу факта предоставления декларации [об амнистии капиталов]”, – цитирует разъяснение Верховного суда агентство Прайм.

Кроме того, указал суд, силовики не вправе получать доступ к декларациям по амнистии капиталов даже по решению суда – истребовать и приобщить эти документы к делу может только сам декларант.

В разъяснении также подчеркивается, что гарантии, предусмотренные законом об амнистии капитала, распространяются не только на налоговые преступления, но и “на любое иное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом”.

Коллизия между Уголовно-процессуальным кодексом и нормами закона об амнистии капитала должна решаться в пользу закона, решил президиум Верховного суда.

Почему это важно

В 2014 году президент Владимир Путин, анонсируя амнистию капитала в ежегодном послании Федеральному собранию, обещал, что бизнесменов, решивших легализовать свои средства в России, “не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала”.

Вопрос о законности использования правоохранительными органами налоговых деклараций, поданных в рамках амнистии капитала, стал обсуждаться после того, как на основании этого документа было возбуждено уголовное дело в отношении совладельца компании “Усть-Луга” Валерия Израйлита.

По версии следствия, преступная группа, в которую входил бизнесмен, похитила более 200 млн рублей при строительстве нефтебазы в порту Усть-Луга и вывела их за границу.

Как рассказывал Би-би-си адвокат Владимир Ковин, данные из декларации Израйлита следствие использовало как доказательства его вины в совершении преступлений, предусмотренных статьями 193 (“невозвращение валюты из-за границы”) и 174 (“отмывание денежных средств”) УК РФ.

При этом в суде выяснилось, что следователи ФСБ принудительно изъяли декларацию предпринимателя у Федеральной налоговой службы (ФНС).

Защита Израйлита настаивала на незаконности использования документа в процессе и обратилась с жалобой в Верховный суд России. Сначала судья Верховного суда Александр Ботин не усмотрел нарушения закона в действиях сотрудников ФСБ, однако 28 октября зампред Верховного суда Владимир Давыдов отменил его постановление.

Теперь Защита Израйлита собирается направить новое ходатайство об исключении из дела доказательств из декларации об амнистии капитала, сказала Интерфаксу адвокат Виктория Бурковская.

“Причем не только документов из спецдекларации, но и документов, основанных на материалах спецдекларации”, – пояснила она. Следующее заседание суда по делу Израйлита назначено на 5 ноября.

Российский бизнес-омбудсмен Борис Титов, предупреждавший о том, что прецедент с использованием декларации в суде подорвет доверие тех, кто собирался легализовать спрятанные за границей капиталы, назвал разъяснение Верховного суда “радостным событием”.

“Верховный суд в данном случае сработал на защиту законных интересов бизнеса на все 100%… Собственно говоря, президиум всего лишь сказал, что закон об амнистии капиталов нужно читать так, как он написан, не прибавляя и не убавляя. Но для современной российской действительности подобный подход высшей судебной инстанции – радостное событие”, – заявил он.

Разъяснением удовлетворены и в Кремле, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Ранее он говорил, что “эпизод [по делу Израйлита] докладывался президенту”.

Разъяснения президиума Верховного суда будут иметь значение для правоприменительной практики нижестоящих судов при рассмотрении уголовных дел против тех, кто подал декларации об амнистии капитала, сказала “Ведомостям” старший юрист “Щекин и партнеры” Айгуль Абдрашитова. Ранее бизнесмены говорили изданию, что случай с Израйлитом очень напугал их.

Минфин России сообщал, что к июню 2019 году было подано 19 тысяч таких деклараций.

После сообщений о прецеденте в деле Израйлита желание у бизнесменов пропало желание подавать спецдекларации, говорил “Ведомостям” партнер компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин.

А еще один собеседник издания шутил: после таких новостей уже завтра многие из тех, кто поверил обещаниям властей, будут лететь за границу.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-50236191

Нарушения в уголовном процессе — PRAVO.UA

Законно ли возбуждение уголовного дела в данном случае?

В соответствии со статьей 3 Конституции Украины человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются на Украине наивысшей социальной ценностью. Права и свободы человека, их гарантии определяют смысл и направленность деятельности государства.

Естественно, самые ценные права для каждого отдельно взятого человека — это права, связанные с его существованием как личности, например право на жизнь и свободу передвижения. Наверное, именно этот фактор и стал причиной избрания способа ограничения прав, то есть ответственности за наиболее общественно опасные правонарушения — преступ­ления.

Предоставляя человеку права, государство позаботилось и о способах их защиты.

Так, личность считается невиновной в совершении преступления и не может быть привлечена к уголовной ответственности, пока ее вина не доказана в установленном законом порядке и не установлена обвинительным приговором суда.

Каждому гарантируется право на обжалование в суде решений, действий либо бездеятельности органов государственной власти и местного самоуправления, должностных и служебных лиц.

Вышеупомянутые истины являются прописными и знакомы каждому абитуриенту юридического факультета. Однако жизненные реалии не всегда соответствуют даже аксиомам, утвержденным в Основном Законе Украины.

Несмотря на то что Украина провозглашена правовым государством, процесс совершенствования законодательства в нашей стране еще далек от своего окончания. Это касается и положений действующего законодательства, предоставляющих человеку возможность защищать нарушенные права и свободы.

Так, в соответствии со статьей 94 Уголовно-процессуального кодекса Украины (УПК) возбуждение уголовного дела возможно в случае, когда есть достаточные данные, указывающие на наличие признаков преступления.

С момента возбуждения уголовного дела у органов дознания и следователя возникает право на проведение любых необходимых следственных действий, таких как объявление в розыск, привод, проведение допросов, обысков и выемки, отстранение и так далее.

Зачастую же правоохранительные органы не пытаются сохранить конфиденциальность информации о подозрении личности в совершении преступления при проведении досудебного следствия. В моей практике даже был случай, когда сотрудники налоговой милиции Государственной налоговой инспекции Печерского района г.

 Киева на всех зданиях квартала, в котором проживал подозреваемый, а также во всех МРЕО г. Киева разместили объявления о розыске.

Кроме того, в объявлениях содержалась информация об идентификационном коде, не подлежащая разглашению, информация о розыске в связи с совершением преступления, а не по подозрению в его совершении, о принятии в качестве меры пресечения подписки о невыезде, не соответствовавшая действительности.

Такие действия наносят ущерб чести и достоинству подозреваемого, могут разрушить его привычные жизненные связи с друзьями, родными и близкими людьми, а иногда и нанести существенный материальный ущерб, причиняя вред деловой репутации.

Однако подозреваемый далеко не всегда оказывается тем преступником, которого пытаются разыскать доблестные правоохранители, а иногда отсутствует состав преступления либо само его событие.

Несмотря на все вышеуказанное, только 30 января 2003 года Конституционный Суд Украины решением по делу № 3-рп/2003 признал неконституционными положения статей 234 и 236 УПК, которые делали невозможным рассмотрение судом на стадии досудебного следствия жалоб на постановления следователя и прокурора касательно поводов, оснований и порядка возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица.

Даже такое решение наивысшего суда в системе судов общей юрисдикции не всеми судьями было принято во внимание.

В результате 11 февраля 2005 года Пленумом Верховного Суда Украины было вынесено постановление «О некоторых вопросах, возникающих во время рассмотрения судами Украины жалоб на постановления органов дознания, следователя, прокурора о возбуждении уголовного дела».

Оно подтвердило решение Конституционного Суда Украины о возможности обжалования указанных постановлений, однако четко не определило процедуры такого обжалования. И только 14 декабря 2006 года Законом Украины № 462-V соответствующие изменения были внесены в УПК в виде статей 2367, 2368.

Казалось бы, чего еще: человеку предоставлено право на любой стадии досудебного следствия обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела и, если дело действительно возбуждено неправомерно, отменить такое постановление. Однако практика, как всегда, вносит свои коррективы.

Так, в соответствии со статьей 2368 УПК суд имеет право удовлетворить жалобу, отменить постановление о возбуждении дела и вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в случае, если были нарушены требования статей 94, 97, 98 УПК. То есть при возбуждении уголовного дела должен быть соблюден порядок, указанный в данных статьях, а также на момент вынесения постановления должны наличествовать необходимые поводы и основания для его возбуждения.

Статья 94 УПК называет в качестве оснований для возбуждения уголовного дела «достаточные данные, указывающие на наличие признаков преступления». Определение же понятия достаточности данных в законодательстве отсутствует.

Данный факт порождает больше вопросов, чем ответов, а именно: какие данные считать достаточными, из чего исходить при признании их таковыми, как быть с показаниями потерпевшего или случайного свидетеля, которые на момент возбуждения дела могут быть непроверенными, а в дальнейшем и измениться. Ответ на указанные вопросы один — мерилом достаточности данных является внутреннее убеждение лица, возбуждающего дело. Неоднозначность восприятия данного спорного вопроса существует и среди судей. Этот факт подтверждается наличием абсолютно разных решений судов по аналогичным делам.

Согласно статье 97 УПК, решение относительно данных, указанных в заявлении о совершении преступления, должно быть принято на протяжении трех дней, но не более десяти, если понадобится проведение проверки заявления.

Нередки случаи, когда указанные сроки нарушаются правоохранительными органами. То есть в таком случае нарушаются положения статьи 97 УПК, что в соответствии со статьей 2368 УПК должно стать основанием для отмены постановления.

Однако не спешите ссылаться на указанное нарушение.

Даже если правоохранительные органы не предоставят надлежащих объяснений по поводу нарушения сроков (передача материалов из одного подразделения в другое, между следователями, возвраты материалов прокуратурой на доработку и т.д.), суды не принимают данный факт как достаточное основание для удовлетворения жалоб.

Хотелось бы обратить внимание еще на один интересный момент. Так, в соответствии со статьей 98 УПК в постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны поводы и основания для возбуждения дела, статья уголовного закона, по признакам которой возбуждается дело, а также дальнейшее его направление.

Отсутствие указанных реквизитов в постановлениях о возбуждении уголовного дела — наиболее частое нарушение статьи 98 УПК.

Однако при рассмотрении жалоб суды исходят не из формальностей, связанных с оформлением постановления, а из фактического наличия поводов и оснований, которые, как указано выше, не имеют однозначного определения.

Бывают случаи, когда уголовные дела возбуждаются на основании акта уполномоченного органа, в котором удостоверены факты, указывающие на наличие признаков преступления, например налоговое уведомление-решение. Такие акты воспринимаются правоохранительными органами как однозначное основание для возбуждения уголовного дела.

Как же быть, если указанный акт оспаривается в судебном порядке? Как показывает практика, оспаривание актов государственных органов на момент возбуждения уголовного дела в учет не берется. Это касается и судей.

При рассмотрении таких жалоб суды исходят из того, что на момент возбуждения уголовного дела отсутствовало вступившее в законную силу решение суда о недействительности акта.

В данном случае на судей не влияют даже доводы о том, что в результате дальнейшего оспаривания акта было принято решение о его отмене, которое фактически исключает наличие самого события преступления (признание недействительным налогового уведомления-решения).

В таком случае суды ссылаются на положения статьи 2368 УПК, определяющие, что, рассматривая жалобу на постановление о возбуждении дела, суд должен проверять наличие поводов и оснований для вынесения указанного постановления, законность источников получения данных, ставших основанием для вынесения постановления о возбуждении дела, и не имеет права рассматривать и заранее решать те вопросы, которые решаются судом при рассмотрении дела по сути. Вопрос же отсутствия события преступления относится к сути дела и потому не учитывается судьями.

Очередным подводным камнем при защите прав человека является невозможность законного защитника ознакомиться с материалами дела, на основании которых оно возбуждено, до окончания досудебного следствия либо дознания. Такая возможность предоставляется защитнику лишь на первом заседании по рассмотрению жалобы.

Статья 2368 УПК содержит положение о том, что указанные категории дел рассматриваются судьей не позже пяти дней с момента получения жалобы судом. Некоторые судьи трактуют данный срок как предельный для принятия решения по делу.

В таком случае у защитника, не имеющего заранее возможности ознакомиться с материалами уголовного дела, может и не быть времени на надлежащую подготовку защиты прав доверителя.

Негативным аспектом в защите прав человека, на мой взгляд, является и отсутствие права на кассационное обжалование определений апелляционных судов по указанным категориям дел.

Однако данное правило никоим образом не противоречит положениям статьи 129 Основного Закона Украины, в соответствии с которой основой судопроизводства на Украине является также возможность апелляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случаев, установленных законом.

Стоит также обратить внимание на тот факт, что статья 6 УПК содержит исчерпывающий перечень случаев, когда уголовное дело не может быть возбуждено. В данном перечне не указано наличие определения либо постановления суда об отказе в возбуждении дела в отношении лица либо по факту.

То есть, если судом было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, это абсолютно не исключает возможности его повторного возбуждения. Как показывает практика, основанием для данных действий правоохранительных органов зачастую становятся материалы, собранные ими до принятия указанного решения судом, то есть в период проведения досудебного следствия.

Иногда такими основаниями становятся показания свидетелей, основанные на предположениях либо сообщенные ими данные, источник которых неизвестен.

Опять же, оценка доказательств невозможна при рассмотрении судом указанных категорий дел и может производиться судом лишь при всестороннем, полном, объективном рассмотрении всех обстоятельств дела, то есть уже при рассмотрении дела по сути.

Вышеизложенный перечень проблемных ситуаций при рассмотрении судами жалоб на постановления о возбуждении уголовного дела является далеко не полным. Однако и его хватает для того, чтобы сделать вывод о состоянии защиты прав человека на Украине.

Хотелось бы надеяться, что Верховный Суд и Верховный Совет Украины хотя бы со временем обратят внимание на отображенные в данной статье недостатки законодательства и примут меры для надлежащей защиты наивысших социальных ценностей нашего государства.

КОСОВАН Анатолий — начальник судебного департамента МЮГ «Астапов Лойерс», г. Киев

Источник: https://pravo.ua/articles/narushenija-v-ugolovnom-processe/

Институт уголовного процесса в отношении умершего

Законно ли возбуждение уголовного дела в данном случае?
747

Законом от 18.07.2017 N 53-З внесен ряд изменений и дополнений в УПК, при этом определены особенности производства по материалам и уголовным делам в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого.

Рассматриваемый институт уголовного процесса включает нормы, касающиеся уголовного преследования умершего лица на стадиях предварительного расследования, рассмотрения прокурором материалов уголовного дела, судебного разбирательства.

Поводом для подобного обсуждения явилось обращение в Палату представителей Национального собрания гражданки Белясовой Т.И., которая выразила несогласие с прекращением предварительного расследования по уголовному делу в отношении ее умершего сына Белясова И.В.

с констатацией виновности последнего в совершении дорожно-транспортного происшествия, в котором погибли пассажир и он сам, поскольку как самим фактом прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, так и его возможными юридическими последствиями существенно затронуты честь и доброе имя покойного, а также законные интересы его близких родственников. В связи с этим постановление о прекращении предварительного расследования по уголовному делу было обжаловано Белясовой Т.И. в прокуратуру, орган предварительного следствия и суды. Данными органами прекращение производства по уголовному делу признано законным.

Так, по общему правилу согласно УПК в отношении умершего производство по уголовному делу прекращается.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

Вместе с тем Конституционный Суд Республики Беларусь отметил, что при прекращении уголовного дела в отношении умершего прекращается и дальнейшее доказывание его виновности, однако подозрение или обвинение в совершении преступления с него не снимается. При этом лицо, в отношении которого уголовное дело прекращается по указанному основанию, по причине смерти объективно лишено возможности защитить свои честь и достоинство.

Помимо негативного последствия в виде фактического лишения возможности защитить свои честь и достоинство также было отмечено, что реабилитация умершего исключает обращение взыскания на его имущество по гражданским искам заинтересованных лиц, что свидетельствует о непосредственном интересе в возбуждении уголовного дела, производстве по нему предварительного расследования и судебном разбирательстве близких родственников умершего.

Прежде всего, УПК дополнен новым понятием – “лицо, подлежавшее привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого”.

Под указанным лицом понимается лицо, умершее после совершения преступления до возбуждения в отношении его уголовного дела или в период предварительного расследования преступления, если в отношении этого лица уголовное дело не возбуждалось, но имеются достаточные данные, указывающие на совершение им этого преступления.

Таким образом, УПК определяет обстоятельства, при наступлении которых лицу может быть присвоен статус подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, и описывает фактически две ситуации, когда лицу присваивается данный статус.

Первая – преступление совершено, лицо умирает, уголовное дело в отношении лица не возбуждено на момент смерти.

Вторая – преступление совершено, однако на момент возбуждения уголовного дела лицо не установлено. Уголовное дело расследуется, в этот период лицо умирает, уже после его смерти орган следствия приходит к выводу, что лицо совершило данное преступление и в отношении его начинается уголовное преследование.

Для придания лицу статуса подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого необходимо достоверно подтвердить факт его смерти.

К уголовному делу либо материалу проверки должны быть в обязательном порядке приобщены надлежащие документы, подтверждающие юридический факт смерти лица (свидетельство о смерти либо заверенная копия, справка о наличии записи акта о смерти).

При этом в рамках уголовного процесса недопустимо считать достоверным факт смерти на основании пояснений и показаний родственников, рапортов оперативных сотрудников, уведомлений медицинских учреждений и т.д.

Законодателем вводится понятие представителя умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого.

Частью 3 ст.

17 УПК устанавливается в предусмотренных законом случаях обязательное участие защитника для осуществления защиты прав и законных интересов умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого. Таким согласно п. 8 ч. 1 ст. 45 УПК является случай, когда представитель умершего подозреваемого, обвиняемого ходатайствует об участии защитника.

Разрешая вопрос оплаты услуг, законодатель в ч. 5 ст. 17 УПК определил, что расходы на защиту прав и законных интересов умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, осуществляется за счет средств местного бюджета в предусмотренных УПК случаях.

Статья 29 УПК дополнена ч. 5, в соответствии с содержанием которой определены случаи запрета отказа в возбуждении уголовного дела, а также прекращение производства по уголовному делу по основанию смерти лица.

Данный запрет реализуется в случае волеизъявления близких родственников, членов семьи умершего (их законным представителем) и подлежит исполнении при наличии следующих совокупных факторов:

  1. Вышеуказанные лица должны обладать определенными критериями для признания их представителями умершего, то есть соответствовать требованиям ч. 4 ст. 57-1 УПК.
  2. Вышеуказанные лица должны подать заявление, отражающее, во-первых, их несогласие с отказом в возбуждении уголовного дела или прекращением производства по уголовному делу, во-вторых, о привлечении их к участию в производстве по материалам и уголовному делу в качестве представителя умершего.

Таким образом, фактически лицо, требующее продолжения уголовного преследования, возлагает тем самым на себя полномочия представителя умершего.

Реализация данной нормы предполагается исключительно при волеизъявлении на продолжение уголовного процесса и участия в качестве представителя умершего одного и того же лица, которое может быть допущено в качестве представителя умершего.

В случае конкуренции лиц на статус представителя умершего им предоставляется возможность самостоятельно определиться с тем, кто из них будет представителем.

Таким образом, законом допускается представлять интересы умершего лишь одному представителю.

Представитель умершего вступает в уголовный процесс после вынесения соответствующего постановления либо определения органом, ведущим уголовный процесс, которое должно содержать мотивировку соответствия представителя установленным законом критериям и вывод должностного лица о признании представителем умершего и допуске к участию по материалам и уголовному делу в качестве представителя умершего.

При выборе из нескольких лиц, соответствующих критериям представителя, закон отдает приоритет близким родственникам умершего (их законным представителям).

В первоочередном порядке представителем умершего допускаются близкие родственники умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого.

При этом принятие мер по установлению близких родственников умершего либо их законных представителей до принятия решения по материалам и уголовному делу в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 29 УПК является обязанностью органа, ведущего уголовный процесс.

В случае отсутствия близких родственников умершего (их законных представителей), а также в случае неподачи ими заявления о несогласии с отказом в возбуждении уголовного дела или прекращением производства по уголовному делу и привлечении к участию в производстве по материалам и уголовному делу в качестве представителя умершего орган, ведущий уголовный процесс, признает и допускает к участию в качестве представителя умершего членов его семьи (их законных представителей).

При этом обязательным условием допуска членов семьи умершего (их законных представителей) является подача ими заявления о несогласии с отказом в возбуждении уголовного дела или прекращением производства по уголовному делу в отношении умершего, а также соблюдение процессуального срока, предусмотренного УПК.

Представитель умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, обязан самостоятельно представлять органу, ведущему уголовный процесс, документы и указывать следующие сведения:

– подтверждающие его родство (свойство) с умершим подозреваемым, обвиняемым, лицом, подлежавшим привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого (ч. 2 ст. 468-14 УПК);

– подтверждающие факт его совместного проживания с умершим подозреваемым, обвиняемым, лицом, подлежавшим привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, и ведения с ним общего хозяйства (ч. 3 ст. 468-14 УПК).

Таким образом, лицо, желающее стать представителем умершего, несет обязанность доказать свою родственную (свойственную) и иную связь с умершим, орган, ведущий уголовный процесс, в свою очередь обязан проверить предоставленные сведения, а также соответствие лица критериям представителя, исключив присвоение статуса представителя лицам.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст.

60 УПК представители умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, не подлежат допросу в качестве свидетелей, если сведения, относящиеся к данному уголовному делу, стали известны в связи с их участием в производстве в качестве представителя умершего. Однако участие в деле представителя умершего не исключает возможности его допроса в качестве свидетелей по другим обстоятельствам, имеющим значение для дела.

Подробное правовое регулирование производства по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, установлено гл. 49-2 УПК.

Источник: http://pervadmin.gov.by/institut-ugolovnogo-proczessa-v-otnoshenii-umershego

Всё о кредитах
Добавить комментарий